Когда гаснет фонарик

Дарья Донцова
Когда гаснет фонарик

Посвящается моим внукам Никите, Тамаре и Александру Васильевым


Глава 1
Таинственные незнакомцы

«Крапива не вредная, она просто крапива».

Мопсиха Марсия, лучший стилист Прекрасной Долины, лежала в постели и читала журнал, но вдруг отвлеклась от рассказа про конкурс красоты и прислушалась. Ей показалось или кто-то беседует в саду?

– Меня больно ужалило, – произнес тоненький голосок. – Зачем только крапива растет!

– Сейчас пройдет, – ответил бас. – Все растения нужны, они полезные.

– Какая радость от крапивы? – захныкал дискант.

Марсия вскочила, подошла к окну и выглянула в сад.

– Кто здесь?

Ответом была тишина.

– Кто здесь? – повторила Марсия. – Если не назоветесь, позову дога Берримора. Он большой, сильный, лапы у него как лопаты.

Раздалось тихое шуршание, и в свете луны появились две фигуры. Одна покрупнее, вторая тощенькая.

– Добрый вечер, – сказали они хором.

– Скорее уж, спокойной ночи, – вздохнула Марсия. – Что вы делаете в нашем саду?

– Вроде у забора стоит сарайчик, – ответил незнакомец, – надеялись там на ночлег устроиться.

– Только не подумайте, что хотели замок сломать, – прибавила худышка, – мы так никогда не поступаем.

– Дверь не заперта, – засмеялась Марсия, – но спать в постройке неудобно, кроватей нет. У нас оборудован домик для гостей, он как раз пустой. Подождите, ключ возьму.

Марсия всунула лапы в уютные тапки, вышла в коридор и тихо приблизилась к шкафу, где хранились разные нужные вещи. Когда она оказалась возле спальни мамы, дверь открылась, и показалась одетая в пижамку Муля.

– Дорогая, куда это ты отправилась на ночь глядя? – спросила она.

– Во дворе гости, – пояснила Марсия.

– Мусечка… – начала Муля.

Лучший стилист Прекрасной Долины улыбнулась. Ее зовут Марсия, но в детстве щенят обычно окликают очень ласково. К ним редко обращаются, как к взрослым. Марсию именовали – Муся, Мусенька. Порой и сейчас так говорят. Марсия всегда этому радуется, хотя уже давно выросла.

– Мусечка, – продолжила мама, – кто к нам пришел?

Мопсиха, которая уже успела открыть шкафчик, где хранятся ключи, обернулась.



– Собаки.

– Ты их знаешь? – спросила Муля.

– Нет, – после небольшой паузы ответила дочь, – они путники, им нужен ночлег.

Муля кивнула.

– Конечно. Всегда надо помогать тем, кто в пути. Наверное, незнакомцы хотят есть.

– Об этом я не подумала, – призналась Марсия.

Мама вышла в коридор.

– Пойдем во двор, позовем гостей поужинать. Нехорошо устраивать путников на ночлег, не предложив им перекусить.

С этими словами Муля вступила в прихожую, взяла с полки шляпку, надела ее и поинтересовалась:

– Ровно сидит?

– Прекрасно, – заверила Марсия и захихикала. – Мамочка, но зачем ты надела головной убор?

– Он тебе не нравится? – удивилась Муля. – Лично я от него в восторге!

– Разве может не понравиться то, что собственными лапами сделала Зефирка? – вздохнула дочь. – Но, мамуля, капор украшен стразами, лентами, вышивкой, искусственными цветами, вся эта роскошь плохо сочетается с твоим домашним костюмом и белыми носочками.

Муля, которая уже успела сменить домашние туфельки на короткие садовые сапожки, заморгала, а лучший стилист Прекрасной Долины, оседлав любимого конька, понеслась вперед.

– Пижама – одеяние для дома и сна. Твой ночной наряд прекрасен, мне нравится материал с принтом в виде кошек. Но капор – только для улицы, его должны сопровождать пальто или плащ, а вот куртка – уже нет.

– Почему? – изумилась Муля.

– Подобный головной убор носят с классическими вещами, – уверенно произнесла Марсия.

– Почему? – снова поинтересовалась мама.

– Так принято, – отрезала дочь.

– Не знаю, кто и куда принял капор, – вздохнула мама, – но моя бабушка Люка, которая сейчас в мире людей, всегда говорит: «Приличная мопсиха никогда не появляется на улице без шляпки. Даже если ночью в Прекрасной Долине случится землетрясение, хорошо воспитанная мопсиха выскочит из окна своей спальни в шляпке и непременно в белых носочках на задних лапах. В случае чрезвычайной ситуации дозволительно выбежать в одних трусиках. Но! В капоре и носочках!»

Муля завязала под подбородком широкие ленты и двинулась к выходу.


Глава 2
Фанди и Сима

– Доброе утро, – сказал коренастый щенок мопса, одетый в спортивный костюм.

– Доброе утро, – эхом повторила худенькая мопсишка в зеленом платье.

– Хорошего всем вечера, – заулыбалась Муля. – Вы, похоже, устали!

– Да, – закивала мопсишка, – очень. Фанди так быстро ходит, я за ним еле-еле успевала.

– Может, чаю попьете? – быстро предложила Марсия.

– Да! – обрадовалась мопсишка. – С удовольствием! Я очень голодная. Мы бежали целый день!

– Сима, – одернул ее спутник, – если тебе вежливо предлагают ночлег, не следует еще намекать и на угощение.

– Так кушать хочется, – жалобно протянула Сима, – прямо очень. Животик к спине прилип!

Послышался стук, одно из окон Мопсхауса открылось, из него выглянула черная мопсиха Зефирка и тут же поинтересовалась:

– Мы сейчас сядем во второй раз поужинать?

Вмиг распахнулась еще одна рама, оттуда головой вниз вывалилась в кусты Мафи, быстро вскочила, встряхнулась и заплясала на месте.

– У нас ночной пикник? А какие сосисочки жарить станем? Толстые или тонкие?

Со второго этажа донесся плач маленького Демочки.

– Что происходит? – осведомился мопс Черчиль, выходя на балкон. – Почему не спите?

– Муля решила организовать барбекю при луне! – запрыгала Мафи.

– Барбекю при луне?! – ахнула Зефирка. – Уже бегу к вам!

Черчиль кашлянул.

– Муля, дорогая, твоя идея замечательна. Но, на мой взгляд, лучше осуществить ее днем.

– Барбекю при луне, – распевала на все лады Мафи, – и к нам гости пришли!

– Ох! – занервничала Зефирка, которая уже выбежала на крыльцо. – Кто-то приехал? А я-то! Прямо росомаха! В домашнем халатике! Мама-то шляпку надела и про носочки белые на лапках, наверное, не забыла!

– Ой, перестань, – прервала лучшую портниху Марсия, – твой пеньюар изумителен! Вот Мафи следует привести себя в приличный вид.

– Что тебе не нравится? – удивилась Мафи. – Я в плюшевом костюмчике, мне его Зефирушка сшила.

– Хи-хи-хи, – донеслось из прихожей, и все увидели мопсишку Жози. – Мафи, на тебе курточка. А где брючки?

– На задних лапах, – удивилась вопросу сестра. – Где ж им еще быть?

Жози быстро добежала до кустов, в которые угодила Мафи, когда выпрыгнула из окна, вытащила из веток штанишки и воскликнула:

– Вот они! На тебе только трусики!

– Ой, шаровары потеряла! – ахнула Мафи и живо удрала в дом.

– Добрый вечер, – произнес Черчиль, выходя в сад. – Рад видеть гостей. Что привело вас к нам в столь поздний час?

– Им спать негде, – ответила Марсия, – собирались лечь в нашем сарайчике.

Глаза самого умного мопса стали еще больше.

– Там неуютно, лучше в доме для гостей.

– А покушать дадут? – робко осведомилась Сима.

Фанди закатил глаза, он явно хотел что-то сказать, но его опередила Муля:

– Конечно, дорогая! Пошли скорей в столовую. Я сварю какао, к нему есть кексы, пекла их к ужину.

– Как здорово! – обрадовалась Сима. – У вас, наверное, так же вкусно, как у Мули из Мопсхауса.

Жози расхохоталась.

– Ой, не могу! Мама Муля перед тобой!

Сима растерянно огляделась по сторонам.

– Где?

Куки захихикала, а Муля улыбнулась.

– Здесь. Это я.

Жози показала лапкой на стену дома.

– Видишь табличку?

Сима закивала.

– Читай, что написано, – велела Жози.

– М… о… мо… п… с… пс… х… а… – завела собачка.



– Эй, ты в школе не училась? – поразилась Куки.

– Я еще маленькая, – пробормотала гостья.

– Мопсхаус, – громко произнесла Марсия. – Наш дом так называется.

– Мы в деревне у Синей горы? – удивился Фанди.

– Ой, не могу! – простонала Жози. – Умираю со смеху! За всю жизнь таких путешественников не видела. Вы куда спешите?

– В деревню у Синей горы, – ответил Фанди.

– Значит, сели на автобус, – начала Жози, – купили билет, а теперь изумляетесь, что очутились там, где надо? На такое даже Мафи не способна.

– Мы шли пешком, – пояснил Фанди, – по компасу на карте. Но он, похоже, сломался, недавно показал, что мы в селе Красной смородины.

– Оно на другом конце Прекрасной Долины, – заметил Черчиль, – на севере. А вы на юге, там, где река Апельсинка делается особо широкой и глубокой.

Сима села на траву и тихо заплакала.

– Мы заблудились! Никогда не найдем самого умного мопса Черчиля! Не поможем маме.

Куки опустилась около гостьи и начала гладить ее по голове.

– Все хорошо. Черчиль живет с нами, он муж Фени. А вот и она!

Из дома вышла высокая худая мопсиха.

Сима подняла мордочку и пролепетала сквозь слезы:

– Здравствуйте, уважаемая Феня, хранительница библиотеки, летописица и автор книг про Прекрасную Долину. В мире людей я вместе со своей сестрой Проней храню семью Масловых: Надежду, Максима и их сыновей Сережу, Диму и Гошу. Все они читают ваши книги, которые выходят у человеков под именем Дарьи Донцовой. Я вас очень уважаю. Но помочь нам способен только Черчиль! Где его найти?

 

– Мафуня, – хихикнула Куки, – Сима, похоже, твоя родня, она тоже лишь с десятого раза все понимает!

– Не, я уже с пятого, – вздохнула Мафи, которая только что выбежала в сад в платье. – Четыре раза скажут – не соображаю, о чем речь. А потом в голове – щелк! И ясно становится. Раньше, правда, только на десятый раз в мозгу лампочка включалась. Но теперь она уже с пятого работает.

Самый умный мопс протянул Симе лапу.

– Вставайте, друг мой. Я Черчиль. Если могу помочь, сделаю это с радостью. Давайте войдем в дом, нас ждут какао и кексы.

– Отличная новость, – облизнулась Зефирка и поспешила в столовую.

Глава 3
Великая битва

– Меня зовут Сима, – начала мопсишка, когда Муля поставила перед ней чашку с горячим какао. – Я уже говорила, что со своей младшей сестрой Проней храню семью Масловых. Но после сообщения от Фанди мне пришлось спешно, в аварийном порядке, возвращаться в Прекрасную Долину. Все случилось мгновенно. Проня мне сегодня сообщила: Масловы плачут из-за того, что думают, будто Сима умерла, рыдают, не могут остановиться! Я поступила ужасно: бросила Проню одну. Но в Прекрасной Долине моей маме плохо! Я люблю Элоизу и люблю Надю, они обе – мои мамы. Одна собачья, другая человечья. Я сейчас в ужасном положении!

По мордочке Симы потекли слезы. Зефирка, которая сидела рядом с гостьей, обняла ее.

– Съешь скорей кексик и еще печеньем угостись, с курагой. И запей все это какао.

– Мне станет легче? – пролепетала Сима.

– От вкусного всегда веселей, – кивнула Зефирка.

– Фанди, объясни нам, что случилось, – попросила мопсиха Капитолина, недавно вошедшая в столовую. – Почему Симу спешно вернули из мира людей? Так поступают лишь в крайнем случае.

Мопс вытер мордочку салфеткой.

– Я храню семью Алины и Саши, к ним часто приезжает внучка, маленькая Майя, я ее очень люблю. У меня, кроме сестры Симы, которая сейчас здесь, есть брат Тоффи, он чихуахуа.

– Мопс и чхуня могут стать лучшими друзьями, но они точно не родственники, – возразила Жози.

– Почему? – удивился Фанди. – Элоиза вышла замуж за Марка, он чихуахуа. Тоффи удался в папу, а мы с Симой – в маму. Я долго хранил Алину и Сашу, потом устал до предела, вернулся в Прекрасную Долину. Приехал домой, превратился, как водится, в щенка, весело проводил время, и вдруг Элоиза заболела. Вы все знаете, что дети шаловливы, безобразничают, их порой надо строго наказывать, но когда мамуля ударила меня табуреткой…

– Что?! – подпрыгнула Капитолина.

– Тебя побили мебелью? – оторопела Мафи. – Неприятно, однако… И больно в придачу.

Фанди потер бок.

– Верно. Сначала я даже не понял, что Элоиза специально это сделала. Подумал, она ненароком уронила табуретку, задела ее, та и упала, а рядом я стоял. Представить себе не мог, что мама способна так поступить. Но она потом табуретку подняла, замахнулась… И я убежал.

Мафи схватилась лапками за мордочку.

– Ужас!

Фанди кивнул.

– Элоиза вообще странно себя вела. В последнее время она в доме не убирала, еду не готовила. Я две недели ел отварные свеклотыквы. Они вкусные, но надоели. А потом в холодильнике пусто стало. Я у мамы спросил:

– Обед когда будет?

А Элоиза давай кричать:

– Надоел ты мне! Иди в огород, нарви сам травы и съешь.

Я решил, мама шутит, засмеялся, а она за табуретку схватилась и стукнула меня. Когда я понял, что Элоиза во второй раз меня поколотить хочет, испугался, убежал к соседям, они позвали доктора бурундука Пашу. И он сказал, что мама очень сильно больна, но у него нет лекарства от этой напасти. Исцелить Элоизу способна только кошка Дина, но бурундук понятия не имеет, где она живет. Ее адрес есть лишь у самого умного мопса Черчиля. Дело очень серьезное. Мне следует спешить в деревню у Синей горы, потому что возможна старая эпидемия, беличья. Я не понял, о какой болезни идет речь, не разбираюсь в них. Но доктор показался мне очень встревоженным. Прямо очень-очень.

– У тебя дома нет телефона? – изумилась Мафи. – Нам можно позвонить.

Фанди глянул на Черчиля.

– Конечно, в любом доме он есть, – ответил вместо гостя самый умный мопс. – Но, похоже, дело серьезное. Доктор бурундук Паша испугался, вдруг беседу кто-то подслушает, и не разрешил Фанди воспользоваться трубкой. Так?

– Верно, – кивнул тот. – А еще бурундук велел не садиться в автобус и вызвать из мира людей кого-то из семьи на помощь. И я попал в сложное положение. Следовало позвать Тоффи, но после моего возвращения в Прекрасную Долину брат остался у Алины, Саши и Майи один. Если он помчится ко мне, наши человеческие папа и мама в депрессию впадут. А у Надежды с Максимом – Сима и Проня. Они обе только в мир людей перебрались, совсем пока там маленькие. Но делать-то нечего!

– Так… – задумался Черчиль. – Так…

Мафи подняла лапу.

– В моем уме созрел вопрос. Когда мы, устав от работы в мире людей, возвращаемся домой, то всегда превращаемся в неразумных щенят, учимся в школе, потом узнаем правду о мире людей, пьем особый чай, который готовит доктор бурундук Паша, все вспоминаем, начинаем беспокоиться о своих людях и спустя несколько лет вновь отправляемся к человекам. Но Фанди! Ему по виду сейчас год, а он рассуждает и ведет себя почти как Черчиль. Как такое возможно?

Гость опустил голову.

– Доктор бурундук Паша запретил кому-либо сообщать правду, но вам он велел рассказать все, как было. Когда приехал бурундук, я плакал у соседей, потому что пуделиха Эстер не разрешила ребенку играть с ножом. В общем, вел себя как обычный малыш. Доктор сделал укол, я сразу заснул, а когда очнулся, то хорошо знал: меня зовут Фанди, я берегу семью…

– Стойте, стойте! – зачастила Мафи. – Если он все вмиг вспомнил, то…

– Не «он», а Фанди, лучше называть собаку по имени, а не употреблять личное местоимение, – прервала младшую сестру Феня.

Но Мафи не обратила внимания на замечание, она тараторила дальше:

– Значит, если меня уколоть, я тоже все вспомню, и в школу ходить не надо?! Фанди, где взять такое лекарство? Где? У меня опять по математике тройка получается.

– Вообще-то двойка, – не упустила случая наябедничать Куки.

– Черчиль! Я хочу этот укол! – взмолилась Мафи.

– И я! – хором закричали Жози и Куки.

Самый умный мопс постучал лапой по столу.

– Данная инъекция делается лишь в исключительных случаях. И лекарство действует недолго. Через некоторое время Фанди опять станет малышом.

– У меня и сейчас дыры в образовании, – пожаловался гость. – Забыл, как пользоваться компасом.

– Кошка Дина, – произнес Черчиль, – она не простая киса, с характером. Хранительница Двери мгновенного перемещения. Минуточку!



Черчиль посмотрел на Феню.

– Дорогая, я сейчас вернусь.

– Нет, нет, я сама сбегаю, – остановила его жена и выскочила за дверь.

– Куда она? – спросила Куки.

– Как вам какао? – быстро перевела разговор на другую тему Капитолина.

– Очень вкусно, – облизнулась Сима, – жаль, чашечка маленькая.

– Замолчи, – буркнул Фанди, – ты совсем себя вести не умеешь!

– Не ругай сестру, – попросила Марсия, – она маленькая.

В столовую с трубкой в руке вернулась Феня.

– Никогда не видела у нас такой телефон! – поразилась Жози. – Ярко-красный!

– Спасибо, милая, – улыбнулся Черчиль, взял у Фенечки то, что она принесла, быстро набрал номер и заговорил:

– Здравствуйте, доктор. К нам пришли Фанди и Сима. Я говорю с вами по тревожной связи. Наш разговор подслушать нельзя. Так, так, так… Ясно.

Когда самый умный мопс вернул трубку Фене, все впились в него взглядами.

– Дело очень плохо, – произнес Черчиль и посмотрел на Мулю. – Думаю, надо проверить запасы в подземном убежище!

– Дорогой, что происходит? – занервничала Феня.

Муж положил лапы на стол.

– Тысяча сто десятый год от создания Прекрасной Долины. Август. Великая битва.

Феня охнула, потом быстро зажала лапкой рот.

– О, нет! – воскликнула Муля. – Только не это!

– Эй, ты знаешь, кто и почему тогда воевал? – шепнула Жози на ухо Куки.

– Не-а, – еле слышно ответила та. – Хоть я тебя и на класс старше, но мы еще самую древнюю историю не проходили.

Мафи тем временем дернула за лапу Зефирку.

– Расскажи про ту драку!

– У меня в дневнике – одни тройки стояли, – призналась мопсиха, – а в истории я вообще не разбираюсь. Зато отлично шью вещи.

Мафи повернулась к Марсии.

– Меня не спрашивай, – замахала лапами та. – Я вообще ничего про те времена не помню.

Черчиль встал.

– Сейчас все ложатся спать. А завтра утром начнем действовать.


Рейтинг@Mail.ru