Секс

Денис Шлебин
Секс

Предисловие

Дорогой читатель, в этой книге пойдёт речь об отношениях сексуального характера. Эту идею я вынашивал довольно долго, и вот, она вышла наружу. Сама мысль пришла ко мне неожиданно, я сидел на унитазе и вдруг меня осенило: – «Надо написать про секс» – да, вот так и было, а название я тогда придумал «Блядство». Писать о сексуальных связях нелегко, вообще говорить о сексе довольно трудно, даже заниматься им иногда в лом. В этой книге собраны истории довольно откровенные, пошлые, а порой даже шокирующие, но без такого прямого и откровенного разговора, сложно докопаться до сути человеческой сексуальности со всеми оттенками, ну или в рамках традиционного понимания.

Но книга эта не так проста, как покажется на первый взгляд. Она состоит из двух отдельных, почти не связанных между собой частей, одна пошлая и называется она «Блядство», вторая довольно сдержанная, но обе они о сексуальности и сексуальном поведении человека. Можно сказать, что это книга с комментариями автора, как и при каких обстоятельствах, формировалась мысль и писалась книга. Книга о книге…

Ещё одна важная деталь – мной было задумано отделение книг и глав в них таким образом: – «Блядство. Глава 1» Но, нет, сука, в заглавии нельзя писать слово «блядство», поэтому будет так, как будет. Смотрите, вот, что они мне прислали: – «Слово блядство из оглавления, которое будет в открытом доступе, необходимо убрать – мат в таких случаях недопустим.» (орфография модератора сохранена), ну, что же будем играть по их правилам, материться тогда и там, где это допустимо. Знаете, а я ведь раньше молчал, когда возвращали мои книги на доработку из-за кажущейся пропаганды, призывов или взглядов. Так что, если ты, читатель, читаешь, пресную хуйню бесхребетного писателя, знай – может не такой уж он бесхребетный, как те, кто боится свободы слова и ставит нас всех в один ряд, обезличивая, обесчестивая и припудривая своими иллюзиями о нравственности, честности и поведении. Из нас делают игрушки-поебушки, а мы и рады, улыбаемся и мотаем головами, позвякивая бубенцами на колпачках.

Не смею больше занимать тебя, читатель, предисловием, думаю, ты сам разберёшься, как устроена эта «вещь», ведь и с сексом ты тоже когда-то сам разобрался. Я не буду описывать, значение слова «секс», его психоэмоциональную составляющую, ты сам сделаешь выводы об этом. Я просто расскажу несколько историй.

Аэропорт

Как я уже писал, идея книги, пришла ко мне в туалете. Я сидел на унитазе, телефон у меня разрядился, а смотреть просто в дверь – скучно, поэтому я взял почитать освежитель воздуха. Прочитал сначала состав на русском языке, потом принялся читать на украинском, и вот тут меня прям как молнией прошибло, вся книга целиком появилась в голове, я перебирал отрывки и меня буквально распирало от восторга. Я подтёрся, выскочил из туалета, наспех помыл руки и помчался к жене, сообщить ей новость. Она сидела на кухне, пила кофе и смотрела в телефон.

– Дорогая. – Обратился я к ней. – Я придумал книгу. Она у меня сама появилась в голове. Я хочу написать о сексе и называться она будет «Блядство».

Жена отнеслась скептически к моей идее, она всегда так реагирует на мои идеи книг, да и не только на книжные, её сложно чем-то удивить или зацепить.

– И о чём она?

– Ну, как, о сексуальности. Это разные истории, шокирующие, такая квинтэссенция всевозможных ситуаций.

– Интересно, но название не слишком ли грубое?

Иногда она меня прям приземляет, не даёт развернуться моей фантазии, но, думаю, мне стоит сдерживать немного себя в руках, иначе я буду создавать сплошную чернуху.

– Ну, название можно и поменять. – Заключил я.

После этой беседы, мы не возвращались к разговору о книге, она просто дозревала у меня в голове, появлялись идеи, истории, сюжеты, какие-то из них забылись потом, а кое-какие вошли в эту книгу.

Я тоже выпил кофе, мы вызвали такси и поехали в аэропорт, в тот день мы летели в Ташкент, надолго или нет, мы сами не знали, вроде как в гости, но может и останемся на всю зиму, там, в конце концов тепло и спокойно. А улетали мы из Киргизии, толчком послужила революция в стране, уже третья по счёту, не сказать, чтобы она была страшная, но конечно, в момент народного восстания было страшно, всю ночь город громыхал, взрывались гранаты, гремели выстрелы, а под утро толпа ворвалась в белый дом, всё там поломала, обосрала и подожгла его, для человека насрать и вымазать говном – сакральный ритуал. Но после революции, как правило, наступает кризис, а я это знаю не понаслышке, две предыдущие революции в этой стране я тоже пережил. Первая случилась, когда я ещё учился в школе, тогда было страшно, первый раз всегда страшно, а потом втягиваешься, по этой причине видимо не заставила себя ждать вторая. Через пять лет после переворота и бегства президента в Москву, народ снова собрался на площади, немного повоевав, оппозиционеры ворвались в белый дом, опять всё сломали, подожгли и обосрали. Президент тогда сбежал в Беларусь, Москва уже отказалась принимать, сказали, что одного им хватит. И вот спустя ровно десять лет события повторились, только президент, на этот раз никуда не сбежал, видимо уже никто не принимает киргизских презиков.

Вот по этой причине мы и решили покинуть Киргизию, где просидели весь карантин и отправиться в Ташкент к родственникам Юли – моей жены. Мне Ташкент понравился, ещё когда я первый раз там побывал, вообще мне все города и страны нравятся в которых я был, везде живут люди, везде радуются, переживают и занимаются сексом.

Таксист попался нам весёлый, всю дорогу он рассказывал истории из своей жизни. Оказалось, что он совсем недавно, буквально, на днях прилетел из Москвы, где работал поваром кондитером, у него здесь семья и они не хотят в Москву переезжать, как он сам сказал: – «деньги из Москвы им нравятся, подарки нравятся, Москва нравится, но жить там не хотят» – вот так он мотается туда-сюда.

В аэропорту мы прошли регистрацию, купили в «Дьютифри» литровую бутылку джина, объявили посадку и вот мы уже в самолёте, летим над горами. Лететь совсем немного, и это очень хорошо, потому, что всю дорогу нам не давали нормально сидеть дети позади нас, они визжали и пинали наши кресла. Для меня это было настоящее испытание, я сильно волнуюсь, когда самолёт находится в небе, всячески пытаюсь скрыть своё волнение и от этого становлюсь болтливым, а так как сильно волнуюсь, то несу в основном всякую чепуху.

В аэропорту нас встретил Сергей – брат Юли и мы отправились на такси по ночному городу домой к моей тёще, Юлиной – маме, с ней нам предстояло прожить какое-то время, сколько точно мы проживём неизвестно, и куда поедем потом мы тоже не знали. Приём был тёплый, мы посидели за столом, поели выпили и легли спать.

Жизнь в Ташкенте у нас началась с походов в милицию, чтобы зарегистрировать меня и больниц. У нас держалась температура выше тридцати семи градусов, чувствовали мы себя, мягко говоря, паршиво. Прошли обследования, сделали флюорографию, сдали анализ крови, всё с нами было в норме, и врачи пришли к выводу, что это последствия коронавируса, который мы перенесли ещё летом. Оставалось только терпеть и ждать, когда это всё само пройдёт. Меня мучала бессонница, а книга зрела в голове и в очередной раз, когда я лежал в постели, не мог уснуть и читать мне тоже уже надоело, я начал писать книгу в телефон. «Блядство»:

Глава 1. Девственность

Все мы были детьми и девственниками, когда-то всё это нам было чуждо, непонятно и может даже страшно и противно. Каждый созревал в разное время, кто-то рано, кто-то поздно. Я разобрался, что в штанишках у меня находится хуй и пихать его нужно в пизду ещё до школы, в шесть лет. Тогда я уже понял, что тела голых женщин действуют на меня волшебным образом. Когда я глядел на голые сиськи, жопу или пизду, мой маленький писюн становился твёрдым и большим, ну не таким как сейчас, он всё равно был меньше, чем у мужиков из порно журналов, которые мы находили с друзьями у родителей, старших братьев и показывали друг другу. Они казались нам тогда каким-то волшебством, чем-то запретным, как сигареты или алкоголь, но не такими противными. Курить я тоже пробовал и водку попробовал в том же дошкольном возрасте, но это мне показалось мерзким и отвратительным, а вот порно журналы, были восхитительны, я мог долго листать и разглядывать картинки женщин с раздвинутыми ногами или в позе раком. Я даже перерисовывал их и прятал рисунки под матрасом, а потом они пропали, видимо мама их нашла и выкинула, но мне ничего не сказала.

Когда меня привели в школу, то я уже был взрослым не по годам, мне было скучно с одноклассниками. Они таскали с собой в школу игрушки, обсуждали детские фильмы про бэтмена, а некоторые даже верили ещё в деда мороза. Это был полный пиздец, я был изгоем в школе, но считал их всех такими, потому что знал, что рано или поздно они допрут до того, что у них в штанах писюльки, которые реагируют на голое женское тело, у кого-то может и на мужское, но это совсем другая тема, непонятная мне, что с женской точки зрения, что с мужской. Мне оставалось только сидеть на уроках и ждать, когда до них всё это дойдёт, было невыносимо скучно.

Пока мои одноклассники игрались в куклы, смотрели «Том и Джерри» я исследовал мир сексуальности. И однажды мне несказанно повезло, я увидел пизду девушки вживую, это была первая настоящая щелка, которую я увидел воочию. Девушке той было лет пятнадцать, но для меня (мне было лет восемь тогда), она казалась взрослой женщиной, хотя ещё и не до конца сформированной. Было это на пляже, я с родителями, их друзьями и сыном их друзей отдыхал несколько дней в пансионате. Я пошёл в раздевалку, чтобы снять с себя мокрые плавки, задумался и вошёл в переодевалку, а тут бац и пизда, прям перед моим носом. Я впился глазами в неё, но девушка взвизгнула и прикрылась, а я убежал. Эту щелочку я запомнил навсегда.

 

Я рассказал о случившемся сыну приятелей моих родителей, (не помню, как его зовут, пусть будет Миша), в общем, рассказал я всё в деталях этому Мише, который был старше меня, но пизду ещё не видел, он сначала мне не поверил, а потом стал подглядывать за женщинами в раздевалке. Я в этом уже не участвовал, но каждый вечер, когда мы с ним гуляли в саду, он мне рассказывал, какие пёзды он сегодня увидел, (собственно для этого мы и гуляли в саду), он рассказывал в деталях – некоторые из них были волосатые, а некоторые лысые, мы с ним гадали, почему так происходит, но в голову никому не приходило, что они их бреют. А как-то раз он увидел верёвку торчащую прям оттуда, и мы долго гадали, что же это может быть, но так и не догадались, это я уже позже узнал, что это было. Не знаю уж, может он лгал мне, выдумывал всё это, может он ни за кем не подглядывал, но говорить об этом было чертовски увлекательно, намного интересней, чем о мультиках или о прочей детской белиберде.

Когда мы перешли в пятый класс к нам перевели с другой школы пацана, звали его Валера, он был долговязым и с одним оттопыренным ухом. Мои одноклассники его не принимали, он тоже был не по годам развит, и мы с ним быстро нашли общий язык. Он жил неподалёку от меня и у него был велосипед «Урал», а у меня «Кама», мы приезжали друг к другу в гости или просто катались по району. Он тоже видел пизду и часто об этом рассказывал, каждый раз по-разному и с разными подробностями, но послушать его было интересно, то это была щель его подруги, за которой он подглядел, то это была дочь подруги его мамы, а то и, вообще, сама подруга его мамы. В общем, сходилось всегда одно, что он подглядел. А как-то он предложил пойти к нему в гости после уроков и это услышал наш одноклассник.

– А можно мне с вами? – Попросился одноклассник.

– Ну, не знаю. – Ответил Валера. – У меня родители уехали до завтра, а я нашёл видеокассету со взрослым фильмом.

– А, что за фильм? – Спросил одноклассник.

Я, конечно сразу догадался, о чём идет речь, я давно мечтал это увидеть, но во времена моего детства и юности интернета ещё не было, и вся порнуха была на видеокассетах, которые тщательно скрывались от нас.

– Порнуха. – Ответил Валера. – Если хочешь, пойдём с нами, только никому не говори.

Мы с нетерпением ждали, когда закончатся уроки, сидели за партами и всё время переглядывались. После уроков, по-быстрому смылись и, не помня себя, помчались к Валере домой, времени у нас было мало, родителям мы ведь не сообщили, что задержимся, но откладывать такой момент никак нельзя было, я ждал его с шести лет.

Мы зашли в дом, бросили портфели, наспех разулись, прошли в зал и уже там сняли с себя куртки, бросили их на пол. Валера залез на шкаф и из дальнего угла достал кассету в картонной коробочке со сценами из фильма, для нас уже этого было много, там были женщины в разных позах, со всевозможными интимными причёсками, с секс-игрушками, с членом во рту, со спермой на лице. Мы уселись перед телевизором, Валера вставил кассету в видеомагнитофон, она с жужжанием заехала вовнутрь, он нажал на пульте «плей» и началось. Я не помню, что там было первым, но это было просто порево без всяких прелюдий, без сюжета, просто трахались и всё, он перемотал на следующий ролик, а там был глубокий минет или как его называют «королевский», девушке вставляли по самые гланды, она блевала и принималась опять сосать огромный хуй. Он перемотал ещё, и там белый мужик жёстко трахал негритянку, она орала и извивалась, я первый раз увидел крупно пизду негритянки. Мне было не по себе, казалось, что ей больно и она страдает. Затем он перемотал дальше, и мы увидели совсем странную картину, несколько мужчин и женщин ссали друг на друга, женщины лизали пёзды, пили мочу, а мужики по очереди ебали их в задницы и в рот. Мне не нравилось всё это, выглядело страшно и мучительно, но хуй у меня стоял. Мы смотрели как заворожённые, не могли и пошевелиться, только Валера был оживлён, ну это и понятно, он то не раз пересматривал эту кассету. Он снова перемотал и там были лесбиянки, они целовались, ласкали друг друга лизали киски и тёрли их ладошками, потом они достали откуда-то длиннющий фалоиммитатор, легли пёздами друг к другу, вставили концы этого огромного, резинового члена в себя и принялись извиваться и стонать. На этой ноте я и наш одноклассник собрались домой, мы увидели достаточно, чтобы прожить в шоке от этого до следующей порнухи. Мы надели куртки, а когда обувались в прихожей, Валера позвал нас.

– Пацаны! – Закричал он. – У одной хуй на пристёжке, и она ебёт чувиху.

Мы заглянули в комнату, где в телевизоре еблись лесбиянки.

– Мне надо идти. – Сказал я с сожалением. – Может чуть позже приеду к тебе?

– Да, приезжай. – Ответил Валера. – Можешь с ночёвкой остаться, родители только завтра вечером вернутся. Досмотрим кассету.

Мы ушли, оставив Валеру наедине с кассетой и всеми теми женщинами, которые там еблись. Я брёл домой и мне было противно от всего увиденного, я представлял себе всё не так, в моих фантазиях всё было красиво, романтично, никто не блевал, не ссал и не корчился в конвульсиях. «Если секс такой, то я не скоро им займусь» – думал я, меня выворачивало наизнанку от этого, но хуй был словно каменный, странное ощущение, вроде ничего приятного я не увидел, но меня это сильно возбудило. С того момента моя жизнь перевернулась, я знал, что такое секс и как им надо заниматься, я понимал, что не обязательно ссать друг на друга, и можно быть деликатней, но куда и как вставлять я теперь знал в подробностях. После этого просмотра смотря на всех красивых женщин, да и не красивых тоже, это зависело уже не от меня, я представлял их в сценах того порнофильма.

А потом я попробовал первый раз подрочить, я не помню, когда точно это произошло и при каких обстоятельствах и даже, сколько лет мне тогда было, потому что мне это понравилось и дрочил я очень часто. Порно кассет у меня не было и порно журнала тоже, зато у меня была колода карт для покера с голыми женщинами, не знаю, откуда она у меня взялась, просто была и всё, я её прятал между матрасом и спинкой кровати. Такие вещи почему-то сами собой появлялись в моей жизни, картинки там были вообще огонь, пиздёнки крупным планом, правда мохнатые все, но мне это даже нравилось, у некоторых были интимные причёски, ну, там коротенькие волосы, в форме сердца или «птичкой» выбриты, но в основном просто заросшие дырки. Я дорожил этой колодой карт, а потом они пропали, не думаю, что их мама нашла, скорее всего кто-то стащил, приятели мои все знали где они лежат, когда они приходили ко мне в гости мы частенько играли в дурака этой колодой. Да уж без интернета нам тяжело приходилось, дрочили как могли и на что попало. Ахах, вспомнил историю про этого Мишу, который подглядывал за женщинами в раздевалках.

Поехал я как-то с родителями к их друзьям, сыном, которых и был Миша. Я с ним после поездки в пансионат не виделся больше, и вот спустя несколько лет мы с ним встретились снова. Родители наши сидели в зале за накрытым столом, пили, громко спорили, слушали Лайму Вайкуле и Аллегрову. Там ещё были какие-то мужики и бабы, одна из этих баб меня целовала в щёки и говорила: – «Какой мальчик хороший. Такой красивый» – я ничего не понимал, вроде я уже и не маленький мальчик, которого можно так сюсюкать и с какими побуждениями она это делала для меня останется загадкой на всю жизнь. Она была ничего такая, на ней была надета блузка с декольте, в котором хорошо были видны груди без бюстгальтера. Задница у неё тоже была отменная, в коротенькой юбочке и ровные тонкие ноги в капроновых чулках, а может и колготках, хрен их разберёшь. В общем я бы ей вдул, она меня сюсюкала, а я гадал, бреет она письку или нет, мне почему-то казалось, что особенно пошлые женщины не бреют свою промежность, от этого я возбуждался, но сносил терпеливо её лобызания. От неё пахло перегаром и салатами, а может это был запах блевотины, несло от неё неприятно, но её грудь и пизда, которую я воображал не давали мне покоя. Интересно, женщины вообще догадываются, что когда они сюсюкают десятилетних мальчишек, то эти мальчишки воображают их в сценах порнофильмов, которые они смотрели и думают, что вдули бы им.

Вернёмся к Мише, я получил порцию поцелуев и со стояком отправился с Мишей на кухню пить чай с тортом. Он мне, конечно же рассказал, что видел пизду этой тётки, и она была самой красивой из всех, с тонкой полосочкой волос на лобке.

– И где ты видел? – Я ему не верил.

– Она у нас осталась с ночёвкой и, когда переодевалась, я за ней подглядел через щель в двери.

– Ну, и как она тебе? Я бы с ней покувыркался. – Сказал я, подражая героям из голливудских боевиков.

– Видел и лучше, но я бы тоже ей присунул, я даже подрочить на неё успел.

Тут я ему, конечно не поверил, либо она так долго переодевалась, либо он такой скорострел, что успел передёрнуть пока она была без трусов.

– Смотри, какие у нас есть стаканы. – Сказал Миша.

Он встал, подошёл к шкафчику, открыл его и достал оттуда высокий стакан с женщиной в бикини. Я заглянул в шкафчик, в нём было шесть стаканов с разными женщинами и все они были в бикини.

– Они раздеваются. – Сказал он.

– Как это? – Удивился я.

Он подошёл к крану, набрал в стакан воды и купальник исчез, оголились огромные сиськи и волосатый лобок. Я раньше видел кружки такие, когда наливаешь в них горячую воду, то появляется рисунок, а тут холодная вода и исчезает купальник. Мы принялись наливать воду во все стаканы поочередно, а девушки оголять свои прелести, но они были не такими интересными как на моей колоде карт, они все стояли и оголялись только сиськи разного размера и промежности с волосами разного цвета.

– Ты дрочишь на них? – Спросил я.

– Дрочил пока не появилась кассета с порнухой.

– А где ты её достал?

– У брата двоюродного спёр.

Я прям представил, как Миша набирал полные стаканы воды, женщины скидывали с себя купальники, он ставил их на стол перед собой и принимался душить лысого. Да уж девяностые были испытанием на прочность, с тех пор как появился интернет всё стало намного проще, хотя он сначала был жутко медленным и картинки долго грузились, но это лучше, чем колода карт и стаканы. А потом компьютеры были нашей привилегией, взрослые не могли разобраться что к чему, а мы первым делом научились скрывать папки и забивали их порнухой, записывали на диски и передавали друг другу.

В старших классах стало ещё трудней, девчонки начали оформляться, у них росли сиськи и округлялись жопы, а в моём организме бушевали гормоны. Это был кромешный ад, я в школе всегда ходил со стояком, я уж не знаю, может это и не нормально, но хуй у меня вставал каждый раз, стоило мне только глянуть на жопу какой-нибудь цыпы. Это доставляло неудобства и отвлекало от занятий, мысли были направленны в одну только сторону, хоть в туалет беги снимать напряжение, меня надо признаться посещали такие мысли, но я так и не решился на рукоблудство в школьном туалете.

В то же время я начал курить и бухать до потери сознания. Я таскался с друзьями по рок барам, а одноклассники мои тем временем ходили играть в «Counter strike» или как они её называли «Контра» – это компьютерная игра такая, там надо ходить и мочить друг друга. Они играли всю ночь в компьютерном клубе, там же они и бухали. Я ни разу в своей жизни не ходил на ночь на «компы», я пробовал играть в игры, тогда была ещё одна популярная «GTA vice city», я так и не разобрался, что там надо делать, мне было скучно, я предпочитал компанию девушек и рок бары.

В очередной поход в бар я познакомился с девушками старше меня, и они оказались моими однокашницами. За одной из них я начал ухаживать, мы обнимались на перемене, гуляли после школы и вместе таскались по барам, учителей это раздражало, а ещё их раздражал мой внешний вид – я носил рванные на коленях джинсы, растянутые футболки и красную кепку с буквой «Т». Куда смотрели мои родители – не знаю, мне было по хуй на их мнение, я взрослел, энергия и гормоны горячили мою кровь и затуманивали мозги, а успех у женского пола придавал уверенности в себе.

Я был высоким подростком со смазливой мордашкой, что раздражало моих сверстников, у меня были с ними проблемы. Они ходили все покрытые прыщами, закомплексованные и ухаживания за девушками у них ограничивались пошлостями и оскорблениями, видимо ещё и это не давало им спокойно принимать меня. Я быстро смекнул, что женщины любят ушами и вообще они довольно нежные и романтичные существа, я читал им стихи Есенина, Гумилёва, Маяковского, был обходителен, а за всё это они одаривали меня своим вниманием.

Так как я был высоким и смазливым пацаном, меня пригласили на курсы в модельное агентство, отучившись там, я немного даже поработал. Представляете, какого это для подростка, оказаться в обществе девушек моделей, да ещё и пользоваться у них успехом. Я был единственным парнем в агентстве. Конечно же за одной из них я начал ухаживать, вообще куда бы я не попадал, в любую компанию, я начинал отношения с девушкой, но до постели не доводил, я боялся этого после просмотра того самого порно, я уже начал задумываться, всё ли со мной в порядке. В то время как все мои сверстники только и думали о том, как кого-нибудь выебать, я же наоборот бежал от секса, хотя у меня была куча вариантов, о которых они мечтали. Может поэтому я и бежал от полового акта, что для меня это было доступно. В итоге я утешил себя мыслью, что буду беречь девственность для той самой, единственной, с которой мне не будет страшно переспать.

 

Я ушёл из модельного, мне было не до школы в то время и уж тем более не до работы, я получил, что хотел, у меня появилась вторая девушка, одна в школе, другая вечерами. Но не тут-то было, я познакомился ещё с одной девушкой, старше меня, или это она познакомилась со мной, да, это и не важно. Я разрывался между тремя девушками и как-то раз придя в бар с моделью я встретил там остальных двух. Я уж было думал, что сейчас начнётся сыр-бор, но нет, они познакомились и с той поры мы частенько тусили вчетвером. Им это нравилось, я был вроде подруги для них, они посвящали меня в свои тайны, переживания, но стоило мне остаться с каждой из них наедине, она начинала приставать, я понимал, что переспи я с одной из них и наша идиллия разрушится, придётся оставить остальных. Я не мог сделать такой выбор, он для меня был очень сложен, я любил их всех – «И раз уж трахаться» – думал я – «То тогда со всеми сразу, чтобы никто из них не обиделся». Но однажды всё переменилось, я гулял по городу с той, которая не из модельного и не из школы, звали её Таня.

– Это тебе. – Таня протянула мне конверт. – Только распечатай его дома.

– А, что там? – Спросил я.

– Распечатаешь и увидишь.

Я сунул конверт в карман, проводил её до подъезда, мы постояли немного, по-обнимались и я потопал домой. Про конверт я забыл – «Наверное, какая-нибудь девчачья записулька, очередные признания в чувствах, которые она не смогла сказать словами, а может решила расстаться, ну и хуй с ней тогда» – подумал я когда она мне всучила конверт, и поэтому забыл о нём. Уже поздно вечером она позвонила мне:

– Привет. Что делаешь?

Она спросила, таким, знаете, томным голосом, каким умеют только девушки спрашивать и от которого сердце начинает сильнее колотиться, хуй набухает, а мысли путаются.

– Пишу. – Ответил я.

– Что пишешь?

– Стихи тебе пишу.

– Ты открывал конверт? – Голос её дрожал.

– Нет ещё. – Я замялся. – Извини, забыл. Сейчас открою.

– Открой, я перезвоню попозже.

Таня положила трубку, а я распечатал конверт, там были три откровенные фотографии с ней в разных позах. Ну, не порнушные, конечно, но намёк был яснее ясного, у меня душа ушла в пятки, я никак не ожидал такого поворота событий, я знал, что надо делать, но не хотел, а как ей объяснить, не мог придумать. Зазвонил телефон, это наверняка звонила она, я не подошёл, хотя у меня мелькнула мысль – поднять трубку и сказать: – «Я открыл конверт, ты восхитительна, приезжай» – но на это я тоже не мог решиться, это всё та дурацкая порнуха у Валеры дома, у меня до сих пор стоят эти мерзкие кадры перед глазами. Я не отвечал на её телефонные звонки, и чем больше она звонила, тем страшнее было поднять трубку, а потом она исчезла из моей жизни, мы пару раз встречались в барах, но она делала вид, что не знает меня и я тоже.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru