Осень-весна

Дарья Викторовна Шаповалова
Осень-весна

Часть 1

1 глава

– Эй, Абрагим, ты что, оглохла? – послышался посреди урока крик с задней парты.

Лизе даже не нужно было разворачиваться, чтобы понять, кому принадлежал этот противный голос. Он мог принадлежать только однокласснику девушки, Лорду.

Лорд, или Андрей Рукавичкин, был сыном местного бизнесмена Сергея Валентиновича Рукавичкина, и посему считал, что может делать всё, что его душе угодно, в том числе и позволять себе оскорбительные высказывания в адрес Лизы.

– Прости, Лорд, но у меня сейчас идёт урок, поэтому я даже и не пыталась вслушаться в речь Твоей Светлости, – ответила Лиза, не разворачиваясь к обидчику.

Что и говорить, сама девушка, в отличие от Лорда, была дочерью эмигранта, казаха, покинувшего свою страну ещё в девяностые, когда ссылали всех, кто жил или работал в России (а Абрам Ибрагимов, отец Лизы, мало того, что до 25 лет жил и работал в России, так ещё у него мать была русской). К сожалению, Абраму удалось устроиться только уборщиком. Впрочем, учитывая тот факт, что Абраму дали всё-таки квартиру, а не комнату в коммуналке, он был доволен и этим.

Лиза, в принципе, тоже. Хотя … её отношения с одноклассниками могли быть и получше. Сейчас, правда, они наладились (как ни крути, а к десятому классу люди понимают, что нельзя ценить человека по его родителям), но могли бы быть изначально хорошими, как, например, у того же Лорда, хотя тот уже успел к тому же десятому классу испортить отношения со многими, в итоге получив своё прозвище и репутацию типичного «богатенького мальчика», который сохранил тех нескольких друзей, кто должны составлять свиту любого короля.

Лиза и Лорд были знакомы с детского сада и испытывали друг к другу взаимную неприязнь, вызванную в немалой степени их социальным неравенством и возраставшую с каждым годом всё больше и больше. Даже их подростковый возраст не смог их заставить забыть об этой разнице и влюбиться друг в друга, что, в принципе, происходит со многими подростками, согласно романам.

Когда прозвенел звонок, Лиза быстро собравшись, хотела также быстро выйти из класса – не хватало ещё, чтобы Лорд вместе со своими друзьями опять придрался к какой-нибудь мелочи. Но она не успела. Её задержал Егор, один из приближенных Лорда.

– Что, Абрагим, уже уходим? – ехидно поинтересовался Егор.

Как все недоброжелатели Лорда называли его только по прозвищу, так и Лорд со своей свитой называл её Абрагим, коверкая фамилию.

Лиза оглядела класс. К её несчастью, кроме неё, Лорда и его свиты в кабинете никого не осталось.

– Нет, – ответила Лиза. – Надо же мне узнать, чего так настойчиво хотела Его светлость.

Лорд нахмурился. Он терпеть не мог этого прозвища.

– То есть я теперь король? – поинтересовался Андрей.

– Нет, ты – Лорд, и на всю жизнь им и останешься. Так о чём ты хотел меня спросить? Неужели о том, как пригласить девушку на свидание?

Удар попал в цель. Дело в том, что Лорд, дожив до шестнадцати лет никогда не влюблялся. Ни разу. И даже не пытался пригласить девушку на свидание, что, как ни странно, воспринимал несколько болезненно. Но, невзирая собственные комплексы по этому поводу, Лорд не терял надежды найти когда-нибудь ту девушку, которая ему понравится. В которую он влюбится с первого взгляда, как и она в него. На взгляд Лизы и других их одноклассников Лорд был совершенно непривлекателен, а потому в такое чудо никто не верил.

Не успел Лорд придумать ответную реплику, как предусмотрительно закрытая дверь класса открылась, и на пороге кабинета показался отец Лорда. Он сразу же осмотрел весь класс и нахмурился.

– Что здесь происходит? – строго спросил у сына.

В отличие от многих бизнесменов Сергей Валентинович никогда не закрывал глаза на мелкие (и не очень) проступки Андрея.

– Да так, пап, ничего, – ответил Лорд.

– Здравствуйте, Сергей Валентинович, – поздоровалась Лиза, испытывая искреннее уважение к человеку, который всегда заступался за неё.

Всегда! Начиная с детского сада, когда воспитательница устроила праздник детям совместно с их родителями. Папа Лизы не смог прийти, её мамы уже не было с ними, поэтому Лиза была совершенно одна, да и к тому же без должного присмотра, потому что воспитательница, стараясь угодить Рукавичкину (мама Андрея, известный геолог, была в очередной геологической поездке) обращала всё своё внимание исключительно на Лорда.

В результате Лиза упала с качелей, на которых до этого очень сильно раскачалась.

– Лиза, иди в медпункт, – распорядилась воспитательница, занятая сейчас исключительно объяснением Лорду бабочек.

– Я так понимаю, вы должны сами подойти и осмотреть ребёнка. Вдруг она что-то сломала? – спросил Сергей Валентинович.

– Так Андрей…

– Андрей в данный момент находиться в целостности и безопасности, к тому же под моей опекой, и я не вижу причины, почему ему уделяется больше внимания, чем тому ребёнку, который сейчас плачет не только от боли, но также и от явного невнимания и пренебрежения.

– Так она – дочь Алины Ибрагимой, – попыталась объяснить воспитательница.

– И? – спросил Сергей Валентинович, подойдя к Лизе.

Воспитательница смешалась, в то время как Рукавичкин спросил у Лизы:

– Ничего не болит? Встать сможешь?

Лиза неуверенно кивнула. Сергей Валентинович осторожно поставил её на ноги, вытер платком её лицо и, улыбнувшись, спросил:

– Как тебя зовут?

Девочка, тоже улыбнувшись, ответила:

– Лиза.

– Очень приятно, Лиза. А я – Сергей Валентинович. Ну что, Лиза пойдём в медпункт и обработаем твои царапины?

– Пойдём.

– Но Сергей Валентинович… – попыталась было возразить воспитательница, видя, что Рукавичкин, взяв Лизу за руку, направился с ней в медпункт. – Как же Андрей?!

– А что с Андреем? Я же ненадолго его оставляю, да и вы так внимательно за ним присматриваете. Я на несколько минут оставляю его под вашу опеку.

Вот так впервые Лизу предпочли Лорду. В дальнейшем в таких же ситуациях Сергей Валентинович не раз выбирал между своим сыном и Лизой именно её.

– Привет, Лиза, привет, парни, – Сергей Валентинович никогда не брезговал здороваться с одноклассниками своего сына, которых знал всех поимённо. Потом уже снова сурово, обращаясь к сыну. – Так что всё-таки здесь произошло?

Так как ничего особенного не произошло, Лиза не собиралась делать из мухи слона. Она вообще никогда не ябедничала.

– Сергей Валентинович, а вы меня подвезёте до дому?

Дело в том, что и Лиза, и Лорд жили далеко от школы. Только если за Лордом постоянно приезжал отец, то Лизе нередко приходилось преодолевать это расстояние пешком. Правда, если бы она попросила бы Сергея Валентиновича каждый день её отвозить и привозить из школы, то он бы это делал, но проблема заключалась в том, что Абрам не любил Рукавичкина, и всегда недвусмысленно говорил, что ей от этого человека надо держаться подальше. Поэтому Лиза крайне редко просила Сергея Валентиновича подвезти её.

– Конечно, Лиза, я отвезу тебя. Тем более, что кое-кто пойдёт пешком, – добавил он, строго глядя на Лорда.

– Спасибо, Сергей Валентинович. Я быстро, – ответила Лиза, уходя в коридор.

Она собралась действительно быстро. Машина Рукавичкина стояла прямо за воротами школы. Сергей Валентинович уже был внутри, когда Лиза спустилась.

– Я вас не сильно задержала? – спросила девушка, садясь в машину.

– Нет, ты действительно быстро.

– Андрей мне ничего не сделал. Он вообще меня не трогает, только иногда дразнит, – честно ответила Лиза.

– Я знаю, и эта ситуация… Она произошла не из-за тебя, – неловко ответил Сергей, отворачиваясь к окну.

Лиза знала, что он солгал. Знала, что ему неудобно за сына и что не стоит больше продолжать этот разговор.

На самом деле помимо неудобства за Андрея, Рукавичкин считал, что подобные пешие прогулки их сыну необходимы и что он (а в особенности мать Андрея) чрезмерно балует подростка, и тот может вырасти капризным и избалованным.

«Ему пора готовиться к взрослой жизни. И если он не хочет устроиться летом на временную подработку, то по крайней мере должен ходить пешком».

– Как начало учебного года? – спросил Рукавичкин несколько минут спустя.

– Да хорошо. Нас уже начинают готовить к ЕГЭ и обещали много задавать.

– Будешь после окончания школы поступать в институт?

– Да, планирую. Женщине сейчас особенно трудно найти работу без образования, – сказала Лиза и про себя добавила: «И особенно без связей».

Впрочем, Сергей Валентинович понял недосказанное.

– Знаешь, Лиза, Андрей, как я надеюсь, тоже будет поступать, если не в институт, то, по крайней мере, в какой-нибудь колледж. У нас есть квартира в Санкт-Петербурге. И если ты с Андреем поступишь в вуз нашего славного города, то можешь жить у нас вместо того, чтобы снимать комнату или жить в общежитии.

– Спасибо, Сергей Валентинович.

Да, действительно, приятная новость. На съёмную квартиру у Лизы просто денег не хватит, а в общежитиях, как говорят, жить совсем невозможно. Правда, жизнь у Рукавичкиных тоже имеет свои минусы. Во-первых, это не гарантированное жильё, неизвестно, как в дальнейшем сложатся отношения Лизы и этой семьи, да и вообще, не очень-то хорошо жить, по сути, на подачке (хотя, опять-таки, Рукавичкины и Ибрагимовы хорошо знали друг друга («Даже слишком хорошо», – печально подумала про себя Лиза)), во-вторых, Абрам мог не разрешить своей дочери жить у Рукавичкиных, и, в-третьих, жить придётся с Лордом и Верой Михайловной Рукавичкиной, матерью Лорда и женой Сергея Валентиновича.

Вера Михайловна играла немалую роль в том, что Рукавичкины жили здесь. Рукавичкина была геологом, и даже после замужества она не отказалась от своей профессии. А геологам часто приходиться разъезжать. А Сергею Валентиновичу надо бы быть около своей фирмы, а оставлять своего единственного сына без родительского внимания ему не хотелось, поэтому семья и жила в Выборгском районе Ленинградской области, а не города Санкт-Петербурга. Квартира же города просто сдавалась, так как, несмотря на тот факт, что по местным меркам Рукавичкины были богаты, то по меркам жителей Санкт-Петербурга составляли средний класс.

 

– Спасибо, Сергей Валентинович, – сказала Лиза, когда машина остановилась около невзрачной пятиэтажки, дома Лизы.

Придя домой, девушка сразу же принялась за уроки. Хоть и шла всего вторая неделя, всё-таки расслабляться нельзя – расслабишься, а там, глядишь, и не поймёшь чего-нибудь, что потом встретиться в ЕГЭ. Да и оценки в аттестат нужны хорошие – на аттестат сейчас тоже смотрят.

Пообедав и сделав уроки, Лиза посмотрела на часы – семь часов. Скоро должен вернуться папа.

Абрам действительно вернулся через пять минут. Уставший, как всегда. Но как отрадно было видеть свою дочь, встречающую отца. То есть недаром он работает, есть ради кого.

А одному человеку всегда жить сложно, потому что сложно бороться только ради себя. Всегда нужен кто-то, ради кого это можно делать.

– Ну что, Лиза, как сегодняшний день прошёл? – спросил Абрам.

– Замечательно, папа.

Потом отец с дочкой обнялись и, усевшись на диван, стали подробно делиться друг с другом впечатлениями дня.

На следующий день произошло очень важное событие.

После третьего урока Лиза отправилась в столовую. Купив себе завтрак, который состоял из сосиски с макаронами, она отправилась искать себе место. Но, на своё несчастье, столкнулась с Лордом.

Тот, проходя мимо Лизы, как бы нечаянно задел её локтем. От неожиданного толчка она уронила почти половину своего завтрака на пол.

– Научись смотреть, Абрагим, – сказал Лорд. – Чуть на меня всё не уронила!

Что можно было на это ответить? Вот Лиза и не смогла ответить. Зато проходивший неподалёку одиннадцатиклассник смог:

– Ты её сам толкнул, я видел. Думаешь, раз ты – сын бизнесмена, то можно так по-хамски себя вести?

– Тоже мне, защитник, – с презрением ответил Лорд.

Благодаря этому презрению, Лиза поняла – у этого одиннадцатиклассника тоже не самая благополучная семья. А взглянув на защитника, Лиза осознала, что ещё и влюбилась.

Влюбилась, что называется «любовью с первого взгляда». Да и как в такого можно было не влюбиться?!

Лорд, что-то пробормотав, удалился. Лизин же защитник подошёл к ней.

– Он тебя сильно толкнул? – заботливо спросил он.

Лиза отрицательно покачала головой. Потом посмотрела на свой завтрак, от которого уже мало что осталось.

– Да уж, этот Рукавичкин совсем обнаглел! – продолжал возмущаться лизин защитник.

– Для него это норма, – ответила Лиза.

– Ты его знаешь?

– Он мой одноклассник, и мы знакомы ещё с детского сада.

– Понятно. Кстати, совсем забыл представиться. Меня зовут Дима. А тебя как?

– Лиза.

– Приятно познакомиться, Лиза, – улыбнулся Дима, а потом уже серьёзным тоном продолжил. – Как ты будешь есть? Рукавичкин уронил половину завтрака.

– Ничего страшного, сейчас быстро всё уберу, а потом поем. Не зря же я покупала эти сосиски с макаронами.

К ним уже подошла уборщица. Лиза, извинившись (Лорда, как она прекрасно знала, никогда бы не привлекли бы к этой работе) и отдав Диме то, что уцелело от завтрака, стала убираться. Дима тем временем нашёл два свободных места.

Закончив с неприятным занятием, Лиза села рядом с Димой, и они стали завтракать. Пообщаться так и не успели – завтракали в тишине, а когда отнесли посуду, прозвенел звонок.

Но эта встреча окрылила Лизу, подарила ей приятное ожидание какого-либо чуда.

«Хотя, наверное, часто видеться мы не будем. У него в этом году выпускные экзамены», – подумала девушка, садясь за парту.

Однако после урока она увидела его. Дима ждал Лизу. Ждал! При этой мысли сердце Лизы забилось сильнее. Но, может, она ошибается? Мало ли, что здесь нужно одиннадцатикласснику? Но нет! Дима, тщательно разглядывал лизиных одноклассников, а, найдя её взглядом, улыбнулся и подошёл к ней.

– А я ждал тебя, – сразу же сказал Дима.

– Ждал? – переспросила Лиза, не веря своему счастью.

– Да, я хотел спросить тебя… не хочешь ли ты куда-нибудь прогуляться, примерно часов в семь-восемь?

– Семь-восемь? – переспросила Лиза. В целом, время подходящее, она как раз успеет сделать уроки. И не слишком поздно. Хотя, возможно, не для Абрама. Он был достаточно строг в плане несколько поздних прогулок дочери, особенно – с малознакомыми парнями. А лгать Лизе не хотелось – она слишком ценила доверие своего отца.

– Сегодня не получится. Давай в воскресенье, часов в двенадцать? – против этого Абрам точно не будет возражать.

– Хорошо, давай встретимся в воскресенье в двенадцать часов, – ответил Дима.

А сегодня была среда. То есть, если вдуматься, то долго ждать, но Лиза действительно не могла освободиться пораньше; в субботу у неё были дополнительные занятия для подготовки к ЕГЭ. А за пять дней, если они будут общаться, они лучше узнают друг друга.

– Я сейчас спешу. Надо сделать кое-какие дела. Но после уроков я свободен, и могу проводить тебя до дому. Договорились?

– Да, договорились, – кивнула Лиза, радуясь, что её расчёты оправдались.

Пять дней пролетели незаметно. Лиза и Дима общались друг с другом всё свободное время (которого, к их несчастью, было не так уж и много).

Лиза чувствовала, что всё больше и больше влюбляется. Нельзя же так скоро! Почти сразу же после знакомства, они мало знают друг друга.

«И, – в иные минуты с тоской думала Лиза, – захотят ли узнать друга, несмотря на некоторые весьма неприятные факты?».

Увы, Лиза не знала чувств Димы, к его друзьям подойти и спросить о них она боялась; и только надеялась, что и Дима ничего не спрашивал о ней у её одноклассников. К сожалению, те могли рассказать много неприятного.

Тем временем наступило долгожданное воскресенье. Лиза, уже обговорив «Вконтакте» примерный план их прогулки, тем не менее ещё не получила разрешения своего папы. Этим она и собиралась сейчас заняться.

Лиза специально оттягивала это, потому что боялась, что Абрам, придерживающий несколько старомодных взглядов, запретит ей гулять.

– Пап, я несколько дней назад познакомилась с одним парнем, можно я с ним погуляю? – выпалила Лиза на одном дыхании.

– Только после того, как ты меня с ним познакомишь и недалеко от дома.

– Хорошо, пап.

Вот теперь Лиза была счастлива. Их с Димой прогулка состоится, и Дима даже познакомится с её папой. Ой, надо быстро написать ему, предупредить его! Нельзя же так неожиданно обрушивать на человека знакомство с родителями.

Итак, открываем «ВКонтакте» и пишем:

«Папа разрешил нам погулять, но он хочет, чтобы ты сначала с ним познакомился. Не пугайся, всё хорошо, просто папе будет спокойнее, если ты с ним познакомишься».

Отправив сообщение, Лиза стала ждать ответ. Он пришёл незамедлительно.

«Ладно, раз ты так хочешь … (дальше был смайлик, изображающий обречённость) Но… Твоя мама тоже, наверное, захочет познакомиться со мной?»

«Мамы нет, и, пожалуйста, никогда о ней не спрашивай. Для меня это слишком больная тема».

«Прости (сложенные вместе руки в умоляющем жесте)».

«Ничего страшного, ты же не знал. Но, пожалуйста, никогда не заводи ни с кем разговоры о ней».

«Хорошо, я тебя понял. Итак, встречаемся в двенадцать, я прихожу к тебе домой. Ничего не напутал?».

«Нет, всё правильно», – написала Лиза и добавила домашний адрес.

«Тогда, до встречи (воздушный поцелуй)».

«До встречи».

Через несколько секунд пришло ещё одно сообщение от Димы.

«P.S. Добавляй смайлики. С ними лучше».

Лиза вздохнула. «Вконтакте» она зарегистрировалась только месяц назад, и то сделала это по просьбе Сергея Валентиновича, который сказал, что мало ли ей неожиданно понадобиться его помощь, но звонить не всегда будет ему и ей удобно, а на SMS нужно тратить деньги.

– «ВКонтакте», правда, тоже имеет здесь свои минусы, но, мне кажется, это приложение будет тебе полезно. С одноклассниками хотя бы в лишний раз пообщаешься. Но, без фанатизма. А это засидишься ещё в Интернете, и опять я буду виноват.

– Вы ни в чём не виноваты, – поспешно ответила Лиза, забывая, что тем самым подняла неприятную для обоих тему.

– Так же как и ты, – ответил Сергей Валентинович.

После некоторого неловкого молчания, Лиза всё же ответила:

– Не волнуйтесь, Интернетом не увлекусь.

К счастью, обоим после этого надо было идти, а то продолжать разговор было действительно неудобно.

К «ВКонтакте», как Лиза и обещала, она не увлеклась. Было, конечно, приятно, находить сообщение от знакомых и переписываться с ними, к тому же «ВКонтакте» давало ещё немало развлекательных приложений (правда, со временем Лиза обнаружила, что информация в них однообразна), но она слишком хотела поступить куда-нибудь, слишком многое зависело от этого решения, чтобы увлекаться виртуальным миром. На него просто не хватало времени.

В двенадцать часов пришёл Дима. Лиза, уже одетая, ждала его. Знакомство парня и папы Лизы длилось недолго, но Абрам уже успел сделать некоторые выводы, которыми он собирался поделиться с дочерью, когда она вернётся домой.

Пока Ибрагимов предавался думам, Лиза и Дима вышли из подъезда.

– Получается, у тебя отец – казах? – скорее утвердительно, чем вопросительно сказал Дима.

– Да, а что? – настороженно спросила Лиза. Она не любила, когда обсуждали национальность Абрама.

– Ничего, просто спросил. Может, думаю, ты приёмная дочь, сирота, и тебя надо жалеть.

– Нет, жалеть меня не надо, папа – отец кровный, и казах он только наполовину, мама русская, так что вопрос о национальности я считаю закрытым.

Н-да, не так хотела Лиза начать эту прогулку. Впрочем, Диму тоже можно понять. Сколько всего разного об эмигрантах говорят, так что по неволи призадумаешься. Только её папа не такой.

– Лиз, прости, просто я очень сильно удивился.

– Хорошо, прощаю, только никогда не поднимай эту тему. Пожалуйста!

И Лиза при этом бросила умоляющий взгляд на Диму. Тот посмотрел на неё, принимая пожелание. Красивая сцена. Такая, что если можно было бы добавить к ней музыку, то эта сцена могла бы запросто войти в какой-нибудь фильм.

По завершению этой сцены, Лиза поняла, что окончательно, бесповоротно влюбилась. Она чувствовала, что может доверять Диме, что он никогда её не обидит. И возможно, когда-нибудь она решится… Нет, пока рано об этом думать. Она и Дима меньше недели знакомы. Рано ещё строить планы и думать, что эта первая любовь закончится чем-то грандиозным. Первая любовь, как правило, всегда бывает несчастной.

В Диме, кажется, были похожие чувства. Хотя, возможно, не такие возвышенные.

И Лиза с Димой пошли гулять. Они, как всегда, разговаривали, общались, и им было интересно друг с другом. Молчание у них не было неловким. В общем, прогулка удалась вполне на славу. И через три часа Лиза была уже дома, улыбающаяся и предвкушающая следующую встречу с Димой завтра. Он обещал её проводить после школы.

– Как прошла прогулка? – с улыбкой спросил её Абрам.

– Хорошо, пап. Всё хорошо. Я так счастлива!

– Я рад, что ты счастлива, но, Лиза, всё-таки будь с ним осторожна. Знаешь…

– Всё знаю, папа, не волнуйся. Я серьёзная, ответственная девушка, и я понимаю, к чему приводят несерьёзные, легкомысленные поступки. Не волнуйся, всё будет хорошо.

– А кто его родители? – задал Абрам вполне закономерный вопрос.

– Не знаю пока, папа. Но узнаю, поверь. Завтра же спрошу.

Потом Лиза убежала в свою комнату предаваться мечтам.

На следующий день была контрольная по математике. Лиза, обычно более-менее готовившаяся к каждой контрольной, к этой не подготовилась совсем. Но, к её удивлению, по мере того, как она читала задания, Лиза обнаруживала, что может их решить, причём быть уверенной в ответе почти на сто процентов. Как же это приятно всё-таки знать, что ты не дурочка, и у тебя есть надежда поступить в вуз, причём не какой-нибудь, а в приличный вуз, куда не берут кого попало.

Лиза решила контрольную. Сдала тетрадку и на крыльях любви помчалась к Диме. Тот с радостью её встретил.

– Может, сбежим с уроков, и куда-нибудь пойдём? – сразу спросил Дима, поприветствовав Лизу.

– Нет, Дима, не могу. У меня слишком много уроков.

– Точно не хочешь?

– Нет, не хочу.

– Жаль, сходили бы куда-нибудь.

– Нет, не могу, – снова повторила Лиза.

– Пошли тогда, прогуляемся по школе.

И Лиза вместе с Димой пошли гулять. И только сейчас до девушки дошёл один несколько странный факт. С ними никто не пытался заговорить. Вообще! Ладно, с влюблёнными парочками действительно не особо пытаются заговорить, потому что понимают, что это бесполезно, но всё-таки…

 

– Дим, а как твои друзья относятся к тому, что ты уделяешь всё своё свободное время мне?

– У меня нет друзей, – как отрезал Дима.

– Дим, но… почему?

– Потому что я из неблагополучной семьи.

– Понятно.

Как никто другой Лиза знала, что значит быть ребёнком из неблагополучной семьи. Сама считай, что из такой. Теперь понятно отношение Лорда к Диме. Андрей всегда так себя ведёт с теми, кто ниже его на социальной лестнице.

– Знаешь, не важно, из какой ты семьи. Главное, это кто ты есть, – ответила Лиза.

– Да, ты права. Но ты понимаешь, как обидно знать, что тебя все презирают только потому, что у тебя не такие благополучные родители как у всех! А богачам, Лиза, это присуще. Посмотри хотя бы на Рукавичкина.

Лорд – да, он действительно был тем самым избалованным богачом, которому было всё нипочём. Но достаточно вспомнить его отца – и понимаешь, что благородство завит только от душевного богатства, а не от материального. И вообще, все люди разные.

– Знаешь, насчёт Лорда я полностью согласна. Но такие же не все «аристократы». Даже если взять ту же семью Рукавичкиных, то Сергей Валентинович…

– Ты в курсе, что он посадил свою любовницу в тюрьму?

– Что?! Какую любовницу?! У него никого и не было, кроме Веры Михайловны.

– Не знаешь, не говори. У него была любовница. И когда та сказала, что расскажет всё его жене, то Рукавичкин посадил её в тюрьму. Якобы она что-то украла у него.

– Он не посадил бы её, если бы не был уверен. У нас вообще полиция людей сажает! – Лиза даже голос повысила.

Сказать, что она была в шоке – значит, ничего не сказать. Этого просто не может быть! Не может!!! Не может!!! Не может!!! Нет!!!

Лиза глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Всё правильно. Об этой истории тогда, да и сейчас много сплетничали. Потому что последствия её были нелогичны. Но не всегда же миром управляет логика.

– Давай не будем обсуждать семью Рукавичкиных, – попросила Лиза уже спокойным тоном.

– Ты что, не хочешь обсуждать наших местных олигархов?

– Да, не хочу. Я знаю эту семью очень давно, так что могу составить своё собственное мнение, не опираясь на слухи. И тебе не советую слушать других. У людей, как известно, язык без костей.

После этой тирады Лиза удалилась, высоко держа голову. Она всегда выпрямлялась, когда чувствовала, что её так или иначе оскорбляют.

Надо же, не прошло и недели, как Лиза уже поссорилась с Димой. Всё то чудесное состояние влюблённости, владевшее ею до сих пор, пропало. «Всё пройдёт, как с белых яблонь дым». Так и у неё всё прошло.

– Прости, – с этого началась встреча Лизы с Димой на следующей перемене.

– Нет, – ответила Лиза. – Не прощу.

– Тебе что, родственники что ли, эти Рукавичкины?

– Нет, не родственники. Но Сергея Валентиновича я очен1ь уважаю, и я не позволю, чтобы кто-то оскорблял его в моём присутствии.

– Он что, сильно отличается от своего сына?

– Ещё как сильно. Он один из тех немногих людей, которые умеют видеть именно человека. Не его положение, не его деньги и даже не его семейные обстоятельства, – тяжёлый вздох, – а именно человека. Когда я впервые встретила Сергея Валентиновича, то он увидел во мне девочку. Простую девочку, а не… Впрочем, ты видел мою семью.

– Видел, – сказал Дима. – Хорошо, отныне не будем в разговоре касаться ни твоей семьи, ни семьи Рукавичкиных.

– Да, это моя просьба, – кивнула Лиза.

– Хорошо. Можно я провожу тебя после уроков?

Лиза согласилась, теперь уже правда, нехотя. Обида на Диму не прошла, но обижать его в отместку тоже не хотелось.

Но на этом приключения Лизы и Димы не были закончены. Когда они шли к Лизе домой, то дорогу им неожиданно преградила «свита» Лорда с ним самим во главе.

– О, посмотрите, кто это у нас тут! – радостно воскликнул Лорд.

– Чего тебе надо, Лорд? – вопросила Лиза.

– Мне – ничего, а вот Лёше, – кивнул Лорд на подошедшего друга, – поговорить.

– Мне не о чем с вами разговаривать.

– Вообще, я не с тобой хотел поговорить, Абрагим, – ответил Лёша, испепеляя Диму яростным взглядом.

Это, а также тот факт, что парни стояли в боевых позах, навёл Лизу на неприятные предположения, относительно того, что должно произойти с Димой.

– И о чём ты хотел поговорить с Димой, Лёш? – спросила Лиза, прикрывая собой Диму.

– А это уже нечестно, Стипявский, – сказал Лёша, подходя ближе. – Абрагим, в данном случае, советую тебе не вмешиваться. Мы твоему парню ничего плохого не сделаем. Просто поговорим.

– Нет.

Лёша, самый доброжелательный из всей этой компании, вопросительно посмотрел на Лорда.

– Егор, – крикнул тот.

Упомянутый ранее Егор подошёл к Лизе

– Абрагим, по-хорошему просим…

– Нет, – во второй раз повторила она.

– Как хочешь, – ответил Егор.

Он быстро хватил её за руку, оттащив от Димы. Все попытки Лизы освободиться ни к чему не привели.

– Да не будем мы его бить, – раздражённо ответил Егор после очередной попытки одноклассницы освободиться.

– А в моём присутствии нельзя было поговорить?

– Лёша настоял.

– И чем же Дима успел помешать Лёше?

– Поверь, тебе этого лучше не знать.

– Вот как? И почему?

– Потому что.

После диалога оба посмотрели на происходившую сцену. Диму держали несколько парней, включая Лорда. Лёша же что-то угрожающе Диме говорил. Потом свита отпустили его.

– Идите домой, – приказал Егор, отпуская Лизу.

– Только запомните: о нашей сегодняшней встрече – ни слова. Не то – не поздоровиться, – проговорил Лорд.

– Ваша Светлость изволит угрожать? Не слишком ли вы низко роняете себя, угрожая какой-то черни? – только и съязвила Лиза.

– Помолчи, Абрагим, пожалуйста. Не до тебя, – ответил Лёша.

У девушки только рот открылся от изумления. Но, решив, что от шайки разъярённых парней они легко отделались, подбежала к Диме, взяла его за руку, и они вдвоём ушли.

– Может, ей стоит рассказать? – спросил Лёша уже после их ухода.

– Зачем? – спросил Лорд.

– Андрей прав. Во-первых, она нас просто не послушает, с Абрагим у нас не те отношения. А во-вторых, она не глупая, должна же думать, – сказал ещё один из парней. – И отец у неё казах.

– Неудобно как-то, я подлецом себя ощущаю, – ответил всё тот же Лёша.

– Забудь, – сказал Лорд. – Ничего с ней не произойдёт. Стипявский не станет лишний раз рисковать.

– Абрагим жалко. Без матери ведь растёт…

– Хватит! – приказал Лорд.

– Прости.

– Нечего Абрагим жалеть. Себя пусть сама себя жалеет.

– Она ведь…

– Я сказал: «ХВАТИТ!!» – визгнул Лорд.

Неприятно так визгнул, что не делало ему чести. Впрочем, это подействовало. Парни сразу замолчали и вслед за главой своей компании покинули поле боя.

– Чего они от тебя хотели, Дим? – спросила Лиза сразу после того, как они отошли на безопасное расстояние от места «разговора».

– Понимаешь, дело в том, что одно время я общался с младшей сестрой этого Лёши. И он, видимо, что-то навоображал себе по этому поводу.

– Понятно, – кивнула Лиза.

В таком случае действительно можно было понять Лёшу.

– Лёша просто угрозами ограничился?

– Да. И ещё добавил, что я не должен подходить к его сестре. Прямо-таки родовая месть, – попытался пошутить Дима.

Неудачно. Лиза на собственном опыте знала, что родовая месть всё-таки существует.

– Будь осторожнее, – посоветовала девушка.

Дима кивнул. До её дома они дошли в полном молчании.

Вопреки всем опасениям, больше подобных разговоров у Димы с бандой Лорда больше не было. Время шло на удивление спокойно.

Но Лиза чувствовала, что это спокойствие – лишь затишье перед бурей. И оказалась права. И буря, как всегда, пришла оттуда, откуда её не ждали.

* * *

Прошёл месяц. По окрестностям тем временем прокатилась целая волна ограблений различных магазинов.

– Интересно, кому понадобилось обворовывать магазины? – спросила Лиза Диму.

– У всех людей разные материальные условия. И кому-то просто может не хватать денег на еду.

– Не настолько же наши люди нищие, чтобы воровать!

– Да? А сколько получает твой отец?

Развернувшись, Лиза зло посмотрела на Диму. С некоторых пор ей стало не то чтобы неинтересно с ним общаться, а как-то… неудобно что ли.

– А какое имеет отношение ко всему этому мой папа?

– Думаешь, он ни разу в своей жизни ничего не украл?

Лиза усмехнулась. Вот они – люди. Ничего не знают о человеке и уже его судят. А всё потому, что её папа – казах. И если бы он что-то украл бы, то весь посёлок знал бы об этом на следующий же день – слишком семья Ибрагимовых была в нём известна. Печально известна, к сожалению.

1"Не жалею, не зову, не плачу…", Сергей Есенин
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru