Лагерь

Диана Денисовна Кацапова
Лагерь

Я вздохнула и продолжила кушать чипсы. Ника же снова начала буравить взглядом котлету с макаронами… и вдруг меня напрягло то, что повариха давала нам котлеты на завтрак, обед и ужин!!! Это было безумно странно. Нет, надо идти в посёлок… но завтра… потому что с Никой не так страшно.

– Да не ешь ты это!– крикнула Нике Веселовой я и отодвинула тарелку с ужасно пахнущей едой- котлетой и макаронами, заправленными каким-то подозрительным и странным соусом.– Не ешь ты это!!!

– Ты чего?– Ника повернулась ко мне.

– Ты же не хочешь есть это… кх-м… блюдо…

– Не хочу.

– Так и не ешь.

– Странная ты сегодня. Очень странная. Обычно ты себя так не ведёшь… честное слово, с тобой что-то не так!!!

– Всё в порядке, Ника.

– Нет…

– Просто я разговаривала с этим Димой…

– И что?

– И он тоже боится этого человека за окном!!!!!!!!!

– Да ладно?!

– Да. Я бы ни за что тебе бы не соврала.

– Ладно…

– Давай в посёлок завтра утром?

– Давай. Утром так утром.

– Ты лучшая!!!

– О-у… спасибо… мне такое давно никто не говорил…

– Я скажу!

– Уже сказала, и я этому очень рада.

– Правда?

– Да.

Я улыбнулась Нике. Чувство радости, но в то же самое время горечи из-за того, что пропала Ева, нахлынули, как волна и словно облили меня. Но горечь… горечь становилась всё сильнее и сильнее… я не хотела этого. Я радоваться в том лагере хотела, а не грустить и бояться. Но увы, всё решилось не так, как я хотела.

Веселова приобняла меня. Я приобняла Нику Веселову и мы так сидели, как вдруг… ко мне и Нике подошла строгая Алевтина Маркова.

– Что это с вами?– спросила она.

– Всё хорошо, а что?!– молвила я.

– Так сидеть как минимум неэтично.

– Вы этикой занимаетесь?! Это, безусловно, прекрасно, но я не могу понять этих прелестей, простите. Я обычная девчонка. Просто вожатая в лагере, у которой появилась первая нормальная подруга за всю её жизнь… и эта подруга- Ника Веселова. Это первая девчонка, которая ведёт себя более-менее адекватно… но Вам этого не понять, ведь вам не шестнадцать- семнадцать лет… Вы уже переросли этот возраст, и очень жаль. Потому что именно в свои семнадцать лет я впервые нормально начала жить. Начала дружить и радоваться жизни. В этом году я закончила школу… Вы уже просто не помните этой радости. Дайте нам спокойно порадоваться жизни без лишнего надзора!!! Надзор у меня всегда был. Теперь у меня его нет, и я спокойно радуюсь своей жизни. Но Вы всё это забыли.

– Что ты говоришь?!

Ника удивлённо уставилась на меня. Я, улыбаясь, посмотрела на неё и мы снова обнялись… я почувствовала, что я наконец-то нашла лучшую подругу!!! И это радовало меня очень-очень сильно.

Вдруг Алевтина заплакала.

– Дружите, общайтесь…– сказала она.– Алинка права… я переросла этот ваш детский и подростковый возраст. Переросла ужа давно. Я горжусь вами, девчонки. Вы лучшие вожатые из всех тех, кого я встречала ранее. Из вожатых. И вы, детки, тоже радуйтесь жизни… вам тоже скоро будет шестнадцать. И семнадцать, как Алине, тоже будет. Радуйтесь. Доедайте свою еду и идите на речку. Девочки, вы пойдёте с ними?!

– Да.– промолвили я и Ника хором.– Мы пойдём на речку.

– Спасибо вам, девчонки. Вы мне помогли.

***

Я и Ника уже сидели в своём домике для вожатых и пили чай. Фонари уже погасли (вместо того, чтобы их зажечь, в том лагере их гасили, чтобы дети лишний раз на эти фонари не отвлекались) и ко мне вновь пришло чувство страха этого человека за окном… и Аллы-Марии с её «шевелящимся» мешком. Конечно, я доверяла Димке. Да. Я ему доверяла и не видела в этом ничего стыдного.

– Чего молчим?– вопросила Ника.

– Не знаю.– молвила я.– Помолчать хочется.

– Не надо, ладно?!

– Почему?

– Как-то не хочется в молчании сидеть.

– Боишься?

– Нет.

– А я боюсь.

– Веришь этому «метру с кепкой»?!

– Диме?

– Диме.

– Верю.

– Да ладно?! Ему?!

– Да. А что в этом не так-то?

– Он маленький.

– И?

– И придумать он может всё что в голову взбредёт.

– Димочка не такой.

– Ты не знаешь его.

– Наоборот. Я знаю. Поэтому и доверяю.

– Ого…

– Что?!

– Похоже, там Дима.

– Где?!

Я выглянула в окно. Кто-то заманивал к себе мальчика. Я не смогла разглядеть, Дима это, или нет. Я только лишь поняла, что это мальчик из лагеря. Сердце моё сжалось. Я открыла окно и выкрикнула:

– ПЕРЕСТАНЬТЕ ЕГО ЗВАТЬ!– и закрыла его, думая, что теперь всё будет хорошо.

Я задвинула шторы и сказала Нике:

– Давай спать?!

– Можно с тобой?– спросила Ника Веселова.

– В смысле?!

– С тобой… спать.

– Ложись сюда, ко мне на кровать.

– Хорошо… спасибо… но… я наверное буду тебе мешать своим присутствием, верно ведь? Я не могу прийти к тебе, даже если мне очень страшно. Я же пугаю тебя… не говори, что это не так… не говори…

– Эй, что с тобой?! Ложись!

– Но… я же раздражаю тебя!

– Кто тебе такое сказал, а?! Я знаю, что я прекрасна, но ты ничуть не хуже меня!!! Забыла? Мы- подружки!!!

– Я бы очень хотела б с тобой дружить…

– Мы и так дружим!!! Разве нет?

– Ты общаешься со мной только из жалости!

– На тебя что, так страх подействовал?!

На глазах девушки вдруг появились слёзы. Ника Веселова зарыдала и слёзы Ники текли на её же футболку. Девушка легла на пол и заплакала ещё сильнее. Это пугало меня.

Я подняла Веселову с пола и посадила её на свою кровать. Затем я села рядом. Я прижала Нику к себе и та постепенно начала успокаиваться.

– Я тебя разволновала…– молвила Ника Веселова.– Прости, пожалуйста… я не хотела! Прости, прости!!!

– Ты чего?

– Алина… мне очень радостно!

– Я не вижу этой радости.

– Мне так нравится с тобой тут сидеть!!!

– Так ты поспишь со мной?!

– ДА!!! Да, только если ты позволишь…

– Я сама предлагаю. Давай спать, а утром всё решим, ладно?!

– Ладно… я согласна.

И мы завалились на кровать. Меня клонило в сон, и я не заметила, как заснула.

***

Утро.

Солнечный луч засветил мне в глаза, даже сквозь шторы он пробрался к нам в комнату. В нашу комнату с Никой Веселовой. Ника всё ещё спала. Я дёрнула её за прядь волос, и Ника проснулась. Она сонным голосом произнесла:

– Что?

– Утро.-сказала я.

– Так быстро ночь прошла…

– Да.

– Что с тобой… я… я тебя обидела?

– Это с тобой что?!

– Со мной всё в порядке.

– Ты вчера какая-то странная была.

– Да?

– Ага.

– Я уже ничего не помню.

– Это как-то напрягает меня.

– Не волнуйся.

– Ладно. В посёлок идём?!

– Только когда дети встанут.

– Почему?

– А кто их будить будет?!

– Ева… ах…

– Забыла?

– Да. Она мертва?!

– Возможно. А возможно, и нет.

– Ох…

– Что?!

– Давай спать.

И я потушила свет.

***

К нам подбежала обеспокоенная Алевтина Маркова. На ней не было лица.

– ДИМОЧКА ПРОПАЛ!

– Он, наверное, пошёл в посёлок! Я пойду за ним.– сказала я.

– ДА?

– Да. Я помогу Вам его найти…

– Хорошо.

Глава 10 Проба котлет

Я пошла на кухню, а Ника- будить детей.

Спустившись, я решила там попробовать котлеты.

Я достала их.

Котлеты были отвратительные. Раз за разом мне попадались жилки, хрящи… да и вкус у них был отвратительный… резиновый какой-то. Ужасный. От него мне хотелось рвать, но я всё равно ела ЭТО, потому что вариантов у меня больше не было. Котлеты были единственной едой в нашем лагере, Алла-Мария другого ничего не готовила. Я налила себе чай… но странный привкус не проходил.

У меня во рту словно была кровь.

Поев, я поняла, что нужно срочно идти на улицу- искать Димку. Я знала, что на Нику можно положиться, поэтому я решила бежать в посёлок, а потом уже и в лес. Привкус после котлет был отвратителен…

Я вышла из здания и пошла сначала к сторожу- рассказать про «ночного человека» или «человека за окном»

Я зашла к Михайловичу. В комнате у него пахло чем-то горелым. Вскоре я поняла, что это сигареты. Сторож повернулся ко мне и спросил:

– Алина? Чего-то хотела?!

– Да.– молвила я.

– Садись тогда на стул.

– Спасибо… я постою.

– Ты хочешь мне что-то рассказать?!

– Да, Вы правильно всё поняли.

– Хорошо, если правильно.

– Понимаете… Дима пропал сегодня. Мне кажется, это он его позвал!!!

– Кто?

– Ночной человек. Вы ничего подозрительного не замечали в ночь, когда Димка пропал? Михайлович!!!!!!

– Нет. Всё было, как всегда.

– Понятно.

– Я поищу в лесу этого Диму.

– Я почти уверена, что я права!!!

– Это мы узнаем чуть позже. А сейчас иди и ищи его. Он никуда не убежал. Заблудился, возможно. А так… куда он убежит?! Он малец совсем. Его родители воспитали очень послушным мальчиком. Далеко он не уйдёт.

– И… ещё одно… меня смущает наша повариха.

– Алла-Мария? Почему?

– У неё странные котлеты, и она сама… какая-то странная…

– Я ничего не могу тебе сказать, Алина. Она на машине поехала.

– САМА?!

– Да.

– То есть Вы не знаете про Аллу-Марию ничего?!

– Нет. Не знаю.

– Тогда я пошла.

– Куда?!

– На поиски этого Димки. Как же он… в лес убежал, ха-ха…

– Это не смешно, и я иду с тобой!!!

– Да?

– Да.

– Спасибо Вам за понимание.

– Всё, пошли давай.

– Хорошо.

Сердце моё сжималось. Мне было очень страшно.

***

Михайлович искал в посёлке, а я уже направилась к лесу. Вдруг я краем глаза заметила, как из столовой нашего лагеря выходит повариха.

Вышла и оглядывается.

Она надела капюшон, посмотрела в какое-то окно и скрылась в чащобе леса.

 

Меня охватила злость.

Так вот он, «ночной человек»!!! Это всего лишь Алла-Мария!!! И это к лучшему, зато теперь ясно, что всё в порядке.

Но я всё же решила пойти за поварихой.

Я шла, прячась за деревьями.

Алла-Мария шла… но мне казалось, что она не шла, а бежала. Я даже не успевала за этой поварихой, хотя была намного младше её.

Вдруг Алла остановилась. Она подняла с земли телефон… меня осенило. Такой же был и у Димки!!! Да, Дима в лесу, и возможно Алла-Мария его и ищет. А я боюсь и прячусь от неё… нет. Нужно держать дистанцию.

Алла сунула телефон себе в карман.

Мы дошли до окраины посёлка. Так это был ещё не лес!!! Значит, Димочка где-то рядом!

Алла-Мария села на корточки и отодвинула что-то. Я не смогла понять, что это такое… не смогла… но, приглядевшись, я поняла, что это дерево!!!

Рейтинг@Mail.ru