Башня Гвактала или по следу огненного дракона…

Дем Михайлов
Башня Гвактала или по следу огненного дракона…

Пролог

Воительницы устали.

И, честно говоря, выглядели хуже некуда.

Две прекрасные девушки едва стояли на ногах. Их явственно покачивало. Один легкий порыв ветра – и они упадут.

Но стоящий перед двумя покрытыми пылью амазонками глава большого грузового обоза смотрел на них не с отеческой жалостью, а с уважением. Еще бы. Ведь буквально только что девушки закончили короткое, но ожесточенное яростное сражение с тройкой лихих бандитов, промышляющих внезапными кровавыми наскоками на последние повозки. Они сперва посылали в бой прирученных волков, а следом нападали сами. Но в этот раз удача отвернулась от разбойников.

Глава обоза самолично видел, как уже прыгнувшего на последнюю повозку разбойника буквально отбросил назад выстрел в упор из магического жезла. У телеги возникла стройная девушка в рваном пропыленном плаще. Рядом с ней еще одна – рыжая, как огонь, и злая, как бешеная куница. Сверкнули кинжалы. Послышался струнный перелив, еще несколько раз сказал свое веское мнение боевой магический жезл. И разбойников не стало. Волков добили сами обозников. Да и то больше из жалости – очень уж тощими были несчастные замученные животины.

– Наша благодарность глубока, – нарушил молчание седой глава обозников, снимая в знак уважения шапку. – Сегодня вы спасли несколько честных и светлых жизней. Как мы можем отплатить? У нас нет особых богатств…

– Нам не нужна награда, – тряхнула копной рыжих волос девушка с кинжалами. – Просим лишь одного – позвольте осмотреть ваши повозки.

– Для чего? – не мог не осведомиться старший обозник. – Мы не везем ничего ценного. Древесина, камень, богатая медью руда. Разбойники нападали зря – им тут нечем поживиться.

– Мы идем за вами со сторожевого поста Серый Пик, – вступила в разговор улыбчивая и несколько робкая на вид вторая девушка с большой гитарой за плечом.

Ну как робкая… Глава обоза совсем недавно видел, как с этой же робкой улыбкой она приставила к горлу оглушенного разбойника магический жезл и пальнула огнем…

Девушка тем временем продолжала:

– От нас ушла наша добыча – темная сущность. Нежить.

– Нежить! – удивленно воскликнул седой обозник, переглянувшись с закачавшими головами собратьями. – Откуда на Сером Пике нежить?! Разве что орки притащили с собой… аль некромант беглый натворил дел мимоходом…

– Как-то так, – кивнула рыжая, не став развивать тему. – Мы шли за вами, чтобы осмотреть повозки и проверить. Позволите?

Старший обоза не раздумывал и мгновения. Решительно взмахнул рукой, указывая на вставший обоз:

– Конечно! Прошу – осматривайте каждую повозку!

Девушки закончили через четверть часа, осмотрев каждую повозку, заглянув в каждый мешок и под каждое бревно. Лори нараспев читала светлые благословения, Аму пела. Они не обнаружили искомое.

Живо-дохлая мертвячья хитрая голова не отыскалась.

Успокаивающе махнув облегченно заулыбавшимся обозникам рукой, Лори со стоном вытянулась на каменистом пригорке в жидкой тени кривого дубка. Аму прилегла рядом. Глядя сквозь колышущиеся ветви на небо, бардесса вздохнула:

– Голова не в нашем лукошке.

– Повезло тестостероновым! – зло фыркнула Лори и обмякла, расслабив каждый цифровой мускул. – Посылай им весточку. Все надежды на них.

– Сделано, – через полминуты доложила Аму. – Ну что? Спим? Хотя бы полчасика…

Лори не ответила.

Глянув на подругу, Аму обнаружила, что та уже спит. Улыбнувшись, улеглась рядом, предварительно глянув на прислоненный к дубку зонт и сделав пару пассов. И тотчас провалилась в глубокий сон.

Красивые девушки раскинулись на каменистом пригорке в сладком сне. Пробегающий мимо волк-недобиток увидел их, облизнулся и неспешно затрусил к беззащитной глупой добыче. Ему оставалась всего пара шагов. Тихий сдвоенный щелчок. И волк сорок седьмого уровня сунулся головой в землю и затих, через миг рассеявшись облачком праха. Девушки продолжали сладко спать. Чуть качнувшийся зонт снова замер…

Глава первая

«Гнилое яйцо не у нас!»

Прочитав сам и озвучив напарнику послание, Кроу с сокрушенным усталым вздохом взглянул на пылящую впереди повозку.

Не повезло…

Если честно, он рассчитывал, что в этом состязании победят девушки. Надеялся получить от них ликующее письмо со скриншотом, где радостная амазонка держит за волосы гримасничающую добычу – голову мертвячьего лидера мятежников, бежавшего из подземного города Гвактал.

Но все шишки снова свалились на головы парней.

«Эх», – скорбно вздохнула душа гнома.

– Эх, – вслух произнес Кроу. – Опять мы…

– Мы мужики! Будем терпеть, – ответил Миф, стараясь сделать походку менее заплетающейся.

Выдохся парень. Его бы отправить спать в реал – того гляди начнется затухание. Но гном и пробовать не стал – знал, что Миф упрется и никуда не пойдет, оправдывая свой игровой ник – Серый Мифрил.

Они шли в десятке шагов за последней повозкой. Обозники их видели, но никто и слова не сказал – обоих игроков знали только с хорошей стороны. Как успел сообщить молодой вихрастый обозник, они уже седьмой раз проходят через сторожевой пост Серый Пик и хорошо знакомы как с тамошней кухней, так и с прочими удобствами вроде пива за приемлемую цену, хвороста, удобного водопоя, надежной стражи, спокойного места для отдыха. Вскоре и в восьмой раз явятся – и с радостью.

Отношение к чужеземцам у обозников ровное. Спокойное. Но осмотреть повозки их никто не приглашал. А груз, судя по тесно стоящим ящикам в парусиновых чехлах, достаточно дорогой. Об этом же говорило и удвоенное число сопровождающих обоз охранников.

Но Кроу не переживал – порывшись в своей утомленной головушке, перетряхнув закрома памяти, отыскал шесть гарантированных способов на виду у всех попасть в охраняемые повозки. И не меньше девяти способов, что сработают с большой вероятностью. Вспомнив один особо занятный способ, фыркнул от смеха и пересказал его Мифу. Тот позабыл про усталость и принялся смеяться. Отсмеявшись, задумчиво подергал себя за пуговицу на куртке и спросил:

– Так, может, его используем? Тут ведь одни мужики. Осталось отыскать демоницу, пять листиков подорожника, два пучка щавеля и три серые жемчужины. Кое-что достать легко. Но вот демоница… их где берут?

– По-разному находят. Можно призвать. Но это дело темное и караемое. Можно из свитка вызвать мирно настроенную озорную демоницу. Но такие свитки только в специализированных лавках продаются. Если ты понимаешь, о чем я…

– Ну да, ну да… хм… Жалко как-то деньги на демониц тратить! Лучше лопату получше купить. И магические жезлы перезарядить. Кто вообще такие деньжища на свитки с озорными демоницами выкинуть решится? Я бы вот не потратил и медяка! Да мне Аму голову проломит! По нескольким причинам.

– Это да, – согласился Кроу. – Доказывай потом, что купил нагую озорную демоницу ради общего благого дела…

– А вот вызывать демонов самим и подчинять… есть ведь такие игровые классы?

– Есть. Но в светлых землях таких игроков редко встретишь. Стража их ненавидит почище чем некромантов. Те мертвяков с кладбищ поднимают, а эти делают вещи похуже – вызывают потусторонних существ из иного мира. И порой, когда нарушается ритуал, случаются прорывы огромных масштабов. Видел хоть раз город, наводненный разъяренными демонами?

– Нет пока.

– Для самообразования посмотри на игровом портале пару видео. Сразу поймешь причину всеобщей ненависти к призывателям демонов. Классы редкие. Темные. Тщательно скрываемые.

– Скрываемые?

– Еще как. Поверь – многие обычные с виду члены кланов являются призывателями демонов. Просто тщательно это скрывают, тратя огромные деньги на маскировку и не афишируя своих способностей. Родные кланы им помогают – могучий и послушно выполняющий приказы хозяина демон может принести немало пользы клану.

– Демоны настолько сильны?

– Зависит от силы призывателя. Ценность демонов в их инаковости – от их умений нужна особая защита. И они сами зачастую обладают большой устойчивостью или даже неуязвимостью к определенным стихиям или оружию.

– Хм… звучит круто. Может и нам обучиться призыву?

– Может и стоит, – хмыкнул гном и приложился к почти опустевшей фляге с кофе. – Почти дошли.

– До чего?

– До перекрестка, – ответил гном и сжато пересказал Мифу свой план по незаметной поимке беглой головы.

Ключевое слово «незаметной». Потому как обнаружилась досадная помеха – в числе охранников имелся священник светлого долинного божества Кораллорры. Жрец слабенький – иначе давно бы почуял присутствие темной сущности в одной из повозок. Но пока что этого не случилось. Но вскоре, когда они доберутся до перекрестка, жрец получит временную прибавку к силе. И сразу засечет мертвячью голову.

Есть два варианта событий – либо жрец сразу пристукнет чертову голову. Либо сначала выслушает и только затем пристукнет. А беглый лидер мятежников может мно-о-ого чего лишнего рассказать…

Поэтому Кроу собирался начать действовать в тот момент, когда они достигнут края светлой обширной ауры, чей центр приходится на приближающийся перекресток.

– Хороший план, – зевнул Миф и привстал на цыпочки, попытавшись заглянуть за горизонт. – Долго еще?

– Минут десять в этом темпе, – успокоил друга Кроу. – Перекрестки тут частые.

– Ну и отлично. Хм… спросить вот хочу…

– О чем?

– О ком. О… – Миф не договорил, но перед глазами гнома всплыло написанное в чате имя «Жизнеслав» с припиской: «Чтобы ему шестнадцать раз прямо щас почесаться!».

– Врага надо знать лучше чем себя! – добавил Миф вслух.

– Конфуций?

– А шут его знает…

– Ну спрашивай. Давай еще немного отстанем.

– На кой черт ему культ Ивавы? – тихо спросил Миф, когда они приотстали на десяток шагов от обоза. – Он же дракон! Да еще и темный – а он точно темный, ведь он мстителен, жесток и с легкостью убивает!

 

– Отличный вопрос, – улыбнулся гном. – Мы тоже некоторое время ломали головы над разгадкой. На кой черт истинному дракону светлый божественный культ? Злобный хорек с окровавленной пастью, поселившийся в курятнике… и не трогающий тамошних кур. А потом мы догнали. Отгадка ведь на самом виду – кроется в главных поведенческих постулатах истинных драконов.

– Вот что такое «истинные»? Я уже видел драконов. И даже трогал лапу у синего и хвост у красного. В их описании нет слова «истинный».

– Именно. Потому что это неразумные звери. Или почти неразумные. Это как обезьяна по сравнению с человеком – смышленая, обучаемая, очень похожая на человека, но все же не человек.

– Понял. Истинный дракон – с разумом?

– Верно. Каноничный истинный дракон – это Смауг. Ты ведь читал книгу Профессора «Хоббит, или Туда и Обратно»?

– Конечно! Дракон там суперский!

– О да. Смауг Золотой. Он же Смауг Ужасный. А ты видел хоть раз иллюстрацию, называющуюся «Разговор со Смаугом»? Ее нарисовал сам Толкин. Он автор нескольких великолепных иллюстраций.

– Нет… картинку не видел. А Толкин еще и рисовал? Ну дает… О! Зато я фильм видел про хоббитов. Там Смауг во всей красе. Во всей своей истинной красоте, – не забыл Миф сделать ударение на слове «истинной».

– Посмотри иллюстрацию, – попросил Кроу. – Ту, что нарисовал сам Толкин. Разговор со Смаугом. Прямо сейчас посмотри.

– Секунду… ищу… – Миф чуть прищурил глаза, выискивая что-то на видимом лишь ему виртуальном экране. – О! Нашел. Это оно? Хм… Аму бы сказала – ах, какая милая красивая старомодность…

В воздухе проявилось изображение. Глянув на рисунок, гном кивнул:

– Оно самое. Всмотрись внимательно. Обрати внимание на каждую деталь рисунка. Там все важно. И помни – ты смотришь не на Смауга. Нет. Ты смотришь на нашего Врага. Самое смешное – еще много лет назад я распечатал некоторые иллюстрации Толкина, и они висели у меня дома. А потом этими же иллюстрациями я украсил Личную Комнату. Дракон всегда был рядом со мной. Долгие годы. Но я не знал, что однажды он оживет и нам придется встретиться, – рассмеялся гном.

– Круто сказано! – тряхнул головой Миф. – С меня даже сонливость пропала! Погоди. Рассматриваю.

– Я буду направлять, – предложил гном.

– Давай!

– Первое что бросается в глаза?

– Золото! Огромная куча золота! Драгоценные камни! Рубины так и сверкают! А на самом верху кучи полыхает главный камень – Сердце Горы! Как же его… м-м-м…

– Аркенстон.

– Аркенстон! Точно! Так… еще я вижу…

– Стой, – поспешил гном остановить разошедшегося друга. – Стой! Помнишь мои слова? Что это не Смауг. Это наш Враг.

– Ага.

– Враг возлегает на огромной куче золота – это гигантское богатство. Истинных драконов – по всем фэнтезийным канонам – всегда тянуло к золоту. Драконы жаждут обладать богатством. Истинные драконы жадны до безумия. Они знают счет каждой монетке, место каждой мелочи в их сокровищнице. В книге Бильбо украл в свой первый визит одну или две безделушки – из гигантской переполненной сокровищницы! – но Смауг сразу же обнаружил пропажу. И рассвирепел. Но в тот раз он сумел сдержать гнев и затаился. Это в точности передает натуру Врага, – Кроу подался к Мифу. – В этом опасность Жизнеслава. Он почти всегда может сдержать свою бушующую драконью ярость. Сдержаться, выждать. И отомстить. Но я отвлекся. Золото! Дракон стремится к обладанию огромным богатством – и вот тебе первая причина, по которой он проник в культ Ивавы и буквально врос в него. Богатство! Богиня Ивава невероятно популярна в Вальдире. С каждым днем все больше посвященных ей храмов. В эти храмы несут и несут щедрые дары, меньшая и невзрачная часть коих остается в них же, а остальное под надежной охраной уходит в главный храм Ивавы. Прямо в лапы дракона. Ему не приходится искать и отбирать золото и каменья силой – они сами приходят к нему!

– Та-а-ак… звучит жутковато… как в мрачном фэнтезийном романе… продолжай!

– Вторая причина – власть! Драконы властолюбивы. Они прирожденные тираны, правители небес, угроза земле, бронированные клыкастые чудовища, наделенные разумом. Они короли. Но мало кто захочет подчиняться страшному жадному монстру. Рано или поздно поднимется восстание, и дракона уничтожат. И посмотри, как красиво устроился враг внутри культа Ивавы – в его лапах сосредоточена огромнейшая власть!

– Представляю!

– Нет, Миф, – качнул головой гном. – Сомневаюсь, что ты представляешь. Масштаб непередаваем. Наш Враг сейчас обладает такой мощью, что может свергать и назначать королей, начинать и заканчивать войны, пугать божеств и ставить им ультиматумы. И все идет к тому, что очень скоро Враг станет еще сильнее! Власть! Культ Ивавы даровал ему невероятную ВЛАСТЬ.

– Та-а-ак…

– И на рисунке Толкина власть проиллюстрирована наглядно: сияющим символом власти на вершине золотой кучи – Аркенстоном. Сердце Горы. Королевский символ. Он не зря на самом виду. А в правом нижнем углу изображен сам Бильбо Беггинс с кольцом на пальце. И он как бы согнулся в низком-низком поклоне, не забыв с почтением снять шляпу. Будто бы он преклонился пред драконом. Признал его власть. Власть!

– Да простит меня профессор Толкин, но я распечатаю его иллюстрацию в большом размере и начерчу на ней кружочки и стрелочки, – решил Миф. – Распечатаю две штуки! Еще одну повешу просто для наглядности. Блин… простая фэнтезийная картинка, нарисованная сто лет назад, начала меня пугать… прямо будто холодком от нее веет…

– Вижу, что проникся…

– Еще как! Богатство. Власть. Вот что Враг получает от культа Ивавы. Идем дальше по картинке. На ней…

– Большой и крылатый, – помог гном.

– Сам дракон, что ли?

– Почти. Что он делает?

– Лежит.

– Верно. А до этого?

– Тоже лежал! Причем долго прямо – чуть ли не годы. И не просто лежал – он спал.

– Именно. Сон. Если еще точнее – безопасность.

– Не понял, – признался Миф.

– Наш враг – дракон. А драконы обожают поспать. Они хуже кошек. Те проводят во сне две трети дня. А драконы могут безмятежно дрыхнуть месяцами. Особенно истинные. Но попробуй тут поспи, когда под пузом куча сокровищ, а вокруг полным-полным рыцарской голытьбы, только и мечтающей проткнуть тебе пузо отравленным копьем. А когда сдохнешь в мучениях – голову отрубят и на стену в пиршественный зал. И денежки заберут. Из хвоста и лап сварят целебный холодец. Ну ты понял – фиг спокойно поспишь в таких условиях. Если и не убьют – то обчистят. Мало ли взломщиков помимо достопочтенного господина Бильбо Беггинса?

– Это точно… обчистят дракошу или прикончат…

– Культ Ивавы защищает Врага, сам того не зная. Он высочайший жрец. Второй после богини. Почтение к нему невероятное. Его защищают фанатики. К его покоям не подойдешь и на километр. И хотя я точно не знаю, могу спорить на все свои наличные – из далеко не скромных личных покоев Врага есть потайной ход в главную храмовую сокровищницу. А сокровищница так велика, что спокойно вместит в себя целые залежи золота вместе с возлегающим на них огненным драконом. Так-то вот. Безопасный сон – вот что еще получает Враг от культа Ивавы. И, кстати говоря, Ивава стала спать гораздо дольше с момента появления рядом с ней Врага. Вполне закономерно – кто знает, каких неразумных дел наворотит без надзора богиня?

– Да уж… например, раздаст все деньги…

– Ну нет, – фыркнул гном. – Не считай ее дурой. Эта дама более чем себе на уме и за власть и божественный престол держится крепко.

– Тэк-с, фэк-с, пэк-с… иллюстрация все глубже и понятней. Но на ней больше ничего не осталось. Золото, золото, золото…

– Ой ли? На стенах что висит?

– Ну… оружие… щиты… доспехи…

– Верно. Целый арсенал. И судя по голубоватому цвету некоторых наконечников, тут не простой металл. Оружие. Броня. Одним словом – арсенал. А для чего нужен арсенал?

– Ну…

– Чтобы вооружать армию. Культ дает Ему армию фанатично преданных воинов. Они выполнят любой его приказ. Сокрушат любого врага.

– Армия… хорошо же он устроился там! Как паук! Как… как…

– Как дракон…

– Точно!

– Армия, – продолжил Кроу, – это ведь не одни только «местные». Представляешь, сколько игроков поклоняется доброй, светлой и щедрой на благословения и лакомые задания Иваве? Всех неплохо поднявшихся по храмовым карьерным ступенькам игроков можно смело причислять к солдатам Врага. Они даже задумываться особо не будут, если им прикажут, к примеру, раскатать по бревнышку наш Серый Пик. Они просто выполнят приказ. Благодаря культу, Враг управляет действиями игроков. Направляет их оружие. И направляет их слова – что снова возвращает нас к Власти.

– Богатство. Власть. Безопасность. Армия. Что еще?

– Кости видишь? – снова подсказал гном. – Разбросанные там и сям черепа. Ребра иссохшие.

– Угу… сначала и не заметил.

– А это уже относится сразу ко всем пунктам. Враг беспощадно уничтожает любую угрозу – какой бы незначительной она ни была. У него только один подход к угрозам – устранить! Причем максимально кардинально. Будь то посягательство на золото и власть в культе, или создание случайной или намеренной помехе делам или намерениям Врага – он тут же наносит сокрушительный огненный удар. Это касается всех «местных» – вот ждущая их участь. Игрокам же, насколько мы поняли… им он с огромной неохотой дает шанс отступить. Является в цифровом сне и угрожает, требует отступить, предупреждает: еще один шаг – и он тебя уничтожит. Испепелит твое тело, выжжет твою душу. Если не послушаешься… если он почувствует нарастающую угрозу… его посланцы явятся к тебе в реальном мире. С керосином, спичками, цепями и блокираторами для дверей. И поверь мне, Миф – это смертоносное сочетание!

– Ух… ты как?

– Уже норм. Давно как. Разумеется, совсем уж мелкие угрозы культу как-то несолидно устранять самому – и потому Враг посылает храмовых воинов. А те уже режут глотки по его приказу, прикрываясь самым универсальным лозунгом всех времен и народов – «Это во имя Света и Добра!». По приказу Врага культ Ивавы прикончил многих. Понял посыл костей?

– Угроза!

– Нет.

– Нет?

– Нет.

– А как тогда?

– Смерть, – с пугающей бесстрастностью сказал гном. – Помни! Это – Смерть! Да, культ похоронил многих. Но помимо игровых гибелей, это еще и реальные смерти. Смерть!

– Запомнил, запомнил. Напишу красным и жирным.

– Молодец. А еще кости на иллюстрации говорят дополнительно о двух вещах.

– Каких?

– О кровожадности и паранойе Врага. И о его безумной мстительности. Поэтому, если однажды он явится к тебе во сне и велит отступить… даже послушание на гарантирует тебе спасения! Он дракон! Истинный дракон! А они славятся кровожадностью, жадностью, злопамятностью и мстительностью! Даже если ты отступишь – Враг про тебя не забудет никогда. Он всегда будет следить за тобой. А однажды паранойя заставит его прикончить тебя. Он живет по простой и древней поговорке: неопасный враг – мертвый враг. Испепеленный враг. Помнишь, как описывали дракона Смауга Золотого?

– Не… бронированным?

– Нет. Его описали как «особенно жадный, сильный и отвратительный». А еще «самый большой из живших тогда драконов». Все эти слова целиком и полностью идеально вписываются во внешность и характер нашего Врага. Запомни и это. И добавь – кровожаден, мстителен, злопамятен, частично безумен.

– Запомню. Напишу внизу распечатанной иллюстрации. Круть… извини – но у меня от восторга волосы на руках дыбом встали. Это же прямо настоящий роман фэнтези – нас ждет долгое и страшное путешествие, в конце которого мы должны будем схватиться с легендарным и ужасающим драконом. Что может быть круче? Вот что?!

– Согласен – звучит круто, – развел руками гном и еще чуть замедлил шаг. – Особенно с твоих слов.

– И что там еще говорят кости?

– Что?

– Ты сказал, что кости на иллюстрации говорят еще о двух вещах. Всего получается три – смерть, параноидальная мстительность и что еще? Третье?

– А! Это просто – взломщики. Мертвые воры. Это их обглоданные кости лежат подле драконьих сокровищ. Оставлены в назидание.

– В смысле?

– У многих воров слюнки текут на сокровища Ивавы. Представляешь себе размер куша? Но мало кто сможет пробиться сквозь все заслоны – охрана, различная защита, особые запоры, ловушки, заклятья… девяносто девять воров из ста даже не приблизятся к сокровищнице. Это по силам только живым легендам воровского мира.

– Ага… и?

– Раньше пойманных воров журили и отпускали. Ну подержат пару деньков в тюрьме. Культ ведь светлый, беззлобный. Но это было раньше. С недавних пор любого пойманного вора казнят. Причем это официально принятый закон. И я догадываюсь, кто был инициатором, и кто продавил сей законопроект на высочайших уровнях власти. Отныне любого пойманного вора, посмевшего засунуть руку в карман культа Ивавы – в карман жадного дракона! – ждет казнь. И казнили уже многих. Это тех, кто чудом выжил и был пойман. Раньше в храмах не было смертельных ловушек – ведь это, повторюсь, светлый культ, восхваляющий жизнь и природу. Теперь такие ловушки есть. Убойной силы. Воры начали погибать. И воры перестали соваться в ранее любимые ими храмы – по статистике еще недавно храмы Ивавы были самыми популярными среди воров. Они там паслись. Но это было раньше. Больше их туда сунуться не уговоришь ничем. Все хотят жить. Так что кости вокруг златых куч – это бренные останки несчастных взломщиков. Кстати – далеко не все рискнувшие залезть в главный храм воры вообще вернулись мертвыми или живыми. О них и весточки нет. Зашли – и пропали. Будто их сожрал кто…

 

– Вот теперь вообще круто! А игроков казнят?

– Нет. Но и для них наказание резко увеличилось – либо денежные штрафы, либо социальные работы. А раньше их просто журили и отпускали. Плюс раньше репутация с культом Ивавы падала минимально – на жалкую единичку. И отмыться перед культом было просто – выполни пару заданий, пожертвуй чуток монет, и будешь прощен. А сейчас… репутация падает и разбивается вдребезги. Будто глиняная тарелка с утеса. Ты становишься врагом! Что и логично – драконы ненавидят тех, кто посягает на их обожаемые сокровища. Укради медную монету – и Враг тебя никогда не простит. Найдет как отомстить.

– Записал и запомнил! Еще есть что-нибудь интересное на иллюстрации, что уже стала моей вечной настенной и настольной?..

– Там темно, там страшные тени под потолком, там мрачные ходы, ведущие неизвестно куда, – легко ответил Кроу. – Это территория Врага. Опасность повсюду. Это дом Врага. Культ Ивавы стал его логовом. И в это логово лучше не соваться – если тебе дорога жизнь. Враг ввинтился в облюбованный им культ с той же легкостью, с какой Смауг Ужасный ввинтился под гору Эребор. Кстати – почитай как-нибудь о значении имени Смауг. Это поучительная информация. Так что обведи самым жирным кругом всю иллюстрацию целиком – на ней показано логово Врага. Помни об этом! И не вздумай, Миф, не вздумай, пусть тебе это даже в голову никогда не приходит – сделать ради меня с Лори что-то такое, что как-то досадит или уколет Врага. Не вздумай! Ни словом! Ни делом! Никогда! Ты слышишь меня?

– Да ты чего, Кроуччи?

– Никогда! – с нажимом повторил гном. – Обещай! И за себя, и за Аму! Обещай твердо! Дай мне твердое нерушимое слово!

– Да ты чего…

– Я уже знаю тебя, – сверкнул глазами Кроу. – Неугомонный честный мальчишка, ненавидящий несправедливость. Это вполне в твоем духе – попытаться насолить Врагу хотя бы по мелочи. Давай, скажи мне – ни разу, мол, такая мысль в голову не приходила.

– Ну… было дело…

– Обещай!

– Обещаю. И за себя, и за Аму слово даю – мы не будем пытаться насолить Ему без вашего ведома и разрешения. Доволен?

Пытливо заглянув в глаза Мифа, после короткой паузы гном кивнул.

– Спасибо. Пойми и прими без обид – Враг умнее нас. Сильнее нас. Хитрее нас. Злее нас. Для него вечная бдительность и готовность мгновенно нанести предупредительный удар в порядке вещей. Поэтому на иллюстрации у вроде бы спокойно лежащего дракона валит дым из ноздрей – потому что во Враге всегда бушует злое пламя! Он всегда готов превратить тебя в горстку пепла. И ты даже не заметишь его появления. Ты просто зло пошутишь о каком-нибудь жреце культа. Что-то ляпнешь по мелочи. Это дойдет до Него – он сопоставит, прикинет, оценит. И даже если не будет уверен – предпочтет ударить первым. Будьте благоразумны. Никакого глупого риска. Никакого мальчишества. Наше время еще придет.

– Наше время еще придет, – со значением кивнул Миф. – Глупостей не будет! А вот и перекресток. За иллюстрацию спасибо, сенсей. И за науку. О! О! О! Вот блин! Только что понял это окончательно! Сенсей!

– Что еще?

– У нас ведь настоящая сага намечается! Великая сага, в которой однажды опишут, как четыре отважных героя выступили в неравный бой против бессмертного истинного дракона и победили его! Победили! Вот что будет в этой саге! А еще море приключений, глупых, но веселых авантюр, океан землекопных работ, покорение старой башни, починка древних механизмов… ох… что-то сердце прихватило от восторга… Кроуччи!

– Да?

– Еще раз спасибо!

– За что?

– За то, что в тот раз влетел верхом на щите в тот храм на затопленном кладбище! Это поменяло всю нашу жизнь! И тутошнюю, и тамошнюю!

– И тутошнюю, и тамошнюю… – беззлобно проворчал смущенный гном. – Пошли уже, тутошний и тамошний. Подходим к перекрестку. Флюиды светлой магии уже ползут и ползут от перекрестного камня… головешка проклятая их наверняка почувствовала и забеспокоилась. Самое время сделать ей предложение, от которого она не сможет отказаться!

– Кроуччи! Кроуччи! Мы ведь добрые герои! А ты заговорил как крестный отец мафии!

– А с ними по-другому нельзя, – парировал гном, прибавляя шага и догоняя последнюю повозку. – Учись искусству переговоров с позиции силы.

– Учусь!

Потихоньку наращивая скорость, не забывая поглядывать на медленно приближающийся перекресток, Кроу зашагал вдоль обоза, минуя повозку за повозкой. И возле каждой повозки он задерживался на несколько секунд, скороговоркой бормоча:

– Перекрестный благословенный светлой магией камень все ближе. Он ожжет, ошпарит глупую мертвую голову. И тогда глупой голове конец. Ее порубят на мелкие кусочки и сожгут в пепел! Порубят и сожгут! Я могу спасти глупую мертвую голову.

Тишина…

Кроу спокойно прибавлял шаг и уходил вперед. В обозе сорок тяжелых повозок. До перекрестка еще пара сотен метров. Он успевает.

Следующая повозка…

– Перекрестный благословенный светлой магией камень…

Тишина.

Следующая повозка.

– Перекрестный благословенный светлой магией камень все ближе…

Тишина.

Идем дальше.

– Перекрестный благословен…

Гном едва успел пробормотать необычную скороговорку и тут же получил не слишком добросердечный ответ.

– Будь ты проклят! – едва слышно донеслось из повозки. – Чтоб тебя, проклятый гном! Желаю тебе скорейшей мучительный смерти! И тебе, и твоим друзьям! Чтобы вас скрючило, захватчики! Чтоб вас сплющило! К-хм… но я готов выслушать твои условия…

Гном и ухом не повел на угрозы. Выждал нарочитую долгую паузу – а обоз неотвратимо приближался к перекрестку, украшенному высокой каменной стелой, напитанной светлой божественной магией.

– Чего же ты молчишь, проклятый гном? – зашипел голос из повозки, старающийся быть как можно тише, чтобы не привлечь внимания дремлющего на облучке обозника. – Чего затих твой мерзкий голосок? Подай знак! Давай условия!

– Условия просты, – соизволил наконец ответить Кроу. – Прыгай ко мне в мешок без шума.

– А потом? Ты завяжешь мешок и бросишь меня в костер? – едва не сорвался на визг мертвяк. – И я сгорю?!

– Нет. Нам интересна твоя история, – спокойно ответил игрок. – Твои знания. Свободы ты не получишь. Но вернешься домой.

– А когда я расскажу тебе все, ты сожжешь меня? Порубишь на куски? Бросишь голодным псам?

– У тебя нет времени торговаться. Обозник вот-вот услышит наши переговоры. И тогда тебя насадят на вилы и бросят в пылающий стог.

– Проклятье! Проклятье! Проклятье!

– Решайся!

Тишина…

Едва слышно скрипят колеса повозки. Думает мертвячья голова. И наконец решается:

– Согласен! Я сзади. Между бортом повозки и длинным ящиком, похожим на гроб. Меня зажало и даже чуть-чуть сплющило…

– Понял. Больше ни звука.

Указав глазами на возчика, Кроу чуть отстал. Понятливо кивнувший Миф загородил гнома своим телом, завертел головой. Этим же занимался Кроу.

Проклятье…

Охранники на высоте. Бродят вокруг.

– Пусть кабан танцует, – буркнул гном.

– М? – удивленно обернулся мастер карт и тут же расплылся в улыбке. – О! Понял!

Устало бредущий за игроками большой кабан, что недавно был вызван из карты и сыграл свою роль в безжалостном подавлении первого гвактальского мятежа, хрюкнул, отзываясь на призыв хозяина, и потрусил вперед. Миф махал руками, что-то пытался объяснить. Кабан удивленно похрюкивал, в недоумении таращась крохотными подслеповатыми глазками.

Миф не выдержал. И сделал единственное возможное с не желающим танцевать кабаном – отпустил его.

Получивший свободу зверь хрюкнул, удивленно покрутил головой по сторонам, как бы очнувшись от забытья и пытаясь сообразить, где он оказался. А затем рванул с места во весь опор, промчавшись перед замычавшими быками и влетев в затрещавший вересковый кустарник. С хлопаньем крыльев в небо взмыли десятки птиц, разбежались в панике мелкие зверьки. Хохотали обозники и охранники, радуясь небольшому развлечению. Хохотал старательно Миф, улыбаясь проснувшемуся возчику. Широко улыбался гном, держа подмышкой большой и ничем не примечательный мешок.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru