Башня Гвактала или по следу огненного дракона…

Дем Михайлов
Башня Гвактала или по следу огненного дракона…

Друзья переглянулись и начали отставать, маша руками на прощание и произнося слова дорожного напутствия:

– Хорошего и спокойного пути, добрые путники! Пусть беды минуют вас!

– Славной дороги, друзья! Быстрого и легкого вам пути!

– Спасибо, славные чужеземцы! И вам хорошего пути!

– Скоро свидимся на Сером Пике!

– Готовьте пиво и мясо! Скоро снова заглянем к вам на огонек!

– Удачи!

Ушедший вперед обоз начал проходить перекресток, так деловито стуча при этом колесами и так аккуратно поворачивая единой дугой повозок, что казался длинным необычным поездом. Стоящий на первой повозке и покрикивающий глава обоза походил на высокую и громкую трубу паровоза. Зрелище занятное. Тем более что на перекресток выкатывался еще один большой обоз, и встречным повозкам надо было умело разойтись. Но Кроу и Миф этого уже не видели – они успели воспользоваться кристаллами возврата и растворились в телепортационной вспышке, вернувшись домой – на Серый Пик.

Глава вторая

Оказавшись на Сером Пике и добравшись до Дома На Холме, они сразу заметили девушек – те безмятежно спали у самой вершины холма, прикрывшись от утреннего солнца яркими зонтами. В шаге от девушек лежала небольшая кучка рваных звериных шкур.

Остановившись у кольцевой стены, Кроу с Мифом удивленно глянули друг на друга, огляделись, снова переглянулись. Они не сразу поняли, что именно не так. До них дошло в тот момент, когда группа рабочих и строителей прошла мимо, не забыв поздороваться, но при этом сделав это мимоходом. Еще пару дней назад игроков бы уже обступили со всех сторон и завалили вопросами.

Как сделать это?

Откуда взять бревна?

Что делать с огромным валуном на месте будущей постройки?

Какое мясо бросать в общий котел, если охотник не вышел на охоту за куропатками?

Можно ли тратить мясо из вяленых запасов на черный день?

Нужно ли ставить фонари между третьим и четвертым домом? А если хозяин дома бурчит?

И обычно это была лишь крохотная часть той лавины вопросов, что ежедневно и ежечасно обрушивалась на их бедные головы.

Сейчас же работники просто на ходу поприветствовали их и пошли себе дальше, сыто отдуваясь после завтрака и лениво обсуждая прелести какой-то Мизмрессы Огненной.

– Как-то даже за душу тронуло неприятно, – вздохнул Миф.

– Всегда приятно быть незаменимым, да? – ответно вздохнул гном. – А тут раз – и ты никому не нужен. Уважение осталось. Нужда отпала. Систему-то мы наладили.

– Поторопились прямо…

– Ничего не поторопились, – не согласился Кроу. – Как раз вовремя. Так! Нытье отставить! Мы идем точно по плану! Неспешно откапываем Гвактал улочку за улочкой, никуда не торопимся, все свое время посвящаем прокачке персонажей и умений, я вовсю кую металл, изучаю кузнечные рецепты новых подков.

– Все хотел спросить! Кроуччи, а на кой тебе такое количество подков? В смысле – у нас через пост редко проходят верблюды или там яки! Все чаще быки и лошади. А ты при мне недавно торговался с караванщиком насчет кузнечного рецепта закаленных страусиных когтей. Ножных.

– Само собой, ножных!

– Но не сторговался.

– Дороговато он просил, – вздохнул Кроу.

– Так для чего все это? Куда столько подков и когтей?

– Идем, – игрок ухватил ученика за край плаща и дернул.

Оживившийся Миф с готовностью последовал за ним. Они спустились под холм, осторожно переступили через разжиревших змей-охранников, спустились в штаб. Гном скорбно огляделся. Миф сжал щеки ладонями и широко раскрыл рот в беззвучном крике ужаса. Ну да. Ожидаемо. Знакомо. Здесь был Бом. И унес отсюда вообще все, что можно было унести. Оставил только свитки заклинаний и эликсиры, кое-какое оружие. Прямо на полу. Дело в том, что штаб был абсолютно пуст. Остались голые стены. И старый огромный пустой ящик слева от двери. С косой надписью «Мелкие ценности класть сюда! Чтобы я не шастал в поисках. Бом». Судя по жалобно торчащим медным петлям, ящик раньше был сундуком, но некий торопливый зеленокожий авантюрист попросту содрал крышку, чтобы быстрее добраться до содержимого…

– Не будем о грустном, – выдавил Кроу. – Но сюда ему являться запрещу. Ну его…

– Наша шикарная авантюрная обстановка! Он же все вынес! Все!

– Про подковы…

– Да-да… подковы…

– Есть одно условие из многих – чтобы суметь изучить один уникальный кузнечный рецепт подковы, кузнец должен уже уметь выковывать не менее девяноста девяти других подков, причем подковы должны быть улучшенными не менее трех раз. Понял про улучшенные?

– Ну…

– То есть подкова должна быть осмотрена знающим кузнецом-учителем, который выскажет мне свои замечания, после чего следующая выкованная мной такая же подкова уже будет улучшенной. Более прочной, более стойкой к стихиям или холоду и так далее. И таких вот девяносто девять улучшенных подков я должен уметь выковать, прежде чем смогу подержать в руках уникальный рецепт той подковы, которую вообще можно выковать в одной единственной кузнице мира! А чтобы получить доступ в ту кузницу мира… а вот это уже еще один этап нашего долгого неторопливого плана. Мы ведь кто? Мы производственники и добытчики. Верно?

– Верно! Еще копатели мы!

– Ну да…

– Ну и зомби-уничтожители!

– О! Надо с головой еще этой разобраться… пошли-ка! На ходу поговорим. И на Гвактал родной глянем – что там после мятежа?

– Бардак там!

– Ну это не страшно. Порядок мы наведем. Сюда.

Гном круто свернул и остановился в переулке. На земле лежала старая медная клетка со скорбным птичьим скелетом внутри. Не скелетиком – а именно скелетом и довольно крупным. Но скорбными останками гном долго любоваться не стал. Поднял клетку, встряхнул, дно откинулось, и кости шлепнулись на землю. Собрались, злобно зашипели, прыгнули навстречу авантюристам. Миф умело отбил атаку выставленным жезлом, заряд на мелкую нежить тратить не стал, предпочтя шмякнуть ее о стену и добить подобранной дубиной. Кроу же уже заселил в клетку нового жильца.

Игроки полюбовались на злобно смотрящую на них сквозь прутья голову мертвяка, что доставил им столько проблем. Зомби открыл было рот, что-то хотел сказать, но гном прижал палец к его черным губам и наставительно произнес:

– Тихо! Тело уже потерял. Не потеряй еще и уши. Вместе с нижней челюстью – а я вырву ее с удовольствием! Молчи, аньшвур!

Зомби послушно захлопнул рот. И даже прикрыл глаза. Клетку гном отнес к штабу и повесил неподалеку на большой железный крюк из-под вывески. Свистом подозвал змей и указал им зону ответственности. Чтобы ни одна некрокрыса не смогла подкрасться к бывшему лидеру мятежа незаметно. А им он еще займется. Чуть попозже.

– Аньшвур? – не смог удержаться от вопроса как всегда любознательный Миф.

Даже наполняющая все его цифровое тело свинцовая усталость, что черной пеленой спускалась к ногам от измотанного психически разума, не помешала его любопытству.

– Ага. Если полностью – аньшвурдых! Жаргонное выражение, – ответил гном. – Значение – мертвый делатель ненужных мелких проблем. Это если попытаться перевести мягко. А если уж прямо и грубо… тут вариантов море. Но наиболее подходящий вариант – проблемный кусок дохлого мяса. Вроде бы выражение придумали в одном из темных божественных культов, постоянно работающих с нежитью. А мертвецы, как ты уже видел, попадаются разные. Дай им больше разума – и тут же вплывает зачастую горячий или несносный характер…

– Круть! Не вздумай шуметь, аньшвурдых! – повысил голос Миф. – Проблемная ты шкура мертвячья! Ух! Аж язык закололо!

Отойдя в сторонку, игроки устало уселись прямо посреди безлюдной улицы погребенного города Гвактала. Любой другой бы непрестанно озирался, прислушивался и ежился от холодка страха. Звуки отовсюду доносятся странные и страшные. Стылый сумрак заполнен зыбкими пляшущими тенями… Но усталым героям было плевать на зловещие тени и звуки. Они устали. И чуть посидев, предпочли улечься на заваленную обломками и частично выломанную мостовую. Уставились в земляной свод. На лица медленно оседала пыль. Если пролежать так пару месяцев – засыплет полностью…. И останутся от них лишь два пыльных сугроба.

– Аньшвурдых! – повторил Миф и смахнул со лба пыль.

– Помнится смутно. Давненько уж было. Но кто-то в каком-то баре однажды заметил, что это вполне может быть даже не ругательством, а обозначением низшего ранга только что восставшей и еще толком ничего не умеющей плоти.

– О как… то есть, когда я в Яслях родился – я был аньшвурдыхом?

– Ну да. Зеленым криворуким новичком. Что еще знаю – когда однажды ляпнул это слово в адрес одного достаточно крутого рыцаря-мертвяка… разозлился тот страшно.

– Да-а-а-а… обиделся небось… Так что с планом нашим, сенсей?

– На первых порах, как и сказал – неторопливое вдумчивое освоение Гвактала. Зачистка улиц в темпе медленного и даже нудного вальса, – продолжил гном, не пытаясь скрыть звучащих в его голосе мечтательных ноток. – И пусть наш вальс нудноват, зато он позволит нам набраться опыта и умений. Мы хорошенько подготовимся к грядущим громким событиям.

– Звучит неплохо, Кроуччи! Больше скажу – звучит просто отлично! Я еще далеко не мастер лопаты – а стать им хочу непременно! Слушай, а что с нашими питомцами? У тебя орел…

– Его придется отпустить, – прервал мечтательные измышления гном. – Крис… он останется с нами и продолжит нести стражу в небе Серого Пика. Но уже на правах только друга, а не питомца.

– О… ясно… мне собака не подходит, Аму не сможет и дальше с соловьем воевать. У Лори вроде и нет пока питомца. То есть нам всем четверым нужны питомцы?

– Именно. Причем питомцы должны дополнять друг друга. Перекрывать недостатки как наши, так и собственные.

– Мне питомца, любящего копать! Обожающего копать! – несмотря на усталость, встрепенулся Миф.

– И таких питомцев, чтобы нам с ними было интересно, – улыбнулся гном. – Само собой. Игра должна приносить радость. Но мы отвлеклись.

 

– Да-да! Слушаю план действий.

– Так вот… – интерфейс звякнул, всплыло окно сообщений и, продолжая фразу, гном открыл послание от столь знакомого и недавно проведавшего их зеленокожего кредитора-грабителя. – …касательно нашего плана действий… хм… он…

– Да?

– Его…

– Ага…

– Мы большей частью выкидываем в гномью топку, бороду мне в рот! – неожиданно выругался гном, резко садясь. – Какого черта?! Он стебется надо мной?

– Кто? Что случилось-то? – проснувшееся любопытство решительно прогнало воющую усталость, и Миф вскочил на ноги бравым оловянным солдатиком. – Кому морду бить?

– Да блин, до него не доберешься, – буркнул гном. – Бом пишет.

– Полуорк? Тот, что вынес все из нашего штаба и поставил на кабальные проценты, что всех нас сведут сначала в могилы цифровые, а затем и в реальные?

– Ну это ты загнул…

– Кто знает… кто знает… он успел меня спросить: «Какова чистая прибыль в вашей глуши?». Я гордо промолчал… пряча в стиснутом кулаке жалкие медяки…

– Так, блин!

– Шучу, шучу… что пишет-то?

– Он… черт… – Кроу в возбуждении крутнулся, запустил руки в волосы, дернул себя за бороду. – Он даже не пишет – а предупреждает и требует невозможного! При этом ничего толком не говоря.

– А суть?

– Суть? Суть в том, что – как ему кажется, чудится, мерещится и мнится, как ему кричит, орет и вопит его чертовая интуиция – нам следует незамедлительно ускориться на всех фронтах не менее чем в десять раз. Бред! Получается, если сначала мы планировали зачищать одну улочку в день, то теперь мы должны зачищать целый квартал в то же время? К черту!

– Так, может, на самом деле?

– Что?

– К черту, – пожал плечами Миф, не скрывая пренебрежения к посланию Бома. – Мало ли что ему там чудится и мерещится, сенсей? У нас, гномов, своя правда, своя интуиция. Свои вековые традиции. Чего нам к словам грабителя-ростовщика прислушиваться?

– Хо-хо, – с уважительным удивлением произнес Кроу. – Сказал так сказал. Может и так. Он пишет – нет пока никаких фактов, нет даже предпосылок. Но самые различные события вокруг тех личностей, к которым он примкнул – а конкретней вокруг одного из них, вроде простого и упертого середнячка, но чем-то особенного – так вот… любые события вокруг этих личностей ускоряются в десятки раз. То, что у других занимает месяцы, эти решают за дни или даже часы. Они все еще низких уровней, но при этом регулярно общаются с богами и главами весьма сильных кланов. Пока нет ничего спешного, но что-то свербит в его ишачьей душе, и потому он просит нас ускориться в разы.

– Полный бред, – вздохнул Миф. – Чудится ему…

– Его интуиция дорогого стоит, – задумчиво сказал гном. – Но все же…

– Мы же не будем сейчас рвать с места в карьер и начинать выжигать улицы Гвактала священным огнем? – спросил Миф и спросил так, что и не понять – то ли он против такой дурной спешки, то ли же он изнывает от нетерпения схватиться за факел, произнести благословение и поднести огонь к пяткам воющего мертвяка, растянутого на серебряной дыбе…

– Мы… – чуть задумался Кроу. – Нет. Дурацкой спешки не будет. Мы просто немного ускоримся. Немного. И подождем от Бома еще вестей. Я задал ему пару вопросов. Посмотрим, что ответит.

– Отлично! Чем сейчас займемся?

– Спать!

– А может, копнем перед сном пару кубов рыхлой земельки? Чего нам стоит? Зато спаться лучше будет…

– Выходи в реал, выводи туда же спящую наверху Аму, и чтобы вас здесь не было минимум четыре часа. В полдень у нас собрание заслуженных авантюристов.

– Да, сэр! Здесь?

– Ну нет, – покачал головой игрок. – Мы заслужили обед в самом прославленном месте сбора авантюристов всех калибров и мастей. В полдень встречаемся перед входом в трактир Великий Прекурсор.

– Это где? Не ошибиться бы.

– Трактир Прекурсор, он же Грустный Странник, один на всю Вальдиру, – фыркнул гном. – Он неповторим.

– Это чем же?

– В полдень узнаешь. И не надо рыться в сети в поисках инфы – пусть будет приятный сюрприз.

– Ух… тогда до полудня!

– До полудня!

Кроу снова растянулся на полу и заснул еще до того, как привалившийся к стене Миф вышел в офф.

Трактир Великий Прекурсор, он же Грустный Странник и, что уже знали немногие, еще был известен как Предтечи, выглядел настолько обычно, что львиная доля проходящих мимо не бросала ни единого лишнего взгляда на приземистое и массивное серо-бурое здание. Но это лишь потому, что они ленились взглянуть выше – на удивительно крутобокую четырехскатную крышу с врезанными в красную черепицу окнами. А раз ленивые прохожие не видели крыши, то не замечали и необычный флюгер – крутящуюся метлу со стоящей на ней на одной ножке кривляющейся ведьмой в коротковатом балахоне, но в шикарной островерхой шляпе.

Да… Предтечи… обычный трактир…

Но раз в год он вдруг вырастает как молодой бамбуковый стебель, на целых три дня и три ночи превращаясь в гордую высоченную башню. Такую высокую, что флюгер с ведьмой касается облаков и превращается в громоотвод, который каждый миг принимает на себя чудовищные по силе разряды, отчего вся верхушка башни окутывается разноцветным пологом шипящих молний. Столь же чудовищными на эти три дня становятся и цены… хотя даже имеющееся богатство не поможет пробиться сюда – Дни Молний забронированы на годы вперед.

Почему трактир вдруг вырастает? Почему к нему стягиваются грозовые тучи? К чему столько молний?

Вопросов много, а ответов нет и не будет – трактиром владеют те, на кого и взглянуть-то не каждый дерзнет. Не все владельцы известны, но один из них близкий родственник правящего короля Альгоры, а второй – верховный маг Гильдии Магов Альгоры.

Однако в обычные и особенно в будничные дни цены в трактире были вполне по карману средней руки авантюристу, девушки-разносчицы улыбались столь же ослепительно, а блюда были восхитительными на вкус. Посему выбор гнома Кроу был понятен, хотя, честно говоря, после грабительского визита полуорка Бома шикануть им было не на что. Друзья удовольствовались крохотным угловым столиком у столь же маленького окошка, из которого открывался ослепительный вид на грязноватую стену соседнего здания. Но это сейчас… а вот в Дни Молний из этого окна откроется невероятный вид на шипящий ореол молний, кружащих вокруг трактира драконов, что обожают принимать душ из небесного электричества и, пожалуй, можно еще и окрестностями полюбоваться…

– Стейк! – решительно заявил Кроу, отодвигая от себя так и не раскрытое меню. – Большую кружку пива, великанский говяжий стейк средней прожарки, пламенно-жгучий соус, салат Гномоделье и соленых ржаных крендельков.

– Отличный выбор, – признала девушка в белоснежном переднике, что прекрасно облегал ее ладную фигурку. Прическа не скрывала слегка заостренные ушки, и это позволяло сделать вывод, что перед ними одна из редчайших полукровок. – Позвольте вместо соуса предложить огненную шакшуку? Не пожалеете.

– Беру, – кивнул гном и потер ладони.

– Мне то же самое! – поспешно добавил Миф, улыбаясь девушке так широко, что тут же схлопотал удар локтем от сидящей рядом Аму.

– И мне! – кивнула рыжая Лори, что даже не взглянула на меню и вообще, похоже, даже не слышала последних минут беседы, будучи полностью погруженной в чтение толстой потрепанной книги. – Стоп! Ты ведь пиво заказал, Кроуччи?

– Конечно, пиво, – с достоинством ответил гном.

– Мне красного вина. Фанборносское красное полусладкое есть?

– У нас есть все, – едва заметно улыбнулась девушка, отчего стала выглядеть в три раза красивее, а заодно стало ясно, что официанткой она трудится разве что в качестве хобби, ибо с такими внешними данными ей прямая дорога чуть ли не в топ красоток Вальдиры. – Бутылка вина.

– Тогда и мне! С вином! – пискнула Аму. – Но только мне стейк не великанский, а обычный, огненную шакшуку не надо – мне лучше обычный томатный соус, а к нему алое горчичное масло и вместо крендельков я хочу тарелочку обжаренных с черным перцем крутонов. А вина нам и одной бутылочки хватит…

– Хорошо, – улыбнулась девушка и, оглянувшись на длинную дубовую вешалку у входа, осторожно уточнила: – Ваши особые зонты…

– Неопасны, – улыбнулась Аму, и еще раз кивнувшая полукровка ушла.

– Странно, – тихонько обронил Кроуччи, тихо толкая Мифа ногой под столом.

Оторвавшись от начертания какого-то графика, грозно тянувшего пяток стрелок к длиннющему списку на соседней бумажке, Мифрил удивленно воззрился на наставника:

– Что странно?

– Красивая умная полукровка? И чтобы работала младшей официанткой? Это то же самое, что встретить ослепительно красивую воительницу где-нибудь в захудалой деревушке… Будь здесь наш венценосный – обязательно бы заинтересовался. И наверняка удалось бы откопать какую-нибудь необычную историю.

– Будем копать? – вздохнул парень, занося перо над еще пустым местечком в конце списка.

– Ни в коем случае, – усмехнулся Кроу. – Нам этого не надо. И так ясно, что история обязательно найдется, а раз здесь замешана эльфийская кровь, то история будет многослойной, сложной, длинной, а в конце придется столкнуться с тяжелейшим выбором, и этот выбор кому-то подарит жизнь, а кого-то обречет на великое горе…

– Э-э-э-э-э…

– Да у эльфов иначе и не бывает, – хмыкнула Лори, вкладывая между страниц одну из разноцветных закладок и перелистывая пару страниц с изображением многоногих тварей. – У них всегда все сложно и обязательно чтобы трагично. А еще ты – тот, кто начал копать, идя по сюжету – в конце концов окажешься самым виноватым. И не дай светлые боги ты не эльф – это лишь убедит ушастых, что другим расам доверять нельзя…

– Эльфов – нафиг! – подытожил Миф, с облегчением отрывая кончик пера от оставшейся чистой бумаги и ведя его к началу списка. – Так… торжественный обед – выполнено. Быстро пожуем стейки – и рванем обратно? Дел море! Сейчас обозы попрут голодные! А мы тут крутоны горчичным маслом поливаем… не пованивает ли это презренным эстетством и гнусным гурманством?

– Мы заслужили, – отрезал Кроу. – И не торопись ставить галочку. Мы сюда не только едой наслаждаться пришли.

– А зачем еще? – оживился Миф, да и Аму пододвинулась к нему поближе, вопросительно уставившись на Кроу.

– Питомцы, – ответил гном и взглядом указал на погруженную в чтение Лори. – Вам нужны питомцы. Вернее сказать – нам всем нужны питомцы. Четыре верных помощника, что закроют бреши в нашей защите и добавят четыре острых клыка нашей атаке.

– Красиво сказано! – подпрыгнул Миф. – Мне копающего!

– Создания подземные и роющие, – проворчала Лори, не отрываясь от исчерканных чужими пометками страниц. – Или же твари обычнейшие, но с умениями роющими… Список длинный, Миф. Выбирать надо с умом.

– Кроты, подземные черви, гигантские насекомые… – задумчиво начала перечислять Аму. – Хм… и все они делятся на различные виды…

– А что это за книга у тебя? – полюбопытствовал Мифрил, с уважением глядя на толстый фолиант.

– Малый Бестиарий Вальдиры, – ответил за подругу гном и пояснил: – Нам полного собрания всех фолиантов пока не надо. Главное – отыскать подходящее по типу создание, а потом уже двигаться вдоль его видов и подвидов, пока не найдем нужное. Те же подземные черви – их больше двух десятков видов. И каждый отличается от прочих. Размеры, быстрота, умения боевые и бытовые… надо отыскать баланс.

– Вот например, – открыв хрустнувший корешком фолиант пошире, Лори пододвинула его к друзьям. – Панда-терзатель.

На прекрасной иллюстрации был изображен кто угодно, но только не милый пухлый панда. Невероятно мускулистая, поджарая грозная черно-белая тварь больше походила на двуногого гепарда, чем на травоядное… и встречаться с ней не особо хотелось.

Наклонившись над книгой, авантюристы вчитались в скупое описание.

Тощие короткошерстые злобные вооруженные до зубов лютые звери черно-белого окраса. Их тела свиты из жестких мускулов, дающих им такую силу, что панды-терзатели с легкостью могут разорвать орка. Мощные челюсти снабжены острейшими клыками, а длинные лапы оснащены не менее длинными острыми когтями. Крохотные глаза свирепо смотрят на окружающий мир. Уши, если они уцелели, свисают куцыми лоскутками над лобастой головой. Панда-терзатель редко полагается на зрение. Еще меньше на слух. Но стоит коснуться бамбукового ствола – и зверь узнает, что ты здесь. И пойдет тебе навстречу…

Сии создания обитают только в одном месте бескрайнего мира Вальдиры – неподалеку от Великого города Акальроума, на побережье, в самом сердце тростникового ада, известного как Чешлотросово Солегрязье. Среди тростников почти незаметны три небольшие бамбуковые рощицы – вот они-то и являются обиталищем панд-терзателей, питающихся молодыми побегами бамбука и водящимися только здесь особыми жирными улитками.

 

Панды-терзатели никогда не покидают своих бамбуковых рощ. И потому лучшим способом избежать нападения страшного зверя будет игнорирование приветливо шелестящих бамбуковых рощ.

Но если уж случилось так, что схватки не избежать… не забывайте глядеть вверх! Панды-терзатели прекрасно лазают по бамбуковым стволам и делают это чертовски тихо. Они подобны хищным бесшумным теням, крадущимся над вашей головой и готовящимся к смертоносной атаке! Не полагайтесь на копья! И на прочее оружие с длинным древком! Да, хорошее копье способно тяжело ранить зверя. Но панды-терзатели обладают прирожденной способностью ломать любое древковое оружие. Это же касается и стрел – панды с удивительной легкостью отмахиваются от них как от мух. Посему стрелять надо наверняка. И из мощного оружия. Ближний бой и короткое острое оружие – неплохой выбор стратегии для воина, способного двигаться быстро и ловко. Ближний бой с пандой-терзателем – это танец с самой смертью.

В бою-панда терзатель полагается на свою чудовищную силу и быстроту. Наскочить, нанести парочку страшных ударов, быстро отступить и тут же наскочить с другой стороны – вот их тактика боя. Не позволяйте панде-терзателю навязать свои условия боя, и у вас появятся неплохие шансы. Лишите панду бамбука – и лишите ее множества преимуществ. Коли уж пришлось биться с этим зверем – рубите окружающий вас бамбук! Расчищайте местность!

Выйдя из боя победителем, окажетесь обладателем отличной добычи! Крепкая черно-белая шкура. Россыпь острейших когтей и клыков. Немного горького мяса. Крепкие как сталь кости. Все это будет с радостью куплено на любом базаре.

– Да-а-а-а… – протянула Аму. – Панды… и их можно сделать питомцами?

– Конечно, – кивнул Кроу. – Если получится раздобыть медвежонка. А вот это дело почти невозможное… Нам пора начинать составлять личную библиотеку – как уже бывало когда-то. Напомни мне, Миф.

– Сделаю, – перо Мифрила шустро вывело небольшое примечание на краю помятого листа.

– Библиотеку? – амазонка смешливо фыркнула. – Да ну! Опять всякие чудики незнамо откуда прознают про наши книжные сокровища и внезапно свалятся как кирпичный снег на голову… причем прямо посреди вроде как надежнейшим образом защищенной тайной берлоги… Как он там сказал? Дайте книгу почита-а-ать… Никогда не забуду, как ты подавился черничным кексом, падая с набитого серебром бочонка…

– Было дело, – смущенно пробурчал Кроу. – Да уж… А что ты там отмечаешь красными закладками?

– Возможные проблемы, – из голоса рыжей амазонки мгновенно исчезли смешливые нотки. Перелистав обратно, она открыла одну из заложенных страниц. – Санстоуны…

– Мерзость, – проворчал гном.

– Слуги богини Ивавы, – тихо-тихо произнес Миф, вспоминая сказанное гномом во время одного из их разговора. – Страшные священные големы…

– С таким врагом лучше не сталкиваться, – заметил Кроу, и услышавшая его слова Аму часто закивала, горячо поддерживая его мнение.

Девушка уже успела узнать от Мифа про санстоунов и посмотрела достаточно видео, чтобы понимать – ну их… лучше никогда не встречаться.

– Лучше не лучше – тут как сложится! – отрезала как всегда воинственная Лори. – Надо будет – и с санстоунами справимся! Что у нас тут про них написано? Кхм-кхм… Камень живой и освященный. А коли уж по сути – грозный храмовый голем! Бесстрастный слуга богини Ивавы. Каменный рыцарь, что послан карать приспешников тьмы. Санстоун не знает усталости, не ведает слабости, не знаком с жалостью. Взяв след – идет по нему до конца. А достигнув цели – уничтожает ее без промедления. Санстоунов создают высшие жрецы светлой богини Ивавы. И они же направляют их удар…

– Хватит про освященный булыжник, – с укоризной прервал ее гном. – Ну?

– Я голодная! А стейки все не несут…

– А там обозы все идут и идут! – с тоской добавил Миф.

– Работники позаботятся, – успокоила его бардесса, – А мы потом поможем.

– Нужны еще работники, – добавил Кроу. – Нужны еще воины… Но война войной – а обед по расписанию! Уймите азарт, друзья! Успеем еще наглотаться пыли могильной и дорожной… Пока не выберем для всех питомцев – никуда не уйдем. Лори? Что по Мифу? Подобрала что-нибудь?

– Да вариантов три моря, один океан и пять тазиков… но чтобы сузить – надо наводиться на цель вопросами. Буду спрашивать!

– Спрашивай! – поощрил ее Миф. – Я готов открыть душу! Начну с детства – люблю котят!

– Жареных?

– Живых!

– Ну ты и зверь… – Лори в ужасе закатила глаза.

– Эй!

– Вопрос первый – размеры пета? И туда же – желаемая грузоподъемность питомца?

– Вот таки-и-и-и-е, – Миф развел руками как можно шире. – Чем больше – тем лучше!

– Хм… – буркнула Лори, критически оглядывая раскинувшего руки Мифрила. – Размером с бесноватого слоненка, что ли?

– А они копают?

– Бесноватые лесные – да.

– Хватит прикалываться, Лори! – тихо прорычал Кроу. – Миф! Хватит верить всему подряд!

– Да он сам виноват! – возмутилась амазонка и благодарно улыбнулась подошедшей девушке, что беззвучно и быстро, показав изрядную сноровку, выгрузила на стол заказанные напитки и тихо отошла. – Ну ты и показал, блин, размеры, Миф! Мамонта в петы захотел?!

– Да я реально хочу большого мощного зверя! Я кардмастер!

– И что?

– А то, что мне нужна тяжелая, широкая и высокая стена, чтобы я мог за ней сам укрыться и вас укрыть.

Глядя, как Кроу наливает ей вино, Лори задумчиво кивнула:

– Ладно. Ответ принимается. Большой и высокий зверь. Уже что-то…

– Роющий! – поспешно вставил Миф.

– Роющий, – кивнула девушка и сделала большой глоток красного вина. – А раз зверь-стена, значит, без серьезной природной и навесной брони не обойтись. Он должен быть сильным и способным перетаскивать немалые тяжести. Скорость отметаем, Миф. Прямо быстрым он не будет – разве что при вложении нехилых денег в экипировку и в звериные зелья.

– Неужели быстрых не найти?

– Разве что питомца легендарного класса, – пожал плечами Кроу. – Но если тебе вдруг даже кто предложит легендарного питомца – отказывайся.

– Это почему? – изумился Миф, да и Аму тоже удивленно округлила глаза.

– Нам нельзя выделяться из безликой толпы обычных игроков, – пояснила вместо гнома Лори. – Мы обычные работяги. Любой, кто понаблюдает за нами целый день, увидит, как мы охотимся, готовим пищу, продаем приготовленное и хворост, патрулируем и все такое. И этот наблюдатель справедливо решит, что мы из числа тех тысяч безумцев, что мечтают переселиться в цифровой волшебный мир насовсем и все ради того, чтобы жить здесь будничной жизнью.

– Как фермер Боб? – рассмеялся Кроу.

– Ага, – фыркнула амазонка и пояснила остальным: – Богатый фермер откуда-то из Европы. Однажды вдруг продал успешнейший бизнес по выращиваю органической пищи и все свои элитные коровники, переселился в Вальдиру и… где-то около Найкала теперь выращивает лучшие овощи и элитнейших цифровых буренок. Спрашивается – и зачем? Чем реальная люцерна хуже цифровой?

– Меньше пестицидов? – предположила Аму и удостоилась откровенно насмешливого взгляда от подруги.

– Семья, – буркнул Кроу. – В этом мире у него появилась семья.

– А в том мире он не мог жениться, что ли? – изумился Миф, привставая и через стол пытаясь разглядеть иллюстрацию на открытых страницах бестиария.

– Может и не мог, – ответил гном. – Вернемся к нашим живым стенам. Питомец для Мифа… мне на ум пока приходит только зверь вроде императорского островного броненосца…

– Тоже о нем подумала, – кивнула амазонка. – Он силен, надежно защищен, неприхотлив в еде, боевит, неплохо копает… но он стайный… и это плохо…

Кроу широко улыбнулся:

– Есть! Гигантский серый бронеролл!

– Точно! – подпрыгнула Лори и, улыбнувшись еще шире, поспешно принялась перелистывать страницы фолианта. – Если Мифу понравится этот урод, то выбор сделан.

– Урод? – пискнула Аму.

– Он не из красавцев, – признался гном. – И это еще мягко сказано…

– Любуйтесь! – прижав раскрытую книгу к столешнице и едва не расплескав вино, Лори чуть подалась назад, давая возможность остальным взглянуть на «урода».

– Ох… – вздохнула бардесса. – Он… он такой…

– Классный! – почти выкрикнул Миф. – И он тоже серый! С розовым… и морда волевая такая! Берем!

– Было бы все так просто, – хмыкнул черноволосый гном, задумчиво постукивая пальцами по столу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru