В постели с Кинг-Конгом

Дарья Донцова
В постели с Кинг-Конгом

Лидия наконец-то, правильно оценившая ситуацию, резко возразила:

– Мачеха никогда бы не взялась за такое, она пугливая, сразу думает о плохом. Нет, нет и еще раз нет. Потеряешь миллионы, украдут их, как потом возвращать? Надя не сумасшедшая. То есть была!

– Бороздиной могли не сказать, что в сумке запредельные деньги, – продолжил свою мысль Рома, – использовали ее втемную, попросили: «Надежда Ивановна, душенька, вот вам двести евро, сделайте любезность, передайте сумку моей подружке, она болеет, из дома не высовывается, я ей баночки с домашним вареньем отправляю. Сама тоже что-то занедужила». Полагаю, ваша мачеха не полезла бы в чужую поклажу из любопытства.

– Нет, – прошептала Лидия, – Надя щепетильна до глупости. И всегда готова человеку помочь. Двести евро она не возьмет, варенье бесплатно потащит. Ее в шутку звали «бойкая пионерка Надя».

– Я так и думал, – кивнул Воронин, – деньги вам вернут, но, когда обнаружится их реальный хозяин, верните ему деньги, иначе нарветесь на неприятности.

– Поскорее еврики гоните, остальное не ваша забота, – заявила Таня. – И где бабушкин комп? Она его всегда на сиденье возила. Пните ментов или врачей, которые крутились возле тачки, вашим ноутбук спереть ничего не стоит.

– И где автомобиль? Он новый, едва обкатанный! – дрожащим голосом добавила Лидия. – У нас и так горе, бытовые неприятности в придачу не нужны.

Глава 5

– Думаешь, деньги их? – спросил Роман, когда мы снова очутились в моей машине.

– Докажи обратное, – вздохнула я. – Я видела, как мальчишка баул с заднего сиденья стащил. Любой адвокат за это дело возьмется и выиграет, напридумывает сказок типа обшивания миллиардеров или проданных «бойкой пионеркой Надей» семейных бриллиантов.

– Пенсионерка с миллионами. Что она делала на улочке, где практически нет жилых домов? – недоумевал Роман. – Сплошные промзоны, склады.

– И убогое кафе, – добавила я, – зато с чистым туалетом. Слушай, у тебя живот не болит?

– А должен? – удивился Воронин. – За весь день ничего, кроме твоих кексов, я во рту не держал.

Я молча притормозила у светофора. Рома, наверное, наполовину мутант, а желудок у него из стеклокерамики и не реагирует на «выпечку, изготовленную по российским нанотехнологиям». Стоит позавидовать приятелю, он легко может поужинать ржавыми гайками и велосипедными спицами.

– До дома довезешь или не хочешь? – деловито спросил Ромка.

– Имей совесть, – возмутилась я, – мы живем в разных концах Москвы. Высажу тебя у метро. Кстати, вот оно.

– Прижимайся аккуратно, – не замедлил с указанием Воронин.

Я начала притираться к тротуару и, уже заглушив мотор, испытала беспокойство. Что-то не так. Почему меня взволновали слова про аккуратную парковку?

– Смотри, смотри, – заржал Роман, – мужик на коньках! Офигеть!

Какая-то очень важная мысль, почти сформировавшаяся в голове, разом вылетела оттуда.

– Чем тебя удивили затрапезные ролики? – спросила я. – Сейчас ими многие пользуются.

– Не, идиот на хоккейных лезвиях рассекает, – продолжал веселиться Воронин.

Я всмотрелась в долговязую фигуру, нелепо взмахивающую руками, и рассмеялась.

– Он и правда в обычных коньках!

– Хоккейных, – занудно повторил Рома.

– Интересно, зачем парень их нацепил? – веселилась я.

– А ты у него спроси! – подначил Воронин.

– Некоторые тайны должны остаться нераскрытыми. Вылезай, я хочу домой, мне еще предстоит шторы вешать, – сказала я.

Рома выкарабкался из машины и направился в сторону подземного перехода, над которым ярко краснела буква «М». Я проводила глазами странного типа, перепутавшего тротуар с катком, потом вспомнила, что на дворе весна, самое время для обострения психических заболеваний, пожалела бедного сумасшедшего и поехала домой.

Фира и Муся встретили меня счастливым повизгиванием. Мопсихи мгновенно засунули носы в мою сумку и, поняв, что ни сыра, ни колбасы, вообще ничего съестного там нет, обиженно засопели.

– Идите на кухню, – велела я, – конфетки-бараночки!

Щенки присели на задние лапы и, как болиды, рванули по длинному коридору. Слова «конфетки-бараночки» им знакомы. Вернувшись домой, Макс начинает в прихожей распевать их во весь голос. Господь не одарил моего мужа выдающимися музыкальными способностями, но и поговорку «медведь на ухо наступил» к нему применить нельзя. На ухо Максу сел самый крупный африканский слон: по моему мнению, после Топтыгина у человека еще могут сохраниться остатки слуха.

Но у Фиры и Муси нет моего консерваторского образования, поэтому их не смущает, что слова народной песни изо дня в день повторяются, а мелодия всякий раз бывает новая. Иногда она смахивает на марш, порой на поп-напев, а подчас на симфонию. Мопсихам, извините за каламбур, по барабану, они летят к буфету и визжат от счастья, Макс вынимает из ящика две маленькие сушки и засовывает в собачьи пасти. Это у них ритуал. Но сегодня Макс ночует в клинике, поэтому «конфетки-бараночки» исполняю я.

Порадовав щенят и вытерев несколько луж в одной из ванных комнат, я решила заняться шторами. Гладить здоровенные занавески не хотелось, и мне пришла в голову идея, как этого избежать. Если аккуратно повесить ткань, вполне вероятно, она расправится через пару часов сама. А уж если нет, тогда придется заниматься самой нелюбимой домашней работой.

Я сдвинула в сторону прозрачные занавески в ваннах комнатах, накинула на круглые палки будущие шторы, аккуратно расправила и, весьма довольная собой, решила побаловаться чаем с вареньем. Живот перестал болеть, о напрочь испорченных во время стирки старых занавесках никто не узнает, к новым надо всего лишь прицепить «крокодильчики», Фира с Мусей в отсутствие хозяев вели себя на удивление прилично, не набезобразничали, всего-то написали пару луж, причем воспитанно напрудили, как и положено, в ванной. Ну не попали на бумажную пеленку, так ведь очень старались, почти добежали до своего «лотка».

Жизнь показалась мне прекрасной. Я хотела открыть холодильник, но услышала звонок в дверь. Поспешила в прихожую, увидела на экране домофона крепких мужчин в темно-синих комбинезонах и предусмотрительно поинтересовалась:

– Кто там?

– Романова здесь проживает? – прозвучало в ответ. – Служба доставки!

Я, чуть не завизжав, как Фира с Мусей, от радости, живо отперла замок. Макс невероятный выдумщик, он знает, что я не люблю оставаться дома одна, и приготовил мне сюрприз. Сейчас принесут торт, набор конфет, ванильную соломку, десять новых детективов Милады Смоляковой… ну, не знаю, что приготовил муж. Обожаю подарки!

– Е. Романова? – устало спросил парень.

– Она самая, – подтвердила я.

– Паспорт покажите, – потребовал курьер.

Я повиновалась приказу.

– Ев-мал-пия, – по слогам прочитал тот.

– Евлампия, – поправила я.

– В квитанции просто Е. Романова стоит, – вздохнул юноша, – ладно, совпадает. Распишитесь внизу, в графе напишите: «Получено в полном объеме, претензий не имею».

Я покорилась и спросила:

– Ну и что получено? Где оно?

– Ребята, тащи! – крикнул курьер.

От лифта послышалось сопение. В поле моего зрения появилась пара мужчин. Они несли нечто длинное и темное. Сначала мне показалось, что грузчики тащат ковер. Но через секунду я засомневалась: с какой стати Максу его покупать? Ой, к нему прикреплено два ботинка! Ба, да это манекен! Я попятилась в глубь прихожей.

– Хозяйка, где его ложить? – хриплым басом осведомился один из носильщиков.

– Если в спальню отпереть попросите, то мы обувь не снимаем, – сердито предупредил другой грузчик.

– Он вроде изображает мужчину? – глупо спросила я.

– Уж не бабу, – вздохнул юноша, который давал мне на подпись квитанцию. – Сергей, Леха, кладите посылку в холле.

– Не кричи, Кость, – хором сказали грузчики.

– Извините, – дрожащим голоском пролепетала я. – Мне не нужен манекен! Тут какая-то ошибка.

– Е. Романова? – уточнил Константин.

– Да, – кивнула я и тут же увидела перед своим носом квиток.

– Подпись ваша? – спросил Костя.

– Ага, – жалобно ответила я.

– Значит, принимайте, – велел Сергей. – Леха, заноси.

– Полная глупость, – возмутилась я.

– Это не к нам, – отдуваясь, сказал Алексей, – ругайте отправителя.

– Мы лишь привозим, – добавил Сергей, – правда, Кость?

Парень с квитанцией кивнул.

– Если не довольны, соединитесь с заказчиком.

Я встряхнулась и ринулась в атаку:

– Кто он?

Константин пожал плечами:

– Тайна отправления. Не имеем права сообщать.

– И не знаем его имени, – пояснил Сергей, – свяжитесь с офисом.

– Дайте телефон, – приказала я.

– Он указан на квитанции, – улыбнулся Алексей.

Я схватила бумажку и, крикнув:

– Стойте, никуда не уходите, – понеслась на кухню.

Дозвониться удалось с первой попытки.

– Компания «Ваш друг», оператор Елена, чем могу помочь? – спросил милый девичий голосок.

Я пустилась в объяснения.

– Мне сейчас доставили манекен для витрины, мужскую фигуру в натуральную величину, в ужасных ботинках, в мятом костюме.

– Простите, соединяю с отделом, – не дала завершить мне рассказ Елена.

Что-то щелкнуло, послышалось чуть хрипловатое меццо.

– Менеджер отдела качества Наталья. Чем могу помочь?

– Мне сейчас доставили манекен для витрин, мужскую фигуру в натуральную величину. Она в отвратительных ботинках, мятом костюме, – попугаем повторила я и вновь была прервана.

– Можете назвать номер квитанции?

– Тысяча сорок восемь дробь семь, – отчеканила я.

– О! Это не мой товар, – обрадовалась Наталья. – Соединяю с отделом одушевленных перевозок.

Я вздрогнула. Отдел одушевленных перевозок? Но долго думать о странном названии не пришлось.

– Администратор направления «Спасатель» Алина. Чем могу помочь?

 

– Девушка! – взвыла я и снова спела ту же песню про муляж мужика.

– Простите, произошла ошибка, – извинилась Алина, – вас соединили не с тем сотрудником. Я веду исключительно живодоставку, сейчас переключу.

– Отдел претензий, старшая по смене Наталья, чем могу помочь?

– Кукла! – заорала я. – В натуральную мужскую величину! Я ее не просила!

– Пожалуйста, не надо нервничать, любая проблема решаема, – наставительно произнесла собеседница.

Я перешла на визг:

– Я абсолютно спокойна! Прикажите своим грузчикам убрать аксессуар для магазина! Он здоровенный! Одежда грязная!

– По поводу качества…

– Нет! – завопила я. – Не смейте отфутболивать клиента в другую инстанцию. Меня уже соединяли с разными отделами.

– Как вы могли такое подумать! – решила пристыдить меня девушка. – Я хочу вам помочь, а не избавиться от вас. Давайте начнем с номера квитанции.

Через десять минут я выяснила невероятные детали. Фирма «Ваш друг» занимается доставкой любых грузов, нет на свете такой вещи, при виде которой приемщик скажет:

– Ну что вы! С таким мы не связываемся.

Все, от иголки до слона, привезут по указанному адресу. Насчет слона совсем не красочное сравнение, в компании есть «живодоставка». Ну, допустим, вы купили в Нью-Йорке пуделя, но сами не хотите тащить его через океан, вот и даете задание людям из объединения «Ваш друг». Спустя короткий срок собачка очутится в Москве, живая-здоровая-веселая. Перевозчик головой отвечает за товар, каким бы он ни был. Другое дело, что заказчику придется оплатить суточные, гостиницу и авиабилет Москва – Нью-Йорк – Москва для курьера, кучу таможенных сборов, консультации ветеринара и так далее, но это уже другой вопрос. «Ваш друг» исповедует принцип: исполним любой каприз за ваши деньги. Есть в фирме и совсем особый отдел, он занимается доставкой людей в состоянии, ну, как бы это помягче выразиться, неспособности владеть собственным телом. Вам встречались люди, которые, накушавшись почти до полного беспамятства водки или чего-то подобного, шатаясь из стороны в сторону, ползут по улицам? Это не бомжи, не алкоголики, просто мужчины, которые излишне расслабились при помощи горячительных напитков. Увы, судьба опьяневшего, как правило, печальна. Хорошо, если он просто лишится часов-бумажника-костюма-золотой цепочки и в конце концов доберется до дома живым. Но ведь он может столкнуться с преступником, которому нравится убивать, или элементарно замерзнуть на морозе, угодить под машину, свалиться с моста в реку.

Многие выпивохи знают об отсутствии у них тормозов при виде бутылки. Повторяю, они не алкоголики, ежедневно вливающие в себя литры водки, а просто весельчаки, которые не могут вовремя остановиться. Один мой знакомый, умный, интеллигентный Саша Капралов, придя на вечеринку, радостно потирает руки и принимается за коньяк. Рост у Саши под два метра, вес хорошо зашкалил за центнер, ну что ему будет после одного-другого дринка? Вот я понюхаю бокал с белым вином и строго говорю себе:

– Лампа! Все! У тебя уже кружится голова.

Я пьянею очень быстро, прежде всего лишаюсь слуха, затем все начинает двоиться, и я теряю ориентацию в пространстве. Что может случиться дальше, не знаю, я всегда успеваю вовремя отодвинуть бокал. А Капралов лихо опрокидывает десятую, двадцатую стопки и свеж, как июньский огурец. Если Оля, Сашина жена, начинает зудеть:

– Прекрати хлестать спиртное, сейчас тебе станет плохо, – муж злится, обзывает ее по-всякому, заявляет, что он абсолютно трезв, вливает в себя очередную порцию и… полностью выпадает из жизни. Мои рефлексы и двигательные способности дают сбой плавно, а Сашкины вырубаются сразу. Только что он весело выплясывал под музыку – и, бумс, сидит в углу, похожий на чучело: молчит, не шевелится, не реагирует на раздражители, не способен к передвижению на двух конечностях, впрочем, и на четырех. Бедная Ольга вынуждена тащить муженька домой на своем горбу. Самое интересное, что, проспавшись, Сашка ни за какие пряники не признается в собственной глупости.

– Я напился? – возмущается он, выслушивая справедливые упреки жены. – Вечно ты выдумываешь! Водка была паленой, коньяк подали левый, вино развели бормотухой.

У Саши, на его счастье, есть терпеливая, верная Оля, а что делать тому, кто пришел на тусовку один? Вот здесь на помощь и приходит «Ваш друг». Вы сами или кто-то из членов семьи оплачивает доставку подвыпившего кадра по нужному адресу. Главное, при первых признаках отключки последним всплеском уходящего сознания понять: дело плохо, нажать на брелок на поясе и ждать бригаду. Перевозчиков может вызвать официант, бармен, управляющий клубом, кто-то из приятелей, неважно. Главное, что администратор в фирме на пульте увидит: клиент кричит «SOS», и определит его местоположение, брелок является маячком, который пеленгует аппаратура.

Мне сейчас привезли не манекен, а Геннадия Петровича Мохова.

Едва Наталья это объяснила, как меня охватило глубочайшее негодование.

– Бред! Неужели человек может указать любой адрес, и вы его туда доставите?

– Конечно, нет, – проворковала оператор, – никто, простите за сленговое выражение, «от балды» заказ не оформляет. Как правило, дают координаты своей регистрации. Кстати, постоянных клиентов мы отлично знаем, Геннадий Петрович из последней категории, он регулярно доставляется домой.

– Живу здесь не первый день и ни разу не получала мистера пьяницу, – разозлилась я, – в вашем компьютере случился сбой!

– Геннадий Петрович не пользовался нашими услугами длительное время, но у него заключен и оплачен контракт, и сегодня он послал сигнал. Доставка, как всегда, Е. Романовой. Вы Е. Романова?

– Е. Романова, – ошарашенно подтвердила я.

– Ну и в чем проблема? – деловито осведомилась девушка.

– Маленькая деталь. Я не знакома с этим мужчиной, – разозлилась я.

Из трубки послышался протяжный вздох.

– Вы проживаете по адресу, указанному в квитанции?

– Да, – буркнула я.

– Вы Е. Романова?

Мне пришлось снова согласиться.

– Да.

– Живопосылка доставлена правильно! – радостно констатировала Наталья.

– Впервые вижу вашего Геннадия! – крикнула я.

– Вы его хорошо рассмотрели? – деловито осведомилась сотрудница фирмы.

– Не очень, – призналась я, – вот грязную обувь и испачканный костюм заметила сразу. Если честно, я приняла Мохова за манекен, он совсем не шевелится и не напоминает живого человека.

– Мертвых не привозим, – успокоила меня Наталья, – не имеем лицензии на доставку трупов, данную услугу оказывает другая структура. Посмотрите как следует на Мохова, умойте его, вероятно, тогда…

– Никогда, – решительно заявила я.

– Скажу вам по-человечески, – вкрадчиво промурлыкала Наталья, – Геннадий Петрович милый, он вам понравится!

– Ну уж нет! – завопила я. – Забирайте посылку!

– Невозможно! Она доставлена правильно, – уперлась собеседница.

– Возврат невозможен? – деловито осведомилась я. – Никто до сих пор не высказывал желания отказаться от «бандероли»?

– Случается, – неохотно признала Наталья, – но возврат не бесплатный. Вы оплачиваете доставку живопосылки на наш склад, там она лежит, пока не очухается.

– Отлично! – обрадовалась я. – Как это осуществить?

– Обратитесь к старшему доставщику Константину, – прочирикала заведующая отделом претензий, – он поможет оформить бумаги. Но я обязана предупредить: если вы отказываетесь от Мохова, более по вашему адресу его никогда не повезут. Мы попросим у Геннадия Петровича другие координаты.

Меня охватило ликование.

– Отлично! Это самое приятное известие за все время нашей беседы.

Глава 6

В холле никого не было. Пока я пыталась разобраться с фирмой «Ваш друг», бригада грузчиков и лично Геннадий Петрович покинули нашу квартиру. Я в удивлении оглядела пустую прихожую и поняла: Мохов пришел в себя, сообразил, что произошла накладка, и велел отвезти его в другой дом. Глупое происшествие разрулилось без моего участия, я обрадовалась благополучному завершению курьеза и решила-таки поесть.

Но не успела я направиться в сторону столовой, как в дверь снова позвонили. Геннадий Петрович вернулся! Я на цыпочках подкралась к домофону, нажала на кнопку и увидела Капу с большим чемоданом. Свекровь сообразила, что я ее разглядываю, и сделала «козу». Я живо отперла дверь.

– Привет! Жуть, как устала! – простонала Капа. – Тринадцать часов полета и смена дня и ночи кого угодно уконтрапупят. Свари кофе! Погоди! В Москве какое время суток?

– Вечер, – вздохнула я.

– Тогда чай, – распорядилась Капа и пошла в туалет, отбиваясь от щенков, которые пытались облизать ей ноги.

– Ты же улетела отдыхать в Майами, – выпалила я, когда Капитолина очутилась в кухне-столовой.

Свекровь села на диванчик и вытянула ноги.

– Фуу! Майами! Сделай ужин! Слушай меня, не перебивай!

Я повернулась к шкафчикам. Не стану рассказывать вам о матери мужа [Биография Капитолины описана в книге Дарьи Донцовой «Королева без башни», издательство «Эксмо».], сообщу лишь, что она весьма энергичная бизнесвумен, владелица большой успешной фирмы, имеет сеть магазинов как в Америке, так и в России. Капа не знает другой формы глаголов, кроме повелительной, спорить с ней я не берусь. Слава богу, она купила квартиру в Москве и не часто навещает нас с Максом, мы ее не интересуем, и это прекрасно. Сейчас свекровь очутилась у меня лишь по одной причине, которую она незамедлительно озвучила:

– Ехала из аэропорта и захотела в туалет, – зычно произнесла Капитолина, – а заодно и пить, есть, спать. До дома не доживу! Умираю! Сволочи!

– Кто? – опрометчиво поинтересовалась я.

Свекровь завела бесконечный рассказ.

Капа, несмотря на честно заработанное состояние, рачительно считает каждый цент. Можете мне не верить, но она ходит в супермаркет с калькулятором, никогда не гнушается проверить чек на кассе, обожает всякие акции вроде «наш йогурт за ту же цену стал на пять миллилитров больше» и никогда не купит творожный сырок за десять рублей, если сможет отыскать на полке аналогичный за девять и девяносто девять копеек.

Как я уже упоминала, отдыхать Капа предпочитает в Майами, она нашла недорогую гостиницу и несколько лет благополучно останавливалась там. Но пару месяцев назад один ее приятель воскликнул:

– Какая глупость отдавать зря деньги! Я давно купил небольшой дом в Майами. Это очень выгодно! Весь год ты его сдаешь, а во время отпуска сама проводишь там время!

Экономной Капитолине идея пришлась по вкусу, и она начала подыскивать коттедж. Агентство по недвижимости старательно демонстрировало ей дома, но Капе постоянно не нравилась цена, а если она ее устраивала, то это оказывался сарай с одним сортиром типа «дощатая будка» во дворе.

Когда ее планы не реализуются, свекровь превращается в помесь фурии с катком-асфальтоукладчиком. Думаю, несчастные риелторы сто раз пожалели о договоре, заключенном с чрезмерно настырной дамой. Капитолина часто повторяет:

– Скандальным клиентам лучший кусок достанется, люди всегда расстараются, чтобы гаденыш получил свое и побыстрее слинял. Будешь вежливо улыбаться и мило беседовать, ради тебя и пальцем не шевельнут. Начнешь стучать кулаком, пригрозишь судом, живо завертятся.

Я не разделяю мнение бизнесвумен, но надо признать: эта методика сработала. В агентстве устали выслушивать монологи капризной тетки и нашли ей отличный особняк по цене сарая.

Сделка осуществилась при помощи Интернета. Фото дома и сада очень понравились Капе, больше всего ее обрадовало, что теперь она станет обладательницей небольшого пляжа. Участок, на котором построен коттедж, спускается к океану. Предвкушая замечательный отдых, свекровь несколько дней назад улетела в США.

Дом ее не разочаровал, садик оказался прекрасен. Ранним утром Капа, выпив кофе, взяла полотенце, айпад и двинулась на свой бережок. Свекровь намеревалась устроиться в лежаке, посмотреть кино, позагорать, понежиться в теплой воде. Она расположилась в кресле, включила экран и услышала тихое шуршание в кустах.

Мать Макса не держит животных, но к собакам и кошкам относится толерантно. Питомца она не заводит, потому что приходит домой исключительно для того, чтобы переночевать, и часто мотается по земному шару. Кошкам-собакам Капа улыбается, гладит их, но порой говорит:

– Не надо забывать, что у четвероногих нет души, они не способны на чувства, ими руководят инстинкты.

Любой собаколюб и кошковед, услышав сию фразу, моментально станет возражать, но я не вступаю с Капитолиной в словесные баталии. Главное, она не способна обидеть живое существо, остальное неважно.

Шум в кустах усилился. Капа повернула голову, увидела, что ветви колышутся, и лениво сказала:

– Кис-кис, иди сюда!

Шорох превратился в шлепки, ветки раздвинулись, и на пляж медленно вышел… крокодил. В зубах чудовище держало нечто темно-коричневое, смахивающее на модную в советские годы шапку-ушанку из ондатры.

 

Я при этих словах выронила чайную ложку.

– Аллигатор? В Майами? Как он туда попал?

Капитолина стукнула кулаком по столу.

– Вот! Именно этот вопрос я и задала идиоту риелтору! Я многократно посещала побережье и ни разу не столкнулась с кайманом! Выяснилась чудовищная деталь! Оказывается, в Майами полно крокодайлов, и, поверь, по характеру они совсем не друзья Чебурашки!

– Что они делают в Америке? – изумилась я.

– Живут, – веско заявила свекровь, – около гостиниц их разогнали, а местные жители отлично осведомлены о районах, где гнездятся твари, и никогда не купят там дом. Поэтому мне особняк отдали за смешные деньги. Вокруг него стойбище аллигаторов.

Я поморщилась:

– Неприятно.

– Соседи сказали, что кайманы далеко от берега не отходят, в дом не лезут. Но я все равно решила продать коттедж.

– И правильно, – одобрила я.

Из сумки Капы послышалось шуршание, я опешила, но взяла себя в руки. Крокодил никак не мог заползти в багаж и беспрепятственно миновать таможни двух стран.

– Проснулся! – весело воскликнула свекровь и вытащила из ручной клади плюшевого мишку, одетого в ярко-синий велюровый костюм. – Можешь его покормить?

Игрушка завертела головой.

– Он живой! – пробормотала я.

– Лампа, зачем мне дохлая собачка? – хмыкнула свекровь.

– Ты привезла из Америки шпица? Купила себе щенка?

– Ветеринар сказал, что Микки помесь кого-то с кем-то, я забыла, – легкомысленно заявила свекровь. – Йорка и болонки? Нет. Пуделя с ротвейлером? Аргентинского белого дога и фила бразильдеро?

По моей спине побежали мурашки – надеюсь, последнее предположение в корне ошибочно. Это самые большие и суровые собаки мира.

– А, неважно, – отмахнулась Капитолина, – я его отбила и не смогла оставить в приюте. Уже привезла в «Дом собаки», но сама не понимаю, почему развернулась и улетела с ним в Москву. Микки милый, характер у него приятный.

– Отбила? – повторила я. – Ты дралась?

Капитолина вскинула голову.

– Это было не настоящее сражение, он сразу сдался и удрал, рыдая. Я не любитель длительных переговоров с негодяями. Сказала один раз: «Немедленно оставь собаку в покое, мерзавец». А он только гадко захохотал и скорчил морду. Ну пришлось дать ему по башке лежаком. Хренак! Жаль, что лежак развалился! Зато крокодил умёлся! Надеюсь, у него разыгралась мигрень!

Я едва не выронила заварочный чайник.

– Ты отняла щенка у аллигатора? Не побоялась подраться с кровожадной рептилией?

Капитолина закинула ногу на ногу.

– Лампа! Женщина, которая сама поднимала бизнес, не считает аллигатора серьезным врагом, она видела более кровожадных. Подумаешь, кайман! Бамс ему по башке! Не жри, гадина, собачку! Правда, Микки милый? Он очень хорошо себя ведет! Похоже, у парня отличный нрав! Будем жить с ним вместе!

– Нельзя оставлять животное надолго одного в квартире, ты постоянно на работе, – я рискнула высказать свое мнение, на всякий случай отходя к окну. Как знать, может, метод «лежаком по макушке» Капитолина применяет и к людям. Правда, в столовой стоят исключительно стулья-кресла, но какая разница, какой предмет опустят мне на голову? Последствия все равно не радуют.

– Найму ему няню! – зевнула свекровь. – Я очень устала, постели мне в гостевой. Ты не против, если я у вас переночую?

– Конечно, нет, буду рада, – лихо соврала я, – могу предложить Микки корм для щенков. Что он ест?

– Понятия не имею, – пожала плечами свекровь, – не спрашивала. Наверное, все слопает! Он не капризный. В бизнес-салоне самолета сожрал курицу с овощами, выпил шампанского.

Я вытряхнула на блюдечко «Нежные кусочки в ароматном желе» и направилась в свободную спальню, решив потом объяснить Капе, что собак не угощают «Спуманте», даже если они летят через океан первым классом.

– Макс скоро придет? – крикнула мне вслед Капа.

– Он сегодня ночует в стоматологической клинике, – ответила я, – имплант ставит.

В свободной комнате странно пахло то ли одеколоном, то ли слишком резкими, неприятными духами. Я удивилась, этой спальней пользуются не так уж часто. Может, назойливый аромат принесло с улицы? Надо закрыть форточку. Я щелкнула выключателем и чуть не заорала.

На просторной двуспальной кровати, раскинувшись на манер морской звезды, спал абсолютно голый мужчина. В первую секунду мне захотелось помчаться к Капе с воплем «мама». Свекровь влегкую справилась с аллигатором, отняла у него «обед», что ей обнаженный мужик не очень спортивного вида! В спальне много мебели, которую Капитолина может расколошматить о голову невесть откуда появившегося гостя.

Но во вторую секунду я умудрилась правильно оценить ситуацию. Макс не ночует дома, а Капа должна сейчас греть косточки в Майами. Она неожиданно вернулась из США, никого не предупредив о своем прибытии. И что подумает свекровь, когда увидит в гостевой спальне у невестки неизвестного обнаженного мужика? У вас есть варианты?

От ужаса я выскочила в коридор и попыталась хоть как-то успокоиться.

– Лампа, я пойду в ванную! – крикнула Капа.

– Конечно, – заорала я, – не торопись, расслабься, полежи в пене часок, другой, третий!

Из коридора послышались шаги свекрови, она сказала:

– Тут занавески висят! Лампа, сюда!

Я очнулась и поторопилась на зов.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru