Кукла. Новелла

Дарья Вячеславовна Морозова
Кукла. Новелла

От кос маленькой девочки не осталось и следа: из-под сильно поношенного чёрного берета выбивались короткие жёсткие седые пряди. Её лицо было одутловатым, глаза маленькими и злыми, голос звучал так резко и сухо, что было ясно: любви у этого человека нет.

За дочерью хозяйки стояли двое молодых людей и придирчиво оглядывали каждый предмет в квартире.

Сердце куклы сжалось. Эти незнакомцы и дочь хозяйки торговались за каждую безделушку, но при этом новая владелица квартиры и всего имущества настаивала на том, чтобы молодые люди увезли как можно больше вещей отсюда. А ещё лучше всё.

Из полуистлевшей коробки с антресоли достали две пластиковые куклы. Время было к ним беспощадно, и они, осознавая своё несовершенство и уродливость, кротко улыбнулись незнакомцам.

– Этих куда? На помойку? – брезгливо спросил один другого.

– Нет! – вмешалась вдруг женщина. – Их я заберу с собой.

 Она бесцеремонно отодвинула молодых людей и заглянула в коробку: все старые игрушки ждали её там.

Женщина кончиками пальцев дотронулась до грязного плюша щенка и тут же одёрнула руку. Властным голосом хозяина положения она потребовала пакет и, опрокинув коробку, разом свалила все игрушки себе.

Когда один из молодых людей достал куклу из серванта и деловито осмотрел её, то дочь хозяйки кичливо заметила:

– Эта кукла – раритет! Одежда и обувь родные, неигранная!

– Да у неё пятна на лице, глядите! Продать будет сложно! – упорствовал парень. Но кукла-то знала, что он хочет её увезти. Его пальцы крепко вцепились в её тело.

– 5000 рублей! – прогремела дочь хозяйки. Она вдруг стала так похожа на свою почившую мать, которая всегда торговалась с ремонтниками.

– 500 рублей, и не больше! – усмехнулся молодой человек.

– 4500, и всё!

– Да за такие деньги отдайте её лучше своей дочери!

– У меня нет дочери!

– Ну внучке!

– Нет у меня ни детей, ни внуков!

В результате сошлись на 700 рублях, и все были довольны.

Куклу кинули в сумку вместе с книгами, фоторамками, ковриками, подсвечниками, какой-то кухонной утварью и унесли.

Там, в темноте, кукла разрыдалась. Теперь она очень хотела умереть.

Её вытряхнули на пол. Молодые люди стали сортировать свой улов. Когда очередь дошла до куклы, с неё сняли туфли, носки, трусы, короткое платье и кинули в бумажную коробку, где уже лежали грязные и голые куклы самых разных размеров и состояния.

– Где я? – спросила она у небольшого пупса, в которого вынужденно уткнулась лбом.

– Они нас продают. Скоро сделают твою фотографию и будут продавать, – пояснил он, улыбаясь беззубым ртом. Его голова была прокушена собакой.

– А зачем они сняли с меня одежду? – возмутилась кукла.

– Потому что одежду и туфли можно продать отдельно и получить больше денег, – уныло ответила темноволосая кукла, на лице которой лежала бывшая жительница серванта.

«Нет, – подумала наша кукла. – Нет, со мной так не будет. Я же особенная! Я не такая, как все!»

Тянулись дни. Иногда в коробку прибывали новые жильцы, иногда оттуда кого-то доставали и уносили навсегда. Куклы тогда шептались, что игрушке повезло, что её купили, желали на прощание обрести снова дом. Никто не хотел думать о плохом. Они хотели, чтобы с ними снова играли.

И вот настал день, когда пришёл черёд уезжать очередной кукле. Парень, который недавно стал работать здесь, достал её из-под спины большой куклы с тёмно-серыми пятнами на лице и положил на стол. Затем ушёл собирать другие вещи на отправку.

– Вот он – мой шанс! – решила кукла.  – Я здесь не останусь!

Как ей это удалось, никто так и не понял, но, видимо, сила её желания была настолько велика, что никакие кукольные боги не смогли противиться ей. Кукла, лежавшая на столе, вдруг упала на пол, а парень забыл, что уже её достал. Бубня себе что-то под нос, он поднял её и положил обратно в коробку. Затем достал большую куклу и положил в другую коробку для отправки. Кукла ехала в полную неизвестность, но она знала, что сама выберет себе судьбу.

Рейтинг@Mail.ru