Овчарка

Диана Денисовна Кацапова
Овчарка

– ЗНАЕТЕ ЧТО??!!!

– Что?!– спросила одна из девочек.

– Ой, извини… нет.

– Ты издеваешься?

– Хотелось бы верить.

– То есть, ты издеваешься надо мной…

– Ну почему же только над тобой, а?! Что за дискриминация тех, кто тоже смеялся над моей Челси?!

– Ты из-за этого?

– Да.

– Не хочешь ты правду слышать… хочешь лишь враньё.

– Правду.

– Твоя собака- нетренированная. Она лишь обуза. Отдай мне её…

– Ничего страшного. А ты не получишь ничего. И ты, будучи такой злой, никогда не сдашь экзамен!!!!

– Ты знаешь про экзамен?

– Да.

– Ладно… может быть, я заслуживаю большего уважения…

– К тебе?

– Да.

– Не-а. Ты не получишь этого уважения. А всё потому, что ты бесчувственная, бестактная и шепчешься во время урока, да и ещё вдобавок про чужую собаку!!! Это как минимум, некорректно!!!

– И ты мне об этом говоришь?

– Я.

– Неужели?

– Да.

–Слушай, я не хочу с тобой разговаривать.

– Я тоже не особенно хочу этого. Но ты оскорбила мою собаку, и мне нужно тебе отомстить за это. Словами.

– Какова месть?!

– Твоя собака ужасна.

– Чего?!

– У неё самые некрасивые уши…

– Не продолжай.

– А ты видела её хвост?

– И?!

– Ты видишь, как он закручен ужасно… м-да… наверное, трудно иметь такую собаку… мне-то повезло- у меня она замечательна.

– Что?

– Что слышала, дорогая моя.

– СЕРЬЁЗНО? ТЫ ВОТ ТАК ВОТ СО МНОЙ?

– По- другому нельзя.

– Прости.

– Не у меня.

– Прости, Челси.

– Замечательно. Продолжим занятия.

– Да, продолжим.

Девушки встали на свои места. Челси не могла выполнить команду, хотя Энни повторяла её много раз и показывала её даже на своём добермане Оливере, но Челс вместо того, чтобы сесть- ложилась… Вера неожиданно, даже для самой себя, вдруг стала сомневаться в том, что Челс- способная. Но она верила в неё. Она знала- даже если вся вера в эту овчарку исчезнет, то небольшая надежда останется нетронутой за счёт любви Вероники к Челс. Да, именно любви. Вера любила Челси… она решила верить в неё до последнего… но смотреть, как Челси совершенно ничего не понимает и не выполняет ни одной команды, было невыносимо трудно. Вероника всё перепробовала, но не получалось ничего. Челси ничего не делала, не хотела… или не понимала… вот от последнего становилось ещё хуже… намного хуже. Уже оставалось пять минут до конца урока. И Вероника, и Энни, были уставшие и выдохшиеся. Челс будто бы совершенно стала глупа и ничего не слышала. Она вдруг начала носиться по залу, и уставшая Вера побежала её ловить. Собака бегала по кругу и улыбалась, а Вероника пыталась её поймать. Но все эти попытки были тщетны… Челс думала, что играет с Веркой, а сил на то, чтобы сказать ей что-то, у Вероники уже совершенно не было… и тут подошла Энн. Именно она взяла Челси за ошейник и остановила её. Верка уже шаталась… голова её закружилась… и заболела. Ноги подкосились, и девушка свалилась прямо на пол. Она не потеряла сознание, нет. Напротив, Вероника всё видела и слышала. Но встать не могла. Энни, вздохнув, помогла ей сесть на стул. Вера не могла промолвить «спасибо», поэтому она лишь кивнула.

– Так, на сегодня занятия окончены. Все свободны, да!– молвила Энни и открыла дверь, как бы выпроваживая учениц.

Вера закрыла глаза и вдруг, совершенно случайно, заплакала. Она сидела и плакала. Боль была во всём теле… и не только в теле, но и в душе тоже… Верка не могла сдержать таких эмоций. Больно было действительно везде… просто от самого представления того, как над Челс смеются девочки… и не только. В голове были мысли. Но все они были лишь о том, что Вера не понимала до конца, способная ли Челси. В итоге девушка открыла глаза.

Зал был пуст. Совершенно пуст. Лишь только Энни и бегающая во все стороны Челс были в зале, да и Вероника тоже, если брать её в счёт.

