Нежеланная мечта. Том 1

Денис Сергеевич Кореев
Нежеланная мечта. Том 1

8

Просыпаясь я уже не думал о том где я и не надеялся проснуться в своём времени. Мне понравилось то, где я оказался, и я был преисполнен желанием осуществить всё, что задумал. А если точнее, то на славу повеселиться, разграбляя Европу на протяжении нескольких лет, пока не получу столько денег, чтобы мне хватило на отправление в Америку и счастливую жизнь. Я напился воды из ведра, что любезно предоставили мне, затем умылся. Выглянул в окно, до полудня оставалось недолго, а это значит, что в скором времени мне либо принесут пули, либо же мне понадобится добывать их самому. Я оделся в свои новые одежды. Теперь, на трезвую голову, я понял, для чего одежды столь длинные. Если слегка приспустить пояс, то револьвер за спиной оказывался незамеченным, что в сюртуке, что во фраке. Так что неудобство компенсировалось практичностью.

Как только я был готов, то отправился на поиски туалета. Вчера же я делал это в любом тихом углу, но он наверняка должен был бы быть где-то на заднем дворе. Пока я пребывал на едине с собой, в старом деревянном туалете, исправляя потребности, то я ощутил невероятный голод. Ведь и правда, весь вчерашний день я так сильно был увлечён своими занятиями, что совсем забыл о том, чтобы поесть. До полудня оставалось время, так что в гостиных рядах я разыскал таверну, где смог неплохо подкрепиться за полтину серебра. Деньги улетали с невероятной скоростью, а значит нужно начинать что-то думать по их заработку.

Чуть после полудня я встретился с полицейским, он, как и обещал, принёс мне пули и порох. Я пересчитал пули, все 15 штук были на месте. А вот то, сколько мне потребуется пороха на создание патронов я пока не знал, так что понадеялся на честность продавца. Затем, отыскал в лавках бумагу и несколько грамм сухого клея, который ещё предстояло растопить. Бумага не дешевое удовольствие в этом веке, так что на всё у меня ушла ещё полтина, хотя мне казалось, что меня обманули. Но другого варианта у меня не было. Я отправился к себе в номер, чтобы попытаться собрать несколько патронов.

В первую очередь, я достал из патронташа один уже готовый патрон. Вооружившись ножом, я разрезал его вдоль, чтобы посмотреть в действительности ли так всё просто, как я предположил. Да, всё оказалось именно так. Патрон, был похож на сигаретную гильзу, только заклеенный с той стороны, где его пронзала игла. Внутрь забивали порох и сверху пуля, к которой была крепко прижата и приклеена бумага. У меня осталось лишь три готовых патрона, что были заряжены в револьвер.

Я приготовил всё необходимое, для создания патронов. Ложка, которую я отыскал в шкафу, нож, зажигалка, порох в мешочке, который я убрал на кровать, чтобы его не задело огнём, пули. Пример лежал передо мной на столе. В первую очередь я вырезал шесть бумажек, которые были в точности равны примеру. Затем, я решил склеить гильзу. Потребовалось не мало усилий, чтобы изогнуть железную ложку, но у меня это получилось, на неё я положил кусочек клея и стал разогревать это приспособление при помощи зажигалки. Этот трюк я узнал из фильмов, обычно героинщики так разбавляли продукт в воде. А изогнутая ложка для того, чтобы ручка не нагревалась. Как только клей был готов, то я обвернул одну бумажку вокруг стреляной пули и аккуратно начал склеивать её, чтобы клей не попал на пулю и её можно было вынуть. Клей очень быстро высыхал, так что на каждые две гильзы приходилось разогревать его заново и это при том, что я не заклеивал концы. Следующий этап, я склеивал концы, предварительно обрезав их, чтобы не было лишней бумаги, каждый раз подставляя пулю, как жаль, что в тот момент я не додумался использовать карандаш, что было бы куда удобнее. Каждый раз приходилось греть клей заново, не очень-то это удобно и много его испарялось и вдыхалось моими лёгкими. Дальше я забил порохом готовые гильзы, получилось неплохо, вот только на гильзы я истратил две трети всего пороха. А значит, оставшегося мне хватило бы только на три патрона, не больше. Чёртов полицейский меня надул. И последний момент, вставка пули. Приходилось работать очень аккуратно, так как гильзы были заполнены порохом, а мне приходилось слишком часто работать зажигалкой, разогревая клея. Но вот первые шесть патронов были готовы. Я прибрался на столе, чтобы там не осталось следов моих преступных действий по созданию патронов. Затем, я вынул свой револьвер, три хороших патрона я убрал в патронташ, а вместо них зарядил свои 6. Что тут сказать, мои патроны получились чуть толще и приходилось слегка вталкивать их в барабан, но получилось весьма недурно.

Теперь оставалось только проверить моё изобретение в действии. Так что я отправился куда-нибудь подальше за город. Я прошёл часа два, наверное, прежде чем был в тихом безлюдном месте. Итак, теперь я мог спокойно проверять патроны. Я достал револьвер, дёрнул на себя иглу, спустил курок. Нечего. Чёрт, видимо что-то не то. Я повторил выстрел, по-прежнему нечего. Ладно. Я прокрутил барабан и попытался повторить с другим патроном, но выстрела снова не последовало. Значит что-то я упустил. Преисполненный обиды, я отправился обратно к себе в номер.

Я вынул из сундука разрезанный мной патрон и начал внимательно его осматривать, но нечего не увидел. Я крутил его минут двадцать, пока он случайно не выпал у меня из рук, и я не обнаружил маленький кругляшек рыжего цвета. Так, должно быть это именно то, что создаёт искру. Прежде я не подумал о том, что в любом оружии что-то должно давать искру. И если в старых пистолетах это был кремний, то в новых видимо это что-то находилось в самом патроне, при соприкосновениях с чем игла давала бы искру. Вот же глупец. Теперь оставалось выяснить что это и где мне достать эту хрень.

Я отправился выяснять в гостиные ряды где я могу найти кого-нибудь кто хоть что-то смыслит в металлах. После недолгих расспросов, меня отправили ко дворцу, сказав, что только там есть такой мастер. Время уже близилось к закату, но я решил испытать судьбу. И правда, там я отыскал такого чудо мастера.

– Здравствуйте. Говорят, вы в металлах хорошо разбираетесь, – начал я разговор.

– Ну стало быть, коль говорят, то разбираюсь.

– А что это такое не подскажете? – Я показал ему этот маленький кругляшек.

– Так это вам любой дурак скажет, медь это обычная.

– А сможете мне таких нарезать штук пятнадцать?

– Так у меня значится и меди то нет.

Я достал медную монету из кошелька.

– Подойдёт?

– Да, но дело это долгое.

– Не обязательно круглые, можно квадраты, прямоугольники, треугольники, всё что угодно. Главное, чтобы были не сильно больше этой. Столько штук, на сколько хватит этой монеты.

– Ну хорошо, сделать можно. А вам на кой?

– Учёный я, мне для эксперимента это нужно. А взамен полу полтину дам за работу.

– Ну хорошо, стало быть. С утреца завтра приходите, да всё готово будет.

– Благодарю.

Я отдал ему монету и пошёл к себе в номер. Желания чем бы то ни было заниматься у меня не было, так что я лёг спать. Четыре с половиной рубля – всё что у меня осталось, завтра следует узнать, у кого можно забрать деньги и придумать план.

9

Собравшись, с утра я отправился ко дворцу, где получил свои медяки, затем вновь вернулся в свой номер. Я не представлял где именно должны лежать в патроне эти медяки, а мой примерный патрон был разобран полностью. Так что пришлось слегка экспериментировать. Вынув барабан произвёл выстрел. Как и должно было случиться, без пороховых газов игла не вернусь в своё первоначальное положение и осталась перед стволом. Я приложил старый патрон и приметил примерное место соприкосновения иглы и медяка. Это было на несколько миллиметров дальше пули, значит следовало забивать медяки точно по центру и вставлять их глубже в порох. Я аккуратно снял пули со всех собранных мной шести патронов, достал свою швейную иглу и принялся вставлять медяки. В следующий раз нужно будет приклеивать их к дну патрона, чтобы они наверняка никуда не сдвинулись. Затем я вновь прикрепил пули и зарядил револьвер.

Вновь длительная прогулка за город. Сейчас, можно сказать, что я уже молился, чтобы эти чёртовы патроны сработали. Иначе, от такого преимущества которым я обзавёлся, в виде револьвера, не было бы никакого толка с тремя то патронами. Я уже пожалел о том, что испортил два имевшихся у меня патрона. Но всё же, осмелился на проверку. Взвод иглы, готовность, спуск крючка. Бах! Выстрел. Слава богам. Медь при соприкосновении со сталью дала искру и порох взорвался.

Я подошёл к дереву, для того чтобы проверить насколько эффективны были такого рода патроны. Что тут можно сказать, похоже я переборщил с порохом, потому что пуля значительно глубже вошла в дерево. Но, вероятно это даже к лучшему. Хотя кто знает, чрезвычайная мощь может повредить револьверу, в следующий раз, буду сыпать чуть меньше пороха в гильзы и тогда у меня даже будет больше оставаться. Видимо по этой самой причине у меня и осталось так мало пороха. В пистолеты его скорей всего сыплют меньше, а этот полицейский не знал о моём намеренье собирать патроны и поэтому принёс мне столько пороха, сколько хватило бы на 15 пистолетных выстрелов.

Теперь уже, я радостный отправился обратно в город. У меня было 8 патронов, и я прекрасно знал, как делать новые. Это событие нужно было отметить.

Когда я вновь вернулся, то было ещё светло, и я решил узнать где я могу найти кабак. Он оказался уже в знакомом мне месте, прямо рядом с таверной.

Кабак мне нужен был не столько для того, чтобы напиться, алкоголь я мог бы спокойно купить в рядах, при чём по куда меньшей стоимости, чем в кабаке. В кабаке же я намеревался узнать у кого в городе есть деньги. Мне они были невероятно нужны. Если в таверне было несколько людей, то кабак был абсолютно пуст. Разве что скучающий бармен ждал вечера, когда сюда начнут стекаться люди, после трудного рабочего дня. Мне это было на руку. Бармены всегда лучше остальных знают обо всех вещах в городе, и они особенно склоны к разговорам. И если его напоить, то он всё забудет, или не придаст этому значения, а лишних ушей здесь не будет, которые могли бы догадаться о моих намерениях.

 

– Дня доброго. Скажите, что у вас есть из выпивки? – Спросил я, присаживаясь у стойки.

– Здравствуйте, здравствуйте. Так всё что вашей душе будет угодно. Есть и пиво, и вино, и водка, – это был рыжий мужчина, лет тридцати пяти, с неровно стриженными волосами и бородой, и он явно располагал к разговору и даже обрадовался моему приходу.

Я огромный фанат пива и предпочитаю его другим напиткам, но лишь в тех случаях, когда не желаю напиться. Но сейчас мне нужно было разговорить бармена, а для этого подходит лишь один напиток.

– Бутылку водки.

– Отличный выбор, вы явно умеете пить, сударь. С вас будет рубль, – бармен достал бутылку и поставил на стол.

– Это вроде как, чем дальше от Москвы, тем больше цены на водку?

– Ох нет, простите. Видите ли, в чём дело, бутылки из-под водки закончились и мне приходится разливать её в винные. А как вы сами знаете, они ж больше.

Да, та бутылка, которую он поставил, была действительно чуть больше, чем предыдущие две, выпитые мной.

– Ну ладно, – я протянул рубль серебром. Теперь у меня осталось лишь три. – Не откажи в чести выпить со мной.

Раз я здесь сэр и господин, то пора привыкать общаться соответствующе, и я начал пытаться это делать.

– Вы право же извините, но я ж на работе, а, следовательно, не могу пить. Да и жена жуть как ругается, когда я домой подвыпивший то возвращаюся.

– Так мы ведь по немного, одна бутылка всего, да на двоих. Я в пятнадцать лет и то больше пил, – мне нужно было как-то его уломать на это.

– Ну только если понемногу, – он достал два стакана.

Рыжие мужчины у меня всегда ассоциируются с ирландцами. А на сколько я знаю, то главная особенность ирландцев в том, что они любят пить и пьют постоянно и по многу. И сейчас мои предположения этот рыжий мужик подтвердил.

– Разливай! – Предложил я ему эту почётную роль.

В моём времени эту роль предоставляют старшим и опытным, в знак уважения. Но я не знал, что сейчас это вроде как признак того, что я счёл его слугой. Но он не высказал неудовольствия и лишь радостно налил по пол стакана каждому. А это грамм 120-150. Я предположил, что это на несколько глотков, но вы подняли стаканы.

– За вашу щедрость, сэр! – Произнёс он тост.

Мы стукнулись стаканами, и он выпил всё до дна, я не мог отставать от него и тоже опустошил свой стакан. Вот же чёрт. Пьют тут иначе, чем в моё время и похоже, если я хочу сойти за своего, то мне следует приучать печень к новым нормам. Хотя в своём времени я весьма недурно пил и с лёгкостью сохранял здравый рассудок в то время, как взрослые мужики уже несли чушь после четверти литра и вытворяли хрень, еле стоя на ногах.

– А вы откуда будете? Вы явно неместный, завсегдатаи то знают, что я водку постоянно в винные бутылки разливаю, да даже пуще рады этому.

– Я путешествую, из Москвы я еду. Да здесь лишь проездом, отдохнуть остановился.

Мне стало хорошо, я расслабился. Никогда прежде не пил так много сразу. И я решил попрактиковаться во лжи. Ведь теперь я никто иной, как богатый мажор московского дворянина, который отправился путешествовать по миру. По крайне мере, до тех пор, пока не стану известным под этой личностью.

– А куда путь держите?

– Сейчас бы до Варшавы доехать. А там думаю в Европу рвануть. Посмотреть, как там люди живут.

– Ну так это ж дело то хорошее. За это стоит выпить!

Он вновь налил по пол стакана. Чёрт, это уже будет моя нормальная вечерняя порция.

– За путешествие! Пусть она пройдёт наилучшим образом!

– За него! – Подтвердил я.

Мы вновь ударили стаканами и опустошили их. Вроде бы всё в порядки. Лишь хорошее расслабление. Не больше. Надеюсь я продержусь хотя бы до конца бутылки, там оставалось ещё пара таких порций. По одной на человека. Но вряд ли после неё я уже что-то запомню, так что, нужно действовать сейчас. Мой собеседник вроде бы расслаблен и не должен придать внимания.

– Слушай, а ты не знаешь случайно у кого деньжат можно было бы занять в этом городе? Я б письмецо отцу написал, и он вышлет всю сумму долга из Москвы почтой. А то я уже на днях хочу отправится дальше, а денег осталось мало.

– А много ль надо то?

– Тыщёнку, другую.

– Ох, большая ж сумма то, для наших краёв. Эт вам вряд ли кто даст без знакомства то.

– Ты мне скажи у кого такие деньги водятся, а уж я как-нибудь разберусь уже, дадут, аль нет.

– Так это ж только при дворце, у Агинских такие деньги водятся, а больше то и просить тут не у кого. Все ведь землевладельцы только, а такие деньги только у дворян и водятся.

– А банк может есть какой? Иль заёмщик, что под процент денег даст.

– Неее, банков у нас здесь нет, это только в Варшаве. А заёмщики то у нас здесь больше двадцати рублёв и не дают, даже дворянам.

Так, значит, денег в этой дыре ни у кого нет, кроме местной богатой семьи, что живёт при дворце. Но я сам видел, что у них там куча стражи. А значит, грабёж я совершить не смогу и уйти незамеченным. А на то, чтобы выкрасть деньги тихо у меня времени нет. Нужно думать что-то ещё. Но уже не сейчас. Потому что я в хлам и мои мысли жутко путаются. А если я встану, то вряд ли устою на ногах.

– Да не будем ж о грустном, коль отец то ваш знатный господин, то вы спросите у Агинских. Они уж вам верно дадут в долг. А сейчас давайте выпьем за успешность задуманного!

Чёрт, он стоит на ногах и с ним всё в порядки. Чуть более весел и доволен. Речь не заплетается и мысли тоже. В стаканах уже налито. А я ни хрена не соображаю. Пора удаляться.

Мы стукнулись стаканами, выпили. Фак. Мне б до номера дойти эти несколько метров, саженей, вёрст, ну на хрен.

– Я видать пере…. Стоп. Пере… Брал. Немного. И мне надобно удалиться… – Проговорил я и отправился на улицу.

– Счастливо! – Прокричал мне в след этот прожжённый алкаш.

Как только я вышел на улицу, то упал на колени и выблевал всю ту водку, что только выпил, а также весь свой обед, за который немало заплатил. Самое обидное было то, что я нечего не выяснил, но нажрался в хлам. Я поднялся, дабы не замарать свою новый сюртук, и побрёл к гостинице, по дороге моё нутро ещё пару раз вывернуло всё то, что там было.

Когда я, спотыкаясь, забрёл в гостиницу, то та женщина, с которой я спал накануне спросила всё ли со мной в порядке. Я ответил, что да. Или просто кивнул. Похоже я был не в состоянии говорить и поплёлся наверх. Я был весь бледный и измученный, со следами блевотины на рту. На лестнице я дважды, или трижды споткнулся. Как я оказался в своём номере, ещё и без одежды, я не помню.

10

Проснулся я раздетым на кровати. Возле меня стояло ведро с блювотиной. Все мои вещи были аккуратно сложены на стуле и мой пояс лежал там же. Я проверил самое важное, патроны и револьвер были на месте. Затем деньги. Всё тоже было в порядке. Но я совершенно не помнил того как я оказался в комнате и уж тем более разделся. Это странно. Но у меня было наполненное ведро прохладной чистой воды. Похоже сюда периодически заходят и прибираются. Значит не зря я заплатил за эту комнату так много. Я вдоволь напился. Затем заполнил трубку табаком и закурил.

Мой вчерашний запой ни к чему меня не привёл. Я не узнал где можно было бы раздобыть денег. Видимо я захотел сразу слишком многого. Нужно было бы поумерить свой пыл. Итак, значит у меня остаётся не так много вариантов, где я теперь смогу раздобыть деньги, таверны, гостиницы, лавки, магазины. Точно! Мастерская одежды. Я оставил там девяносто рублей на днях. Если туда заходит хотя бы несколько человек в месяц за одеждой, то там должна быть приличная сумма денег. Если же нет, то хотя бы верну то, что сам там и потратил. Сто рублей сумма не такая уж и маленькая. Нет! Там точно должно быть больше денег. Работники активно трудились, когда я туда пришёл, значит у них были заказы. А это значит, что даже если там и не так часто покупают одежду, то богатые люди приходят туда чтобы что-то отдать на ремонт. Отлично. Там я смогу добыть хоть немного. Какие ещё у меня есть варианты. Обувная мастерская. Я видел лишь торговца. Но на прилавках красовалось множество туфель и сапог разных размеров. Цены там тоже не маленькие. Возможно и там я смогу добыть сколько-нибудь денег. Отлично. Но ограбить в один день сразу два места я не смогу. Как только я выйду из одного здания, то продавец побежит звать на помощь и в другом месте меня сразу же схватят. К тому же, мне интересно, как происходит поиск преступников. Если не оставлять улик, то вероятно, они вообще не смогут заподозрить меня. Есть отличный трюк, который я усвоил в самом начале, никто не обращает на меня внимания, когда я своей одежде 21 века. Всем бросается в глаза лишь эта необычная одежда. А если я ещё и закрою лицо банданой, то полиция вообще не будет подозревать никого из этого века. Да – это большой риск, совершать ограбление и оставаться в этом городе, но я должен это попробовать. Чёрт. Ведь у меня ещё и лошади нет, на которой я мог бы быстро скрыться. Разберусь на месте. Сейчас всё нужно осмотреть и подготовиться.

Я быстро оделся и пошёл на главную улицу. В коридоре меня остановила управляющая.

– Здравствуйте, как вы себя чувствуйте? Вчера вы не стояли на ногах. Я взяла на себя смелость и проводила вас до комнаты и раздела.

Ах вот значит оно как. Теперь всё становилось яснее.

– Да, я уже лучше. Благодарю вас за оказанную мне любезность. Простите, но сейчас я спешу, – я быстро развязал кошелёк, достал оттуда рубль и кинул управляющей. – Это вам, за помощь.

– Ох, спасибо большое, вы очень щедры.

Я вышел и направился сразу же к мастерским. Итак, для начала я осмотрел улицу. Слишком большая и многолюдная, это большой недостаток. Но к счастью в десяти метрах от ателье был отворот налево. Итак, значит, если я совершу грабёж, то единственный вариант, это бежать туда. Я прошёл туда. Да, здесь и правда менее оживлённо, но слишком много окон и всё же появляются люди. Я начал исследовать местность и нашёл небольшой проулок, где было тихо и безлюдно. Значит в этом проулке я смогу переодеться и выйти на другую улицу уже другим человеком. Но действовать нужно быстро, значит единственный вариант – это одеть свою одежду поверх этой. Но туфли и шляпа. Так, я проследил за проулком на протяжении получаса, люди здесь не появлялись. Отлично. Значит можно будет с утра оставить здесь шляпу и туфли и отправится на дело. Если мне повезёт, то вещи останутся здесь. Только нужно будет их замаскировать. С одной стороны, был забор, с другой несколько домов, окна были высокими и под ними можно было спокойно оставаться незамеченным. С той же стороны, где был забор росло несколько деревьев. Я оторвал одну большую ветку и кинул на землю. Если я прикрою ей чёрный пакет, то никто его не заметит. План в общих чертах был готов. Теперь я последовал на главную улицу, следить за обстановкой там. Итак, полицейских не было. Я гулял по улице пару часов, может больше. За это время мне лишь однажды встретились полицейские, они патрулируют всю улицу и как только они уходят в сторону Варшавы, то достаточно долго не появляются здесь. Отлично, это тоже действовало мне на руку. Нужно дождаться, когда они уйдут в нужную сторону и через пол часа приступать к делу.

Теперь практически всё было ясно. Действовать необходимо днём. Так я привлеку взгляды большего количества людей и в богатом дворянине они не признают грабителя.

Следующий момент, что там с обувной лавкой. Я принялся осматривать местность там. Та часть города была более безлюдной, два отворота с каждой стороны от мастерской. Много безлюдных проулков. Там было бы значительно проще скрыться незамеченным. Меня это порадовало, и я присмотрел совсем рядом с мастерской один проулок.

Потом я вновь пошёл гулять по главной улице, дабы убедиться в правильности своих мыслей относительно полиции. И так я гулял до самого вечера, пока не почувствовал голода. Всё было решено, завтра, как только проснусь, то отправлюсь на ограбление ателье, затем убегу в проулок, быстро переоденусь и отправлюсь ко дворцу, якобы рассмотреть его, ведь я путешественник, заодно пообщаюсь с кем-нибудь и обзаведусь алиби. А спустя пару часов пройду по главным улицам к гостиным рядам и разузнаю что происходит в мастерской. Лошадь мне не должна потребоваться, если я буду быстр и спокоен.

Я отправился ужинать и заодно прикупить бутылку водки, отметить завтрашний успех. После этого я отправился спать, чтобы духовно и физически подготовиться к планируемому первому ограблению в своей жизни. Но заснуть я не мог достаточно долго. Зато вместо этого я сложил свою одежду в чёрный пакет, одену её в проулке, чтобы меня не видели здесь в ней. Когда буду в гостинице, то нужно будет сказать управляющей, что отправляюсь любоваться дворцом. Главное не волноваться и не привлекать лишнего внимания. Что же ещё. Ах да, я серьёзно настроился на то, что если что, то я не испугаюсь и пущу в ход свой револьвер. Насколько я знал, то самое сложное в первом убийстве, так это неготовность применять оружие. Поэтому я заранее готовился к этому и продумывал кому и как я пущу пулю. Одежному мастеру, если он попробует сопротивляться, его помощницам, если они будут двигаться, полицейским, если они вдруг устроят погоню, если в примеченном мной проулке будет свидетель. Я даже хотел этого, хотел кого-нибудь застрелить, и я уже верил, что без этого никак не обойдётся. С такими мыслями я и заснул.

 
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru