Овчарка

Диана Денисовна Кацапова
Овчарка

Вероника Воронина внимательно слушала девушку. Она говорила про то, насколько сильно важно обучать собаку командам, и про то, что на том занятии Энни обещала обучить собак своих учениц азам. Ну, то есть банальным командам. Например- сидеть, лежать. Ещё она рассказала про множество других команд, но сказала, что всего будет понемногу, и каждое занятие собаки будут учить что-то новое и повторять старое. Такая перспектива устраивала юную Веру Доричеву, и она решила остаться.

– Эй…– молвила одна девушка.

– А?

– Вероника?

– Да?!

– Я тебя знаю. Ты популярная художница.

– И что?

– Я Аня.

– Ясно. Приятно познакомиться.

– Ты… собаку…

– Что? «собаку»? Что-то не так?! С моей собакой всё хорошо… твоя тоже ничего так…

– Недавно завела собаку? Такая милая овчарка…

– Ага. А ты нет?! Просто я- да. Мне её вчера подарили и уже записали на тренировку. Вот так вот.

– Ладно. Давай заниматься.

– Ты серьёзно её слушаешь?!

– Ну да.

– Зачем?!

– Она же тренер!!!

– А, ну и ладно.

Тренерша Энни развязала добермана и дала ему какую-то вкусную еду для собак. Очевидно, она кормила его (или её) каким-то кормом. Пёс явно был доволен блюдом. Энни ждала, пока её доберман поест и начнёт заниматься вместе с Энн заработком денег- тренировкой собак. А Верка же скова села на пол и повернула к себе скулящую Челси. В глазах собаки читался страх…а в глазах Веры были слёзы. Боль пронзала девушку. Она даже не знала, почему… и когда эти глаза собаки и человека встретились, то Веронике стало ещё больнее. Что-то болело и кололо… сердце. Оно всегда показывает состояние человека, ну вот и в тот день Верка Доричева чувствовала боль в сердце… потому что ей было болезненно в душе. Несмотря на ужасное состояние, девушка продолжала улыбаться. Собака прильнула к ней, словно чувствуя боль Вероники и не зная, чем ей помочь… а Вера сомневалась. Сомневалась в том, нужна ли Челс эта тренировка… но вспомнив, что она пообещала сама себе помочь Челси и сделать её полностью здоровой, у неё не осталось сомнений- нужно было заниматься.

– Ты хочешь заниматься?!– спросила Вера у Челс, искренне надеясь, что она всё поймёт и даст ответ Верке, пока ещё не начались занятия, и ничего нельзя было изменить.– Хочешь ли ты заниматься, Челси?! Желаешь ли ходить на тренировки, нравится тебе это??? Ты чувствуешь себя тут хорошо?! Дай мне ответ, прошу… ты собака, но пойми меня… я тебя люблю и не хочу ничего плохого для тебя… итак, ещё раз… Челси, милая моя девочка, хочешь ли ты ходить на тренировки сюда?

Собака радостно залаяла и вильнула хвостом. И тут Веронике стало заметно лучше. Улыбка поползла сама собой. Вера не могла её контролировать… всё, теперь девушка была спокойна. И слёзы больше не подступали к глазам, а если и подступали- то только слёзы радости, и ничего более.

– Ты разговариваешь с собакой?!– спросила другая девочка, у которой был светло-коричневый лабрадор на поводке.

Вероника кивнула.

– Это глупо.

Снова кивок.

– Тебя за это отправят в психбольницу!!!

Вероника лишь усмехнулась.

– Ты почему со мной не разговариваешь?!

– О чём, извини меня?!– спросила Вероника Доричева.

– О том, что собаки ничего не понимают.

– Они понимают даже больше, чем ты.

– То есть?

– Вот так.

– Ты мне не нравишься.

– Взаимно.

– Меня раздражает твоё спокойствие.

– Спасибо за информацию. Но мне на это всё равно.

– Чего?!

– Что слышала.

– Ты меня не пугай, ага?

– Не «ага».

– НЕ ПУГАЙ!

– Как я тебя пугаю?!

– Ты ведёшь себя…

– Как?

– Спокойно.

– Ясно.

– А я говорю тебе не очень спокойные вещи…

– Поэтому я и спокойна.

– ЧТО?!

– Мне смешно.

– Ладно… давай подружимся, пожалуйста… на самом деле я просто тебе завидую. Ты- популярная художница, а я даже линию ровную не нарисую. И твоё спокойствие… ты такая… замечательная… мне не подобрать слов…

– Вероника.

– Марина…

Девушки пожали друг другу руки. Вероника решила не особенно дружить с Мариной, но общаться девушка поняла, что нужно. И вот- уже с несколькими девчонками Вера была знакома.

Вероника Доричева наконец увидела, что доберман закончил есть. Все встали по своим местам, и тренер по имени Энни, наконец, отпустив собаку, начала что-то ей говорить. Вера наблюдала за этим с превеликим удовольствием, думая, что тренерша прекрасно ладит с собаками. Вскоре Энн заострила внимание на Челси, а затем кивнула. Вероника не знала, для кого был предназначен тот кивок. Для девушки это было загадкой, которую разгадывать она не намеривалась. Верка просто хотела вылечить Челси, а кивки и взгляды Энни её совершенно не интересовали в тот самый день. Вероника вновь взглянула на Челс и улыбнулась ей.

Наконец-то началась долгожданная тренировка.

Челси не хотела ничего делать, в то время как другие собаки уже прыгали через палки, сидели, давали Энни лапы, крутились… и чего только ещё не делали. А Челси и Вероника стояли, как две глупые девчонки и смотрели на хвалящую других собак Энн. Вере было стыдно. Крайне стыдно за поведение Челс, и она просто хотела уйти и не ощущать того позора, что чувствовала в тот день, в самое первое занятие Челси.

Вскоре…

Почувствовала ли стыд Вероники Челс, или ей самой стало стыдно- Вероника не знала и не могла понять, даже глубоко задумавшись. Но через секунду после того, как Вера подумала про стыд за Челси, собака её побежала куда-то.

Оттолкнув других собак, она прыгнула через маленькое препятствие, а затем покрутилась. Смотрела на это Энн с удивлённым выражением лица. Такого удивления Вероника никогда не видела. Никогда. Вся побледневшая, Энни смотрела на Челс, гладя своего добермана… Вера не понимала, что так удивило тренершу. То, что Челси прыгнула без очереди, или то, что она вообще ПРЫГНУЛА с такой лапой.

Но…

Вскоре Вероника забыла об Энни, потому что к ней подбежала изнеможённая Челси. Она отрывисто дышала, очевидно, хотя пить. Верка достала миску, которую взяла с собой, и бутылочку воды.

Девушка налила овчарке попить. Собака стала жадно пить. Наконец она выпила всё и Верка убрала миску обратно в сумку.

– Ты молодец, молодец.– молвила Вероника, поглаживая Челс.– Всё, иди к тренеру. Она тебе всё расскажет. И покажет. Молодец, молодец.

Вероника Доричева подошла к Маше, чья собака тоже прыгала без её присмотра. Девушки встретились глазами, а затем отошли подальше от собаки, что принадлежала Энни, и Маша спросила:

– Что с твоей Челси?!

– А что с ней?– спросила Вера изумлённо.

– Ну как… она…

– М?

– Она прыгает. Так быстро, энергично… как?

– Я не знаю, честно. Очевидно, она такой родилась… сегодня поеду с ней в ветеринарную клинику, посмотрим, возможно ли её вылечить. У меня есть деньги от продажи трёх картин, но я не уверена, что их хватит.

– Сколько их?

– Две тысячи.

– Четырнадцать приёмов, десять тысяч. Шесть тысяч- твои. Возвращать мне ничего не нужно, у меня много клиентов… так что, не благодари.

– Маша…

– Отказов не принимаю. Операция собак не дёшево стоит, а ты что думала? Никто тебе за бесплатно не вылечит собаку…

– Спасибо…

– В какую клинику поедешь?

– Я не знаю.

– Можешь в ту, которая здесь неподалёку. Прямо… самая первая, около парка. Знаешь, милая моя… ты и Челси заслуживаете счастья. Там, в той клинике, подруга моей мамы работает. Многих животных она вылечила, поможет и твоей Челс. Но… если ты скажешь, что от меня пришла, то свои две тысячи ты можешь не тратить. В общем, нужна будет помощь- звони. Я тут недалеко живу.

– Я даже не знаю, что сказать…

– Что хочешь.

– У меня три недели на то, чтобы обучить её азам, Челси мою. Больше времени у меня на это не будет… что же делать?!

– Три недели… азам она научится за это время.

– Уверена?!

– Да.

– Точно?!

– Да.

– Ладно, ладно… я поняла.

– Давай…

– Что?

– Тебя зовут.

– Энни?

– Да.

– Мы не успеем пообщаться.

– Иди уже.

– Ладно…

Вероника пошла к тренерше. Разговаривать с Энни её не хотелось, потому что чувствовалась от неё неприятная энергетика, и от этого холодок пробегал по коже. От взгляда Энн, от её голоса и интонаций… создавалось впечатление, что она вовсе не любит животных… а любит только деньги… и всё.

Но несмотря на это, девушка уже стояла перед Энни, что смотрела на неё до ужасного недовольным взглядом.

– Твоя псина…– сказала Энн с небольшой, но натянутой и неестественной улыбкой.

– Собака.– выпалила Вероника.

Вера Доричева сама не поняла, зачем это сказала. Но… но в глазах Энни прочитался вдруг безумный страх, от которого Энн быстро снова побледнела, как тогда, когда Челси прыгнула через препятствие… такой зверский и непонятный Веронике страх, от которого смотреть в глаза Энни не очень-то и хотелось.

– С… собака…– вновь начала разговор Энн. Вот только в тот момент её голос звучал не так уверенно, даже напротив, совершенно без уверенности в том, что говорила Энни… ей было, по всей видимости, от чего-то боязно.– Твоя собака тут… она не может настолько плохо всё выполнять! Её будто бы совершенно не учили ничему!!! Она вообще не делает то, что нужно. Вместо «сидеть»– лежит… а вот как она через препятствия прыгала с больной ногой… на трёх лапах… да ещё и улыбалась!!! В общем, твоя псина…

– Собака.– вновь поправила тренершу Вероника.

– Твоя собака…

– Моя.

– Твоя…

– Моя.

– Дай договорить.

– Ладно.

– Твоя…

– Что?

– Вы обидитесь! Ой, то есть… ты обидишься, да, наверняка, обидишься… ранимая же…

– Нет, что ты!

– Собака…

– Так…

– Твоя.

– Что?

– Она не должна ту… нет, я не могу. Ты меня никогда не простишь, правда… я… а… а…а…а… ну…

 

– ЧТО?! Говори уже.

– Я вас не принимаю. Нет. Не могу принять, извините. Не вините меня, надеюсь на понимание.

– ЧТО?

Внутри девушки всё рухнуло. Она не могла себе такого представить… не могла, и не хотела представлять. Её сердце болело, а голова без причины начала вдруг кружиться… и вскоре даже сильно болеть. Девушка уже не осознавала, что произошло. Она видела лишь ужасно строгий взгляд Энни и боль… боль во всём теле… и слова, повторяющиеся эхом в голове через каждую секунду… «я вас не принимаю… я вас не принимаю… я вас не принимаю… я вас не принимаю…»… и так ещё очень много раз, очень, очень, очень много раз… Вероника ничего не чувствовала, лишь только эти ужасные слова в голове были слышны, словно их говорили в настоящем времени… и боль… вот ещё, что чувствовала юная Вера. Невыносимо ужасную боль, а дальше всё- всё остальное больше не было важно Веронике. Она словно была в забытье, но из-за чего?! Что произошло?

Когда девушка постепенно стала возвращаться в реальность, она почувствовала, что кто-то тащил её. Верка не могла открыть глаза, оттого и не чувствовала, кто это был. Всё осознание вернулось к девушке, когда та почувствовала пол. Она открыла глаза и увидела Машу. Ощущение того, что всё то, что сказала Энни- сон, почему-то пришло к Веронике Доричевой. Пришло внезапно. Она даже не поняла, что именно произошло… просто сон. Просто сон приснился. Но… Челси почему-то стояла около двери, и только тогда Вера поняла, что ничего не было сном. Всё произошло в реальности, а после, очевидно, из-за стресса Вероника и потеряла сознание. А Машка дотащила, по всей видимости, её до стены и усадила на пол… вот и всё. Никакого сна не было. И боль снова вернулась к Веронике, уже не такая сильная, но всё равно- вернулась. Девушка была зла. Зла на Энни, что не понимала Челси… и на себя. За то, что не послушалась никого и поступила крайне глупо. «Нужно было отдать её на специальные занятия…– подумала Вероника.– Почему я никого не послушала?! Почему?!».

– Вера… это не твоя вина.– молвила Мария, словно прочитав мысли Верки.

– Но… как ты поняла?– спросила Вероника.

– Что поняла?!

– Как ты поняла, о чём я думаю?

– Я читаю по глазам. Они всё о тебе говорят. Ты ни в чём не виновата, во всём виновата эта Энни. Я тоже от неё уйду. Хочу показать ей её место.

– Я не уйду, Маша.

– То есть?!

– Я до последнего буду бороться, но Челси так не оставлю. Она достойна того, чтобы быть счастливой… она будет лучшей… я думаю, ей самой хочется этого… но… лапка… лапа Челси повреждена… и теперь… она…

– Не волнуйся. Езжай в ветеринарную клинику… а я разберусь с Энн. Завтра можешь приходить, Вероника.

– Ты уверена в своих силах?!

– Более чем.

– Ладно…

Глава 6 Ветеринарная клиника. Челси- настоящая спасительница

Вероника Доричева уже ехала в клинику вместе с Челси. Моросил дождь и, очевидно, пешком никак нельзя было добраться до нужного места. На улице, снаружи, в холодную и дождливую погоду, был сильный и непроглядный туман. Так что Вероника планировала, как выйти из такси и не промокнуть. Машину качало из стороны в сторону, а молчаливый и старый водитель старенькой и обшарпанной машины вряд ли бы услышал просьбу Верки встать рядом с больницей для животных… Вера, решившись на то, чтобы промокнуть, собиралась выходить из машины. Почему? Потому что та уже остановилась.

Вероника взяла сумку и Челси. Она сразу же промокла, потому что дождь усиливался с каждой секундой. «Вот такая я везучая,– подумала Вероника,– ладно, бывает и хуже». И после этого девушка и её, тоже промокшая собака, не спеша пошли в ветеринарную клинику, то и дело останавливаясь, чтобы обойти лужи.

Наконец они вошли в тёплую клинику. Внутри было куда лучше, чем снаружи. Всё равно, ближайший час пришлось бы сидеть в каком-нибудь здании, поэтому назначенная поездка была Веронике как раз кстати. Девушка села на стул и стала ждать врача. Челс же сидела на полу и жалобно скулила.

Вскоре к Вере подсела врачиха. У неё в руках была стопка бумаг, но несмотря на это она была готова выслушать юную Веронику, что грело душу Вероники Доричевой. Вера даже не знала, с чего начать разговор. И женщина- врач, по всей видимости, испытывала те же ощущения. Поэтому эти две девушки просто смотрели друг на друга. Наконец врачиха, очевидно, поняв, что разговора никак не избежать, произнесла:

– Что-то произошло?!

И тут уже задался разговор.

– Да. У моей собаки проблемы…– молвила Вероника, всё ещё дрожа от холода, хотя в клинике было тепло.

– Проблемы? Какие?– вопросила удивлённо врачиха, не заметив в Челси ничего особенного и проблемного.

– Осмотрите её. У моей Челси проблемы с одной ногой, помогите, если можете, пожалуйста… прошу…

– Вы от Маши?

– Да. А как Вы догадались?!

– Вероника… да?

– Да.

В этот момент Вероника замолчала. Она словно сомневалась и не хотела отдавать свою Челс в руки какой-то женщины, которая улыбалась лишь натянуто. Вера всё же решила рискнуть. Поверив Марии, которая и посоветовала Веронике Доричевой ту самую ветеринарную клинику, Верка сунула собаку в руки женщине, а затем она достала телефон и начала смотреть видео, кое-как отвлекающие Веру. Врачиха ещё минуты две смотрела на Верку, а после этого удалилась. Вероника Доричева плакала. Никакие видео уже не отвлекали. Просто было грустно…. Девушка чувствовала, что в любой момент она заревёт. Губы её уже дрожали, а сердце колотилось. В голове проносились страшные до безумия мысли, заставляющие Верку содрогаться при их появлении. Мысли про Челс… про то, что она ляжет на койку для операции и больше никогда не встанет… от этого всё вдруг стало размыто. Ощущение, что было в зале после слов Энни, вернулось к Веронике. Только вот в тот момент вместо слов, проносящихся эхом, были те самые ужасные картинки…

***

Девушка не знала, сколько времени прошло. Только одно было ясно- Челси ещё не было. Вера сидела одна, на кресле. Посетители все разошлись куда-то, а дождь уже не шёл. Что произошло?! Почему в клинике было до ужаса тихо, и что самое главное, пусто и безлюдно? Наверняка клиника уже закрывалась, а Челс всё не было и не было.

Вдруг, когда Верка уже совсем отчаялась, она увидела силуэт. Это был силуэт той самой женщины, что взяла Челси на операцию. Женщина держала на руках Челс, и улыбалась. Что странно, но Вероника Доричева улыбалась вместе с ней. Они просто смотрели друг на друга… Верка протягивала Челси свои руки, и собака вдруг спрыгнула с рук врачихи и побежала к Веронике. Девушка плакала. Она плакала от неповторимого чувства радости. Счастье переполняло её, а дыхание то и дело сбивалось.

Наконец Верка пришла в себя. Она решила узнать, всё ли в порядке с её собакой. Девушка промолвила, не переставая смотреть на Челси:

– Всё в порядке?!

– Ваша собака здорова.– молвила женщина- врач и улыбнулась ещё раз.

– Правда?

– Да.

– А лапа?!

– Вылечили.

– ДА???

– Да.

– Сколько я Вам должна?

– Четыре тысячи.

– Ага.

Девушка достала деньги из сумки и протянула их врачихе. Та сунула купюры в кошелёк, похлопала Верку по плечу и медленно, но красивой походкой, направилась к каким-то людям, что ждали её около операционной. Очевидно, у них была операция ещё одного животного, которого привели в клинику после Челси. В любом случае, Веронику особенно это не волновало. Она просто радовалась. Радовалась тому, что Челси теперь могла ходить на тренировки. Заниматься с собакой, решила Верка, станет легче… поэтому Вера Доричева, забыв обо всём плохом, с радостью, напевая мелодию из старенького магнитофона, что стоял в доме у Доричевых, вышла из клиники и потопала к такси. Водитель ещё никуда не уехал, а ждал Веру. Очевидно, на это была своя причина. Но Верка, не обращая на это никакого внимания, села в машину, а Челси запрыгнула туда уже после неё.

Водитель поехал. Вера начала закрывать глаза и вскоре почти заснула… но проснулась до безумия быстро. Таксист ехал, но это был не район Вероники!!! Свой девушка знала наизусть- от деревьев до многоэтажных- и обычных, домов… куда же этот мужчина вёз Верку?! К себе?! «Больше не сяду в такси…– подумала Вероника с колотящимся сердцем.– А что делать сейчас?! У меня есть только сумка… а ею огреть я его не смогу, это точно!!!».

Но вдруг…

Челс стала лаять. Мужчина свернул куда-то и остановился. Овчарка же перебралась к нему на сиденье и начала рычать, давая ясно понять, что ничего хорошего не будет, если этот таксист навредит её хозяйке. Мужчина хватался за руль, а Челси кусала его. Не сильно, пока что, но кусала. Мужик взвизгнул. Это был визг, который издают дети, когда им очень грустно, страшно или неприятно… в глазах таксиста читался животный ужас, а Вероника лишь улыбалась. Она была спасена.

– Молодец, молодец.– похвалила собаку Вероника.– Всё, сворачивай в нужную сторону, а то она прокусит тебе глотку.– Вера выдавила из себя дерзкий тон… но после этого она и в самом деле перестала бояться того мужчину.– Я не ясно сказала?! Быстро!!!Я считаю до пяти. Это немецкая овчарка, ты знаешь, какие у них зубы? Один, два, три, четыре… тебе ещё одна секунда, чтобы довезти меня…

Мужчина нажал на педали и поехал. И только тогда девушка увидела алкоголь на другом сидении. Открытая бутылка, выпито немного, но всё же… неужели нельзя было подождать? Всё же, таксист- это очень ответственная работа.

– Пить в машине?– спросила Вероника.

– Что?!– огрызнулся таксист.

– Пить в машине нельзя. Вы- водитель, оттого-то и свернули не туда, а я думала… не смейте!!!

– Что?

– Не смейте пить за рулём.

– Да я немножко…

– Ага. Мы подъехали, спасибо.

Выйдя из машины и поняв, что приключение с пьяным таксистом подошло к концу, Вероника Доричева облегчённо выдохнула. Вера улыбнулась Челс и подошла к двери. Она достала ключи из сумки, открыла дверь и вошла в дом. Тот пустовал. Казалось, в доме не было ни одной живой души, за исключением Вероники и Челси. Наверняка все просто занимались своими делами, а Верка пришла как раз в тот момент. Но… где же Лизка?! Она просто обязана была остаться дома… у Лизы же два дня… два дня она должна была жить у Доричевых! Уехала?! Нет, Лизавета бы обязательно сказала Веронике об этом!

Глава 7 Неловкая ситуация с ошейником

Вскоре Верка заварила себе чай и села на диван. Она уже не думала ни о чём плохом… просто само присутствие Челси поднимало девушке настроение.

Наконец в кухню забежала Лиза. Она взяла мармеладных мишек и села рядом с Вероникой. Они посмотрели друг на друга, а затем Лизавета произнесла:

– Где была?!

– На тренировке. Потом ездила в клинику вместе с Челси, чтобы вылечить ей лапу… и вот, Челс уже здоровая, сидит рядом с нами. Я счастлива… счастлива, что она уже может спокойно ходить… это греет мою душу.

– Понятно. Вера…

– М?

– Как?

– Что?

– Как врачи помогли?

– Я не знаю.

– Нам сказали, что проблема небольшая, а на втором осмотре мы узнали, что это прямая дорога к ампутации той самой лапы. Но всё теперь хорошо, и я счастлива… я не знала о проблеме… всё придумали родители.

– Ничего.

– Ты не злишься?

– Нет. Челси- это лучшее, что есть у меня.

– Правда?!

– Да.

– Я счастлива…

– Что ты делала?!

– Я?

– Да.

– Сериал смотрела.

– Интересный хоть?!

– ДА!

– Ага. Это хорошо.

– Вот-вот. А ты два часа была на тренировке… и ещё четыре в клинике?!

– Как ты поняла?

– У тебя тренировка два часа. И ещё четыре.

– Да, верно.

– Зачем в дождь куда-то идти?

– Нужно было. Вот так вот, без лишних разговоров. Теперь Челси- здоровая собака… я счастлива.

– Понимаю.

– Ладно… завтра у меня ещё тренировка… пока…

– Пока.

– Я в комнату.

– Хорошо.

– Пока.

– Пока.

– Увидимся!!!

– Ага! Пока.

– Подожди…

– Что?!

– С тобой хорошо проводить время.

– С тобой тоже.

– Пока.

– Пока. Увидимся.

– Хотя нет, подожди. Давай поболтаем.

– Хорошо. О чём? Давай о Челси поразговариваем?! Мне очень интересно, как ты и она сходили на тренировку, Вера.

– Ага… как-как? Обычно. Тренер хорошая, Энни зовут. Занимались только девушки, это же, наверняка, женская группа… если честно, Лизавет, я особенно и не общалась ни с кем… ну… как… с некоторыми девушками общалась, но… но… но… так-то немного… больше на Челс смотрела. Её нельзя саму отпускать, но если бы можно было, я бы отпустила туда её, на занятие. Потому что я там и не нужна.

– Почему ты так решила?!

– Я там просто стояла.

– Неужели?

– Да.

– СЕРЬЁЗНО???

– Да.

– Ладно, у тебя-то что?! И с кем общалась, если не секрет?

 

– Больше всего с Машей.

– Маша?

– Да.

– Ясно.

– А что?

– Что за Маша???

– Да… это девочка, которую я приглашала на день рождения.

– То есть?

– На праздник с друзьями.

– А-а-а-а, теперь ясно.

– Ну так что, как у тебя дела?!

– У меня… да так, всё хорошо.

– Ага, ладно.

– А что?! Тебе что-то нужно?

– Нет, нет, ты можешь быть спокойна. Всё в порядке… правда, честно, всё хорошо… правда, можешь мне поверить.

– Ладно, только помни- не выпускай Челси на улицу без присмотра. Кто-нибудь да и подберёт, а может быть всё даже похуже, так что… помоги Челс остаться в безопасности, прошу тебя. Она не должна умереть, Вероника. Договорились? Если что, я буду помогать. Ты только позови, и я приду на помощь…

– Помощь мне не нужна.

– Точно? А ты уверена?

– Абсолютно.

– Ладно.

– Вот…

– Что?

– Челси ошейник подарили… и игрушки. А ей это словно и не нужно… как же это странно-то… даже и понять не могу…

– ЧТО?

– На ошейнике написано «Дарси»…

– И что?

– Это собака Маши. Вторая её собака… и что-то мне подсказывает, что ошейник ношенный… и подарила мне его вовсе не Машка, а другая девочка!!! Чья тогда Дарси? Или это мальчик, но мужским именем назвали бедную девочку??? Я не знаю… правда… слишком много вопросов… но они все без ответов, Лизка… не знаю ничего… Врала ли мне Маша? В любом случае, это странно, понимаешь?

– Да. Понимаю.

– Ты совершенно меня не слушаешь.

– Просто не знаю, что сказать.

– Что хочешь.

– Ты не против совета?!

– Нет… не против… совершенно…

– Позвони Маше.

– Зачем?

– Узнай всё, как есть… и даже не думай сдаваться.

– В любом случае, Челси я никому больше не отдам. Данная собака моя навсегда, ясно? Моя навеки! До этого дня мы с ней не были так близки, но… сегодня она спасла мне жизнь и… я не готова с ней расстаться… я люблю её. Хотела. Хотела расстаться, или отдать её… когда я узнала, что у Челс больная лапа… но теперь… после тренировки я не смогу её кинуть или отдать… я не готова…

– Да. Знаю, но… с Машей поговорить нужно, понимаешь? Она всё расскажет. Но… я не уверена, в самом деле, я ни в чём до конца не уверена. Если честно, Вероника… я всегда знаю, что говорю, несмотря на это я никогда не могу быть уверена в своих силах… никогда. Вера, пожалуйста, иди и позвони, я больше ничего от тебя не требую. Ты так волнуешься, что это ошейник другой собаки, так обезопась себя и Челс. Я знаю только одно- всё будет хорошо. Если что, я принесу другой ошейник… то есть, куплю в магазине… да.

– Я верю тебе.

– Значит, иди и звони Маше.

– Ладно.

Вероника ушла от Лизки. Девушка поднялась в свою комнату, взяла телефон и набрала Мариин номер. С колотящимся сердцем и пересохшим до ужаса горлом, что не излечить было водой, ждала ответа подруги. Наконец на другом конце провода послышался шум. Как будто бы кто-то шебаршил пакетом из магазина, в какие обычно кладут все купленные продукты. Шум продолжался, а Машки всё не было и не было. Но вскоре… Вероника Доричева наконец-то услышала до безумия красивый, и почему-то радостный, непонятно почему, Машин голосок, что раздался вместе с шумом:

– А? Привет, Верка.

– Маша, здравствуй.– сказала Вера дрожащим от чего-то ,голосом.– У меня к тебе срочное дело, надеюсь, не помешала тебе заниматься нужными делами… так вот, у меня на ошейнике написано «Дарси»… зачем ты подарила мне ошейник своей собаки, а? Зачем? Психолог ещё называется… психолог…

– Вероника… а ты точно ничего не перепутала? У меня не было никакой Дарси и в помине… была у меня лишь моя дворняга, и она, понимаешь ли, первая собака. Помню, у Лины была Дарси… собака, она мне про неё рассказывала… а породу не помню. Ты лучше ей позвони и разузнай, что да как.

Ощущение стыда из-за того, что Верка «наехала» на человека просто так, ни за что, подступило к Вериному горлу огромным комком. Девушка не могла ничего сказать… а что сказала бы?! Обычное извинение… большего девушка, к её большому сожалению, не могла придумать и понять… просто извиниться- и всё тут… но стыд бы от этого не прошёл. Это был самый настоящий стыд, от которого у людей краснеет всё лицо, и они в заиканиях говорят, что ошиблись и были неправы. Вероника не смотрелась в зеркало тогда, но была уверена, что она вся красная, как рак. Вера решила продолжить говорить с Машкой, а потом подвести всё к логическому завершению- то есть, к извинению Верки за то, что та позвонила Марии и обругала её ни за что, а потом ещё и разговор на минуту прекратила.

– Маша…– сказала Вероника.

– Да?!– спросила девчонка удивлённо.

– Слушай, ты прости меня за всю эту ситуацию… я сейчас с Линой поговорю… прости меня, пожалуйста!

– Да ничего страшного, Верка. Все мы ошибаемся. Без этого просто никак, понимаешь?!

– Д…да…

– Ладно, пока.

– Пока.

Вероника поняла, что чувство стыда начало отпускать. В голову закрались самые глупые сомнения, такие как «у Лины тоже не было собаки, а вдруг?!», или «А что, если я буду выглядеть глупо с таким вопросом?!». Но, в любом случае, Вероника Доричева решила не бояться. Девушка понимала, что Лине нужно звонить. Верка набрала номер своей подруги Лины и почти сразу услышала её голос:

– Вероника, привет!!! Что-то случилось?!

– Да.– молвила Вероника.

– Да?! Что именно?!

– Дарси.

– В смысле?

– Дарси.

– Мне больно о ней вспоминать. Дарс умерла… старая была, можно даже сказать, долгожителем была… но… я любила её, несмотря на все трудности и преграды, я любила её… но была я слишком ещё маленькой… это была немецкая овчарка и я… мне больно о ней вспоминать… я люблю её… до сих пор.

– Ага.

– АГА???

– Ошейник её мне зачем?

– Как это её? Я купила новый ошейник, не должно на нём быть написано «Дарси»… это странно, верно?

– ДА!!!!

– Я приеду к тебе с нужным ошейником, а ты отдашь мне ошейник Дарси. Договорились? Я уже сажусь в такси.

– Договорились. Твой ошейник у меня в руках.

– А твой- в моих.

– Искренне в это верю.

Вскоре зазвонили в дверь. Вероника стремглав побежала открывать. И действительно, на пороге стояла Лина. Она была вся радостная. Улыбалась и радовалась.

– Пошли, попьём чаю?– спросила Вера.

– Пошли.– сказала Лина.

Через минуту девушки сидели на кухне и пили чай с тортом. Ошейники валялись на диване. Девчонки не обращали на них пока что никакого внимания.

– Расскажи что-нибудь,– попросила Лина у Вероники,– мне интересно послушать про твою жизнь, расскажи мне о ней.

– Хорошо, Лина… мы с Челс на тренировку ходили. Челси такая умная девочка, я просто не могу… такая умная и славная собака… в жизни таких хороших не видела.– делясь своими впечатлениями о собаке, произнесла Вероника. Это всё не было хвастовством. Вера действительно испытывала такие чувства.– А как твоя собака, Линка… собаки. Как твои собаки, Лина? А? У тебя же их три, верно?!

– Да… Минни нормально поживает, Рекс- тоже и Марк отлично живёт. Я их всех люблю… их было четверо, но Дарси быстро сдалась… умерла. Не быстро, но она умерла раньше всех. Не буду в подробностях… не стоит.

– Ладно.

– А твоей Челси пять?

– Да.

– Скоро будет шесть, верно?!

– Да, да.

– Ты её выгуливаешь, да?

– Нет.

– Почему???

– Просто… не хочу.

– Тебя не спрашивают.

– Че-е-е-е-г-о???

– Ну… то есть…

– Что?

– Её нужно выгуливать. Или она будет… дома… оставлять не самые приятные подарки. Появилась мотивация, а, Вероника Доричева? Появилась?

– Не-а.

– Ты не хочешь гулять с собакой? Верно я поняла, или же нет? Или же мне нужно будет ещё что-то понять?

– Нет, ты всё правильно поняла. Я не хочу с ней гулять. Почему бы мне не убирать за ней в доме??? Сейчас я занимаюсь этим, и ничего- всё хорошо. Так-то я не нуждаюсь в том, чтобы моя собака гуляла.

– Ого…

– Что?

– Да ты совсем ничего не знаешь!!!

– Обидно.

– По теме собак…

– А, ну тут уже всё ясно. Да, ты права.

– Не тебе нужны эти прогулки…

– А ради кого они???

– Ради собаки.

– То есть?

– Ей не только дела делать там надо, но и дышать свежим воздухом, Вероника. Это всё именно так!!!

– А, ясно.

– Тебе что-то не нравится?

– Всё хорошо, просто я всю жизнь мыслила неправильно.

– Ясно.

– А ты ветеринар?

– Да.

– Будущий ветеринар???

– Да.

– Серьёзно?!

– Да. Я люблю животных и согласна им помогать. Не вижу в этом ничего плохого, Вероника. А удивляться тут нечему. У меня три собаки. Я их лечу.

– Ясно.

– Ты не удивляешься???

– Нет, я удивлена… правда.

– Ладно.

Глава 8 Осмотр здания, где и проходили тренировки. Новая подруга

Впрочем, ничего интересного не было в день, когда девушки поменялись ошейниками. Вероника Доричева, выпроводив разговорившуюся Лину, пошла в комнату. Она, не выпуская ошейник из рук, легла в кровать. Так и заснула, с ошейником в обнимку. Только одно поменялось- на ошейнике вместо «Дарси», было написано «Челси». И ещё одно- ошейник Челси, как и следовало ожидать, был намного чище, чем ошейник погибшей собаки Лины, Дарси. Ну а так-то, ничего более и не было изменено.

Рейтинг@Mail.ru