Инночка и единороги

Денис Матусов
Инночка и единороги

Встреча

Что делать, если конь занемог? Много чего можно сделать, если подумать, но Инночка продала коня без лишних раздумий. Слишком уж различны по характеру оказались юная озорница и старый мерин. Но не стоит считать Инну жадной эгоисткой. Продала мерина Инна не живодёрам, а монахам. Хотя первые предлагали больше. В провинциальном монастыре жизнь идёт не спешно, размеренно и флегматичный мерин явно придётся там ко двору. К тому же среди монахов есть чудотворец-ветеринар. Склонные ко греху разумные создания у него чудесно исцелять не выходит. Тогда как при лечении безгрешных в силу неразумия животных он действительно творит чудеса!

Только вот Инночка не безгрешное животное, а проказливая девица. Поэтому снимать усталость ей пришлось целебными травами из монастырского огорода. Помогли они не так хорошо, как мог бы помочь чудотворец, но всё же и после этого Инне хватило сил бодро дошагать на своих двоих до лесной опушки в меру дремучего леса.

– Да сколько можно плестись? Срежу! – досадливо воскликнула Инночка и свернула с торного пути на лесную тропку, а там… Нет, не чудовища с монстрами, которых можно порубить в капусту, а долгий, изматывающий подъём. Да, Инночка вошла в растущий на косогоре лес со стороны низины. Хотя всё же физически путь Инночке давался не слишком то тяжело. Она закалённая искательница приключений, а не изнеженная барышня. Однако даже чисто психологически час за часом подниматься в гору, не видя конца подъёму для нетерпеливых натур очень тяжело.

Потому то при виде явно бесхозного коня Инночке так обрадовалась, что тут же решила его присвоить. Жеребец, без сомнения взрослый жеребец, как раз опустил морду в густые заросли и момент для обуздания живого средства передвижения казался искательнице приключений весьма удачным.

– Юная дева, что вы себе позволяете? Да и дева ли?! – сопровождая свою речь возмущённым ржанием, но всё же вполне разборчиво, воскликнул конь.

Тут Инночка к своей несомненной досаде и осознала, что оседлала явно разумного коня. К тому же витой рог весьма приличной длины явно свидетельствовал о принадлежности скакуна к благородному роду единорогов. Но не такова Инночка, чтобы безропотно слезть со спины единорога и извиниться перед ним.

– Жеребец, ты на что это намекаешь своим вопросом о девственности? Да, я буквально полдня тому назад вышла из монастыря! – воскликнула Инна возмущённо.

Единорогам свойственно чувствовать ложь, а будучи благородными созданиями единороги склонны признавать свои ошибки и извиняться за них. Так поступил и встреченный Инночкой единорог, изящно склонив голову в знак раскаяния за вопрос на грани приличия. Ободрённая успехом Инна тут же посулила ему вознаграждение за работу скакуном хотя бы до лесной опушки. Рогатый конь задумался. С одной стороны, единороги создания весьма самодостаточные, но даже волшебный рог не заменяет руки на все сто. Нужно купить новую попону на зиму, а младшей сестричке приобрести волшебные книжки. Да и сборщики налогов предпочитают благородные металлы в виде круглых монеток с императорским профилем, а не дары леса.

Немного и неумело поторговавшись, единорог согласился на весьма скромную плату и представился. Только вот сложно модулированное ржание оказалось слишком сложным даже для весьма бойкой на язык Инночки. Так, что она назвала единорога Рогаликом. Легкомысленно прозванный Рогаликом степенный жеребец недовольно фыркнул, но смирился с прозвищем, устав спорить с Инночкой.

– Но! – быстренько воскликнула Инночка, опасаясь, что единорог передумает и ей придётся топать на своих двоих. Однако тут же же вспомнила, что вместе со старым мерином продала седло и сбрую. Да и не факт, что Рогалик дал бы себя оседлать. Всё же он разумное создание, пусть и выглядит рогатым конём.

Хорошо, что у Рогалика нашлась старая попона, потрепанная и неумело зашитая неизвестно кем, но всё же ещё вполне пригодная для не притязательной искательницы приключений. К тому же единорог разрешил Инночке держаться руками за свою изящную шею и стискивать в меру упитанные бока ногами.

И всё же ехать на неоседланном жеребце, эдак по-эльфийски, человеческой девушке оказалось весьма неудобно. «Зря я старого дуралея продала», – даже подумала не склонная к самокопанию искательница приключений, но постепенно нашла в такой поездке и свои плюсы. Так волосы и шерсть волшебных единорогов куда мягче, чем у обычных коней. Вот и у Рогалика шерсть мягкая, как у большого кота. Пряди гривы меж пальцами перебирать приятно. Да и запах единорога не тяжёлый по лошадиному, а по-своему даже привлекательный на человеческий нюх. По крайне мере Инночке поправился запах, напоминающий запах хорошего мужского одеколона с лесным ароматом, но при этом целиком и полностью естественный. Уже спустя полчаса езды на единороге девушка уткнулась носом в душистую гриву и вскоре задремала, а единорог осторожно сбавил ход, чтобы не уронить свой хрупкий груз. Впрочем, причиною перехода с рыси на шаг стала не только доброта единорога. Со времён армейской службы никем не понукаемый Рогалик несколько обленился, редко скакал с грузом на спине и поэтому даже столь лёгкую наездницу ему было везти тяжеловато.

Рейтинг@Mail.ru