Из заката в рассвет

Денис Матусов
Из заката в рассвет

Ложный свет и Истины расцвет!

Серый ужас на лицах прохожих, город спящий в океане из тьмы. Океан…, когда девочка была совсем маленькой. Ей казалось, за океаном небывалая страна, что радости полна. Ей казалось, что там любят и ждут. За ней прилетят, непременно заберут. В итоге она сама туда добралась. Многим пожертвовав, за океаном оказалась.

Лживые улыбки на губах, жадность, мерзкая жадность в глазах. Полно ленивых обжор счастливых, когда выставляют невинных на позор. Темна родная страна, но за океаном ещё сильнее страдает душа!

Потом…

– Линда, просыпайся! – раздался голос неизъяснимой красоты. Голос от одного звучания которого становится теплее на душе. Голос от звучания коего исчезают, пропадают кошмары. Вот закончился и страшный сон маленькой девочки.

Девочка открыла глаза и узрела крылатую единорожку. Изящные накопытники работы подгорных мастеров могли бы показаться серебряными, но серебро её прежнего, ветхого мира словно бы тусклое отражение истинного серебра – мифрила. У точёных ног стройной кобылицы нет нужды в чулках или колготках. Их белая шерстка мягче и приятнее на ощупь, чем у новорождённого ягнёнка. И в то же время согревает лучше, чем густая шерсть белого медведя. При этом и в жару пота нет, ногам комфортно и удобно. О стройности стана крылатой единорожки сказано выше, но её прирождённое изящество таково, что стоит повторить. Хотя этого мало… В мирах дольних нет живых существ, что выточены Творцом из косной материи в соответствии с правилами золотого сечения. Здесь есть и одна из них перед Линдой на расстоянии вытянутой руки стоит!

Линде очень хотелось прикоснуться, провести рукой по превосходящей любой бархат шёрстке, но это было бы невежливо. Крылатая единорожка ни животное, по крайней мере ни животное мира дольнего без света разума в глазах. Однако заглянуть в глаза крылатой единорожки маленькая девочка ещё не смела. Её внимание привлёк хвост, что украсил бы круп самой породистой кобылицы прежнего мира даже в своём самом жалком состоянии, когда магия отказала, а вокруг дождь, грязь, слякоть. Магия, точнее светлое волшебство, присущи обитателям светлого мира ставшего родным для Линды. Вот и сейчас эфирный ветер невидимый глазами смертных развивает туманные пряди хвоста. Да, волосы прекрасной кобылицы словно бы предрассветный туман, когда Солнца на небе ещё нет, но уже расцветает. Есть у этой минуты неизъяснимое очарование на фоне девственной природы, что стала так редка в родном мире маленькой девочки. Увы, увы…

Да, хвост хорош, но грива ещё лучше. Хотя казалось бы. Куда уж лучше?

Рейтинг@Mail.ru