Чудесный камень Маюрми

Дарья Донцова
Чудесный камень Маюрми

Глава 4. Легенда о камне

Во дворе у мопсихи Симы, под большой яблоней, стоял круглый деревянный стол и много стульев. Когда все расселись, Лаки быстро рассказал, что случилось с Капитолиной.

– Угощайтесь клубникой и печеньем, – ласково предложила хозяйка, указывая на полные блюда, – а я вам расскажу про камень Маюрми. Давным-давно в Стране Добрых Мыслей стоял маленький домик, в нем жила королева Маргарита. Она обладала способностью выращивать драгоценные камни.

– Камни же не цветы, – перебила Жози, – они просто на дороге валяются!

– Так да не так, – улыбнулась Сима. – Если речь идет о булыжниках, то ты права. Но алмазы, рубины надо добывать в копях, это очень тяжелый труд. Маргарита же сажала в горшок семечко, и из него вырастал цветок. Когда он осыпался, оставалась серединка – камень Маюрми. Королева вела скромный образ жизни, она не носила роскошную одежду, не построила для себя дворец. Маргарита сама вскапывала огород, готовила себе простую еду, у нее не было пышных платьев, роскошных украшений. Самое дорогое, что имелось у королевы, – огромная библиотека. Если у кого-то в Прекрасной Долине случалась беда, Маргарита всегда узнавала о несчастье, молча приходила в дом и давала хозяевам драгоценный камень, который назывался Маюрми. Он имел глубокий синий цвет, яркое свечение и был теплым на ощупь. Продать Маюрми невозможно, он считывал мысли своего владельца и, если понимал, что его хотят отдать кому-то за приличную сумму, просто исчезал. Но когда Маюрми видел, что собака, кошка, белка – любой обитатель Прекрасной Долины, в чьи лапы он попал, – не отчаивается от упавших на него бед, не плачет, не обвиняет в том, что с ним произошло, всех вокруг, не пытается сбыть камень за деньги, то он начинал помогать своему хозяину. У того вдруг появлялась хорошая работа. В дом просились переночевать усталые путники, а утром выяснялось, что они прекрасные врачи, которые могут вылечить больного члена семьи. Маюрми брал под защиту всю родню своего владельца и бескорыстно для него работал. Существовало лишь одно условие: тому, кто обладал камнем, не следовало иметь в голове по-настоящему плохих мыслей.


Сима сделала паузу.

– Понятно?

– Ну, хочется кое-что уточнить, – подала голос Капитолина. – Если у меня сгорел дом, я рыдаю, прошу всех построить новый, Маргарита дарит Маюрми, а камень даст денег на постройку нового здания?

– Это невозможно, – возразила Сима, – у кристалла нет золотых монеток, и он не помогает тем, кто ноет, плачет, перекладывает свои проблемы на чужие плечи. Как поступит Маюрми? Устроит тебе встречу с кем-то, кто предложит работу и заплатит столько, что хватит на новый дом. Но придется трудиться самой. И быть благодарной тому, кто нанял тебя на службу. А еще потом, когда справишь новоселье, следует помогать тем, кто тоже попал в беду.

– У меня голова от думания закружилась, – пожаловалась Мафи. – Тетя Сима, объясните на примере из жизни, пожалуйста. Феня говорит, что у меня плохо развит теоретический ум.

Лаки поднял лапу.

– Можно я? Мафуня, представь: ты получила двойку по математике.

– А ей не надо представлять, – захихикала Жози, – достаточно в свой дневник посмотреть.

– Я давно исправила отметку! – возразила Мафи. – Теперь получаю четверки.

– И тройки, – добавила Жози, – за решение примеров.

Мафи опустила голову.

– Верно! Но я научусь правильно складывать цифры. Я постараюсь.

– Если бы Мафи и Жози имели каждая по камню Маюрми, – прервал диалог мопсих Лаки, – то от Жози он бы уже ушел. А с Мафуней остался.

– Это почему?! – рассердилась самая маленькая мопсиха.

– Ты сейчас плохо говорила о сестре, – объяснил Лаки, – вслух посмеялась над ней.

– И что? – заморгала Жози. – Да, подумала, что Мафи совершенно справедливо ставят двойки. Она глупая. Смешно, когда собака не умеет сложить столбиком десять и пятнадцать!

– Ничего веселого здесь нет, – вздохнул Лаки. – Вместо того чтобы ехидничать, следует спросить: «Мафи, могу ли я тебе помочь освоить арифметику?»

Жози заерзала на стуле.

– Вот здорово! И чем я Мафи помогу? Свой ум ей отдам?

– У тебя у самой его немного, – уколола сестру Куки. – Кто сказал на уроке географии мира людей, что Москва – столица Индии?

Сима вздохнула.

– Куки, и от тебя Маюрми тоже убежит. Не надо рассказывать всем вокруг об ошибке Жози. И уж совсем плохо над ней смеяться.

Мафи почесала лапой ухо.

– Получается, что владельцу камня приходится невероятно тяжело. Он должен думать над каждым словом, которое произносит!

– Нет, Мафуня, – возразила Сима, – все еще сложнее. Ему следует следить за мыслями. Нельзя, чтобы те были гадкими. Кстати, если думать обо всех хорошо, то и с языка слетят лишь ласковые слова. А когда в мозгу кипит плохое, тогда придется здорово постараться, чтобы не выплеснуть из себя мерзость, лицемерно произнести прекрасные, но лживые фразы.

– Значит, у Капы в голове только дурное, – подвела итог Жози, – поэтому Маюрми удрал от нее.

Капитолина тихо заплакала.

– Честное слово, нет! Я держала его в лапке, размышляла, как лучше медальон сделать, и раз! Что-то черное пролетело! Схватило!

– О-о-о, – протянула Сима, – это птица по имени Глаза Завидущие, попросту – Зависть! Она всегда хочет то, чем владеют другие. У нее удивительное оперение, оно меняет цвет в зависимости от того места, где прячется Глаза Завидущие. На дереве перья станут зелеными, на камне – серыми, а в шкафу, среди одежды – разноцветными.

– Что ей в гардеробе-то делать? – поразилась Капитолина.

Сима склонила голову.

– Ты купила себе красивую, но обычную юбку. У птицы Зависти подобных миллион, но она ненасытна, прилетит к Капитолине, пролезет в шкаф – и давай мучиться: «Ах, у меня такой нет!» Потом обозлится, украдет твою одежду, унесет к себе. Если же не сумеет так поступить, то испортит чужую обновку, исклюет ее в лохмотья.

Жози стукнула лапой по столу.

– Вот противная!

– Нет, – снова возразил Лаки, – она несчастная. Ей постоянно чего-то хочется чужого, свое не нужно. Глаза Завидущие всегда несчастлива.

– Почему? – не сообразила Мафи.

– Потому что мы счастливы, когда радуемся тому, что у нас есть, и не хотим того, чего у нас нет, – тихо пояснила Сима.

– Но что же мне делать? – заплакала Капитолина. – Как вернуть Маюрми?!


Глава 5. Птица Глаза Завидущие

– Надо найти птицу Зависти и отнять у нее Маюрми! – решительно заявила Мафи. – Я своими личными зубами у нее из хвоста все перья повыдергаю!

Сима встала и погладила Мафи по голове.

– Поймать Глаза Завидущие невозможно, она неимоверно хитрая. Но ее можно подманить, а потом уговорить на что-то обменяться. У Зависти есть слабое место. То, что она получила, ей уже не нужно, хочется другое, то, чего у нее пока нет.

– Но и у нас нет ничего ценного, дорогого, – загрустила Мафи.

Сима приподняла уши.

– Ей могут понравиться твои туфли.

Мафуня согнула заднюю лапу.

– Эти?

– Да, – подтвердила Сима.

Куки и Жози расхохотались.

– Они старые, – удивилась Мафи, – не праздничные. На ремешках когда-то были стразы, но со временем выпали. И я ободрала лодочки о камни.

– Очень уж ты неаккуратная! – объявила Куки. – Вот я берегу вещи. Смотри, какой у меня нахвостник!

Мопсишка встала и продемонстрировала всем свой хвост.

– Замечательное украшение! – похвалила Сима. – Искусственный жемчуг, горный хрусталь, золотые нитки. Наверное, Капа сделала? Или, может, Лаки? Он ведь тоже ювелир.

Мопс смутился.

– Тетя, в присутствии Капы невозможно сказать «тоже ювелир». Я рядом с ней косолапый неумеха. Невероятной красоты бижутерию для Куки создала Капитолина.

– Я бережливая, – продолжала Куки, – на ночь укладываю нахвостник в чехольчик. А Мафи свои туфли расшвыривает, бегает в них повсюду!

– А что еще делать с обувью? – удивилась Мафи. – Она для ходьбы.



– Надо аккуратно обходить камни, не лететь куда попало, не разбирая дороги, – тоном учительницы объявила Куки. – Тогда туфли долго прослужат, а ты их быстро износила.

– Украшение Куки привлекательнее, чем чуни Мафуни, – согласился Лаки.

– Чуни! – расхохоталась Куки. – Мафуня в чунях. Ой, не могу!

– Надо Глаза Завидущие подманить на бижутерию Куки, – закончил свою мысль Лаки.

– А как ее привлекают? – заинтересовалась Жози.

Сима призадумалась, потом хлопнула себя лапкой по лбу.

– У меня же есть справочник домашней хозяйки! Если я не знаю, как правильно поступить, то советуюсь с бабушкой или смотрю в энциклопедии. Бабуля сейчас в мире людей, она бережет семью Масловых, их маму Надежду, папу Максима, сыновей Сергея, Диму и Георгия. Остается обратиться к книге. Секундочку!

Сима быстро сбегала в дом, принесла толстый том, положила его на стол и начала перелистывать страницы, бормоча себе под нос:

– Рецепт пирога из ежемалинки с яблоко-арбузом, чистка одеял с помощью воды из Апельсинки… О! Как приманить птицу Зависти. Слушайте. «Если хотите вернуть то, что украла Глаза Завидущие, начинайте громко, с восторгом нахваливать какую-то вещь. Делайте это искренне, от всей души. Когда птица явится, отдайте ей то, чему она позавидовала, и потребуйте взамен свое».

– Отлично, прямо сейчас и начнем, – обрадовалась Капитолина. – Смотрите, какой у Куки нахвостник!

– Нет-нет, подождите! – занервничала мопсишка. – Если противная птичка сейчас прилетит, то ей надо будет отдать мое украшение?!

– Естественно, – кивнул Лаки, – иначе она не обменяется.

Куки изогнулась и посмотрела на свой хвост.

 

– Но тогда я останусь без красоты, которую создала Капитолина!

– Вернемся домой, сделаю новую, – пообещала старшая сестра.

– Но этой я лишусь… – протянула Куки. – Да птица не захочет мой нахвостник. Зачем он ей? Сделан для собаки, пернатому совершенно не подходит.

Сима усмехнулась.

– Глаза Завидущие нелогична, она просто что-то хочет! Вопреки разуму. Не думает, подойдет ли ей вещь.

– Нет-нет, – бубнила Куки, – жемчуг на украшении тусклый, бисер мелкий… Капа сэкономила, она взяла самый дешевый материал…

– Наоборот! – запротестовала лучший ювелир. – Я не использую ерунду, беру лучшее!

Куки встала, быстро стащила с хвостика украшение и спрятала в карман платья.

– Стыдно в таком ходить. Ничего хорошего в изделии Капы нет.

– Сима, а птица Жадности существует? – звонко поинтересовалась Жози.

– Конечно, – ответила тетя мопса Лаки, – она родная сестра птицы Глаза Завидущие, они часто парой прилетают. И вообще, у них семья большая: Язык Болтливый, Желудок Прожорливый, Жадность Неимоверная. И у каждой имеются дети. У Языка Болтливого – доченьки Сплетница, Врунья, Клеветница…

– Давайте похвалим мои туфли, – перебила Мафи, – вот их ни на секунду не жаль. Времени у нас немного. Надо успеть вернуть Маюрми до того, как Феня приедет домой.

– Прекрасная мысль, – похвалила Мафи Сима. – Начинайте.


Глава 6. Разговор с птицей Зависти

– Кто первый? – шепотом спросила Мафи.

– Я, – вызвалась Жози и заорала во всю мощь своих легких: – Мафи, какие роскошные туфли!

Куки захихикала.

– Да, – закричала Мафи, – шикарные!

– Намного лучше моих ботинок, – прибавил Лаки.

– О-о-о! Как я хочу такие! – пропела Сима. – Розовые!

– Ободранные, – давясь смехом, уточнила Куки.

Мафи собрала лоб морщинками.

– Ободратость туфель в нонешнем году моднее всего!

– Ободратость! – расхохоталась Куки. – Ой, не могу! Мафи, ты прямо мастер художественного слова.

– Их украшают чудесные стразы! – сиреной протрубила Жози.

– Которых нет, – констатировала Куки.

– Места, где крепились стразы, полны воспоминаний о них, – объявила Сима.

Стало тихо.

– Мафи, похвали свою обувь, – тихо попросила Капитолина.

– Слова закончились, – призналась Мафи.

– Летит? – с надеждой спросила Сима.

– Даже не думает, – пригорюнилась Мафи.

– Я сразу сказала, что подманить Глаза Завидущие на жуткие чуни никогда не получится! – воскликнула Куки.

– Твой нахвостник намного красивее, – признала Мафи. – Больше всего мне в нем нравится розовая жемчужина посередине.

– О, да! – согласилась Капитолина. – Мафуня, у тебя прекрасный вкус. Бусину я заказывала у лучшего мастера. Она – центр композиции.

– Мне тоже такой хочется, – заныла Жози, – но с ярко-фиолетовым бисером.

– И красными сердечками на висюльках, – дополнила Сима. – Сама бы от такого не отказалась.

– Если жемчуг взять черный, – подал голос Лаки, – а вместо сердечек использовать машинки, то и мне в самый раз.

Куки вынула из кармана украшение и снова надела его на хвост.

– Да, оно прекрасно!

– Потрясающе, – выдохнула Жози, – чем дольше смотрю, тем больше хочу такое!

Куки завиляла хвостом.

– Хоти сколько угодно. Но оно мое, а не твое! И никогда твоим не станет!

Послышался тихий шорох.

– О-о-о, – медово-сахарным голоском протянула Сима, – посмотрите, какая гостья к нам прилетела! Здравствуйте, птица… глазоньки… э… э… птичка…

– Можешь не стараться придумывать мне другое имя, – проскрипело из кустов. – Я Глаза Завидущие и горжусь этим. О чем вы сейчас говорили?

Глаза Куки стали огромными, она сдернула с хвоста украшение.

– О туфлях Мафи!

– Да, – быстро подтвердила Мафи и показала заднюю лапу. – Смотри, какая прелесть!

– Жуть ужасная, – прокряхтело из зелени, – такого даже мне не надо. До свидания.

– Стой, стой, стой! – закричал Лаки. – У нас много всякого. Осмотрись, может, что понравится?

– Сетка из бисера с жемчугом, – объявила птица Зависти, – та, что сидела на хвосте у мопсятины, она необыкновенно хороша!

– Симочка, можно с вами чаю попить? – раздался незнакомый голос.

– Конечно, Марта, – улыбнулась хозяйка.

К столу подошла худая кошка в старом застиранном платье.

– Садись скорей, сейчас принесу пирог, – сообщила Сима и убежала в дом.

– Я с работы, – смущенно объяснила незнакомка. – Надо лапы помыть.

– Нет вопросов, – ласково отозвался мопс, – ты знаешь, где ванная комната.

Кошка пошла следом за хозяйкой.

– Это же Марта, – удивилась Жози, – она работает уборщицей, потому что совсем глупая!

– Так нельзя говорить, – поморщилась Капитолина.

– Только те, кто ничему хорошему не научились, моют полы, – отрезала Жози.



– Не у всех есть возможность получить хорошее образование, – возразил Лаки. – У Марты непростая судьба. Ее семья в мире людей хранит Сергеевых. А муж с женой поругались, решили развестись. И все их Хранители, даже те, кто мог сейчас жить в Прекрасной Долине, кинулись спасать Сергеевых. Марта на тот момент была совсем маленькой, ее оставили с дальней родственницей, а та… – Лаки махнул лапой. – Ой, не стану рассказывать грустную историю. Совсем недавно Марта добрела до нас. Сима ее устроила работать, поселила в своем доме. И уборщица очень нужна, без нее на службе грязь разведется.

– У нее платье старое, туфли стоптанные, шерсть неухоженная, – перечислила Жози. – Фу прямо. Неужели она не может одеться нормально? Привести себя в порядок? Усы, как у Марты, давно никто не носит!



– Она спугнула птицу Зависти, – всхлипнула Капитолина.

– Вот кто Марту звал! – возмутилась Жози. – Притопала без приглашения да еще чай пить напросилась!

– Кошка теперь живет с нами, – напомнил Лаки.

– Улетела птица – и ладно, – весело произнесла Куки и снова вернула на хвост украшение.

Не успела мопсиха натянуть нахвостник, как к столу вернулись Марта и Сима.

– Глаза Завидущие хочет пирог? – спросила хозяйка.

– Она улетела, – шмыгнула носом Капитолина.

– Я здесь, – проскрипело из кустов. – Тесто с вареньем и старые лодочки мне не нужны. Хочу украшение для хвоста!

– Хорошо! – быстро согласилась Капитолина. – Но только в обмен на камень Маюрми.


Рейтинг@Mail.ru