Сбитые кулаки

Денис Александрович Игумнов
Сбитые кулаки

Сбитые кулаки

Что может быть лучше вечернего времени суток? Первая суета спешащих с работы людишек прошла, а холодное ночное безлюдье пока не наступило. А лучше обычного субботнего вечерка – только время с двадцати ноль-ноль до полуночи пятницы. Зимой под подошвами ботинок нагло хрустит снег, если повезёт, а так предательски хлюпает слякоть или шуршат сухие листья. Летом пахнет доступным трахом. Осень и весна любовь моя, можно не париться с выбором одежды – переход из одного состояния в другое. У разных шизиков обостряются болезни, а у меня возникают новые желания. И в любое время года я занимаюсь тем, чем хочу. Наверное, вы не знаете, но кровь имеет разный цвет и зависит он от того, какой на дворе месяц. И процесс мордобоя тоже имеет свои характерные отличия в разные времена года. Суровый, словно поедание мёрзлого мяса, зимой и почти мистический осенью-весной. Летом же, когда лох падает, это похоже на смерть, мне всегда кажется, что он больше не подниматься, так и останется лежать пока его не найдут утренние падальщики, рабы системы – прохожие, спешащие отбывать наказание на рабочем месте, за мелкий прайс добровольно соглашающиеся лишиться свободы.

Мне всё равно, кто передо мной (нами): нас всегда значительно больше. Количество друзей на улице имеет значение, я знаю: он, рано или поздно, всё равно ляжет. На дело я могу выйти и один – размяться. Правда состоит в том, что, когда нас много и количество пацанов переваливает за цифру два, всё приобретает иной смысл. Поверьте, дело не в получаемом преимуществе, когда мы вместе, или а мандраже, когда я один, просто так веселее. Авторитетов для меня нет и быть не может. Например, в моём подъезде живёт Серёга по кличке Рябой, он солдат одной из бригад, настоящий бандюган. Здоровый от природы кабан: в нашем микрорайоне его все знают. И что? Да мне по хрену. Плюнуть, растереть и забыть. Вы думаете, я ему должен дорогу уступать? Хе! Было так: я спускался по лестнице, он поднимался (дом у меня пятиэтажный, лифта нет), прёт вперёд танком, никого не замечает, ну я тоже упёрся. Рябой даже махаться не полез, так удивила его моя сопливая строптивость. Посмотрел, само собой, недобро и проговорил:

– Здоровье тебе не дорого? Или ты обколотый?.. Выскочка, уйди с дороги, пока совсем не сломался.

– Позже добазарим. Спешу я. – Не стал вступать с ним в дискуссию. Показал Рябому, что, типа, я покруче его буду. Смех.

Отпихнул его и, не обращая внимания на его грозное сипение, вышел на улицу. Лишь открывая в подъезде дверь услышал, как он, отойдя от шока, наведённого моей наглостью, прокричал мне вслед (бежать за таким пацаном, посчитал он для себя не солидным, в падлу – то есть, но спустить такое без всякого тоже не мог):

– Всё, конец тебе, бродяжка. Не забудь купить себе белые тапочки.

Ситуация серьёзная, такие братки слов на ветер не бросают, требовалась действовать на опережение. Я вызвонил тройку своих дружков, из тех которое поотчаянней, – отморозки, одним словом, глухие, плять, в смысле – на всё им класть, как штрафники. Зачёт. Легонько, без лишних закошмариваний обрисовал ситуацию и предложил план. Им идти поперёк Рябого не очень-то и хотелось, я это знал и поэтому забодяжил ситуацию в таких красках, что они, ничем не рискуя, могли кинуть взрослого дяденьку бандита, и, вдобавок, поживиться за его счёт. Расчёт был простой: как только стемнело один из нас, хорошенько шибанул автомобиль Серёги и он, само собой, завопил взбесившейся кобылой. Увидев из окна, как его BMW разносит в хлам какой-то малолетний пэтэушник, вооружённый битой, Серёга как был в домашних дырявых джинсах и майке, так и выскочил в подъезд, а там его уже ждали мы, также, не будь дураками, – с битыми. Предусмотрительно на первом этаже мы вывернули лампы и, когда он вбежал в тьму, то натолкнулся на сюрприз. Поколотили мы его славно, так, что он сразу отправился на два месяца в больничку. Дураков, как говорится, учат, а быков и подавно. Это я не про себя, это я про Рябого, однозначно. Естественно, после своего возвращения домой он и думать обо мне забыл. Нападение на себя – опасного такого и здорового, списал на группировку конкурентов. Мудила грешный. А мы обули бандоса на швейцарские часы и три золотые печатки. Все трофеи я отдал пацанам, мне и морального удовлетворения вполне хватило.

