Последняя гонка

Дарья Джекман
Последняя гонка

Еще не рассвело, когда Юрий поднялся с кровати и хмуро потопал на кухню. Он заварил зеленый чай, но пить не стал. Остановился рядом со столом и смотрел на дымящуюся ароматную жидкость. Он искал, что могло бы помочь ему унять дрожь в руках.

– Волнуешься? – жена появилась в проходе, сонно потирая глаза.

– Нет, – спешно ответил Юра, улыбнувшись. – А ты чего так рано встала? Ложись. Тебе еще спать и спать.

– Хорошо, что ты спокоен, – Лена сразу приметила, что муж страшно нервничает. – А я вот вся как на иголках. Спать не могу, будто сама с вами еду.

– Хорошо, что не едешь. Нечего приличным девушкам по космосу шастать, – Юра смутился, опустился на стул и взял, наконец, свой чай.

Лена закатила глаза и обняла мужа за плечи.

– Не бубни, – она миролюбиво чмокнула его в щеку. – Мне просто жаль, что я не могу быть рядом с тобой в такой важный момент, но я ни о чем не жалею.

Лена распрямилась, а Юра повернулся к ней и поцеловал ее в круглый живот.

– Твоя миссия куда важнее моей, – сказал он.

Уже через три часа Юра стоял в коридоре, проверяя вещи в сумке, нервничая еще сильнее. Лена с улыбкой наблюдала за его неловкими попытками потянуть время.

– Иди уже, – она поцеловала его на прощание. – Передавай девчонкам привет от меня.

В то же время Валентина молча сидела в коридоре своего дома, прямо на спортивной сумке.

– Все уже? – спросила она.

– Тсс! – мама легко стукнула ее по руке. – Надо посидеть на дорожку.

– Мам, она так опоздает на космолет, и мы продуем, – недовольно протянул один из братьев-близнецов. – Ни пуха, ни пера, Валька!

– К черту, – девушка обняла обоих братьев.

– Покажи им, где раки зимуют, доченька, – подал голос из спальни отец.

– Обязательно, пап.

– Береги себя и напиши нам, как доедете, – мама поправила воротник дочери и сдувала с нее невидимые миру пылинки.

– Вряд ли получится, – начала Валя, но под взглядом родных глаз сдалась. – Я постараюсь.

Светлана, вся в напряжении, сидела прямо, как натянутая струна на кровати в своей комнате. Она точно рассчитала время до выхода и знала, что у нее осталось всего пять минут. Она подошла к зеркалу для настройки, когда в комнату постучали.

– Ты не опоздаешь на свой космолет? – показалась в дверях голова коменданта общежития.

– Нет, теть Люд, – Света покачала головой. – Через пять минут выхожу.

– Давай лучше сейчас, – замахала руками женщина, не намереваясь покидать комнату одна.

– Но мне нужно… – Света запнулась, тяжело вздохнула и кивнула.

Она уже предвкушала, как придется бездарно стоять на улице из-за вмешательства коменды, когда прямо перед ее лицом возникла толпа людей с плакатами в фиолетовых одеждах.

– Удачи! – кричала девушка из соседней комнаты, с которой они ни разу не говорили.

– Покажи им что такое скорость Светы! – захихикал парень с верхнего этажа.

– Мы все за тебя будем болеть, – подытожила тетя Люда и обняла Свету.

Спортсменка покинула общежитие под общие звуки поддержки с улыбкой на лице. Ни одно зеркало не могло настроить на победу лучше, чем лица людей, которые искренне верили в победу и болели за нее.

У трапа космолета троицу уже поджидал тренер Гена. Он волновался больше всех, но не показывал этого. Когда все пассажиры заняли свои места, он повернулся к ним и заговорил:

– Итак, участники последней Космической Олимпиады, поздравляю, – он улыбнулся ясно и искренне. – Не думал, что доживу до последних игр, конечно, но что поделать. Решения Совета Галактик пересмотру не подлежат. Хорошо, что нас вообще в эти игры включили.

– Только по одному виду спорта, – буркнула Светик.

Она была самой низкой, хрупкой и молодой из своей команды, что не помешало ей стать капитаном. Она сдула светлые волосы с ясных голубых глаз и поджала пухлые губы:

– Людей уже больше ста лет не звали на межгалактическую олимпиаду.

– Ты и сама знаешь, что другие галактики не любят соревноваться, – легко отмахнулся Гена, который был согласен со своей подопечной, но не хотел портить настрой команде. – Они так все заняты воспроизводством потомства. Для них это еще более трудоемкий процесс, чем для нас.

Юра тепло улыбнулся, вспомнив прекрасный момент прикосновения к заветному животику жены. Валя заметила его улыбку и спросила:

– Как Лена? – ей было немного стыдно, что она заняла Ленино место в команде.

Претендентов в Олимпийскую команду было предостаточно. Темноволосая и кареглазая Валя не верила, что ее возьмут. В сравнении со Светой или Леной она казалась слишком крупной, медлительной и даже заторможенной.

– Передавала всем привет, – Юра ослепительно улыбнулся.

Света сдержанно кивнула. Лена была ее подругой до того, как променяла спорт на семью, чего Светик простить не могла.

– Терпеть не могу инопланетян, – бросила она, сменив тему. – Они продолжение рода ставят выше всего на свете.

– Это биологическая цель любых существ, – Гена нахмурился. Он уже не знал, чем Свету занять, чтобы отвлечь от подобных размышлений.

– А вот и нет, – Света уперто покачала головой и особенно выделила слова. – НЕКОТОРЫЕ особи ставят цель СВОЕГО существования выше, чем какое-то там продолжение рода.

– Свет, прекрати, а, – всегда спокойный Юра начинал злиться: крепкие плечи напряглись, а мягкие черты лица заострились.

Полет продолжался в полной тишине. Валентина погрузилась в просмотр фильма. Юра пытался отвлечься книгой, а Света со злобой смотрела в иллюминатор. Хорошее настроение как рукой сняло, стоило ей увидеть свою команду, которую она по-своему любила, но не могла вынести мысли, что из-за них она может упустить титул последнего олимпийского чемпиона по космо-биатлону. От заряженного напряжением воздуха волосы вставали дыбом. Чем бы ни были заняты спортсмены, их мысли двигались в одном направлении. Трое землян намеревались вернуться на родную планету победителями.

Вид олимпийской арены выбил дыхание из груди Юры. Он с трудом переставлял ноги, будто сделаны они были из стекла. Мелкая бойкая Светка вышагивала впереди всех, воинственно глядя по сторонам. Валя впервые засомневалась в своем почти двухметровом росте и почувствовала себя крошечной в инопланетном неизвестном мире. Вокруг них не было ни пестрящих вывесок с рекламой, ни толпы зрителей, ничего, что привычно встречалось на их родных стадионах. Инопланетяне отличались сдержанность и аскетизмом. Въезд был выдержан в белых тонах, и единственное, что отличалось по цвету – стрелка-указатель.

Рейтинг@Mail.ru