Созвездие оборотней

Денис Матусов
Созвездие оборотней

Марс, Министорий, Министерство Внеземелья

Министерство Внеземелья возникло ещё в первые дни Лиги Солнечных Миров. В те далёкие времена, когда Космосом считалась всё за приделами материнской планеты человечества. Вот и его марсианское представительство в городе министерств – Министории располагалось во вполне себе приземлённом здании. В отличие от парящего рядом представительства министерства новаций. Да и силовые экрана не отгораживали его от мира. Не то, что цитадель министерства нападения неподалёку. Однако держать на привязи рядом с главным входом мелкий рогатый скот было не то, чтобы прямо запрещено должностными инструкциями, но как-то не принято. Профессионально развитое любопытство заставило Романа Разломова сфокусировать глазные наниты. Козочка, лошадка? Нет, кто-то привязал маленькую единорожку!

Сама единорожка выглядела очень мило: белая чуть розоватого оттенка шёрстка, розовые копытца, просто чудесные на вид грива с хвостом, а уж какой милый рожок. Разве, что нелепая попытка одеть рогатую лошадку наподобие земной девочки оскорбляла эстетическое чувство много повидавшего инспектора. Особенно смешно смотрелись две пары разноцветных ботиночек. Старательно, но неумело кем-то напяленные на копытца. Однако не это заставило нахмуриться справедливого инспектора. Разумный взгляд, пусть и по-детски, наивных глаз плохо сочетался с явно собачьим ошейником. Да ещё и поводок, ненадёжно привязанный к перилам. Под взглядом Романа маленькая единорожка хитро дёрнула головой и поводок окончательно отвязался. Тренированные мышцы агента напряглись, но ловить единорожку не пришлось. Она сама подошла и поздоровалась. Окончательно убедившийся в её разумности, инспектор естественно поинтересовался:

– Скажи-ка мне милая. Кто это тебя привязал?

– Мама! – звонко воскликнула малышка без тени обиды на ту, что ограничила её свободу передвижения.

– Мама, значит. Скажи-ка мне милая к какой расе ты с мамой принадлежите? – Дело в том, что персоком (персональный компьютер) Романа не вывел на сетчатку глаз информации о расе малышке. «Странно, уж где-где, а в нашем министерстве соответствующая база знаний наиполезнейшая», – подумал инспектор прежде, чем задать соответствующий вопрос.

– Мы люди, конечно! – ответила маленькая единорожка с такой уверенностью, что Роман затруднился с ответом. Возникла не ловкая пауза…

– Доченька, представляешь, этот начальник сектора дальних миров мне не поверил. Кто же теперь вернёт тебе прежний вид? – толстая, простодушная на вид, а главное без сомнения человеческая женщина неловко спустилась с предназначенной словно бы для великанов парадной лестницы. После чего толстуха обняла маленькую единорожку и горько заплакала.

– Быть может, я смогу вам помочь? – предложил после секундного колебания Роман. Он описался, что это представление может быть разыграно специально для него с некими ещё неясными целями. Однако полной уверенности теперь уже не было. Космос полон загадок природы и не человеческого разума. Взять тот день, когда дельфины заговорили после доставки на Землю камня предтечей.

– Вы? Кто вы такой?! – теперь в глазах толстушки появилась надежда. Она выжидательно уставилась на Романа, рассеянно теребя поводок дочери пальцами правой руки. Сама же девочка с типично детским любопытством рассматривала небо. После терраформирования оно напоминает небо Земли, если не считать искусственного солнца. Без него на Марсе по-прежнему было бы слишком холодно для людей.

– Колониальный инспектор Роман Разломов, спец. агент Лиги Солнечных Миров, – кратко представился он.

– Значит вы из этого министерства?! – с отчаянной надеждой поинтересовалась прежде безутешная мать.

– Да, я работаю в министерстве Внеземелья, – подтвердил Роман.

– А в каком секторе? – спросила так и не представившаяся женщина.

– В секторе дальних миров, – терпеливо ответил инспектор на привычный вопрос, смотря вроде бы прямо на вопрошающую. Но на самом деле наблюдая за её дочерью, если ты на самом деле ей дочь. Взгляды, которые маленькая единорожка бросала на голографическое название министерства свидетельствовали о знакомстве девочки с солнечным языком, что являлось аргументом за её земное происхождение.

Рейтинг@Mail.ru