– Вера?!

– Энн…– молвила Вероника, когда к ней вернулся дар речи.– Что произошло? Почему? Почему мы одни в зале?!

– Вера… Челси не готова к экзамену… мне жаль, я не знаю, что делать. Она ничего не делает. Совершенно. Я не знаю, уже что делать. Правда, Вера… я… не знаю… не знаю, это впервые… всегда знала, а теперь я не знаю. Кроме команд «ко мне», «чужой» и «взять», она ничего не знает. Этого мало для сдачи экзамена… но я буду бороться. Бороться до конца. До самого экзамена… обещаю. А ты? Вероника??? А ты?!

– Шанс, что она сдаст этот экзамен, ничтожно мал.

– Но он, несмотря на это, есть.

– Думаешь, она справится?!

– Я не думаю.

– Ну…

– Я не думаю, я знаю это. Челси такая же, как ты. Если чего-то захочет, то сделает.– на лице Энн появилась улыбка.

– Но откуда ты знаешь, как веду себя лично я?!

– Это видно. По твоим глазам.

– Допустим.

– Вероника…

– ДА?

– Я многое понимаю, но…

– Что?

– Может быть, потренируем её и сегодня, и завтра? Ты же никуда не торопишься? Я-нет. У меня это была последняя тренировка… а я надеюсь, что предпоследняя. Кстати, это намёк!!! Ну, так что скажешь?

– Я СОГЛАСНА.

– Прекрасно. Вот сейчас твоя собака всё сможет понять. Так, всё, давай свою Челси сюда… давай- давай…

– Может быть…

– Что?

– Поговорим?

– О чём?!

– Да о чём угодно. У меня просто ноги болят…

– Оно и видно. Вон как ты упала, прямо на пол. Думаю, это от пережитого стресса, Вероника Доричева!!!

– Не смейся.

– Не буду.

– Ладно, не будем разговаривать.

– Почему?!

– На самом деле, есть дела поважнее этого.

– Я даже знаю, какие.

– Спасибо…

– Ещё пока не благодари.

– Спасибо.

Вероника встала со стула и подошла к Челси. Не успела она ничего сказать своей собаке, как последняя сама встала с пола и подошла к тренерше. На глазах у Вероники невинно вдруг появились слёзы. Девушка заплакала. А всё из-за того, что она увидела, как Челси спокойно подошла к Энн, даже с некоторой радостью. Вера не ревновала. Она радовалась… снова счастье переполнило все другие чувства, а надежда вновь вернулась к девушке. Вероника посмотрела на Энни, что тренировала Челс. Она была до безумия сосредоточена, когда расставляла нужные вещи и доставала вкусности. Вероника Доричева встала рядом с Энн, но, увидев, что той не нужна помощь, отошла.

– Сидеть.– наконец молвила Энни.

Челси будто бы не услышала команды. Она просто залаяла. Энн обняла овчарку, а потом промолвила вновь:

– Сидеть.

Челс и на этот раз ничего не сделала. Вера уже не плакала. Просто было нечем уже. Она постоянно плакала, скорее всего от переживания и волнения, а в тот момент нашлась ещё одна слеза. И она уже была от безысходности. Смотря на то, что Энн пытается тренировать ужасно непонимающую Челси, Веронике хотелось не только плакать, но и кричать. Крик… он застрял в горле, образуя там же ком. Вера просто не мешала. Она наблюдала за всем со стороны.

А Энни вдруг встала с пола и, схватившись за голову руками, закричала. Это был не человеческий, нет, крик. Не крик человека… это был крик боли и усталости, а также какого-то безумного страха… и стыда… все эти ощущения смешались в один крик. И он был такой страшный, такой до одури безумный, ужасный, громкий и звонкий, что Вероника, казалось ей в тот момент, могла оглохнуть в любую секунду.

А потом что-то вдруг произошло. Всё встало на свои места так быстро, что Верка этого даже не заметила!

– Прости.– молвила Энн.

– Ничего страшного. Тренера тоже люди… и им можно плакать, безусловно. Ты… ты итак многое для меня сделала, Энни… ты- лучшая. Правда…

– Спасибо, Вероника. Мне никто ещё так не говорил. Меня лишь называли подлой тварью и дворняжкой… за глаза, конечно… но чем хорош мой слух- он слышит каждый звук. А я сейчас слышу стук твоего сердца…– Энни улыбнулась. Через боль, Вера могла поклясться, что увидела, что это была улыбка боли.

Веру бросило в жар.

– КТО ТАК ГОВОРИЛ? Расскажи мне о них, я поговорю с ними! И немедленно поговорю!!! Обещаю…

– Вера… не надо. Я больше не обижаюсь. В этом нет смысла, ясно?!

– Да… я не знаю… может быть, бросить эту затею с Челси? Она совершенно… она неспособная… каждому своё… и…

– Не смей, слышишь? Не смей так говорить!

– П… почему?!

– Потому что она знает десять команд. Их, эти самые команды, совершенно не знают другие собаки… твоя собака- поистине защитница. Она не та собака, что выполняет обычные, привычные для понимания многих, да даже и все собаководов, команды… она защищает. А именно для этого и ходят на тренировки для собак, слышишь? Твоя собака самая способная. Способнее всех собак, с кем я когда-либо занималась… никогда ещё не занималась с настолько способными и странными в хорошем смысле… собаками…

– Но она не понимает команду «сидеть»…

– Она всё понимает. Просто считает, что в этом пока нет необходимости. Я занималась со множеством собак, но Челси- это что-то новое. А закричала я оттого, что не знаю, как с такой собакой общаться.

– Но она же не сдаст экзамен. Кому какое дело до того, кто моя Челси на самом деле?! Всем нужно, чтобы она сдала… а остальное никого не интересует… даже если ты возмутишься, никто тебя не поймёт… скажут, оправдываешься. А скажу я- так вообще никто не поверит, это я знаю точно…

– Я не думаю, что ты завела собаку ради того, чтобы она поучаствовала в каком-то конкурсе, или сдала определённый экзамен… я искренне надеюсь, что ты завела её ради любви, Вероника… а если нет…

– Ради любви.

– Я знала это.

– Можно я попробую пообщаться со своей собакой?

– Конечно. Тебя она поймёт.

– Уверена?

Ответа не последовало. Он и не нужен был. Вероника подошла к Челси. Девушка погладила Челс, после чего посмотрела ей в глаза. Верка вдруг заплакала. Впервые они смотрели друг на друга с любовью. С настоящей и искренней любовью! Вера обняла овчарку, а затем ещё больше разревелась. Вскоре Вероника, не прекращая плакать, молвила:

 

– Челси… милая моя Челси… тебе нужно выполнить все команды, моя милая… я очень люблю тебя, ты сдашь экзамен… это очень важно… правда… ты должна, ты молодец. Ну же, защити меня от насмешек и сдай экзамен! ЭНН, СЮДА!!!

Вера отошла, а на её место встала Энни. Девушка села на корточки и посмотрела на Веронику. Та кивнула. Её сердце колотилось, но волнение меркло по сравнению со страхом того, что Челси не сдаст экзамен… Вера не знала, хочет ли этого её собака… но что-то подсказывало Веронике, что та, скорее всего, хочет этого.

– Сидеть. Сидеть, Челси…-молвила юная Энн. Она посмотрела на Челси, а та посмотрела на Энни.

Энн не прекратила бороться за то, чтобы Челси выполнила команду. Она вздохнула, и сказала ещё раз:

– Челси, сидеть. Сидеть, Челс. Сидеть. Сидеть, Челси… давай же, сядь. Сидеть, Челс. Сидеть…

Челс как стояла, так и осталась стоять. И вдруг Вероника кивнула собаке… девушка, если бы позже у неё спросили, для чего она это сделала- Вера бы точно не ответила. Но… возможно, это была какая-то подсказка, Вероника Доричева никогда не горела желанием понять, почему. Но именно этот кивок изменил всё в жизни девчонки и её очень, самой любимой, горячо любимой овчарки по имени Челси.

– Челс, сидеть.– сказала Энни.– Сидеть, Челси! Сидеть!

И лишь тогда Челси села. Она села. Невозможно было описать удивление, что испытала Верка в тот момент. Удивление и радость смешались воедино, образуя смешанное, но самое прекрасное в жизни Вероники, чувство. Вера плакала. Она плакала, но улыбалась. Невозможное счастье вылезло дрожью рук и ног у Верки… она просто стояла. Плакала, улыбалась и не шевелилась. Веронике было хорошо. Хорошо до безумия… в любую секунду она готова была расцеловать Энни, которая тоже стояла и плакала. Девушки не смотрели друг на друга. Они смотрели на Челс, непонимающую, что произошло. Вероника Доричева вдруг закричала. Это был не крик… а скорее, визг, который был похож на тот, что маленькие дети издают при радости… Верка упала на пол, но не переставала визжать, улыбаться, плакать и прерывисто дышать. Сердце девушки колотилось, словно это был отбойный молоток. В висках стучало, а хорошее настроение поднималось всё выше и выше, с каждой секундой… и наконец достигло пика своей высоты. Вера больше не плакала и не визжала. Она лежала на полу и улыбалась. Просто улыбалась… девушка не чувствовала больше, хорошее ли у неё настроение, или же нет… она просто лежала на полу. И ей было от чего-то просто хорошо. Настолько хорошо, что Вероника чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Надежды оправдались… оправдались, хоть их и не было много. Видимо, права была эта Энни- главное было- не сдаваться. Вероника Доричева знала, что это ещё не конец… не конец… впереди был ещё экзамен, а также вся жизнь этой маленькой, но понимающей и доброй собаки по имени Челси… это был ещё не конец, но и не самое начало… Вероника знала это и была счастлива, даже когда подумала об этом. Челси- молодец… Вера теперь поняла, что Энн можно доверять… какая же радостная она тогда была, эта Верка Доричева!!! Просто радостная, хотя былая улыбка уже давно не присутствовала на лице Веры. Радость- это, всё же, не показ эмоций, радость- это то, что в душе… а в душе Верки было неописуемое чувство счастья, которое девушка не могла показать, или объяснить словами. Вот так вот девушка просто лежала на полу, а Челси лизала ей руку, пока Веронику не взбудоражил голос Энни. Девчонка промолвила совсем негромко:

– Верка, вставай! Вставай, подруга… давай… Вероника Доричева, мне закрывать кабинет скоро… у меня расписание, я знаю, ты счастлива, но нельзя же терять рассудок от счастья, Вера!!! Давай, идём… ну пожалуйста, Верка, не подведи меня, пожалуйста, прошу тебя, подруга… не подведи…

Вероника Доричева послушно встала с пола и, пристегнув поводок к Челси, вышла вместе с овчаркой из зала. После нескольких минут из тренировочного зала, отведённого для тренировки собак, вышла и Энни. Девушки посмотрели друг на друга, а затем по лестнице спустились вниз. Оглядев взглядом всю улицу, Вероника Доричева поняла, что машин нигде нет. Верка грустно взглянула на Энн, давая ей понять, что надеяться в тот момент было просто не на что.

– Ну и что теперь делать?!– спросила Энни у Вероники, будто бы ища поддержки в её глазах.– Я, например, не знаю… мне вообще страшно, а тебе будто бы нет… жаль… такси поблизости нет, придётся идти на остановку. Ты же тоже на остановку? Я из окна видела, что да! Я знала, что не обозналась… откуда же тогда у тебя столько горя в глазах? И нет, даже не горя… безысходности… да.

– Знаешь… знаешь, а ведь у меня нет никакой безысходности в глазах, Энн. Если тебе по пути, то поехали на автобусе!

– Да, хорошо.

– Знаешь, а ты откуда?!

– Помню то, что на конечной выхожу.

– Я тоже!!!

– Вот и хорошо.

– Да.

– Идём?!

– Подожди!!!

– Зачем?

– Челси.

– Что «Челси»?

– Ей нужно сделать дела… и..

– Зачем?!

– Чтобы она их не сделала в автобусе.

– О-у, Энн…

– Да?

– Мне неприятно…

– Что произошло?!

– Неприятно разговаривать на эту тему. Вообще… не хочу- и всё тут… совершенно не хочу… не знаю, с чем это связано- просто не хочу…

– Но это животное!

– И?

– И это обычная часть жизни твоей Челси… я думала, ты знаешь. Извини, если обидела. Прости… приму к сведению.

– Всё в порядке. Можешь не беспокоиться, всё хорошо. Это я тебе правду говорю, я в самом деле… впрочем, ты уже всё поняла давно, всё хорошо… идём на остановку?! Думаю, автобус не заставит себя долго ждать.

После этого Энн кивнула Веронике, и они пошли на остановку.

Глава 9 Перед экзаменом. Подготовка

Девушки подошли к остановке и стали ждать свой автобус. Ну, то есть, тот, который бы привёз их к дому. Его всё не было и не было. В ожидании подруги не разговаривали. Вероника гладила Челси, которая прижималась к ней. Верка не видела автобуса, поэтому уже была на грани истерики и решения, самого глупого и необдуманного- идти пешком. Автобуса не было, такси- тоже. Энни тихо плакала, а Вера не знала даже, что делать. Ничего она не могла сказать Энн… ничего, никакой поддерживающей фразы… никакой… даже сама Вера жалела, что поехала на автобусе туда, на тренировку… обратно, как девушка понимала, никто уже не привезёт их домой. Надо было добираться самостоятельно, несмотря на глупость этого решения, юная Доричева решила ждать ещё ровно две минуты, ну а после- идти пешком. Почему-то Верка была уверена, что прогулки до нужных мест не избежать. Но почему? Ответ был до боли прост и банален: автобус никак не приезжал, а домой хотелось сильно.

Оставалось десять секунд… и тут подъехал автобус! Прямо к остановке… это был нужный! Нужный девушкам автобус! Вероника, Энни и Челс, запрыгнули в машину и сели на места в самом заднем ряду, потому что все остальные места были заняты какими-то людьми, женщинами, мужчинами, и ещё стариками и старушками. Все там были, а с собакой была только Вероника. Мысленно она просила о том, чтобы её и Энн не выгнали из-за того, что у них была собака. Хотя, Вера всё продумала и вскоре перестала бояться. Потому что Челси сидела тихо, она не воняла и не скулила… она просто сидела на полу. Сидела и тоже ждала, когда же уже приедет автобус наконец-то в нужное место.

Вероника Доричева смотрела в окно. Мелькали деревья, здания… но на них девушке было не интересно смотреть, потому что она их знала все наизусть. Вот- старый магазинчик под названием «Продукты». Покосившаяся крыша, какая-то обшарпанная надпись, словно её нарочно сдирали люди… дальше… а что дальше-то?! Поле… коровы… трактор ездит и собирает пшеницу. Наверняка, это для хлеба… так… вот он, ещё один магазин, вот только магазин одежды. Названия не было у него, а в связи с тем, что в той местности Вероника бывала очень редко, не беря в счёт последнюю неделю, конечно, она не очень-то и помнила то, что происходило в той самой деревушке. Не только, что происходило, но и то, как назывался какой-либо из магазинов. Просто не знала. Это была маленькая деревня, но она существовала… следующее- рынок. В принципе, самое лучшее, что было в той деревушке.

Вскоре показались совсем уже знакомые места. Автобус проехал мимо школы Веры, мимо работы её мамы, а потом показался любимый супермаркет Вероники Доричевой- «Вкусные продукты», а после и оказалось, что она, Челси и Энни вообще уже подъезжают к остановке. Ещё не подъехали, но, Вероника судила тогда по домам, до остановки было недалеко. Вера была так этому рада!!! Очень и очень рада!!!

Автобус остановился, и люди вышли из него. Верка и её попутчица- подруга по имени Энн вышли в самую последнюю очередь. Ни одну, ни вторую не привлекала перспектива врезаться в какого-нибудь прохожего.

Выйдя, девушки обнялись и пошли в разные стороны, до самого расхода молча. На том они и распрощались. Совершенно ничего друг другу не сказав, девушки разошлись. Очевидно, они уже были слишком уставшие, чтобы что-то говорить. Верка шла домой вместе с Челс, и эти две девочки- собака и человек, до безумия хотели лечь и заснуть в тепле и уюте. Но, до дома нужно было идти несколько минут, оттого-то и вздыхала Вероника Доричева каждую секунду. Ей казалось, что дорога нескончаема, и что Верка и Челси никогда не придут домой. От этих мыслей Вере самой с себя было смешно, но она, даже несмотря на это, всё равно немного боялась…

***

Верка вошла в дом. Осень началась уже прохладная. Дул холодный ветер, и Вероника промёрзла до костей. Она легла на диван… Челси же легла рядом.

– Челс, ну вот, мы дома,– молвила Вера Доричева,– надеюсь, всё в порядке. Ты обучишься командам и будешь лучшей!

Челси гавкнула.

– Сама это знаешь, да?!

Челс снова издала один звук, после чего отчего-то замолчала. Вероника не стала обращать на это внимания, потому что ей нужно было уйти в комнату. Девушка переобувалась, а после этого промолвила:

– Челси, за мной!!! Челс, в комнату.

Девушка и овчарка подошли к Веркиной комнате. Девушка открыла дверь и Челс забежала туда и, с радостью, начала резвиться.

– Челси, сидеть! Си-и-и-де-т-ь!– раздался голос Верки, когда та закрывала дверь.– Сидеть, Челс. Вспомни, что ты делала, когда сидела сегодня в тренировочном зале Энни! Ну вспомни, пожалуйста… прошу…

Собака заскулила и села.

– МОЛОДЕЦ, МОЛОДЕЦ, ЧЕЛСИ!!!! МОЛОДЕЦ, ЧЕЛС! МОЛОДЕЦ! Я так тебя люблю, Челси! Ты… я знала, что ты справишься.

Собака вновь залаяла.

– Ещё?! Хорошо! Лежать, Челс, лежать.

Челси села. Вера поняла, что эту команду нужно будет отрабатывать с ней точно так же, как и команду «сидеть». Конечно, может быть, немного меньше времени на это уйдёт, но несмотря на это… да. Так оно и должно было быть. Собаки- это же не люди. Многое им нужно понять, прежде чем сделать. Например, даже самые простые вещи для людей могут быть для животных очень сложными. Так и было, с командами. Челси была умная, но не понимала некоторые команды, поэтому Вера попробовала ещё раз:

– Лежать, Челси!

Челс посмотрела на Веронику непонимающим взглядом.

– Челс, лежать!

И вот теперь собака легла. Она лежала и смотрела на Верку, мол, видишь, я не глупая, я легла и выполнила твою команду! Верка открыла дверь и вышла из комнаты, потому что она знала, чего хочет Челс- собачьих вкусностей. Все они стояли около холодильника. Вместе с ними были и игрушки, и корма, и миски… чего там только не было! Даже было ещё четыре поводка разных видов и цветов…

Вероника взяла пакет с самыми маленькими вкусностями и понесла их в комнату, где и была Челси. Войдя в свою спальню, девушка показала Челс пакет с едой, и улыбнулась своей самой милой и прекрасной, по её мнению, Челси. Собака попросила еды у хозяйки, в точности отобразив команду «проси».

– Челс, Челс!!! Запомни!– девушка посмотрела в глаза овчарке.– Это команда «проси». Проси… понятно?!

Вера кинула собаке еду и та съела её всего лишь за несколько секунд. Верка так любила свою Челси, и так ей было волнительно… а как она переживёт то, что не сдаст экзамен?! Что если Челси его не сдаст? Но вскоре Вероника себя остановила. «Челс сдаст экзамен.– сказала Вероника Доричева сама себе.– Сдаст, да ещё как!!! Обязательно сдаст, это точно!!! Да, я в это верю! Более, чем верю!».

– Челси, сидеть!– молвила девушка.

Собака села.

– Челс, лежать!

Овчарка легла.

– Челси, проси! Проси, Челси.

Челс встала на две задние лапы и начала просить. А точнее, изображать то, что она что-то просит, потому что вкусностей Челси не видела- они были за спиной у юной Вероники Доричевой. Верка так радовалась, так радовалась тому, что собака её понимает… в душе. А показывала Челси Вероника строгое лицо, чтобы собака её не очень-то и расслаблялась.

 

– Челс, впереди экзамен. Ты же хочешь его сдать?

Собака гавкнула.

– Да, да, понимаю…– молвила Вероника.

Собака ещё раз гавкнула.

– Раз хочешь, то… давай учиться!

Челси вновь залаяла, а потом заскулила. Вера сочла это за согласие учиться, поэтому достала ещё одну палочку (так выглядели вкусности для собак. Там были палочки, кружочки и квадратики, и всё это было достаточно маленькое), после чего Вероника Доричева промолвила негромко, но с улыбкой, зная, что нашла подход к своей собаке:

– Челси, крутись! Крутись!

Собака покружилась на месте раз пять, после чего Вероника дала ей палочку. Верка поняла, что тот день занятия могли быть завершены. Единственное, что решила Вероника Доричева- это ещё раз отработать эти команды.

– Челс, сидеть!– молвила девушка.

Собака села.

– Лежать!!!

Челс легла! Да, она легла! Это была правда. Собака понимала речь, либо просто запомнила её… но… это было уже достижение.

– Проси.

И снова Челси выполнила команду.

– А теперь… крутись!

Собака покружилась.

– Держи кружок!!!

Собачья вкусность в виде кружка не заставила себя долго ждать. Секунда- и Челс уже пережёвывала маленький круг и хрустела, делая это. Вера была удивлена. Несколько часов назад Челси не могла выполнить даже одну команду, а теперь она выполняет их с первого раза… как же странно это! Но в любом случае, это удивление было приятным и, после того, как Челси поела, Вероника упала на пол и обняла свою, так горячо любимую собаку. Так ей стало хорошо, ещё лучше, после того как Верка обняла свою овчарку!

Вскоре дверь в комнату отворилась, и в спальню вошла мама Вероники Доричевой. Она улыбнулась своей дочери и села на стул.

– Привет.– молвила Верка.

– Привет, доченька.

– Что-то случилось?!

– Нет, всё хорошо. Просто ты не сообщила мне о том, что приехала. Я волновалась. Ладно, сейчас это не важно. Главное, что всё хорошо. Ты, моя милая, расскажи-ка мне лучше, как прошла тренировка?! Не обижали тебя?! А Челси? Как у вас дела? Успехи какие-нибудь есть, или всё как было раньше?

– Всё хорошо, Челс очень умная.

– Правда?!

– Да.

– Это так радует, моя хорошая.

– Да… я тоже счастлива…

– Ладно, доброй ночи, моя милая девочка.

– Доброй ночи.

***

Ночь. Челси выбежала из комнаты Вероники Доричевой и направилась в кухонную комнату. Она уронила горшок с любимым цветком мамы Вероники, а затем побежала к столу. Тот с грохотом развалился. Челс не стала отчаиваться и подставила стул к холодильнику. Собака захотела взять мясо из холодильника, а в итоге уронила всё, что там лежало. От стыда Челси начала разрывать стул, а после, услышав шаги, побежала обратно в Веркину комнату. Челс явно не хотелось, чтобы её заметили.

***

Утро наступило слишком быстро. Вероника даже не думала, что прошла целая ночь. Ей хотелось спать так же, как хотелось до того, как Верка заснула прошлым вечером, то есть, вчера. Вероника посмотрела на Челси- спит… не хотелось Вере разбудить её собаку, совсем не хотелось… но тренировка была рано- в одиннадцать часов утра. Вероника тихо промолвила:

– Просыпайся, Челси, вставай, вставай!!!!

Собака проснулась и облизала Верку. Девушка же быстро оделась, надела поводок на Челс, и вместе они пошли на кухню. Там уже стояла озлобленная Верина мама. Женщина зло смотрела на собаку. Верка не знала, что произошло ночью, оттого сердце её ёкнуло, а затем и вовсе ушло в пятки. Никогда Вероника не наблюдала свою маму такой разозлённой и озлобленной. Поэтому Верка побледнела и стала такой же бледной, как сама смерть. Челси попятилась назад и спряталась за Вероникой Доричевой.

– М… мама?! Что-то случилось?!– спросила Вероника, ничего не понимая.– Почему дверь кухни закрыта, а?! Почему?!

– Собака.

– Мама…

– Челси всё разодрала. Я её выгоню. Обещаю, я её выгоню! Да, Вероника! Я её выкину, обещаю тебе.

– Мама… нет…

– Если она не сдаст этот твой экзамен- я её выгоню, ясно?! Выгоню и не пожалею о своём решении, нет.

– Мама… откуда ты знаешь про экзамен?!

– Я всё знаю про твою Челси!!!!!

– Не выкидывай, прошу…

– ВЫКИНУ! ЕСЛИ ОНА НЕ СДАСТ ЭКЗАМЕН!!!!

– Хорошо.

– Хорошего тут мало.

– Мама, она сдаст его.

– Сомневаюсь…

Конечно, идти на тренировку у Вероники не было никакого настроения. Но нужно было. Немного щипало глаза, это были слёзы. Несмотря на это, Верка, естественно, решила идти на занятия вместе с Челс. Она знала- это обязательно. Почему-то Вероника чувствовала, что отвечает за эту маленькую, но очень дорогую собаку по имени Челси… Челси… это было имя, которое, как казалось Веронике, она готова повторять вечность. «Я её не брошу!– пообещала себе Вероника.– Нет, не брошу. Она моя собака. Это моя собака. Овчарка… моя овчарка… я сделаю всё, чтобы оставить её в доме, да… я знаю, что так нужно. Так надо. Она обязана остаться, иначе всё, что мы пережили вместе, окажется ничем… я люблю её, я сделаю всё, чтобы её сохранить. Потому что мы любим друг друга… мы стали настоящей семьёй. А семья должна идти вместе. До конца… да, до конца!!!!». И с такими мыслями девушка и её овчарка вышли из дома и закрыли дверь на ключ. Из мыслей Вероники никак не выходили слова мамы Верки… про то, что она выкинет Челс из дома. Это пугало… конечно, Вера пыталась себя переубедить, якобы всё это было сказано «на эмоциях», но этого быть не могло. Мама Вероники была сдержанная женщина, и никогда она не давала своим эмоциям управлять ею. Но… но в тот день… что-то действительно странное произошло… Верке снова стало до безумия грустно, и одна слеза покатилась по щеке Веронике. И она шла… шла и шла… и даже не заметила, как врезалась в Энни.

– Вероника?!

– Энн?!

– Идём в автобус! Что с тобой сегодня? Ты всегда такая жизнерадостная, Вероника… а тут… такое. Почему плачешь?! Что не так? Объясни мне, что случилось! Я пойму, обещаю. Что-то, связанное с Челси?

– Нужно сдать этот экзамен… он поможет сохранить Челси… это единственный вариант, Энни… к сожалению.

– Объясни мне всё!!!!

– Что объяснять? Если я не сделаю так, чтобы Челси сдала экзамен- её выгонят из дома… сегодня она всю кухню разворотила, и моя мама… она… сказала такое… это не я придумала, помоги мне, Энни!!!! Пожалуйста… мне нужна твоя помощь, понимаешь?! Нельзя иначе… только ты ладишь с собаками… а я- нет… мне нужна твоя помощь… не знаю, сколько раз я ещё раз это скажу… но… мне правда нужно…

– Хорошо.

– Ты сможешь?!

– Да.

– Спасибо…

– Знаешь, мы же с тобой подруги? А подруги должны помогать друг другу… понимаешь?! Я помогу тебе.

– СПАСИБО!!!!!!

– Да не за что, идём в автобус?!

– Пойдём… я-то не против, идём!

***

И вот, снова тренировка. Собаки в тот день были все выстроены, и Челси, вроде бы тоже… она начала исправляться совсем недавно, и вот- она уже занимается… спокойно. Совершенно не вырывается. Энни проверила здоровье собак, после чего выстроила кольца для прыжков, и сказала:

– Через два дня экзамен. Готовьтесь. Я даю вам лишь те задания, которые будут на экзамене. Итак, начинаем тренировку!!! Девочки, держите своих собак за поводки!

Вероника повела Челси. Та спокойно прыгала через все нужные препятствия, а в конце… споткнулась… ужас был виден на лице Вероники. Больше всего из-за того, что Челси упала… и не ударилась ли?!

– Ничего, такое бывает.

– Правда, Энн?

– Вера, ты мне веришь?!

– Да.

– Тогда пойми, что я знаю, что говорю… да… можешь мне поверить. И да, я не вру тебе. У меня много таких случаев было.

– Точно?!

– Да.

– Ладно…

– Начинай сначала. Веди Челси и начинай с самого начала… ясно?!

– Да.

Верка отошла и начала с самого начала. Вновь Челс прыгала через различные препятствия- это были кубики, какие-то пирамидки, картонные фигуры, через которые собаки должны были перепрыгнуть, или же проползти под ними.

И в конце…

Челси перепрыгнула злополучную фигуру!!!

– Вера, это ещё не конец, не расслабляйся!– крикнула Энн.– И ты, Челси, тоже.

– Не посмею, Энни!!!

– Так, ладно… теперь я должна, нет, просто обязана обучить вас ещё некоторым командам…

– Понятно.

Вероника Доричева погладила Челси, и они вместе пошли к Энни. Другие собаки тоже шли к тренерше, но Верка шла к Энн не только, как к тренеру, но и как к подруге. Ей просто хотелось пообщаться с новой подругой, потому что они так мало, так до ничтожного мало, узнали друг о друге… а Вера хотела узнать об Энни что-нибудь новое, неизведанное и интересное, что знают о друг друге лишь только самые-самые лучшие подруги… Верка по-настоящему доверяла Энни, и в этом нисколько не сомневалась… и ещё… не только об Энн желала поговорить Вероника, но и о Челси… ведь ситуация была напряжённая! В любую секунду после несданного экзамена Вера могла потерять собаку!

Рейтинг@Mail.ru