Занятие уличным гоп-стоп в мои девятнадцать лет было для меня сродни искусству, я таким образом, понимаете ли, самовыражался. Вершина пищевой цепи. Не отягощённый цепями моральных принципов, идеями, свободный зверь, стопроцентное воплощение улицы в отдельно взятом человеке. Короче, я воплощаю собой саму идею эволюционного отбора. Доходчиво объясняю? Мне никто не нужен, и я сам ни от кого ничего не требую. Если надо, то и так, без всяких там требований и разрешений, возьму.

Сегодня меня и моих пятерых друзей пригласили на вечеринку. Такой же конкретный пацан, как и я, только из соседнего района, праздновал днюху. Он знал нас, мы знали его. Вместе в техникуме учились. Достаточно информации? – всё, точка.

Встретились с друзьями под вечер около входа в парк. Осень, конец сентября. Как раз то, что мне надо, чтобы чувствовать себя свободным. Решили не ехать на автобусе кругом, а пойти напрямки через парк.

Идём. Под лёгким ветерком облетали ресницы жёлтых листьев; гнёзда фонарей, фальшиво маскирующихся под старину, лучили острый клыкастый свет на отполированное недавним дождём зеркало асфальта. Мой мир. Мои правила. И тут, наверное, чтобы вообще стало хорошо, из бокового рукава аллеи вышел парень – он сразу оказался чуть впереди нас. Мой внутренний локатор засёк цель. Наш клиент. Мы с друзьями понимали друг друга без слов, переглянулись, и самый горластый из нас – Петя Саутин, прокричал:

– Стоять! Слышь! А ну, иди сюда!

Парень, одетый в косуху, вздрогнул спиной, но не обернулся и ускорился. Мы, не сговариваясь, рванули за ним, сократив дистанцию, обошли с двух сторон. Лох – высокий с мягким лицом (по мне жопа, а не лицо у него, тоже мне мусчинка) потенциальной жертвы, воткнув бананы портативных наушников, слушал музыку на смартфоне. Дорогу мы ему преградили, он баран жертвенный и остановился. А что поделаешь? Не зайцем же от нас по кустам скакать. Не солидно. Я схватился за провода наушников и вырвал их у него из ушей.

– Эй, ты что, так и оглохнуть можно. Нельзя, – притворно посочувствовал я ему. Каюсь – нехорошо, но что поделаешь, такова жизнь.

Из болтающихся на уровне коленей серых колонок динамиков визжал старинный хеви-метал. Кстати, терпеть не могу эту лабуду.

– Ты откуда такой взялся? – спросил один из моих молодцов-подельников.

– Из дома, – ответил парень. Голос у него оказался с баском, а вот звучал он всё равно, как мышиный писк.

– Остряк. Ты местный?

– Да, здесь я недалеко живу, – обрадовался парень, покрасневший из-за своего предыдущего неуклюжего ответа, надеясь сойти за своего.

– Дай закурить, – попросил я.

– Не курю.

Ха, ответ не верный. Впрочем, в данной ситуации верных ответов не существует. Примите, как данность, на заметку.

– А почему? – злобно воскликнул я.

Наш металлист не успел удивиться, скажем честно, не уместному вопросу, как ему прямо в глаз прилетел мой кулак. Он, не пытаясь сопротивляться, сразу закрылся руками, защищая голову, формой мне напомнившую огурец. Такое глупое поведение никак помочь ему не могло, мои верные нукеры поспешили присоединиться к расправе.

Оставив лежать изрядно помятого металлиста на тротуаре, отобрав у него телефон, сняв с тела куртку (так для прикола, мы её потом в первый мусорный ящик засунули. Зачем нам такое допотопное дерьмо? Да и палиться нам ни к чему), и напоследок пнув по несколько раз его по копчику (ненавижу толстожопых, голова, что задница, а жопа всё равно что мешок с говном), таким не хитрым образом подняв себе настроение, продолжили путь дальше. Идём, не спешим, курим (сигарет-то у нас своих навалом – это я всё к прошлому моему вопросу).

На хате дым коромыслом, все, сука, пьяные. Начали праздновать часа два назад. Гремит музыка (шансон, попса, рэп), всем на всё плевать. Захотел отлить (пива надулся, три бутылки, пузырь поджало), а в туалете себе в ягодицу заправляет шприц хмырь один бритый. Я его пару раз видел у нас в шараге: про него все знали, что он метом балуется: сам навострился варить. Ладно хрен с ним, пускай и дальше белого друга сракой пугает. Зашёл в ванную, думаю отолью в раковину, а там, ёпт, трахаются. Лобастый такой парнишка, не снимая кепки, поставив раком кого-то, наклонив в сторону ванны, жарит вроде как девку. Почему -вроде как? Сейчас объясню. Я сначала обознался слегка. Каюсь, привиделись педики. У тёлки сисек почти нету, размер – нулёвка с минусом и стрижка под мальчика. Потом разобрался. Мешать им не стал, вернулся в туалет. Там конченный зависимый, слава моим могучим яйцам, закончил закачивать в себя самопальный Озверин и прибывал в прострации короткого прихода. Дешёвка. За шкирку я его вытащил в коридор. Сделав свои дела, вернулся в большую комнату, плюхнулся на диван, махнул сто граммов водки. Хозяин квартиры, именинник, успел набраться и, перевоплотившись в бескостную медузу, лежал тихонечко в уголке и пованивал. Для него праздник кончился, а для меня только начинался.

Пришла парочка из ванной. Пацан был чем-то недоволен, потянул деваху в угол. Началась разборка между влюблёнными. Интересно, чем она ему не угодила? В рот не взяла? Атмосферка сгущалась, запахло свежими люлями. Я такие вещи нутром чую. Не успел я оглянуться, а плоскодонка моя от мощной затрещины плюхнулась на пол, а её дружок принялся охаживать её тощие бока ногами. Мне лично на эти разборки фиолетово. По натуре я не рыцарь. Просто упускать такой повод почесать кулаки не стоило. Подскочив к лобастому, прямой ногой заехал ему в живот. И дальше понеслось. Признаться, люблю драться в закрытых помещениях. Уважайте чужую слабость. Противнику деваться некуда – ни убежать, ни позвать на помощь толком нельзя. За пять минут мы вшестером всех остальных разложили дохлыми тушками, добавили, так сказать, красненького в серые тона убогой обстановки квартиры.

 

Забрав с собой оставшиеся целыми бутылки бухлеца, свалили из разорённой хаты на свежий воздух. Подышать и освежиться никому из нас не мешало. Народу на улицах к десяти часам осталось совсем мало, а нам много и не надо. На детской площадке распили пару бутылок водки, согрелись душой; ясный перец, потянуло на приключения. Район чужой, нами мало изученный, от чего по-своему привлекательный. Заводит. Приятное чувство близких неожиданных приключений будоражит молодую кровь. За каждым углом могла нас ожидать прекрасная, чудесная встреча. Шлялись минут двадцать, пока не наткнулись на возвращающегося с тренировки спортсмена. Ух, бля, самое то. Фигура ладная, широкоплечая. Спортивный костюм, белая крутка с надписью завитками – Россия. Чёрная шапочка с жёлтым гербом – двуглавым, свирепо раззявившим клювом, орлом (такие раньше называли пидорками – мне она сразу приглянулась). Он шёл из спортивного комплекса, недавно построенного и смахивающего формой на серую шайбу, и до сих пор, несмотря на позднее время суток, сияющего огнями десяток окон невдалеке. Серьёзный товарисчь. Судя по его уверенной, пружинистой походке, ходячая опасность, но не для нас. Я одел перчатки с зашитыми в них свинчатками и двинул к нему.

– Привет, – перегородив дорогу, проявил я правильную вежливость.

– Ну, привет, – сказал спортсмен, пытаясь меня обойти.

Он шаг в сторону – я шаг в сторону, он остановился – я тоже замер. И мои ребятки, чуть вдалеке, в трёх шагах от нас, как наши собственные тени, повторяют за нами все движения точь-в-точь.

– Куда спешим? – продолжил допрос я.

– Слушайте, вы часом ничего не попутали?

– Не-а. Путают лошадей. А ты разве не знал?

– Хорошо. Прежде, чем вы начнёте летать, хочу предупредить, я мастер спорта по кикбоксингу.

– Ой, да ну, – я обернулся к пацанам, сделал большие, по-идиотски восхищённые, глаза, потом посмотрел на спортсмена и сказал: – Нельзя так порядочных людей пугать, инфаркт можно получить. Может автограф дашь? Хотя нет, я, знаешь, передумал. Придётся тебе за нехороший базар ответ держать.

Мой трёп отвлёк его. Лёша Шаров воспользовался этим и, обойдя его, набросился на кикера с тыла. Хорошо так приложился к его затылку. Спортсмен покачнулся, но остался стоять на ногах. На него посыпались со всех сторон удары. Он, отбросил сумку в сторону, сгруппировался и стал выбрасывать кулаки, голени и колени в ответ. Руками, ногами, локтями. Двоих моих приятелей срубил сразу. Но уследить за всеми нами, он, увы (ага, ха ха ха), не мог: место на пятачке под фонарём голое, прижаться спиной не к чему, поэтому ему тоже доставалось. Дун! – я зарядил ему свинг в висок, он упал, тут же вскочил, получил коленом от кого-то в живот и от меня добавку по рёбрам. В ответ он влепил мне лоу-кик. Долбаные сандалии, действительно мастер, – нога отсохла сразу. Я закусил удила, схватил спортсмена за шею, стараясь скрутить, другие навались со спины. Завалили. Он опять предпринял попытку встать. Упорный, дубина. Мы второй раз не совершили той же оплошности, не дали ему подняться и пинками отправили его назад – на жесткое заасфальтированное ложе. Везенье мастера на этом закончилось. Уличные короли, словно кони, затоптали выпавшего в бою из седла всадника. Вскоре он пришёл в непотребное состояние паралитика. Мои друзья подустали раздавать футбольные удары по безжизненно обмякшему телу. А я не устал. Снял перчатки: теперь они перестали быть мне нужны, я хотел чувствовать собственной кожей чужую боль. Поверьте, это лучше, чем секс, намного лучше. Нагнувшись, я подтянул спортсмена за грудки левой рукой, а правой стал всаживать удар за ударом, пока костяшки на моих кулаках на стали полностью сбиты. Представьте теперь во что превратилась физиономия нашего чемпиона. Эх, люблю я, когда кулаки сбиты в кровь, ощущаю себя всемогущим. Всемогущим!

Вечер заканчивался, мы повернули домой. Из нас из всех больше всех пострадал Шаров: спортсмен успел хорошенько жахнуть его ногой в голову. Одна половина кумпола Шарова опухла, выперла сплошной шишкой, можно сказать, второй башкой. Прям, как в том бою, когда Лебедев отхватил знатных звиздюлей от одного престарелого стероидного негра. У остальных дымилось пару ссадин, синяки и плюс моя гематома на бедре; ничего того, что требовало скорой медицинской помощи. Награды, полученные за смелость в бою. Хорошо провели время. Чистое насилие, не замутнённое наживой, – абсолютный наркотик. Но шапочку я всё же взял. А как же иначе? Мой трофей. Ребята обшманали карманы, нашли какую-то мелочёвку – поделили. И кто после этого чемпион? А, я вас спрашиваю – кто? Это я мастер реального уличного спорта, а не этот мясной мешок, валяющийся у моих ног.

Движение жизнь. Простая истина, в которой я убеждаюсь каждый день. Чем, скажите, такой стиль прожигать отмеренные мне судьбой дни плох? Лучше и занятия в современном городе придумать нельзя. Риск – скажите вы. Да никакого. Надо быть полным идиотом, чтобы попасться в кривые лапы к нашим доблестным ментам. Заявления идут подавать в отделение лишь немногие пострадавшие, остальные же предпочитают, утерев кровавые сопли, заползти обратно в нору и там (сдохнуть, мои им пожелания. Кому такие нужны?), отлежавшись, поныв, вернуться на пастбище и дальше жевать травяную жвачку.

Бей пока молодой! Утром я всегда встаю рано, без относительно того, как поздно лёг вчера. Терпеть не могу валяться в постели. Одно дело покувыркаться с грудастой красоткой, по-другому – шкурой (зачётное название для сучек, очень подходит к их продажной сути), и совершенно другое – бока отлёживать. Каждая секунда, проведённая дома, мне казалась потерянной навсегда и зря. Спать я не любил и от своих сновидений тоже не был в восторге. Всё это для хлюпиков, не умеющих взять себе на пасть кусок по её размеру. Пособий мне не нужно, деньги сами ходят по улицам, а я за ними. Ать два, ать два, ать… Доставай деньжата, свинья.

Позавтракав, родители ещё дрыхли (выходной), уже в семь утра я появился на улице. Размявшись припасённым заранее пивком, поехал в гости к одной знакомой лапули – девки сочной, влюблённой в меня – семнадцатилетней давалке Рите. Хотелось ей по-простому, по рабоче-крестьянскому, вдуть. Достать до желудочных гланд. Я знал, её родители ещё вчера укатили на дачу, а Рита осталась. Меня ждала. В девять я был у неё. Встретила меня в синей кружевной ночнушке, заспанная, тёплая, молочно-спелая. Обрадовалась шкура. Хо хо. Ну и я, как истинный джентльмен, ответил ей взаимностью. Там, прямо в прихожей. Для начала. Не буду не нужными подробностями засорять вам голову, скажу лишь, что плотскими утехами занимался с ней до самого позднего вечера.

Выйдя от неё, вдохнув через раздувшиеся от запахов ночной прохлады ноздри воздух, замешанный на осенней прели, арбузной прокисшей мякоти разбросанной неизвестным неумёхой рядом с подъездом, достал сигарету и с упоением затянулся. Жила моя Рита на отшибе, недалеко от МКАДА, дом стоял на отдельном островке неким отщепенцем-бродяжкой, несколько в стороне от остальных домов района, сбившихся в подобие стаи. Путь мой лежал к ним, точнее – к автобусной остановке, на другом конце микрорайона. Хожу я быстро, прогулочного шага не терплю. Спеша между домами, около одного подъезда увидел сидящих на лавочке пацанов. Пять-шесть отборных особей моей породы. Стафорды, Питбули, Ротвейлеры, Доберманы. Зверь чует зверя и обычно обходит, если нет у него к родственникам особой надобности, стороной. И я, ничего не боясь, гордо прошествовал мимо. Но видно сегодня у них образовалась эта самая пресловутая надобность. Они, молча, в известной мне манере, снялись с нагретых их поджарыми задами мест и молча последовали за мной. Через минуту я услышал до боли знакомое:

– Эй, приятель, притормози-ка. Разговор есть.

Бегать от неприятностей я не привык, но к таким неожиданностям готов не был. До последнего, до этого почти хрестоматийного – "приятель притормози-ка", – был уверен, что сегодня мне ничего не грозит. Ведь главная горилла в джунглях – это я. Все должны чувствовать опасную острую вонь вожака, ментально исходящую от меня. Как же они этого не учуяли-то? Косяк.

– Не, пацаны, базара не будет. Хотите, после перетрём, – попытался я перехватить инициативу, и сразу расставить все точки над "и".

– Чё?.. Оборзел совсем. Не будет для тебя никого после, – повысил голос до баса детина с выпирающей вперёд челюстью неандертальца и таким же первобытно узким лбом. Чем-то он мне Шарова напомнил, красавчик.

Двое из моих преследователей забежали вперёд и встали, перегородив дорогу. Остальные трое подошли, и я, волей-неволей, повернулся к ним. Встал боком, так чтобы контролировать и тех, и этих.

– Не по понятиям так честных прохожих пугать. Можем стрелку забить, там величиной бицепсов и померяемся.

– Ты кого учить собрался? Ты здесь чужой. Давай карманы выворачивай, а там посмотрим, кто кому стрелки назначать будет, – возмутился низкорослый широкоплечий крепыш, похожий на кабана.

– А ты чё мент, чтобы меня шманать?

– Смелый какой. Откуда к нам, из каких краёв такая генеральская борзота приехала?

– С какой целью интересуешься?

– Ого. Ха Ха Ха, – заржал их заводила, тот, что остановил меня, – высокий, с пудовыми кулаками, лягушачьим широким ртом. А за ним засмеялись и остальные. – Ух какие слова мы знаем. Скажи ещё.

Мне всё стало ясно. Ребятки всё уже решили и сейчас разминаются перед избиением – моим вероятным избиением. Ну ладно, они, суки, не знают с кем связались. Потом всех найду, кровью умываться станут. А сейчас я ух удивлю. Я рванулся вперёд, туда, где стояли двое. Схватил одного за грудки, резко вздёрнул и заехал ему лбом в переносицу. Попал точно, вмазал с характерным хрустом. Промял ему хрящ в харю. Убью, мать их, всех перебиваю! Убью! Убью тебя, сука! Мысли крутились взбесившимся волчком. Второму ударил в колено, он взвыл и освободил путь к отступлению. Я рванул и тут же растянулся на тротуаре. Подоспевший приятель первых двух, тот самый кабанчик, подставил мне подножку. Не успел я перевернуться, как на мне уже заплясали. Черти, блять! Я перевалился на бок и под градом ударов, успевая лишь защищать голову, закрывая её блоком высоко поднятых рук. Мои рёбра трещали от пропущенных ударов, почки ойкали, во рту появился металлический привкус и всё же мне почти удалось встать. Смог! Я король! Я распрямлял правую ногу и только оторвал от асфальта левое колено, как моя голова взорвалась. Вспышка, потеря зрения в красном сплошном зареве. Треск, мгновенный костяной скрежет и на меня опустился кромешный саван всепоглощающей тьмы…

– Очнулся? – сказал склонившейся над койкой с лежащим на ней высохшим до состояния дистрофика бородатым парнем, одетый в белый халат врач. Голова его пациента, обмотанная в несколько мягких слоёв бинтами, лежала на подушке, а конечности, заключённые в панцирный плен хрустящего гипса, висели на поддерживающих их специальных нитях с грузиками, и всю конструкцию балансировали хитрые, поскрипывающие рычажки и колёсики.

– Ум-м.

– Тихо, сильно не напрягайся. Тебе вредно. Ты у нас третий месяц. Ослаб. Потихонечку. Ну? – доброжелательно подбадривал пациента лепила.

– Еее я? Сё со ой? – что означало – «Где я? Что со мной?»

– Чудо, что ты вообще очнулся. Знаешь, тебя трубой, залитой свинцом, по затылку шарахнули. Расплодилось у нас в стране подонков, ничего не поделаешь. Куда мы катимся? Перелом основания черепа, понимаешь. При такой травме выживает один из ста. Счастливый случай («Может быть, счастливый. Сейчас всё решится», – подумал врач).

– Ава я ооой очу. – «Мама я домой хочу».

– М-да. Какая же я тебе мама. Бедный, – разочарованно промямлил энтузиаст от медицины. Он ожидал ещё одного чуда. Потратил столько времени и вот тебе на. Результат -хуже некуда.

– Бука, о мне пихоил бука. Я омой очу, – и внезапно вполне явственно добавил: – Весна. – А, потом снова зашамкал: – Иушки дай, ай, ай. Мнеееее. А аа, аааааа!

Врач дотронулся до лба пострадавшего, проверил температуру, бесцеремонно оттянул пальцем в низ нижнее веко. Пациент сразу заплакал сильнее – захныкал, как маленький. Всё ещё принимая своего лечащего врача за маму, запричитал – "Ава, не адо. Ет, ет". Доктор, записал что-то на бланк, закреплённый на планшете и, повесив его в ногах на спинку кровати, заметно приуныв, задумчиво пробурчал себе под нос.

– Такие повреждения не проходят без последствий. Жаль. Молодой мальчик, а теперь на всю жизнь слабоумным останется. Дурачок слюнявый, какая обуза для матери. (А про себя подумал – "Лучше бы его убили".)

Мораль – даже самой большой горилле в лесу не помогут никакие сбитые в кровавые мозоли кулаки, когда охотник хорошенько её приласкает дубиной по кумполу.

 
Рейтинг@Mail.ru