Загадочный остров

Денис Сергеевич Кореев
Загадочный остров

1

Я проснулся. Голова раскалывалась, словно от дикой попойки. Под собой я нащупал как-то песок. Открыл глаза. Я был на пляже. Мне удалось сесть, причём весьма легко. Тело не болело, но перед глазами всё расплывалось. Я не понимал кто я и где я и что я вообще здесь делаю. Все мысли, всё прошлое, всё было словно в тумане, я ничего не помнил и главное, я не помнил, как я здесь оказался. Возможно я живу здесь, или просто случайно оказался тут. Странно что я помнил действие алкоголя и сейчас ощущал его на себе. Хотя некий внутренний голос подсказывал мне, что алкоголь действует иначе. Я осмотрел свою одежду, старые изорванные штаны и какая-то поношенная рубаха. Это всё, что было на мне. Я попытался найти что-нибудь в карманах, что хоть как-то подсказало мне о том, кто я такой, но карманы были пусты. Я оглянулся вокруг, но всё что было дальше вытянутой руки виделось для меня словно большие размазанные пятна разных оттенков, даже не цветов. Как-то интуитивно я понял, что тёмное пятно это должен был быть какой-то лес, а светлое пятно должно быть морем, или озером и я решил прогуляться до него, умыться, попить воды и возможно тогда я хоть что-то вспомню и пойму.

Я побрёл в ту сторону. То и дело я спотыкался о какие-то коряги, которые не видел и наступал на траву и путался в ней. Но в остальном я весьма нормально шёл. Пока что это говорило мне только о том, что попал я сюда естественным образом и никаких странных событий этому не предшествовало. По крайне мере мне так казалось.

Шёл, шёл и тут вдруг я увидел прямо перед собой пустоту. Я уже даже намерен был сделать шаг в неё, как вдруг заметил, что дальше ничего нет. Совершенно ничего. Ничего, что я мог бы увидеть. Я упал задницей на песок. Подполз к краю. Попытался нащупать что-нибудь рукой, мне казалось, что это всё галлюцинация. Здесь не было скал, не было обрывов, только песок, потихоньку стекающий вниз, но всё что мне удавалось поймать руками, был лишь воздух. Я хватал его, как бы низко не наклонялся. А внизу всё было светлым, немного белым, но где-то далеко внизу. Странная шутка. Очень странная и я не понимал, было ли это реальностью, или лишь моим воображением. Я отодвинулся подальше от всего этого и сел. Потом лёг на спину. Я ничего не понял. Возможно это был лишь сон, а может быть… Даже не знаю, что ещё могло быть. Мне стало страшно. Страшно от того, что я ничего не понимал. Ничего не помнил. Но сном это не казалось. Вряд ли я помню, что такое сны, но всё-таки это был не сон. Не знаю. Вот просто не знаю… Я лежал с закрытыми глазами и пытался что-нибудь вспомнить.

Вдруг меня кто-то окрикнул:

– Эй, ты там? Ты живой? – Он говорил на чисто русском. Не знаю, почему я об этом подумал, не знаю даже почему я зациклился на том какой это язык. Возможно потому что это был не мой родной язык, или потому что это был не привычный для меня язык, а может потому что я общался на разных языках. Чёрт, хоть что-нибудь бы о себе вспомнить.

Я поднялся, огляделся вокруг, с какого-то конца пляжа ко мне приближалось тёмно-светлое пятно. И весьма быстро. Он бежал. Подбежал ко мне. Это был парень, весьма молодой, вроде даже симпатичный. Но видел я его смутно.

– Да, вижу, что ты живой. Как ты? Ничего не помнишь? Плохо видишь? Болит тело? Да, понимаю, о чём это я. Извини. Говорить можешь? – Слишком много вопросов и почти все точные, он знал о чём говорит и похоже понимал, что со мной произошло.

– Могу, – ответил я на том же языке, – Всё-таки я так же спокойно мог говорить на нём. – Почти всё верно, только ничего не болит. Кто ты? Откуда знаешь обо всём? Кто я? Где мы? Почему… Почему всё так?

– Тише, тише, успокойся. Всё в порядке. Это только по началу так. Скоро зрение придёт в норму, и ты будешь нормально видеть. Странно, что у тебя ничего не болит. Обычно все, кто появляются здесь даже встать не могут из-за боли. А, вот, держи, выпей воды.

Он протянул мне завязанный кожаный мешок. Я не понимал, почему это так странно, но это было странным. Это словно была не та посуда, из которой обычно пьют воду. А парень продолжал говорить:

– Я сам не знаю где мы. Это что-то вроде острова. Только какого-то странного острова. Мы не понимаем откуда тут берутся люди, но периодически они появляются на этом пляже. Некоторые, из тех, кого мы не успеваем встретить, падают сразу в пропасть. Поэтому мы организовали дежурства на пляже, чтобы такого не возникало. Сегодня вот я дежурю. А да, кстати, у нас тут своё поселение рядом. Стой, ты же нормально всё понимаешь? Я тебе не напрягаю? Я просто вроде как сам новичок здесь, и ты первый кого я встречаю.

Да, говорил он весьма быстро, и я с трудом понимал всё то, что он несёт. Ну то есть, я понимал слова, предложения и какой-то их смысл, но это совершенно ничего не объясняло из того, кто я и как я сюда попал и поэтому для меня всё оставалось непонятным. Сложно объяснить.

– Да всё в порядке, продолжай, – ответил я.

– Ну так вот, память к тебе позже будет возвращаться, но понемногу и далеко не всё. Ещё никто из нас не помнит и половины своей прошлой жизни. Но какую-то часть ты вспомнишь, позже. А то как мы сюда попали… Ну… Этого тоже никто не знает. В общем ты поймёшь и разберёшься со всем что тут происходит. А ты вообще ничего не помнишь?

– Нет.

– Ладно. Если ты можешь идти, то мы можем пойти в поселение. Пока будем идти со зрением у тебя всё станет в порядке. Ну или можем ещё посидеть здесь, я расскажу, как тут у нас всё.

– Да, пошли. Только без разговоров.

– Да, конечно, как скажешь…

Он помог мне подняться, словно я сам этого не мог сделать. Зрение и правда постепенно улучшалось и видел я уже чуть дальше, чем на расстояние вытянутой руки. Мы куда-то побрели. Не знаю, почему я пошёл за ним, наверное, потому что у него были хоть какие-то ответы, а раз он рассказал о поселении, то вероятно, что там будет кто-то кто больше осведомлён о всём том, что тут происходит. По крайне мере мне было уже не так уж и страшно, как прежде. К тому же паренёк был дружелюбный и хотел помочь, но он всё равно продолжал говорить, хотя я вообще не слушал. Все звуки словно пролетали мимо, а я, обретя хоть какую-то часть зрения, озирался по сторонам и пытался понять, где я.

Пляж, валяющиеся там коряги, небольшие места травы и каких-то кустов. Потом мы вошли в лес. Шли по какой-то хорошо протоптанной тропе. Вокруг были деревья, кусты, я увидел несколько кустов ягоды, грибы, растущие под ногами. Зрение и правда постепенно приходило в порядок. Я уже различал цвета вдалеке. И хорошо видел окружающие меня предметы. Но с памятью были по-прежнему проблемы. Я ничего не помнил. Даже своего имени.

Спустя пол часа мы вышли на большую поляну, на которой были какие-то постройки вроде хижин, там повсюду были парни и мужчины, занятые какими-то делами. Но видя меня они все бросали свои дела и внимательно смотрели на меня. Я не понимал, чем был вызван такой интерес. Мы прошли в центр этой поляны, где горел огонь.

– Садись пока здесь, я приведу кое-кого, – сказал парень.

Я сел на бревно, возле костра. Ко мне постепенно подходили разные люди, но все они держались в стороне и лишь осматривали меня. Я был занят тем же, осматривал их. Все выглядели весьма странно, но похоже. Бородатые, длинноволосые, мускулистые, с шрамами на телах и лицах. На всех были примерно одинаковые одежды, такие же как у меня, разве что только на некоторых были штаны из животной кожи и накидки из шерсти. Всё это было похоже на какую-то общину. Общину отшельников что ли. Что-то вроде того. И ещё я не увидел ни одной девушки, или женщины и так же здесь не было детей.

Постройки вокруг были весьма примитивные деревянные хижины, сараи, которые были построены из брёвен, веток, листьев, земли. Все они защищали разве что только от ветра, или дождя, но никак не от холода. В отдалении я видел что-то вроде огорода. Но всё находилось в лесу, на этой же поляне был лишь этот круг из брёвен и костер в середине.

Какой-то мужчина подошёл к костру и подкинул туда дров.

Несмотря на всю странность происходящего, я не видел никакой враждебности ни в этом месте, ни в этих людях. Скорей чувствовалось сострадание и жалость. Так что страх ушёл совершенно, но непонимание всё больше и больше возрастало.

Ко мне подошёл какой-то мужчина лет шестидесяти, сел рядом. Он уже успел стать седым.

– Привет, меня здесь зовут старцем, а ты своё имя помнишь? – Представился он и протянул мне руку. Хотя он даже и не смотрел на меня, он смотрел на огонь в костре.

– Нет, не помню.

– Нечего страшного, здесь каждый сам в праве выбрать себе имя. Не понимаешь где ты оказался?

– Нет.

– Мы все здесь этого не понимаем. Каждый из нас проснулся на том пляже в таком же состоянии, как и ты, кому-то было хуже, кому-то лучше. Но никто не знает где мы, как мы сюда попали и кем мы были. Теперь мы те, кто мы есть сейчас и должны как-то здесь выживать.

– Выживать?

– Да. Это остров. Как с него выбраться никто не знает. Единственная цивилизация, которая тут есть, это наше поселение. В нём необходимо поддерживать жизнь. Сейчас нас тут чуть больше шестидесяти человек, так что работы не так уж и много, но она есть, и она необходима. Натаскать воды с ручья, ухаживать за огородом, за живностью, охотиться на дичь, собирать ягоду, грибы, травы, поддерживать общий огонь, патрулировать пляж. Любой вклад очень важен. От того сколько ты вложишь, будет зависеть то, сколько ты получишь. Никто не заставляет тебя работать, или что-то делать, но не удивляйся, если потом и тебе никто не будет помогать. Несмотря на работу, тут уйма свободного времени, так что можешь заниматься всем чем захочешь. На первое время можешь остаться в общем бараке, там куча мест, Молния тебе покажет.

– Кто? – Я всячески пытался сдерживать смех, но удавалось мне это с трудом.

– Тот парень, что тебя встретил, его так зовут.

 

Куда я попал… Интересно за что он такое имечко получил…

– Правила какие-нибудь есть?

– Не убивай, не кради, не насилуй, всё, как и в обычном мире, можешь делать всё, что не противоречит нормам.

– Так я и спрашиваю, какие здесь нормы?

– Со временем поймёшь.

– Ладно.

– Ещё вопросы есть?

– Есть что-нибудь покурить?

Не знаю даже почему я спросил это. И не знаю, курил ли я вообще прежде, но сейчас я чувствовал в этом потребность.

Старец достал деревянную трубку, забил её какой-то сухой травой. Прикурил от веточки из костра, раскурил и протянул мне.

Я сделал затяжку и поперхнулся от крепости этого табака.

– Вообще с табаком тут не очень, так что лучше бросай курить, а то придётся тяжко.

Я проигнорировал это и докурил табак. Вернул трубку, и Старец ушёл, ко мне подбежал Молния.

– Ну что? Как?

Что, блядь, как? Я в каком-то дерьме. Ещё и табак подействовал крайне одурманивающе, в голове всё закружилось, и я просто хотел прилечь.

– Где тут барак, в котором можно остановиться?

– Да, конечно, пошли, покажу.

Мы куда-то пошли. Точнее Молния бежал, а я кое-как плёлся сзади, спотыкаясь обо всё, что только можно, голова дико кружилась. И я ещё больше перестал понимать всё происходящее.

Мы дошли до какого-то сарая. В нём лежала солома. Последнее что я услышал, это было:

– Можешь лечь здесь.

С этими словами я упал на кучу соломы и вырубился.

***

Какой-то офис, причём весьма большой, повсюду все кричат, кричат какие-то непонятные слова. Я сижу, как и все остальные перед маком, кто-то кричит со стороны:

– Закупай эпл на сотку.

– Иди на хуй! У меня шорт стоит! – Отвечаю ему я.

Точнее и не я, я словно смотрю на всё это со стороны.

– Ты идиот! Только что было превью, закрывай, блядь, позицию и заходи в лонг на долгосрочку!

Я моментально переключаю окна, там какие-то графики, цифры, пробегаю глазами текст на английском о выпуске новых виртуальных очков. Перекрываю позицию с прибылью в пятьдесят тысяч долларов и начинаю куда-то звонить. Заказываю крупную покупку. Но цена идёт вниз.

– Ты уебан! Они падают!

– Пошёл на хуй! В понедельник они подскочат в цене и на много. Я тебе говорю!

Покупка завершена, а я уже в минусе на сто тысяч.

Раздаётся оглушающий звонок, после которого шум в офисе прекращается и всё становится тихо.

– Ну что идём сегодня в бар? – Спрашивает всё тот же человек, только сейчас уже не крича, а говоря нормально.

– У меня ещё есть дела, нужно посмотреть, что там на айти изменилось. На неделе времени не было. Я подойду попозже.

– Ок, буду ждать там.

Люди постепенно начинают выключать свои компьютеры и расходиться. Некоторые прощаются со мной, говоря какой я молодец, другие говорят, что увидимся в баре и что мы обязаны отметить эту победу.

Наверное, тот кто сидит сейчас за компьютером, понимает, что происходит, но я пока ничего не понимаю. Новые окна, графики, цифры, статьи. Я, то есть он, прочитывал всё это, анализировал, делал какие-то заметки. В общих чертах я понимал, что он делает, он составлял портфель акций, которые хочет купить, или продать. Видимо это его работа, или моя работа.

Раздался звонок.

– Ну ты где, уебан?! Тут все только тебя и ждут!

– Скоро буду, ещё пол часа, час.

– Давай бегом, а то сейчас всех девочек разберут и тебе достанутся только мальчики. Хотя ты же их любишь.

– Иди на хуй! Я скоро буду.

Я нажал кнопку на наушнике и разговор закончился, а я продолжил делать то же, что и прежде.

Потом выключил свой компьютер.

2

Я неожиданно проснулся в горячем поту. Я понял, что это было воспоминание. Воспоминание о том, кем я был. Кем я был до того, как попал сюда. Трейдер, инвестор, банковский работник, что-то из этой сферы, но я так и не узнал ни своего имени, ни того как я сюда попал.

– Ты что-то вспомнил? – Спросил Молния.

– Нет, ничего, просто плохой сон, – соврал я.

– Ну ладно, сейчас уже утро, ты проспал часов шестнадцать. Ты наверняка голоден, скоро будет завтрак, пойдём?

– А умыться можно где-нибудь?

– Да, конечно, пошли я провожу тебя до ручья.

Пол часа мы шли до ручья. Для начала я просто взглянул в воду и увидел там мужчину лет тридцати. С коротко стриженными чёрными волосами, побритого, без каких-то изъянов на лице, этот человек резко выделялся из всего того общества, в котором я находился. Я понял, что это был я. И я точно был создан не для всего этого, нужно было понять, как выбраться отсюда. Я умылся в этом ледяном ручье и выпил немного воды, после чего мы пошли обратно в лагерь.

На общем кругу уже собрались все, ну или почти все. В центре стояло две большие железные кастрюли с чем-то. Туда подходили люди и им накладывали еду. Кто-то сунул мне деревянные тарелку, ложку и кружку в руки, когда я подходил, со словами:

– Это теперь твоё, новичок.

– Благодарю, – ответил я и встал в очередь за едой.

Со словами «Приятного аппетита» мне положили в тарелку овсянку и налили какого-то чая из трав.

Я устроился на свободном бревне и принялся есть. Большинство взглядов по-прежнему были направлены на меня. Овёс на вкус был отвратителен, ни соли, ни сахара, ни молока, но выбора у меня не было. Чай тоже был так себе, скорей вода с какими-то травами, не очень-то и приятными на вкус.

Ко мне подсел Молния.

– В общем, я сейчас ухожу патрулировать на пляж, ты можешь остаться тут и осмотреться. Если хочешь чем-нибудь заняться то смотри. Вон там сидит Серёга.

Он показал мне на мужчину на другой стороне круга. Он был низкого роста, коренастый и явно давно прожил здесь, судя по его потасканному виду.

– Он занимается огородом, выращиванием продуктов и всем таким, можешь подойти к нему, и он подыщет тебе работу. А вон там, тот что по середине, это Собиратель.

Теперь он указал на парня, который стоял с двумя другими и что-то обсуждал.

– Он заведует собирательством, ягоды, грибы, травы. Он будет рад любым работникам. Ну возле костра, это повара, но я точно не знаю, нужны ли им работники, но они часто просят принести воды с ручья. А, вот, подошёл к кастрюле, это Демитрий, он ухаживает за местным скотом. Если любишь животных, то это к нему, но правда у нас их очень мало. Некоторые из этих людей сейчас строят себе дома, так что, если видишь, что кто-то занимается строительством, то можешь подходить, помогать. Если ты умеешь лечить людей, или знаешь что-то особенное о лесах, ну или ещё что-то такое особенное знаешь, то подходи к старцу, его хижина вон там, он обычно всегда там.

Он указал мне на ближайшую хижину к кругу, при чём хижина была самой лучшей из всех, что тут только были. Точнее, это и правда была хижина, со стенами, окнами, крышей, и даже с дверью.

– Ну вроде я всё рассказал, но ты можешь походить поспрашивать ещё, может я что-то и забыл. Ах, да, если хочешь патрулировать пляж, то тогда просто приходи туда, там обычно всегда кто-то есть и он будет рад замене.

Всё это конечно было интересно, но мне нужно было что-то, что помогло бы мне разведать местность и узнать, как я смогу выбраться отсюда. В отличии от всех этих людей мне не хотелось оставаться здесь. Я хотел вернуться к своей прежней жизни, хотя я и не помнил её.

– А есть какие-нибудь разведчики, ну или старец вроде что-то говорил о охотниках? – Спросил я.

Мне казалось, что это хоть как-то поможет мне. Если нет разведчиков, то охотники точно ходят далеко в лес и должны знать о нём больше остальных.

– О, этим заведует Медведь, но лучше бы тебе к ним не соваться, охотники все злые и жестокие… На сколько я знаю, многие новички, которые уходили с ними в лес, больше никогда не возвращались. Они говорят, что это были волки, или медведи, но никто не знает правды. Возможно это они их и убивают там. Я бы не советовал тебе даже общаться с ними.

– Кто этот Медведь?

– Да ты чокнутый, я говорю, что тебе это не нужно.

– Либо ты мне сейчас это скажешь, либо я узнаю у кого-то другого.

– Ладно, ладно, вон он, но хорошего не жди.

Молния указал мне на самого большого мужика на поляне. Высокий, мускулистый, в накидке из коричневой шерсти, в кожаных штанах, меховых сапогах, а это было большой редкостью, потому что почти все здесь ходили без обуви. С кучей разных хвостов на поясе. Длинные тёмные волосы спадали на его плечи, а чёрная борода была связана в хвост. Только на лице у него было с десяток шрамов от когтей. На теле их было в разы больше. Он стоял в окружение четырёх

Я отложил свою посуду к бревну и пошёл прямо к нему.

– Это ты Медведь? – Спросил я.

– Ну если и я, то что? – Ответил он грубым голосом.

– Хочу стать охотником.

Они все впятером рассмеялись.

– Ты себя то видел, сосунок? На кой нам такие дрищи? Ты в первый же день сдохнешь в лесу.

Что правда, то правда, мускулатурой я не выделялся, даже был слишком худой, но вот своих реальных возможностей я пока не знал.

– Ну а если не сдохну?

Медведь толкнул меня ладонью, и я отступил на пару шагов назад от этого толчка.

– Парни, да он даже на ногах нормально стоять не может, – и все вновь рассмеялись.

Меня это взбесило. Я хотел доказать, что я не такой уж и слабак. Хотел доказать, что я мужик. Медведь же отвернулся и даже не смотрел на меня больше. Я сжал кулак посильнее и уже начал заносить кулак, как он вдруг развернулся откинул мою руку в сторону и его кулак прилетел мне в щёку. Я свалился на землю, словно мешок костей. Я ничего не соображал. Удар был настолько сильным, что я потерялся совершенно. Лишь чувствовал кровь и сломанные зубы во рту. А медведь подошёл ко мне, снял штаны и помочился прямо на меня, после чего вновь раздался смех.

– Проваливай отсюда, лошара!

Я сплюнул кровь, поднялся на ноги, охотники уже ушли куда-то. Но теперь я точно понял, кто тут на самом деле главный. Для них не существует правил, они никому не подчиняются и делают только то, что хотят. И они явно знают о этом острове больше остальных. Теперь возник вопрос, как мне стать одним из них.

Теперь на меня вновь были устремлены все взгляды. Но из этих людей никто не смеялся, они сочувствовали. Я подошёл к бревну, взял посуду и пошёл отсюда. Зашёл в барак, кинул там посуду и отправился к ручью. Умылся там. Один зуб у меня вылетел с корнем, даже ничего не болело, а второй сломался на половину, но тоже не болел. Так я лишился своих первых зубов.

Мне нужно стать сильнее, стать тем, кто сможет противостоять Медведю, ну или хотя бы тем, кто не упадёт с первого удара и сможет дать отпор. Вариантов для физического развития тут было предостаточно, так что долго сидеть на берегу реки я не стал. Я был готов взяться за любую работу.

Пока шёл до круга я никого не встретил, но на кругу были повара, я подошёл к ним.

– Привет.

– О привет, это же ты тот новичок, который к Медведю подошёл? Ты как?

– В порядке. Нужна какая-нибудь помощь? Воды принести, сходить помыть посуду, может что-то ещё? Не уверен, что я готовить умею.

– Ну это никогда лишним не бывает. Сейчас как раз нужно помыть кастрюли и натаскать воды для обеда.

– Надеюсь на обед будет не такая же отвратная овсянка?

– Готовим то, что есть. Сходите с Толиком, он тебе всё покажет.

– Хорошо.

Толик был парень лет двадцати пяти, худой, среднего роста, не такой обросший как остальные. Судя по виду, он был тем ещё трусом. Но мы взяли по кастрюле и пошли. Я шёл за ним.

– А чего ты вдруг решил сунуться к Медведю? Не уже ли тебе не рассказали о нём? – Спросил он вдруг.

Мои предположения о его трусости подтвердились.

– Не твоё дело, – коротко ответил я.

Меня не интересовали знакомства с такими людьми. Мне нужно было попасть в круг сильнейших, а если бы я стал водиться с таким отребьем, то путь туда мне бы был закрыт. Так что для меня вся эта работа была лишь поводом стать сильнее и закалённее.

Мы помыли посуду молча, после чего, Толик взял свою кастрюли и уже собирался уходить.

– Ты глухой, или тупой? Нам же сказали ещё воды принести, – бросил я ему.

– Да, я знаю, но воду мы носим вёдрами, – замялся он.

– Какая нахрен разница? Зачерпнём сейчас одну кастрюлю и унесём вдвоём.

– Но тут же не удобно и тяжело…

– Заткнись и жди!

Вряд ли я был таким злым человеком раньше, но трусость и слабость Толика меня бесили, и я чувствовал свою силу над ним.

Да, удобного места с берега не было, чтобы набрать воды, так что пришлось закатать штанины и зайти по колено в эту ледяную воду. Но я набрал полную кастрюлю, в ней было литров восемьдесят, наверное, я даже как-то сам вытащил её на берег.

– Мы же её не дотащим, – заныл Толик.

– Меньше ной и дотащим, а если уронишь, то я тебе уебу.

 

– А что делать с моей кастрюлей? – Спросил он жалобным голосом.

– Давай сюда.

Одной рукой я схватил пустую кастрюлю, второй полную, Толик вцепился двумя руками в ручку полной, и мы потащили всё это к костру. Когда мы притащили это к общему костру, то поваров тут уже не было. Только один человек поддерживал огонь и всё. Толик сразу рухнул на землю.

– Куда нам эту воду? – Спросил я Толика.

– Кухня там, – он указал мне направление.

– Так чего сразу не сказал? Хватай и пошли!

– Я, я не могу, я устал…

– Последи пока за костром, паренёк, я помогу, – вмешался мужчина. – Меня Гавриилом звать, но многие здесь зовут хранителем огня, – представился он мне и пожал руку.

– Я не помню своего имени, – ответил я спокойно.

– Нечего, скоро оно у тебя появится.

Гавриил был добрым малым, но он не был таким слабаком и рохлей, как Толик. Так что я пока не знал, как себя вести с ним. Мы взяли кастрюлю и понесли на кухню. Гавриил шёл впереди и указывал дорогу.

– Зачем на кругу всегда горит костёр? – Спросил я.

– Это долгая история. В общем, старец был одним из первых, кто появился на этом острове и когда они здесь появились, то они нашли лишь упаковку спичек. Десять коробков. Я пятый по старшинству из живущих людей на острове, и я истратил последние две спички из тех, что у нас были. С тех пор мы никогда не тушим этот костёр, потому что никто из нас не умеет разводить его заново. Как-то так.

К концу истории мы донесли кастрюлю до кухни. Я поблагодарил Гавриила и спросил о ещё какой-нибудь работе. Мне дали вёдра, предлагали взять ещё и коромысло, но я отказался.

После того как принёс 4 ведра воды, работы на кухне больше не осталось, я вновь вернулся к костру. Спросил у Гавриила, он сказал, что дрова не помешают, дал мне топор и показал, что рубить.

Так как людей становилось всё больше, то круг постепенно расширялся, так что постепенно нужно было вырубать деревья вокруг. Чем я и занялся. Махать топором было тяжеловато, но самое сложное было не в этом, самое сложное было уронить дерево в нужную сторону. С первым у меня не получилось, и оно опрокинулось на другое дерево, пришлось выпинывать его. Ну и потом ронять руками. Со вторым уже получилось лучше, оно сразу упало, куда нужно было. Я срубил с этих двух деревьев ветки и разрубил каждое пополам, после чего отнёс всё к костру. Мне понравилось носить брёвна, но я был дико уставшим после этого. С кухни попросили принести обед. На кругу постепенно собирались люди. Суп и пюре с грибами на этот раз были на обед и никаких напитков.

За обедом я сел рядом с Гавриилом, я пытался найти взглядом охотников, но их нигде не было.

– А где охотники? – Спросил я у своего нового знакомого.

– Они редко приходят на круг. Они вроде как живут в нашей общине, но в то же время обособленны. Они конечно постоянно приносят мясо и шкуры, но редко бывают тут. Сегодня они пришли лишь посмотреть на тебя.

– А где они обычно проводят время?

– Этого я не знаю, они, то тут, то там, постоянно где-то в лесах, даже в свою землянку редко заглядывают. А тебе они зачем?

– Просто интересно.

Когда я доел, то заметил, что Молния не появлялся на обеде, я решил сходить до него. Точнее просто сходить на пляж и немного отдохнуть. Там я естественно нашёл Молнию, сказал, что я тут ненадолго, только чтобы он мог сходить пообедать, а то ничего не останется. Он поблагодарил меня и убежал. А я решил прогуляться вдоль пляжа.

Этот обрыв и правда был странным. А внизу словно плавали облака, да, они словно были не наверху, а внизу, под этим островом. И это было странно. Я пошёл на восток по берегу. Но дошёл лишь до скалистой местности, на которую не предоставлялось возможным забраться, так что я развернулся и пошёл обратно. К этому времени прибежал Молния и я решил вернуться обратно на круг.

Помог поварам с посудой и водой, сил у меня больше не осталось на сегодня, так что я вернулся в барак и лёг на своё место.

Провалялся до ужина. Потом поел и вернулся к себе спать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru