(Не)желанный брак, или История Белоснежки

Диана Маш
(Не)желанный брак, или История Белоснежки

Пролог

Наши дни, город Светловск

– Какого черта я согласился с твоим безумным планом? – Грим нервно озирался по сторонам, чувствуя на себе заинтересованные взгляды ошивающихся поблизости гостей и официантов, – притащиться в место, где полно народа и я, как бельмо на глазу, единственный гном.

– Заканчивай паниковать, – хмыкнул Глеб, провожая одобрительным взглядом сочную пятую точку девушки, что в костюме феи пронеслась мимо, – ублюдок Бриг облегчил нам задачу, когда решил пойти на поводу у своей жены и организовать тематическую свадьбу.

– Все равно, я в этом разноцветном фраке выгляжу как проблевавшийся радугой клоун!

– Я за твой костюм кучу златых отвалил. Притворись карликом-акробатом, сделай сальто, пожонглируй тарелками. Расслабься, приятель.

Поправив рукой цилиндр, что вкупе с закрывающим лицо платком, рубашкой навыпуск, и заправленными в тяжелые ботинки брюками делал его похожим  то ли на жившего в прошлом веке служителя закона, то ли на отпетого головореза, Елагин подмигнул разносящей шампанское официантке. Та, ловко дефилируя между гостями в жалком подобии платья, подошла к нему, вручила полный до краев бокал и, кивнув в сторону кухни, удалилась.

Недвусмысленный намек уединиться с ней был встречен понимающим блеском в ярко-зеленых глазах, но проигнорирован.

Слишком носатая. Не в его вкусе.

– Расслабиться, говоришь? – задрав голову процедил Грим. Его притворно-слащавый голос так и сочился ядом. Если бы взгляды могли причинять боль, Глеб бы уже корчился в муках, – ты забыл, кто у нас на хвосте? Мы здесь ради дела, а не девок цеплять.

– Убьем двух зайцев, – отмахнулся от него парень. Одним глотком опустошив бокал, он поставил его на фуршетный столик, – ты только глянь на местных цыпочек.

Он весело улыбнулся проходящей мимо брюнетке, нисколько не страшась убийственного взгляда ее шкафоподобного кавалера.

– Признайся, когда боги раздавали инстинкт самосохранения, ты стоял в очереди за смазливой мордой? – устало выдохнул Грим. Глеб запрокинул голову и, не обращая внимание на оглядывающихся присутствующих, громко заржал, – три года воздержания плохо на тебе сказались. Спермотоксикоз головного мозга и, подозреваю, неизлечимый, – покачал головой гном.

– Что поделать, в тюрьме практикуют самообслуживание, а я не большой его фанат. Кстати, это одна из причин, почему я оттуда сбежал. Если не брать в расчет маленький нюанс в виде смертного приговора, – пожал плечами Глеб, и продолжил сканировать сад, – а, если в скором времени не выпущу пар, стану грустным и раздражительным. Оно нам надо?

– Боги, а ведь не умудрись ты спасти мне жизнь, я бы сейчас пировал на небесах с героями, а не обливался потом в этом клоунском фраке. Все, хватит отвлекаться. Лучше ищи девчонку, ради которой мы здесь. Ты ее видишь?

– Черт, я не знаю! – впервые за весь вечер веселая усмешка покинула его губы, а между бровей образовалась складка. При мысли о Полине, где-то глубоко в груди, за превратившимся в черный камень сердцем, что-то шевельнулось. Лишь на долю секунды, но этого хватило, чтобы почувствовать себя живым, – три года – долгий срок. Она могла сменить имидж, сделать пластику. Женщины любят экспериментировать с внешностью.

– Она сестра жениха, значит должна крутиться рядом с новобрачными, не проморгай, – произнес гном, хватая со стола тарелку с шоколадным пирожным.

В этот самый момент, под цветочной аркой начался ажиотаж. Подружка невесты, в наряде сказочной красавицы, выхватила у друга жениха микрофон и начала произносить пламенную речь.

Стоящий рядом жених прижимал к себе растроганную невесту, даже не подозревая, что благодаря ему, Глебу «гребаному Святому Валентину» Елагину, она жива и здорова.

«И хоть бы одна душа расщедрилась на приглашение. Так нет же, все самому!» – усмехнулся он про себя и сделал шаг в сторону, чтобы пропустить спешащую к парочке девушку.

Сначала ноздрей коснулся знакомый аромат. Клубника со сливками. Как в том самом пироге, что так любила готовить ему приемная мать. Затем по лицу скользнули длинные, платиновые локоны. Такие мягкие, что могли бы соперничать с шелком.

Лица за волосами было не видно. Чересчур короткое серебристое платье облегало изящную фигурку, и демонстрировало стройные, загорелые ноги, облаченные в красные босоножки на высоком каблуке.

– Извините, – мелодичным, как перезвон колокольчиков, голосом произнесла незнакомка и, даже не повернувшись, рванула в толпу.

– Вот это ножки! – присвистнул Елагин, – Грим, ты это видел?

– Я не слепой, – запыхтел гном, – а сейчас вытри слюну с подбородка и продолжай искать девчонку Бригов.

Глеб пропустил слова гнома мимо ушей. Его взгляд был прикован к незнакомке, которая как раз в этот момент повисла на шее у невесты.

– Слушай, может и ее с собой прихватим? Ты только глянь на эти нижние девяносто. О верхних я вообще молчу… – к девушкам подбежал фотограф, и чтобы попасть в его объектив, незнакомка, наконец-то, обернулась и явила миру свой лик.

В ту же секунду губы Елагина изогнулись в плотоядной улыбке серийного маньяка, а глаза загорелись ярче чистых изумрудов.

– Что случилось? – нахмурился Грим.

– Это она. Это Адский цветочек.

Глава 1. Черный ковен

Шесть лет назад, город Бринвик

Похороны девятнадцатилетнего студента академии Рэнвуд Петра Краснова проходили под мерзким моросящим дождем и мрачные завывания ветра, что трепал черные зонты и срывал с женских голов модные шляпки с вуалью.

Небо над кладбищем Бринвика заволокло плотными серыми облаками, через которые не смог бы пробиться ни один солнечный луч. Но несмотря на преотвратную погоду, на прощание с умершим собралось на удивление много людей, большинство из которых, включая родителей парня, стояли у могилы и следили за тем, как в землю опускают блестящий гроб.

Сев на корточки, Глеб зачерпнул рукой в кожаной черной перчатке горсть мокрой грязи и, одним из последних, высыпал ее в открытую яму.

Любой несведущий, бросив в его сторону быстрый взгляд, увидел бы в зеленых глазах тихую скорбь. И лишь единицы, заглянув глубже, наткнулись бы на пугающую пустоту.

Полнейшее безразличие ко всему происходящему.

Отдав дань древнему ритуалу, Глеб не стал слушать речь тучного седовласого оракула и вместо этого отошел к росшему в отдалении дереву.

Прислонившись к нему спиной, он скрестил руки на груди, прикрыл глаза и подставил лицо каплям дождя.

Мысли парня унеслись в недалекое прошлое, где они с Петром, будучи лучшими друзьями, – не разлей вода, – ставили на уши элитную школу, встречались с одними и теми же одноклассницами, повзрослев поступили в одну и ту же академию, где не пропускали ни одной студенческой вечеринки.

Выходцы из богатейших семей чистокровных демонов. Золотая молодежь. Прожигатели жизни. Вот кем они были, вплоть до той роковой ночи, что произошла четыре дня назад.

Каково это, в один день узнать, кем были твои настоящие родители? Ощутить, как угасают все чувства, как тобой овладевает дремавшая все это время внутри тебя тьма?

Глеб хмыкнул.

На душе должно быть тяжело, а он ничего не чувствует. Даже странно. Разве, после совершенного, его не должна мучить совесть? Вроде бы должна. А значит, у него вообще нет совести. Да и откуда ей взяться у прошедшего инициацию черного ведьмака?

Настоящее чудовище, вот кто он сейчас. И не важно, какие причины побудили его им стать. Время вспять уже не повернуть. Придется разбираться с тем, что есть.

Люди у могилы завозились, начали расходиться. Церемония прощания подошла к концу. От толпы отделилась высокая женщина.

Одетая в облегавшее ее женственную фигуру длинное темно-синее платье, она выглядела так, словно сошла с обложки журнала мод. Даже ветер с дождем, казалось, обходили ее стороной.

Поправив рукой широкополую шляпу, она вытащила из небольшой сумочки толстую сигару и, вместо того чтобы направиться к выходу, приблизилась к Елагину. Красноречиво взмахнув рукой, она дождалась, когда парень достанет из кармана зажигалку.

– Приятный вечер, не находишь? – выдохнув удушливый дым, произнесла она.

Парень в притворном удивлении приподнял брови, и смерил незнакомку внимательным взглядом.

– Приятный для чего? Чтобы быть похороненным? Боюсь, мой приятель Краснов с вами бы не согласился.

– Ой, брось, милый, – махнула она рукой, – кстати, чтобы не привлекать к себе ненужного внимания, когда стоишь у гроба и рядом с тобой кто-то плачет, нужно реагировать.

Глеб впервые видел эту женщину, но она всего парой фраз сумела разбудить его любопытство.

– Так я вроде отреагировал. Закатил глаза, – женщина не сдержала улыбки, – а мы знакомы? Что-то я вас не припомню…

– Еще познакомимся, но сначала ответь мне на один вопрос…

– Весь к вашим услугам, – насмешливая улыбка скривила его идеальные губы.

– Каково это, убить лучшего друга? – а вот теперь она завладела всем его вниманием.

В горле у Глеба резко пересохло, а в голове сотни мыслей закружили вокруг самого главного вопроса – откуда она знает?

– Дамочка, если вы из полиции, то я все им уже рассказал. Это был несчастный случай, меня там даже не было, – секундное замешательство никак не отразилось на его невозмутимом выражении лица и голосе.

– Эти сказочки будешь рассказывать всем остальным, включая приемных родителей, – в этот раз она выдохнула дым прямо ему в лицо.

– Откуда вы…

– Ты хотел познакомиться, так вот будем знакомы, я твоя бабушка, милый. Мать твоего покойного отца. Настоящего отца, а не того, что воспитывал тебя все эти девятнадцать лет.

– Бабуля, значит. А ты хорошо сохранилась, – он окинул ее от пят до макушки медленным, издевательским взглядом. Но женщина даже не поморщилась.

 

– Это всего лишь личина, – пожала она плечом, – можешь звать меня Ксения. «Бабуля» звучит очень… вульгарно по отношению к главе Черного ковена. Уверена, ты слышал об этой организации. Кстати, с сегодняшнего дня, ты принят в ее члены. Почетные члены, заметь. Мы таким потенциалом, как у тебя, разбрасываться не привыкли.

– А если я откажусь? – переварив полученную информацию поинтересовался Глеб. Хотя уже понимал, что нет, не откажется.

Слишком много вопросов, ответы на которые знает она одна. Слишком много силы, сдержать которую, в одиночку, будет невозможно. А попадаться в руки Трибунала, или Ордена Инквизиции и в последствии лишиться головы, ему очень не хотелось.

Женщина затушила сигару о кору дерева и выкинула ее в кусты.

– Если согласишься, я облегчу тебе жизнь, откажешься – усложню. Выбирай.

– Шикарный выбор, как между горой золота и дохлой крысой. Дай же мне подумать, – он приложил палец к губам и поднял глаза к серому небу.

Ксения, бесшумной тенью отделилась от дерева, и направилась в сторону выхода.

– Мне нравится твое чувство юмора, мальчик, – бросила она на прощание, – скоро я с тобой свяжусь!

Глава 2. Новое задание

Три с половиной года назад, город Бринвик

Шум толпы, громкая, бьющая по барабанным перепонкам музыка, горячительные напитки, лишь кажущаяся уединенность ВИП-кабинки и аппетитная танцовщица «гоу-гоу» – комбо-набор, как в пиццерии или бургерной.

Любой парень на его месте решил бы, что умер и попал на небеса. Любой… но не Глеб.

Откинувшись на спинку кожаного дивана, он вертел в руках мобильный телефон и откровенно скучал.

Если раньше, в подобной обстановке, ему хоть на час удавалась отрешиться от съедающей душу тьмы, от прочно обосновавшегося в мыслях желания спалить этот гребаный мир со всеми его обитателями ко всем чертям, то сейчас этот фокус, к сожалению, уже не работал.

Черная магия забирала у него все больше и больше, превращая в – как там они его называют? – психа? Безумца? Социопата?

Ему бы переживать по этому поводу, но не получалось. Темнота разрослась как сорняк, и с каждым днем сдерживать ее становилось все труднее, а избавиться практически невозможно.

Практически…

– Детка, ну чего ты столбом стоишь? Станцуй что ли, – махнул он рукой, застывшей в провокационной позе девице.

Та сначала опешила, но быстро взяла себя в руки. Встав между раздвинутых ног Глеба, она поймала ритм льющейся из вне музыки, и принялась, извиваясь, стаскивать с себя одежду.

Сам же парень, отыскав в контактах телефона нужный номер, написал сообщение:

01.35

«Обменяемся фото? Только чур ты топлес!»

01.36

«Елагин, ты опять напился?»

01.37

«Недостаточно, но на пути. Я все еще жду фото…»

01.38

«Обломись, у меня свидание».

01.39

«Напрасная трата времени, он явно не такой интересный как я».

01.40

«Зато не чокнутый на всю голову. Мы отлично проводим время».

01.41

«То самое время, что ты тратишь, переписываясь со мной, Адский Цветочек?»

Дальше можно было не ждать. Девчонка поняла, что ее поймали и слилась.

Усмехнувшись, Глеб поднял голову и с удивлением уставился на трущуюся о его бедра брюнетку. Словно впервые ее видел, и не понимал, какого черта она здесь делала.

Полина снова заставила его позабыть обо всем. Только она обладала этой суперспособностью и, если быть честным, Глеб понятия не имел почему.

Адский Цветочек.

Он дал ей это прозвище еще в детстве, когда пятилетняя малявка задирала его на глазах у друзей. Она напоминала ему красный цветок ликориса (*другое название – адский цветок), что росли в их саду. Такая же яркая, завораживающе красивая и, если верить в приметы – приносящая с собой беду.

Ее родители, чистокровные огненные демоны, считали его выгодной партией для своей дочурки. Ее это жутко бесило, и Глеб делал все возможное, чтобы позлить маленькую демонессу еще сильнее. Он смеялся над ней, называя будущей женой, нагло отваживал от нее многочисленных поклонников, и флиртовал в ее обществе со всеми попадающимися на глаза представительницами женского пола.

И все это ради того, чтобы увидеть, как ее голубые, миндалевидные глаза заволакивает чернотой, в глубине которой начинали плясать огненные искры.

Только эти искры, пусть и на краткий миг, могли прогнать тьму, что жила в нем вот уже три с половиной года, и никуда не собиралась исчезать.

– Милый, тебе нравится? – девушка уперлась ладонями в его плечи, а коленом в диван.

– Очень, – широкая улыбка на его губах совершенно не вязалась с холодным блеском в глазах, – будь умницей, замри вот в этой позе.

Девушка недоумевающе сдвинула брови.

Какой-то странный клиент ей попался. Красивый, улыбчивый, при деньгах, но вот пойди угадай, что у него в голове? Взгляд как у маньяка, готового в любую секунду снести тебе голову, достать из кармана белый платочек, вытереть им с лица капли крови и, как ни в чем не бывало, уйти по своим делам.

Пока она мысленно ставила ему диагноз, Елагин поднял телефон и сфотографировал ее.

– Эй, мы об этом не договаривались!

– Расслабься, я доплачу, – Глеб вытащил из кармана бумажник и запихал ей за тоненькую резинку трусиков несколько хрустящих купюр, – продолжай.

Девушка занялась пуговицами на его рубашке, пока он набирал новое сообщение, прилагая к нему фото.

01.50

«Мое свидание в разы веселее».

01.52

«Надеюсь она снимет с тебя скальп своими двадцатисантиметровыми каблуками».

Откинув голову, он громко расхохотался.

Ну все, скука развеялась, и можно закончить эту ночь приятным бонусом. Но только он об этом подумал, как в руке завибрировал телефон. На экране высветилось имя – «Бабуля».

Ксения бесилась, когда он ее так называл, а Глеб питался этой злостью, как лампочка электричеством. Если раньше она думала слепить из него продолжателя своего дела, то сейчас простилась с этими мыслями навсегда.

Более неуправляемого, непредсказуемого и неорганизованного человека было не найти. Не помогали ни мирные увещевания, ни запугивания. Елагин делал что хотел и только тогда, когда он этого хотел.

Он понимал, что не за горами тот день, когда Ксения попытается его слить, и надеялся, что к тому времени, узнает все тайны Черного ковена. А узнав, найдет способ продать их подороже.

– Не останавливайся, детка, – кивнул он успевшей закончить с его рубашкой и потянувшейся к ширинке брюнетке, и ответил на звонок, – бабуля, я скучал!

– Глеб, я же предупреждала о Совете ковена! Почему ты еще не здесь?

– Так он разве не в «Дольче»? Я даже ВИП-кабинку для нас снял, – откинувшись бритым затылком на спинку дивана, он, не переставая улыбаться, прикрыл глаза.

– Глеб, зачем ты это делаешь? – Ксения перешла на шепот, а это означало только одно – она в бешенстве.

Настроение Елагина поднялось до верхней отметки.

– Проблемы с родителями? Или может наркотики? Алкоголь? Ох, так круто наконец выговориться… Спасибо, бабуль.

– Несносный мальчишка! – она шумно выдохнула, и продолжила уже спокойным голосом, – завтра у тебя важное задание, нужно будет кое-кого убрать. Всю информацию получишь на телефон.

Она быстро отключилась и в ту же секунду с неопределившегося номера поступило сообщение. Прочитав имя, Глеб нахмурился.

Ариэль Воронцова. Он знал эту симпатичную блондинку, что на любой вечеринке, где собирались их родители, не отходила от полного сладостей фуршетного стола. Лучшая подруга его Цветочка, которая завтра выходит замуж за Брига. У него даже приглашение завалялось.

Чем же она так насолила Черному ковену? И почему задание по ее устранению передали именно ему?

Кажется, Ксения, нашла новое решение проблемы под названием «несносный внучок». Пока еще Глебу удавалось справляться со своей темной стороной, но убийство сломает последний барьер. И она об этом знает.

Да и Полина расстроится. А видеть ее по-настоящему расстроенной, ему, почему-то не хотелось.

Времени на то, чтобы придумать план действий, не так уж много.

«Я, конечно, бесчувственная сволочь, бабуленька, но в твои личные ассасины не нанимался», – подумал он и, оставив брюнетку барахтаться на диване, поднялся.

Мысленно просчитывая все имеющиеся у него варианты, он принялся застегивать рубашку.

– Прости, что вынужден прервать наш душевный междусобойчик. Дела-дела.

– Милый, но я вся горю! Возьми меня!

Уже закрывая за собой дверь, Глеб окинул брюнетку безразличным взглядом.

– Детка, ну и куда я тебя возьму? Ты даже не одета!

Глава 3. Глупое решение

Три с половиной года назад, город Бринвик

Подъехав ко вторым воротам, что вели в особняк Бригов, Глеб сразу заприметил ожидавшую его на дороге девушку.

Заплаканная, с испорченной прической, в белом платье невесты, Ариэль у любого прохожего вызвала бы жалость и желание помочь. Защитить.

Даже в черствое сердце Елагина, что давно разучилось испытывать подобные чувства, словно иголкой кольнуло. Пришло стойкое осознание, что решение, которое он принял не глупое, а даже вроде как… героическое.

«Глеб Елагин – герой!» Неплохая надпись для надгробной плиты.

Еле сдерживая рвущийся наружу зловещий смех, он нажал на кнопку, открывая пассажирскую дверь. Ариэль неуверенно схватилась за ручку, а подняв голову и увидев его, опешила.

– Ты?

– Я, – усмехнулся Глеб, – садись, у нас мало времени.

Быстро оглядевшись по сторонам, девушка подобрала тяжелые юбки, юркнула на сиденье и закрыла за собой дверь. Ее мысли были где-то очень далеко. По щекам продолжали течь слезы, а она даже не думала их вытирать. Смотрела прямо перед собой и изредка вздыхала.

Эти ее вздохи не на шутку раздражали Елагина, и чтобы хоть как-то отвлечься, он представлял, как его Цветочек, в благодарность за спасение жизни подруги, обещает выполнить любое его желание.

Губы тут же скривились в порочной усмешке, что совсем не вязалась с царящей в салоне машины депрессивной обстановкой.

Благо Ариэль не было до этого никакого дела. Она замкнулась в себе, и заметно вздрогнула, когда Глеб, достав из кармана своего пиджака конверт и небольшую коробку, кинул их ей на колени.

– Тут деньги и не отслеживаемый телефон, на который будут приходить дальнейшие инструкции. Сейчас заедем к тебе домой за документами и вещами, потом в аэропорт. Постарайся не задерживаться.

– Хорошо, – она кивнула, и всю оставшуюся дорогу до ее дома они больше не разговаривали.

Пока Ариэль собирала чемодан, Глеб ждал ее в машине.

Мобильный, что был поставлен на беззвучный режим и лежал на передней панели, накалился докрасна. Бабуле не терпелось выяснить, справился ли он с заданием, а Елагину не хотелось раньше времени давать ей повод для беспокойства.

О том, что Ксения узнает о его небольшом «саботаже», Глеб даже не сомневался. Дело времени, когда она заглянет в магический шар, и тот раскроет ей все секреты. Только вот хрена с два ей удастся отыскать девчонку. Елагин был уверен в своем плане на сто процентов и собирался во что бы то ни стало довести его до конца.

Увидев выходящую из дома Ариэль, Глеб закинул вибрирующий мобильник в бардачок, помог ей уложить багаж, и рванул с места.

– Ты уверена в том, что делаешь? Еще не поздно вернуться, – он и сам не понял, почему задал этот вопрос, вытаскивая из багажника ее чемодан.

А ну как она реально даст заднюю. Надеяться на то, что Бриги смогут укрыть ее от длинных, мерзких клешней его бабки было глупо.

– Не могу, – прошептала она, опустив глаза в землю, – и не говори, пожалуйста, Поле, что видел меня. Если бы у меня была возможность все ей объяснить, она бы поняла. Но…

Глеб кивнул, и некоторое время наблюдал ее удаляющуюся спину.

Естественно, он не собирался выполнять ее просьбу, но на кой черт плаксе-то об этом рассказывать?

Как только она скрылась за раздвижными дверьми, что вели в здание аэропорта, Глеб вернулся в машину, вытащил телефон и набрал нужный номер.

– Самолет приземлится в Светловске через час, проследи чтобы ее встретили и доставили на место.

***

Утро следующего дня

– Елагин, какого черта ты забыл на моем выпускном? Еще хоть шаг и я залеплю тебе туфлей прямо в лоб! – синий шторм в глазах Полины грозил ему кровавой расправой и это безумно заводило.

Прижатая к двери клубного туалета, девчонка не излучала страха, не дрожала. Сопротивлялась, да. Но Глеб чувствовал, что ей это нравилось ничуть не меньше.

– Мой Цветочек – настоящая дикая кошечка, – его широкая улыбка предполагала нечто развратно-безумное. Полина закатила глаза.

– Которая расцарапает тебе рожу, если не прекратишь ее доставать.

 

– Один поцелуй и меня тут не было.

– Чего? – ее алые губы сложились в букву «О», а глаза того и гляди выпрыгнут из орбит прямо на пол, – совсем с головой бо-бо? Тебя там снаружи подружка ждет, вот иди ее и целуй.

– Ревнуешь? – подмигнул он ей, подходя ближе, и уже серьезным голосом добавил, – не переживай, Цветочек, даже кончая с другой я вижу только тебя.

– Пошляк! – Полина все же не удержалась и замахнулась на него туфлей, но рука была враз перехвачена, а тело прижато к другому телу.

Мужскому. Сильному. Горячему.

А потом ее губы обожгло самым первым поцелуем.

Звонок в дверь застал Елагина посреди одного из самых красочных сновидений.

Утопив пятерню в растрепавшейся черной гриве на макушке, Глеб досчитал до десяти, и только удостоверившись, что держит силу под контролем, и не накинется на незваного гостя, за каким бы чертом того не принесло, поднялся с кровати.

Одетый в одни белые, с желтыми утятами, пижамные штаны, он прошлепал к выходу и, даже не взглянув в глазок, дернул на себя дверь.

– Если ты не девка с третьим размером, приготовься отправиться в ад!

Резкий удар в голову непонятным предметом оглушил парня на долю секунды, но их хватило трем вломившимся в дом мужикам, чтобы нацепить ему на запястья мерцающие противомагические браслеты, и прижать его коленями к полу.

– Елагин Глеб Антонович, именем Трибунала вы арестованы по обвинению в убийстве Петра Краснова и приминении черной магии! – раздался сквозь шум в ушах чей-то скрипучий голос.

Старая сука все же слила его. Не стала долго ждать. Глупое, какое же глупое было решение!

Не чувствуя боли в разбитой губе, Глеб сплюнул кровь на пол и усмехнулся.

– Мужики, если это по поводу старушки, что я вчера не перевел через дорогу, ну так я чистосердечно признаю свою вину и готов ее загладить.

– Ты в доме один? – дернул его за волосы тот самый тип, со скрипучим голосом.

– Нет, я с предложением.

– Каким еще предложением?

– Деловым. Давайте я вам денег подкину, а вы меня как будто не видели?

– Миш, грузи этого психа, пока я его здесь не прикончил.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru