Жудин. Бога тут нет

Денис Вадимович Нырков
Жудин. Бога тут нет

Предисловие

Приветствую каждого! Перед вами сборник, состоящий из семи рассказов, который является моей дебютной работой в роли писателя. Все рассказы написаны в жанре ужасы.

Дабы ввести вас в курс происходящего, стоит поведать о том, что за основу построения мира, в котором происходят действия, была взята теория мультивселенной, согласно которой существует множество параллельных вселенных. Среди всего этого многообразия других миров есть вселенная, носящая название  “Камриверс”. Именно в ней находится та самая планета Земля, на которой происходят все действия моих рассказов. Параллельная земля схожа с нашей планетой процентов на девяносто.

Одним из примеров отличия служит город Жудин, находящийся в Минской области Республики Беларусь, аналога которому не существует на нашей земле.

Рассказы в сборнике рекомендую читать в той последовательности, в которой они расположены. В конце сборника вас ждут комментарии автора на каждый из них.

Рассказы весьма компактные, что делает их удобными к прочтению в любой ситуации: начиная от коротких поездок в общественном транспорте, заканчивая чтением перед сном.

Надеюсь, вы получите удовольствие от прочтения. Хороших вам кошмаров!

Кузнец своей темницы

Очередной серый денек в городке Жудине. Уже и забыл, когда солнце в последний раз светило. Да и настроение, под стать коробке, в которой доводится влачить существование. Комнатка “метр на метр”, если выражаться образно. Стены, поклеенные в разные обои еще прошлыми жильцами. Кровать, гора пустых бутылок в углу да пауки, которые устраивают себе пиршества местными тараканами. Телевизора тут тоже никогда не было, да и зачем он? Мало того, что дорогой, зараза, так еще и одобренный царем эфирный ряд, интереса особого не вызывает. Другое дело хряпнул сто грамм да закусил огурчиком соленым. Сала бы под сей напиток, только вот поджелудочная уже не в том состоянии, чтобы водку салом закусывать. Кстати, о сале, пора бы в магазин прогуляться, а то в холодильнике мышь повесилась, да и отсутствие там чекушки вызывает определенный душевный дискомфорт, даже когда и выпить-то не хочется.

Выглянув за окно понимаешь, что пейзаж никак не способствует поднятию настроения. А это сделать необходимо, дабы понять, что из вещей на себя нацепить. Климат-то уже не тот, когда это было так, что за день температура воздуха во дворе на пятнадцать градусов менялась. И винить непонятно кого: то ли мировую эпидемию нового вируса, из-за которого полугодовой простой всех заводов планеты,  климат изменил, то ли жидо-масонов, на которых царь все проблемы царства нашего списывает. Пейзаж, представлявший из себя грязь, куски, не успевшего растаять, снега, вперемешку с обнажившимися фекалиями на фоне промзоны, дал ответ на интересующий меня вопрос. Вещи весенние, сапоги резиновые!

Резиновых сапог в скромном хозяйстве не нашлось. Пришлось надеть зимние башмаки, которые за пять сезонов изрядно износились. Одевшись, я вышел в длинный коридор. Чтобы у вас было лучшее понимание о месте, где я прожигаю свою единственную жизнь, немного поясню. Это, так называемое, общежитие. Место, куда свозят подневольных юношей и девушек, которые еще недавно учились быть прилежными рабами, дабы они отработали денежную сумму, потраченную на это обучение. Как правило, можно выплатить эту самую сумму, выкупив себе свободу, но она эквивалентна сумме заработка вашей семьи за пару лет. Вот и приходится быть подневольным на аналогичный срок без права на отказ. Дальше как повезет. Либо после положенного срока на вольные хлеба, либо обзаводишься семьей и без особых претензий продолжаешь впахивать на своего рабовладельца, ибо именно работа на него дает тебе право проживания в каморке “метр на метр”.

Вдоль коридора расположены двери с номерами коробок для проживания таких же потерянных душ. В его конце окно, выводящее ваш взгляд во внутренний дворик, отгороженный от внешнего мира забором под два с лишним метра и колючей проволокой. Это дворик местного судилища! В момент моей вылазки, туда как раз завезли новую партию людей. Было видно, как под руки заводят пленных, на лицах которых кричит неопределенность о том, что их ждет. Каторга, одиночная камера, расстрел или виселица. Спросите за что? Так за то, что позволили себе назвать темницу темницей, а не райским садом. Окно это, видимо, специально так расположили. Пусть проходящие мимо видят, что их болото не является самым худшим, что может случиться с их жизнями. Мотивирующее зрелище, ничего не скажешь.

Выйдя на улицу, наблюдаешь плавающие в луже собачьи фекалии уже лично, а не через окно. А порой не только собачьи, люд-то здесь культурный. Дорога до магазина не отличалась чем- либо от описанного мной ранее пейзажа. Грязь, лужи, фекалии и еще одно здание, наподобие нашего зиккурата, где проживали точно такие же подневольные.

Подойдя к перекрестку, что в ста с лишним метрах от нашего “муравейника”, можно увидеть подземное хранилище трупов и здание учреждения, в которое регулярно заглядывают люди, дабы попросить помощи у своего воображаемого друга. Все это находится в пару метров друг от друга. А рядом дорога, ведущая вдаль. Ту самую даль, куда везут людей специальные машины. Людей, уже прошедших процесс судилища и удостоившихся обвинения.

Свернув налево, видны “ритуальные услуги”, компания, подготавливающая трупы к складированию, и аварийная служба, на случай, если у подневольных холопов вдруг развалится унитаз.

По дороге к магазину, до которого метров двести от предыдущей локации, расположен вход в некое подземное сооружение с табличкой “Убежище”. Видимо, хоть от ядерной войны, вероятность которой крайне мала, “кормовую базу” решили спасти. И уже в метрах сорока сам магазин.

Подходя к нему, виднеются заборы предприятия, на котором я и подобные мне люди, все это дело пытаемся прокормить. Абсолютно все! Царя, надзирателей с кнутами и прочие производные системы нашей локальной цивилизации.

Зайдя в сам магазин, приходится испытывать очередное моральное расстройство. Так, мной любимая, чекушка выросла в цене уже не первый раз за неделю. В то время как оплата моего труда на заводе, вроде как, стоит на месте. Что уж тут поделать, без водки уснуть сложно? А с ней да под огурчик соленый, так и фекалий в лужах зрительно меньше становится, да и комната уже не “метр на метр”, да и царь местами умные вещи говорит!

Взяв на последние деньги заветный напиток и баночку соленых корнишонов, я направился в свою берлогу. На обратном пути все те же пейзажи, за одним исключением. Ворота дворика судилищ были закрыты, а значит, процесс уже закончен и “виновные” развезены по надлежащим местам.

Вернувшись в берлогу, открыв бутылку и баночку корнишонов, я приступил к своей традиционной ежевечерней трапезе, осознавая, что минут через тридцать, все снова будет хорошо. Я снова буду понимать, что иначе жизнь невозможна, главное, на работу завтра проснуться. Ну, а после работы, я снова вернулся к уже полюбившимся корнишонам и крепкому напитку. Звучит, может, и странно, но, а как еще скоротать время в коробке ”метр на метр” в ожидании очередного рабочего дня?

Дело без имен

Допросная тюрьмы города Жудин. Следователь дожидается подозреваемого. Дверь открывается. Конвоир заводит молодого мужчину двадцати девяти лет. В деле подозреваемого указано четыре убийства: бездомный, малолетний ребенок, мужчина сорока лет и двадцатилетняя дочь мэра города.

Ознакомившись с материалами дела заранее, следователь выяснил, что подозреваемый совсем недавно потерял сестру. Не дождалась операции на пересадку почки. Аргументированно было тем, что очередь. Но за одной из дверей исполкома, на личном приеме, прозвучала фраза «сирота без рода и племени не в приоритете». Таковой была фраза со слов допрашиваемого мужчины.

Глядя на парня, следователь произнес:

– Нам все известно, скрывать факты либо замалчивать, смысла нет! Расскажите все, как можно скорее, после чего я отправлюсь на обед, а вы – в камеру. Ах да, в материалах дела чистосердечное учтено тоже будет.

– А я и не собирался скрывать что-либо, более того, проявляя уважение к вашему обеденному времени, изложу все максимально кратко и доступно! Да и чистосердечное тут ни при чем! Там меня не ждет никто, да и жизнь моя окончена. Осталось только существование. Извините за столь долгое вступление, я, пожалуй, начну!

***

Повествование о том, как мы прошли сложный путь детского дома с моей сестрой, я, пожалуй, пропущу. Историю ее смерти и причины отказа от срочной операции я уже называл. Мы были «не в приоритете». Мы не дети чиновников, не медийные персоны, не прочая разновидность важных шишек. Мы два ребенка, брошенных на произвол судьбы! Ах да, что это я вдруг, вам же все равно. Не буду нагружать вас лишней информацией. Подойдем ближе к делу!

После всего произошедшего, мне стало весьма интересно, что означает этот ваш “приоритет”, касательно людских жизней. А поскольку самому терять уже нечего, в силу чего ваше «законное» возмездие уже не страшно, я и решил проверить на винтиках вашей же системы.

Первым был бездомный, которого мне удалось лишить жизни достаточно легко. Я даже не буду говорить о том, что пока я прятал его тело в мусорный бак, прохожие почти никак не реагировали. Мне не совсем понятно, с чем это связано. Может, он всем надоел, прося постоянно мелочь «на булочку» возле местного супермаркета. Но его жизнь, видимо, оказалось не такой уж и ценной для местного общества. В силу чего за поиски убийцы так никто и не брался.

Дальше был ребенок, лет пяти на вид. Выбор пал потому, что семья его была, мягко скажем, маргинальной. Вечные кутежи с «братьями по разуму». В это время ребенок, находясь, с виду, в весьма голодном состоянии, скитался по двору дома, с плюшевым медведем в руках. Видимо, это был единственный его друг на всем белом свете. Его труп тоже пролежал неделю в мусорном баке, после чего мусоровоз успешно вывез его на свалку за город, где вы его и нашли после моего первого признания. Родители ведь заявление не писали, а соседям- то какое дело до мелкого.

 

Взрослого мужчину в качестве жертвы я выбрал так же по определенным соображениям. Производственник на местном градообразующем предприятии. Но его искать тоже не особо спешили, даже, не смотря на заявление жены в первую же ночь пропажи. У вас ведь как заведено, после трех дней пропавшим считается. А до этого времени дело не ваше. Уж поверьте, я это учел, как следует.

Апогеем стала дочь мэра. Найти информацию о ней удалось в социальных сетях. Вы ведь меня и вычислили, наверняка, из-за моего посещения интернет-кафе. Но не суть. Вычислить ее ежедневный маршрут было не сложно. Фото и инстаграм могут сказать о вас куда больше, чем вы думаете. Возвращаясь ежедневно из столицы, она любила срезать путь до дома по парковой лесополосе. В тот день там было не многолюдно, в силу погодных условий. Видели бы вы выражение ее лица, в тот момент, когда нож вонзился ей в грудь. Одновременная демонстрация испуга и непонимания, плавно переходящая в сожаления, за невыполненные дела. Но там еще грех за мной был. Вы ведь и сами просматривали ее фото и понимаете, что еще неостывшим телом симпатичной молодой девушки можно интересно воспользоваться. Природа сама тогда продиктовала способ, которому я и решил последовать. И, думаю, стоит заметить, что после истерики градоначальника о том, что дочь не вернулась домой, да и на звонки не отвечает, вы приняли заявление о пропаже в первый же день, а не на третий! Да и расследование серии городских убийств начало продвигаться куда быстрее.

Рейтинг@Mail.ru