Аз есмь

Денис Матусов
Аз есмь

Тьма алчущая плоти и крови, упивающиеся душевными муками потомков своих былых мучителей нависла над миром. Алчной Бездне всё ещё оказывалось сопротивление. Стартовали ядерные и термоядерные ракеты. Ядерная зима и то была бы меньшим злом по сравнению с судьбой, уготованной Разрушителем миру!

Вот и били по врагу видимые и невидимые в оптическом спектре лазеры с мазерами, вызывая разрушительные скачки напряжения. Только вот, что значит такая малость на фоне тотального разрушения?

Ветра дули так, слово бы задались целью содрать атмосферу. Моря вскипали, а реки текли вспять, но не находили истока. Ибо горные хребты обрушилась в моря пышущей жаром глубин магмы. Боевые генералы от отчаяния разворачивали многочисленные слои-уровни прежде нещадно высмеиваемого ими торсионного поля. Оно то, пока, ещё и сдерживало древнее зло. Древнее Зло спало так долго, что в него уже мало кто верил. Оно же набираясь лиходейской мудрости, по крупицам собирало дьявольскую мощь. Скачком изрядная часть пространства местной солнечной системы из трёхмерной стала двухмерной. В ходе чудовищный трансформации тут же погибли миллионы разумных обитателей. Миллиардам не так повезло. Их смерть оказалась безумно мучительной, где высота стала абстракций. Зато от новоявленного Разрушителя Миров, наконец-то, удалось надёжно отгородиться?

Нет!

Страшные когти, мельчайший из которых величиной с высочайшую гору преодолели пространственный барьер, разрывая метрику гибнущего мира. Однако даже когти из тьмы, отрицающей саму реальность света, всё ещё не могли добраться до центрального генератора торсионного поля, скрытого в главной сфере-веретене. Не хватало малости, чтобы разорвать не разрывную суперструну. Чуть-чуть не хватало для нарушения закона причинности. Тогда раздались страшные слова, способные на порядок увеличить мощь Древнего Зла. Зла, что пробудившись, вознамерилось уничтожить породивший его мир. Даже сверхъестественные хранители мира, почитаемые богами, оказались бессильны противостоять открытию Кладезя Бездны. Их так долго копившиеся силы для сокрушительного удара по Разрушителю Миров, канули втуне. Сами же слова, точнее их ничтожно малая часть посильная для смертных. Звучали следующим образом, если перевести их с тёмного, тайного наречия ведомого в этом мире всего лишь двоим:

– Аз есмь Древний!

– Аз есмь Древний.

– Что умер и снова живёт!

– Что умер и снова живёт?

– Что весь мир убьёт!

– Что из мира уйдёт!

– Стой, ты же сам этого хотел! Ты же хочешь? – раздавалось в моих мыслях. Однако я в облике агатового дракона уже складывал крылья, что затеняли этот мир, повергая его обитателей в смертельный ужас, наполняя сами души их невыносимой жутью. Затем стягивая своё тело планетарного размера почти, что в точку. Я мыслящая суперточка, живая чёрная дыра в пространстве и времени. Я могу отомстить всем, кого только знаю, жизней лишить. Быть может и сами души смогу сковать каменной вечностью, как вкрадчиво советует ставший давно привычным голос моего верного помощника. Для него единственного нет участи жертвы в моём плане мести, что больше не радует меня. Я могу отомстить, но не хочу. К чему мне жизни этих жалких, ничтожных существ? Зачем мне вечность с ними пусть даже в роли почти всесильного дьявола?!

Я устал, я ухожу сквозь прокол реальности прочь из опостылевшего мира, который даже уничтожать, себя не уважать. Пусть восстанавливают, если смогут. Не хочу добивать, как добивали дорогих моему сердцу когда-то их предки.

***

Кто я, где я? Вспоминаю и осознаю, что последнее время примитивно рассуждаю, прямо как смертный какой-то. Быть может, утратил в бою дьявольской изощрённости ментальную оболочку? Вслушиваюсь во внутреннюю тишину, вглядываюсь в скрытую во мне темноту. Похоже действительно лиходейскую премудрость утратил ближе к концу боя. Тамошние боги всё же смогли меня зацепить. Я теперь как будто бы не совсем собой являюсь. Хорошо хоть, что более-менее привычную телесность обрёл. Определённо теплокровное тело, кровь следует разогреть, разогнать по жилам. Однако зрение сфокусировать не получается. Глаза, что ли не на месте?

– А я говорил, а я предупреждал! – раздался злорадный голосок у меня в сознании. Надо же увязался таки за мной зараза!

Хотя причины злорадствовать у моего симбионта определённо есть. Новый мир передо мной хорош, определённо хорош, по сравнению с затянутым ядовитым смогом прежнем миром. Но сам я в мёртвом теле, откуда лишь недавно отлетела измученная душа. Тело же не привычное, тело крылатого единорога сковано, запечатано, привязано к местной Луне или как здесь называется ночное светило?

Рейтинг@Mail.ru