Овчарка

Диана Денисовна Кацапова
Овчарка

***

Утро. Вероника резко задёрнула шторы. Не любила девушка просыпаться под светом солнца, уж больно он резал глаза и был непривычен для глаз Вероники, которые только проснулись и не настроились на солнечный свет. Пели птицы, а в дверь скреблась Челс. Мигом сдёрнув одеяло, Верка очень сильно забеспокоилась. Мысль о том, что Челси провела в таком действии всю ночь, вселила в Веронику некое волнение, хотя в своей догадке она не была уверена… спать девушке уже не хотелось. Сердце бешено колотилось, пока она быстро одевалась… Верка рванула к двери, открыла её и сползла на пол, после чего была вся вылизана собственной овчаркой. «Хорошее начало дня,– подумала Вероника, вставая с пола,– дальше всё должно быть гораздо лучше, я уверена!».

Челси прыгнула на кровать и радостно залаяла. Вера же показала ей, что нужно молчать и улеглась рядом. Странно, но после того, как Вероника показала Челс знак молчания (палец, приставленный к губам), собака вмиг прекратила лаять и просто лежала на кровати, то и дело немного посапывая. «По всей видимости, это всё-таки умная собака.– подумала Вероника Доричева.– Теперь я не сомневаюсь в этом ни на одну секунду… осталось лишь сегодня доказать это Энн на тренировке!!!».

Вдруг дверь в комнату распахнулась. Мама Верки закрыла её и села рядом с дочерью. Женщина промолвила:

– Привет. Доброе утро, Вероника. Доброе утро, Челси.

– Доброе утро, мама.– молвила Вероника.

– Как прошла ночь, милая? Челси разве спала с тобой??? И почему у тебя в руках ошейник, объясни мне!

– Ладно… всё хорошо, Челс не спала со мной, а ошейник я просто забыла положить на стол и легла с ним спать. Как у тебя дела?

– Всё в порядке, милая.

– Хорошо…

– Дорогая моя, пойдём завтракать?

– Пойдём!

– И Челси с собой возьми!!!

– Ага.

Челси в это время ворошила подушку ни о чём не подозревающей Вероники Доричевой. А подушка уже летела в клочья. Пух, чем была набита данная вещь, был на всей кровати. А Челс после этого принялась рвать одеяло. Хорошо, что это у неё сделать не получилось, потому что к овчарке вдруг повернулась Вероника. Радость вмиг сменилась испугом, разочарованием и небольшим страхом. Девушке хотелось плакать… она хотела лупить Челси чем только можно. Но держалась. Челс же сидела на кровати, и, заприметив Веронику, спряталась в одеяло. Мол, это не я подушку разорвала. Верку ничего уже не радовало и не умиляло. Но, лишь посмотрев на Челс, ругать её Веронике вдруг сразу перехотелось. Она лишь улыбнулась своей собаке и погладила её. Вмиг все былые обиды исчезли. Вера продолжала играть с овчаркой, обнимать её и целовать… и вдруг она остановилась. Да, остановилась. Потому что не знала, что ей теперь делать с подушкой. Челси, увидев грусть в глазах своей хозяйки, собака показала на место под кроватью, куда и можно было деть подушку.

– Спасибо, Челс!!!– молвила Вероника.– только маме ничего не рассказывай.– общалась девушка с Челси, прямо как с человеком.– Пойдём завтракать, еда уже на столе и тебе достанется немного!!! Пойдём!!!

Верка быстро надела джинсы. Затем она завязала волосы в небрежный пучок и позвала Челс к себе жестом. Собака уже скреблась в дверь, именно поэтому Вера вышла вместе с ней к лестнице, по которой они и прошли на кухню. Там уже разговаривали мама и папа Вероники, а вместе с ними бурно обсуждала что-то юная Лизавета.

Вероника села за стол и начала кушать.

– Вера, всё в порядке?!– спросила Лизка.

– Да, всё хорошо.

– Тогда давай поболтаем, а, давай?!

– Я не против.

– Это хорошо. Когда у твоей собаки будут щенки, отдашь мне одного???

– Это как с твоими родителями будет. Разрешат- отдам. Нет- значит не судьба… я тут лично ничего не решаю. Только твои и мои родители будут разговаривать на эту тему… и… какого щенка ты хочешь? Мальчика или девочку??? А, ответь, Лизавета! Мне нужно знать наверняка, чтобы понимать…

– Да я знаю. Просто… девочку.

– Девочку???

– Да.

– Ага… поняла. А скольких щенков хочешь?!

– Пока одного.

– Хорошо… один щенок.

– Что-то не так?

– Всё хорошо.

– Ладно…

– Слушай, ты на меня не смотри. Смотри на себя.

– Ага… хороший совет…

– А как по мне, самый лучший из всех. Понимаешь, самый лучший совет!!! Мне он очень нравится!!!

– Ладно.

– У меня сегодня тренировка.

– И?

– Эта Энн безумно строгая, понимаешь?! Челси скулит, занимаясь с ней… вчера скулила… Энни, она… тренирует-то хорошо, но если животным плохо, то зачем к ней ходят? Неужели помучиться?! Или помучить своих любимцев?

– У тебя на всё такие ответы.

– Других и быть не может…

– Да, она строга. Но ты знаешь, что сама сказала- она хороший тренер. Значит, к ней нужно ходить!!!

– Ага.

– Ты обеспокоена?

– Я волнуюсь за Челси.

– А что с ней не так???

– Не приняли её в тот раз. Другие собаки с ней даже не общались, хотя Челс пыталась пару раз… а потом мы ушли.

– Ничего страшного!

– То есть?

– Примут ещё…

– Уверена?!

– Конечно, всё будет хорошо. Не пойми меня неправильно… но… твоя собака очень понимающая и хорошая.

– Да.

– Да.

– Да, да.

– Слушай, наверное хорошо иметь собаку…

– Очень.

– Ага.

– Уже хочешь собаку?!

– Очень…

– Ладно, принесу тебе твоего щенка, когда ситуация прояснится… когда моя Челси родит милейших созданий…

– Да.

– Устраивает?!

– Ага.

– Замечательно.

– А по цене что?

– Бесплатно.

– Нет, нужна цена.

– Нет, бесплатно.

– Оно и лучше.

– Да.

– Слушай, так ты идёшь на тренировку?

– Да.

– Ладно…

– А что?

– Я уже разволновалась.

– Правда?!

– Ага.

– Серьёзно?! Это странно.

– Да знаю, но всё равно…

– Ладно…

– Уже нужно идти?!

– Ещё пока нет.

А дальше девушки замолчали. Им больше не о чем было разговаривать. Они просто сидели и смотрели в свои тарелки. Челс ходила под столом… а Вероника с грустью думала, что делать с щенками… отдавать или нет? Но вскоре поняла, что стоит отдать маленького щенка той, у кого никогда не было собаки и она её очень хочет. То была юная Лиза. Ей нужна была поддержка. Да, собаку нужно было отдать именно ей… но… а разрешат ли родители ей такое животное?! Овчарка же, как-никак, а овчарка… но Вероника решила, что будет решать, что и как делать, когда эти щенки появятся на свет и будет ясно, что нужно договариваться с родителями Лизаветы. А пока что Верка решила отложить эту тему на другой день.

Вскоре Лизка снова начала болтать с родителями Вероники. О чём- девушка не знала, потому что не слушала. У неё была гора своих мыслей, оттого Верка и никого не слушала.

– Вера!– молвила Лизка.

– Да?

– Поговори с нами, пожалуйста. Мы за тобой соскучились… пожалуйста, поговори с нами… если получится…

– Ладно, ладно. О чём будем разговаривать?!

– Да я вот не знаю, о чём. О любви… нет, может быть, о чём-то весёлом… анекдот какой-нибудь вспомним, а?!

– Не знаю…

– ЧТО?

– Я не знаю анекдотов.

– Серьёзно?

– Не люблю анекдоты.

– Почему?

– Не могу объяснить, правда…

– Ты не любишь шутки?!– спросила мама Вероники у своей дочери.

– Ну…

– Не очень, да?

– Ага.

– Бывает. Я в твоём возрасте тоже шутки не любила. Это пройдёт.

– Не думаю.

– Ладно… как ты спала?! Как вы все спали?!

– Хорошо.– ответили девочки, а именно Лиза и Вероника. После этих слов и Челси гавкнула.

– Знаете что?– спросила мама Верки и глянула на свою дочь.– Вера, Челси… мне позвонила Маша, ну, твоя подруга, Вера… и знаете, что? Нет… не отгадаете. А я скажу. Итак, Вероника Доричева и её овчарка Челси официально приняты в… клуб собаководов!!! Если что, то это те занятия, на которые вы с Челси ходили!!!!!

Вероника погладила Челс. Теперь Верка была спокойна- Челси спала, а не всю ночь стучалась и скулила напротив двери, да и ещё плюсом добавилась такая замечательная до головокружения ситуация. Настроение сразу же вскочило вверх. Девушка теперь не винила себя, оттого ей стало вдруг намного легче, чем было раньше, а именно, когда та встала утром с кровати, и её разбудил солнечный свет. Теперь Вера готова была часами любоваться солнцем, и ей этого очень хотелось. Необыкновенное чувство счастья распределилось по каждой клетке Вероники Доричевой, попало в её кровь и отразилось улыбкой на лице Веры. На неё смотрели, как на сумасшедшую… мол, чего она улыбается просто так? А ведь не на каждую улыбку есть какая-то причина… для улыбки и слёз не нужна причина… они просто есть. Оба чувства- грусть и радость, а вместе с ними и действия- слёзы и улыбка, расползающаяся почти до самых ушей от радости. И никогда никто не узнает, в какой момент в голову ударит ужасная грусть… тоже самое и с ощущением счастья. А мысли Вероники путались и никак не могли собраться воедино. Она просто хотела поделиться своими чувствами в доме, за столом, где собрались самые дорогие девушке люди… и собака по имени Челси. Но девчонка не могла выразить свои чувства… она просто улыбалась. Просто улыбалась, совершенно без причины. Сердце колотилось. Безумно колотилось, но на это юная Вероника никакого внимания не обращала. Ей было всё равно. Девушка не могла сказать ни слова, но ей было хорошо. Очень хорошо… никогда так весело Верке ещё не было. Но девушка знала- это ещё не пик счастья.

Челси лизала руку хозяйки. Она не понимала, что произошло. Прежде невесёлая и ненамного пессимистичная Верка вдруг довольно сильно изменилась. Радостная, с улыбкой была в ту минуту девчонка Вероника… да и вдобавок, бледный цвет кожи сменился на более телесный, а глаза засияли, и на щеках выступил лёгкий румянец.

А Вера теперь и заплакала тоже. Улыбалась и плакала. Родители поздравляли её и Челси, а собака и её хозяйка держались за руки, ну как, Верка держала лапу Челси с помощью команды «дай лапу», и ревели. Непонятно, почему, но плакали. И собака тоже. Глаза слезились у Челс, а значит- она плакала. А Верка ревела очень и очень сильно… после вчерашней ситуации это была победа. Вера плакала от радости. Она была до безумия счастлива.

 

Вдруг девушка посмотрела на часы: двенадцать часов дня. Это значило, что надо было идти на тренировку вместе с Челси. Конечно, не хотелось уходить от своих родных, но нужно было это… поэтому Верка встала из-за стола и, не произнеся ни слова более, вышла из кухни, закрыв дверь. Девчонка направилась в свою комнату. Несмотря на запланированную тренировку её настроение ни капли не пострадало, а даже стало лучше, ненамного, но лучше.

Вера зашла в комнату и открыла шкаф. Одежды было много, и Верка не могла никак определиться с выбором наряда. Шкаф был переполнен, и, казалось, даже ломился от переизбытка в нём самых замечательных нарядов.

Оттого-то Вероника и не могла найти нужный наряд. Половину вещей девушка надевала лишь один раз, поэтому она остановилась на правильном, как казалось самой Веронике Доричевой, решении- этим решением было позвать Лизавету. В самом деле, Лизка хотела стать дизайнером и Верка доверяла ей в этом деле, оттого Вероника, собрав все свои силы, крикнула так, что чуть не оглохла:

– ЛИЗА! ЛИЗАВЕТА!!!!

Девчонка примчалась в комнату быстрее, чем Вероника этого ожидала. Она заглянула в шкаф и хмыкнула.

– Опять проблемы с нарядом, а, Вероника?!– спросила юная Лизка и начала смотреть на большое количество одежды, раздвигая вешалки и то и дело издавая какие-то радостные вопли, непонятно, от чего именно девушка так радовалась… в любом случае, Веронику это не волновало абсолютно.

Девушки молчали минуты этак две. Тишину прервала Вероника, с её ответом на давно уже озвученный вопрос Лизки:

– Да… опять не могу выбрать наряд… как же это неприятно… ты такой хороший дизайнер! Я тебе доверяю.

– Это хорошо.

– Лизавета…

– М?

– Мне нужен наряд для тренировки с Челси. Ты поможешь? Сможешь подобрать? Я бессильна… надежда лишь на тебя…

– Помогу. Я сразу догадалась про тренировку. Ты же вскочила и побежала куда-то, а через минуту позвала меня.

– Да. Верно.

– Так, Вероника. Не смей волноваться! Бери от жизни всё!

– Боюсь, что Челси отчислят…

– Не бойся. Вы же официально в клубе!!!

– Д-да, но…

– Да не будь ты такой! Не вздумай волноваться!!! Это того не стоит.

– Знаешь, а ты права…

– КОНЕЧНО!!! Интересно, я также в свои четырнадцать буду волноваться, или же нет?

– Скорее всего, нет… я с детства боюсь всего…

– Успокоила… а ты перестань бояться! Сейчас же перестань!

– Хорошо…

– Так… майку я тебе подобрала, остались лишь штаны. Надеюсь, кроссовки ты выберешь сама… а то я не знаю, где они у тебя…

– Да, всё хорошо, я знаю, где кроссовки. Спасибо за помощь, Лизка…– девушка уже подняла майку и штаны с кровати, после чего начала одеваться.– Ты очень добра ко мне, Лизавета! Правда, честное слово!

– Ладно, пока.

– Пока.

Девушки разошлись. Лизка закрыла дверь и тихо, почти совсем неслышно, вышла из комнаты. Вероника же осталась смотреть на свою розовую и замечательную майку, не обращая внимания на штаны спортивного типа, потому что майка была намного красивее, ярче и замечательнее, чем обычные штаны. Но несмотря на это, Вероника начала уже одеваться. Она одевалась постепенно, никуда не торопясь, и совершенно не думала о том, чтобы идти на тренировку, которая должна была начаться в час дня. Естественно, она забыла о клубе собаководов… а лай Челси дал Вере понять, что ей нужно уже быстрее одеваться, иначе они могли бы опоздать на занятия. Верка, конечно же, перестала глядеть на себя в зеркало, одеваясь, и быстро надев штаны (майка была уже на Веронике, выбежала из комнаты. Челс уже сидела и ждала Веру. Девушка прицепила к ней поводок, и они вместе вышли на улицу под гул машин. Все куда-то спешили. Кто на работу, кто в школу- а у Верки было ещё три месяца каникул… и ей было хорошо. Очень хорошо. Вера вдыхала воздух, как будто бы это что-то самое прекрасное в её жизни… и девушка надеялась, что такое настроение у неё будет весь день.

Вера и Челс вошли в автобус. Дав водителю, а точнее, триста рублей положила Вероника в тарелку, где лежали деньги и других пассажиров, а после получив билет, который девчонка отдала старушке- кондукторше, Вероника села на свободное место, а Челси ходила рядом со своей хозяйкой. Овчарка ни на секунду не упускала Веронику из виду. Она охраняла её… Вере было так хорошо от того, что собака так любит её. Собака по имени Челси. И Вероника её тоже очень сильно любила. Настолько сильно, что хотела сделать для неё абсолютно всё то, что принесло бы Челс пользу.

С этими мыслями Вероника Доричева немного, да и закрыла глаза. Девушке снились хорошие сны, пока автобус качало и вертело, он останавливался на каждый светофор… и стоял весь транспорт тогда ровно сто секунд. А Вере снилось то, что она бегает по ромашковому полю и ищет Челс. Собаки нигде не было. Как вдруг Челси кидает девушку в поле, а затем начинает её облизывать… Челс уже во сне была взрослой собакой, и, конечно же, сильной овчаркой. «Это всё из-за тренировок?!»– спрашивает Вероника, та, что во сне. На что Челси ей отвечает «Да… спасибо тебе.». А после этого Вероника Доричева проснулась. И как раз кстати, потому что автобус уже стоял на нужном месте.

– Ну всё, Челси, выходим. Мы приехали!– молвила девушка и подошла к Челс, после чего погладила её и обняла.

Собака и её хозяйка вышли из машины, после чего направились к зданию, где и должна была проходить тренировка. На доме надпись «Клуб собаководов». Значит, всё правильно. Вероника, держа Челси на поводке, подошла к огромной железной двери и открыла её. Затем девушка поднялась по лестнице и уже стояла, вместе со своей овчаркой, около двери в тот самый зал, где только вчерашним днём их выгнали, а теперь эти две девочки- одна человек, а другая- собака, вновь стояли и смотрели на дверь в зал, где и должна была пройти вторая тренировка… волнение ударило в голову Вере. Сердце бешено заколотилось, и, казалось, наступила бы тишина в клубе, она бы услышала этот самый звук. Вероника Доричева решила закрыть глаза. Всего лишь на минуту… девушка верила, что так волнение быстро проходит. Эта техника помогала ей на контрольных работах в школе, поэтому Вероника и надеялась, что поможет и там, в клубе собаководов, где она почти никого не знала… это тоже несколько напрягало, но нисколько не понижало хорошее настроение Верки. Закрыв глаза, девушка открыла железную дверь и вошла в зал… ещё там никого не было- это девушка заметила, когда вновь начала видеть всё происходящее вокруг. Верка не знала, чем ей заняться без других девчонок. Где-то слышался лай, и в голову Веронике пришла самая глупая, как думала сама Вероника, идея. Она была такой: до начала занятий оставалось целых двадцать минут, и можно было осмотреть все четыре этажа клуба (Вера и Челси находились на втором, что было как раз кстати, потому что лай слышался с этого же, второго этажа)! Да, идея и в самом деле не была особенно умной, но всё-таки любопытство взяло верх над девушкой. Челс, очевидно, почувствовав это со стороны её хозяйки, высунула язык и скривила рот в не очень похожем, но в подобии улыбки. Верка тоже улыбнулась своей собаке. Больше не от того, что Челси ей улыбнулась, а от того, что кто-то кроме неё поддержал идею с осмотром клуба. Верке теперь не пришлось оставлять Челс одну в зале! Они просто пошли бы вместе!!! Вера отстегнула поводок своей собаке, после чего шепнула как можно строже:

– Челси, рядом!!! Рядом, милая!!!

Челс пошла за своей хозяйкой, высунув язык и чрезмерно сильно дыша. Вероника решила осмотреть второй этаж. Лай стал слышен сильнее, а затем Вера поняла, что он был не один. С ним был женский голос! Это была Энн! Она строго разговаривала с собаками… Вероника и Челси, мигом пробежав злополучную комнату, оказались в огромном коридоре. Верка заглянула в одну из дверей- такой же зал, обычные тренировки. Пошла дальше и остановилась возле кабинета Энни. Он так и манил к себе. Вероника выдохнула и вошла в кабинет. Там ничего особенного не было, и поэтому Вера решила идти на третий этаж. Как назло, лестница была рядом с комнатой, где и находилась Энн в тот день. Верка вновь выдохнула и прошла мимо комнаты, как вдруг… похолодела. Мурашки пробежали по девичьей коже, потому что дверь скрипнула и прямо за спиной Вероники послышался кашель.

Челси злобно зарычала, а Вероника обернулась. Энн. Она шла к ним и бурчала себе что-то под нос. Вере в голову уже лезли неприятные мысли, но она решила, что Энни просто решила идти в зал… но все эти мысли перекрывало лишь одно- взгляд. Такой холодный и злой взгляд Энни… его Вероника никогда не ощущала на себе, а теперь ощутила. Челс всё ещё рычала, а Вера не могла сказать ни слова… как вдруг… Челси начала лаять. Энн подошла к девчонке и её собаке вплотную, а затем, отпустив добермана, промолвила:

– Оливер, милый мой, иди в зал. У меня есть разговор к этим…

Собака пошла в зал. Железная дверь открылась автоматически, а потом также закрылась. Вероника попятилась назад, а Челс не сдвинулась с места. Она стояла, заняв боевую позицию, и рычала. Вере было невыносимо страшно, поэтому она вновь закрыла глаза. Энни подошла к Веронике и спросила:

– Почему вы не в зале?!

Голос звучал холодно, как будто его обладательница не испытывает никаких эмоций, а сердце, казалось Веронике тогда, у Энни давно уже заморожено было. Верка ничего не могла ответить.

Ей было страшно. Страшно до одури. Вероника боялась, что Челси выгонят и в этом будет виновата она… она- Вера, со своей глупой идеей. С самой глупой… теперь всё… и Маша… Маша тоже уже не поможет, никто не поможет… никто, кроме самой Вероники… конечно, конечно, а кто ещё виновен в том, что Челс скоро выгонят, и теперь уже навсегда?! Вера! Именно такие мысли были в голове юной девушки. Но Вероника не показывала виду, что ей по-настоящему страшно. Вера даже открыла глаза и посмотрела на Энни, что держала её за волосы. Посмотрела так дерзко и смело, как только могла.

– А почему ты не в зале?!– молвила Верка.

Несмотря на то, что голос её дрожал, он звучал вполне уверенно. И даже Энн немного побледнела, но не захотела этого показывать. Две девушки смотрели друг на друга минуту, после этого молчания лишь Энни смогла ответить. Вот так звучали её слова, от которых почему-то Верке не стало страшно:

– Я была со своим доберманом. Я его тренировала. Это он лаял на весь клуб. Да, я слишком строга. Но в этом и есть моя сила. Моё достоинство. Я не умею быть мягкой. Но я пытаюсь. И я знаю, что ты шла в мой кабинет.

– Да, верно.– сказала Вероника.

– Почему ты шла? Говори!

– Я просто… рассматривала все комнаты и вошла нечаянно в твой кабинет. Прости, нечаянно всё получилось. Я не хотела, честно.

– Ладно. Говори! Правду!

– Но это и есть… правда.

– Ты мне врёшь!

– Нет… правда.

– ГОВОРИ!!!

– Это правда.

– НЕ ВРИ!!!!!!!

– Я не вру…

Челси схватила Энни за платье и оттащила её от Верки так, что та упала. Вероника невольно рассмеялась, после чего Челс зубами открыла дверь и закинула визжащую Энн туда. Верка подбежала к своей собаке и обняла её. Вероника, не переставая смеяться, встала напротив двери и молвила:

– Знаешь, Энн… мне тебя жаль. Всё могло бы быть хорошо, а ты со мною враждуешь. Завидуешь тому, что у меня есть такая собака?! Да, этому бы стоило позавидовать. Челси действительно моё солнце, то, что заставляет меня радоваться каждой секунде и каждой минуте. Я люблю её, а она любит меня. Да, это в самом деле так. И я не думаю, что всё плохо. Всё замечательно!!! Правда! Вот честное слово, всё замечательно.

– ОТСТАНЬ ОТ МЕНЯ!– послышался голос Энни.– Я тебе правда завидую… не знаю, как реагировать на тебя… у тебя прекрасная собака, а моя… моя не слышит меня совершенно. Я хочу, чтобы мы стали подругами, но боюсь, ты меня не примешь…

– Мы можем дружить.

– Правда?!

– Да.

– Ты готова к тренировке?!

– Подождём других девочек.

– Ладно. Ждём.

– А ты выходи сюда, Энн.

– Твоя… Челси… она набросится на меня и съест.

– Нет! Да и вдобавок, она уже спит на полу.

– Ладно.

Дверь отворилась, и в коридор вышла Энни. Она и Вероника сели на пол, после чего Энн промолвила негромко:

– Прости за вчерашнее. Зависть, чтоб она исчезла, ужасна. Я правда, даже не осознавала, что делаю…

– Всё в порядке.

– Ладно… команды твоя Челс знает?

– Не проверяла.

– Узнаем сегодня.

– Скорее всего, нет…

– Ладно.

– Ей пять лет. Вот такая вот не очень-то и приятная история с моей Челси.

 

– Ты же говорила, скоро будет шесть!

– Да… но не сейчас же!

– Ага…

– Будто бы ты только узнала! Словно вчера я тебе ничего такого не говорила, вот правда…

– Нет, но… так близко вчера мы не общались.

– Я вчера тебя возненавидела, честно тебе говорю. После того, что ты выгнала Челс… просто…

– Я всё понимаю… приму, если ты скажешь, что не готова даже разговаривать со мной. Я правда всё пойму и не буду обижаться. Я не из таких, Вероника. Я из таких, что всё понимают… можешь поверить. Правда. Обещаю, всё будет хорошо… я пойму, если ты больше никогда не захочешь меня видеть… для некоторых ведь собаки важнее людей… оно и ясно. Многие собаки лучше всех людей на земле, причём вместе взятых… например, я и Челси. Челс намного лучше. И я… я… я… не напрашиваюсь на комплименты, я в самом деле так думаю… правда… извини, если обидела. Я не хотела… ладно, прости.

– Энн… я буду с тобой общаться, слышишь? Всё хорошо. Я буду с тобой общаться. Могу сказать это ещё миллион раз, я просто хочу, чтобы ты поверила в это. Энни, я тебя не брошу. Мы теперь подруги.

По щеке холодной Энни потекла тёплая слеза. Девушка улыбалась. Улыбалась и плакала. Уже не одна слеза пробежала по щеке тренерши, их уже было превеликое множество. А Верка тоже улыбалась. Челси же не переставая, тёрлась об одну и об другую. Она признала Энн. Признала её своей. Признала, что та её не обидит. Но Вера и Энн не обращали внимания ни на что. Ни на то, что все ученицы со своими собаками пришли в зал, ни на что-то другое. Они сидели на полу, держась за руки, и смотрели друг на друга. Вероника чувствовала тогда, что нашла свою подругу. Причём лучшую. Да, именно лучшую подругу. На тот момент девушке казалось, что её лучшая подруга, что была до знакомства с Энни, просто не была ЛУЧШЕЙ ПОДРУГОЙ. Значит, всё правильно, что дороги Сашки и Вероники разошлись… Верка смотрела на плачущую Энн и никак не могла понять, искренние ли её чувства, но смотря девушке в глаза, Вероника могла сказать «Да. Да, чувства Энни искренние!». Да… и после этих мыслей Вера тоже разразилась слезами. Они плакали, всё также держась за руки. Пять минут. Пять минут прошло от урока. Но девчонкам было всё равно. Сердце Вероники колотилось, и она ревела. Не знала, как ещё выразить свою радость… только лишь слёзы. Вера будто бы разучилась говорить, и лишь эмоции могли показать то, что Вероника действительно чувствовала в тот момент. Верка соврала, если бы сказала, что это была радость… это не была радость… это было что-то безумное. Что-то, что она никогда не чувствовала. Это было больше, чем радость. Намного больше. Верка и Энни молчали, пока доберман не позвонил в звонок, и две девушки не услышали возмущённые вопли озлобленных учениц.

Вероника Доричева и Энни, чьей фамилии Вера пока не знала, поднялись с пола. Затем они кивнули друг другу и пошли в зал.

– А ты точно знаешь все команды?– спросила Верка, когда девушки уже шли к другим девчонкам.– Или соврала?

– А зачем мне врать?– вопросом на вопрос ответила Энн.

– Ну, знаешь ли, я не знаю. Правда не знаю. Да… я без понятия. Хочу тебе верить, да пока что не могу… мы и знакомы два дня.

– Зато я теперь знаю, что ты меня боишься.

– Больше не боюсь!!!

– Скажи как тебя зовут… ещё раз. Сто шесть учениц и сто шесть учеников, всех не смогу перечислить… имена, точнее, не запоминаю… прости уж.

– Вероника Доричева. А скажи-ка свою фамилию!

– Подожди… нет… не скажу пока.

– Почему?

– Никому не говорю, а тебе говорить лишь одной будет глупо.

– Жаль… очень жаль, я не думала о том, что ты не скажешь… слушай, Энни, она что, ну, фамилия твоя, она что, ужасная? Некрасивая такая, что ты её стесняешься?! Серьёзно? Почему и зачем?! Знаешь, не стесняйся!!! У каждого может быть какая-то не очень красивая фамилия, однако это не повод для грусти и печали… а также скрытия этой фамилии… не фамилия делает человека замечательным, а человек эту фамилию. Она не имеет никакого значения. Я не позволю никому над тобой смеяться, Энни!!!

Затем девушки замолчали.

– Вороньева.-молвила Энн, когда девушки уже подошли к двери в зал с ученицами и их собаками.– Моя фамилия- Вороньева. Меня зовут Энни Вороньева.

Вероника обняла Энн, и после объятия Энни и Вера вошли в зал. Вероника придерживала Челси за её ошейник.

Глава 8 Тренировка. Обучение командам

В зале собралось много девушек. Намного больше, чем на прошлом занятии. Все галдели и осуждали Энн… Вера даже не знала, как себя вести. Видя Энни потерянной, Вероника совершенно не понимала, что дальше нужно было делать. Верка безумно тогда сочувствовала Энн, но поняв, что той не нужна помощь, она встала к другим девушкам. Вероника Доричева чувствовала себя потерянной, но увидев знакомое Машкино лицо, ей стало легче. Вера взглянула на Энни и улыбнулась ей. Вскоре и тренерша улыбнулась, глядя на Веронику. Она, Вера, знала, что это именно так… что это ей… что эта улыбка предназначена Верке. И никому другому. И Вероника улыбалась лишь Энн, и больше никому другому.

– Я хотела кое-что сказать…– промолвила Энни и посмотрела на Веру.– Моя фамилия-Вороньева. Прежде я этого не говорила, потому что боялась. Но теперь я больше не боюсь… нет, совершенно не боюсь. Мне помогла одна девушка. Эта девушка- Вероника. Вера Доричева. Я очень ей доверяю…

Никто не засмеялся. Все спокойно восприняли информацию… и Вере от этого стало хорошо. Хорошо, будто это случилось лично с ней… Верка не переставала улыбаться, и Энн- тоже. Девчонки кивнули друг другу, после чего Вероника Доричева и Энни Вороньева вновь стали вести себя, как учитель и ученица.

– Итак, девочки, сегодня мы будем изучать команды. Ваши собаки должны их знать, просто обязаны. Итак… первая команда- сидеть. Сейчас Оливер, моя собака, покажет вам, как это выполняется… смотрите внимательно и ничего не пропустите!!! Это в самом деле очень интересно!!! Мой Оливер вам всё покажет!!!

– Эй, Энни!– вдруг сказала одна из незнакомых Веронике Доричевой учениц.– Ты сегодня взволнованна, из-за чего?! Проблемы или что??? Больше у меня нет теорий!!! Энни!!! Ты выглядишь взволнованной, Энни!!! Давай, говори!!! Знаешь, а я знаю. Ты с кем-то тут сдружилась и теперь ждёшь, когда же уже закончатся эти занятия!!!!!!

– Н-нет… ОЛИВЕР!

Собака подошла к своей хозяйке, и села. Просто села, даже не дожидаясь команды. Энни же улыбнулась и подошла к Веронике. Девушки отошли к стене, после чего Энни спросила:

– Можно тебя на секунду?!

– Да.– ответила ей Вероника.

– Вера…

– Да, Энн?!

– Я не могу сказать, что дружу с тобой. Засмеют же… чего-чего, а этого я не хочу.

– Всё будет хорошо.

– Надеюсь.

– Обещаю.

– Через несколько дней экзамен. Твоя собака будет сдавать его?!

– Да.

– Она готова?

– Не знаю…

– Может быть, я с ней позанимаюсь?!

– А можно?

– Да.

– Я не против.

– Прекрасно!!!

– Когда начнём?!

– Да хоть завтра.

– Так, на групповую тренировку, ну, то есть сюда, к нам приходишь, а потом едем к тебе! Договорились?!

– Да.

– ПРЕКРАСНО!!!!

– Ты счастлива?!

– Да.

– Это платно?

– Глупости какие! Нет конечно… нет, Вероника, нет. Всё бесплатно, абсолютно всё. Ладно, продолжим занятия.

– Да, конечно.

Вероника и Энни, перестав разговаривать, вновь стали ученицей и учителем. Челси резвилась и играла со всеми игрушками, и ещё вдобавок с ней веселился Оливер. Видимо, его радовало то, что контроля над ним нет в помине. Собаки радовались, они отнимали друг у друга игрушки, а, когда прыгали эти двое по пирамидкам и другим вещам, тем самым их разрушая, они играли в догонялки. Челс дёрнула Веру за руку, а точнее, лизнула её. Мол, идём, порезвишься. Но Вероника лишь резко взяла Челси за ошейник, и овчарка села на пол, после чего Энни начала успокаивать своего добермана. Наконец все успокоились. Энн собрала все вещи для собак в чемодан, немного беспокоясь об их сохранении, ведь после беготни Оливера и Челси эти вещи были все поцарапаны. Чем? Ответ слишком прост: собачьими ногтями, что не только поцарапали, но и разрушили довольно плотную конструкцию.

– Сидеть! Сидеть!– молвила Энни.

Все собаки послушно сели. Очевидно, они были у Энн не впервые… все… все, кроме Челс. Она наоборот, легла. Вера выдохнула. Чувство стыда всё накалялось, и этот выдох не сработал. Уже послышались смешки и шёпот. Какие-то девочки шептались, глядя на Челси. И вот тогда Вероника не выдержала и промолвила:

Рейтинг@Mail.ru