Упасть в Небеса

Данис Маннапов
Упасть в Небеса

Глава 1. Остаться живой.

Мария, измотанная от бесконечного полного стресса рабочего дня, возвращалась промозглым осенним вечером с работы домой через заброшенный парк. Уже стемнело, стояла пугающая тишина. Над головой висели свинцовые тучи. Дул промозглый пронизывающий до костей и леденящий душу ветер. Мария шла по грязной разбитой асфальтовой дорожке. Асфальтировали её ещё в советские времена, и после этого ни разу не ремонтировали. Сейчас куски старого асфальта больше мешали идти, о них было легко запнуться или подвернуть ногу. Долгие годы за ней никто не присматривал, не подметал и не чистил. Её занесло опавшими листьями, ветками деревьев, разным хламом и мусором. В довершение дорожка была наполовину покрыта слоем липкой коричневой глины. И справа, и слева от неё был навален мусор. Находились люди, которые не доносили мусор до мусорных баков или мусорок, а выбрасывали его здесь часто прямо на глазах других пешеходов, даже, если это были использованные презервативы и шприцы. Также поступали и курящие люди, бросая под ноги горящие сигареты и набрав полный рот ядовитой слюны и соплей, сплёвывали всё на дорожку. Хотя слово «люди» не хочется употреблять к таким существам. Фонари вдоль дорожки не горели, от них остались лишь завалившиеся на бок столбы. Плафоны давно разбили. Их пытались заменить антивандальными из толстого стекла, но их быстро разнесли на куски. Последней попыткой была установка коробов из металлической сетки, но и они были вскоре раскурочены, а лампочки либо выкручены, либо разбиты.

На улице было пустынно и жутко. Люди боялись выходить из дома по вечерам. Частые случаи грабежа, убийств, изнасилований, намеренного заражения ВИЧ иглой от шприца, и избиений заставляли жителей маленького промышленного городка, в котором жила Мария с мужем Николаем, таиться в страхе в своих квартирах. Решетки на окнах были на первых, вторых и верхних этажах. Люди и дома не чувствовали себя в полной безопасности.

Во дворах часто появлялись своры одичавших собак, которые наводили дополнительный страх на жильцов маленького городка. Были нередки случаи нападения собак на детей и взрослых. Каждая вторая собака болела бешенством. Обращения в милицию или администрацию города были бесполезны.

Для Марии было не редкостью и давно стало нормой возвращаться домой в столь поздний час. Она работала в туристическом агентстве. Казалось, что работа никогда не закончится, бесконечные электронные письма, на которые нужно обязательно ответить, всё сыпались и сыпались. Другой работы с «белой» зарплатой в маленьком городе у Марии найти не получалось.

Весь день шёл мерзкий дождь и только поздно вечером прекратился. Город тонул в жиже грязи. Жители предпочитали не обходить газоны, а ходить по ним, сминая траву и разнося землю и глину на своей обуви повсюду. Водители тоже не отличались высокой культурой, наезжая колесами на газоны для того, чтобы припарковаться или развернуться, окончательно разрушая уже сломанные бордюры и разнося тонны грязи по всему городу. Вода превратила эту землю в жидкое месиво, ужасную картину тонущего в грязи города дополняла глиняная каша, стекающая поверх сломанных бордюров, выливаясь на тротуары и дорогу.

Мария не могла идти быстро, она была вынуждена всматриваться под ноги, чтобы не оступиться и не поскользнуться. В этом парке в советское время был построен прекрасный белоснежно-белый круглый фонтан. Он представлял из себя некогда бетонную скульптурную композицию, состоящую из фигур четырех детей – двух девочек и двух мальчиков, державшихся за руки и ведущих хоровод. Сейчас фонтан вгонял в уныние и депрессию. Бетон во многих местах осыпался, оголив проржавевшую арматуру. Обрубки рук и ног выглядели как культи. Улыбающиеся лица детей превратились в пугающие жуткие гримасы.

Мария проходила мимо этого заброшенного фонтана, как вдруг позади себя услышала хлюпающие шаги. Она обернулась, но не увидела в темноте кого-либо, кому могли они принадлежать. Возможно, этот кто-то спрятался за одно из старых скрюченных деревьев парка. Мария прибавила ходу и отчётливо услышала, что чужие шаги тоже ускорились. Теперь не оставалось и сомнений, что её преследуют. Единственным правильным решением в данной ситуации было бежать как можно быстрее. Уже не глядя под ноги, Мария задыхаясь неслась по грязи. В какой-то момент её правая нога, а затем и левая соскользнули, и Мария с размаху упала в вонючую липкую жижу, сильно ударившись правым коленом о выступающий камень и оцарапав до крови ладони. Мария не была крещенной и не считала себя приверженицей какой-либо конкретной религии. Она часто забывала о существовании Бога и никогда не обращалась к нему. Но в данной ситуации реальной угрозы её жизни все её мысли были обращены к нему, она просила, умоляла его помочь ей. И Бог ответил ей:

– Я с тобой.

Мария быстро пришла в себя и ясно осознав, что ни в коем случае нельзя медлить, вскочила на ноги, превозмогая острую боль в колене хромая вновь бросилась бежать. Вскоре Мария начала выбиваться из сил. Бежать по вяжущей глине, которая налипла на туфли толстым слоем, образовав пятикилограммовые оковы на каждой ноге, было крайне тяжело. К этому добавлялась нестерпимая боль в ноге. Она больше не могла бежать в таком же темпе и постепенно начала замедляться, ясно осознавая, что рано или поздно преследователь её нагонит. Впереди был перекресток из тропинок, путь домой лежал по дорожке прямо, выбрав этот путь, Мария поняла, что не сможет оторваться от маньяка и ей не удастся нигде от него спрятаться, влево вела тропинка на кладбище, а направо тянулась извилистая дорожка через неухоженные заросшие кусты. На небе к этому времени показалась луна. Она повернулась назад и увидела крупную мужскую фигуру с ужасающим пугающим лицом, быстро приближающуюся к ней. Мария на перекрестке рванула вправо, виляя по лабиринту зарослей. Пробежав несколько поворотов, Мария бросилась в кусты, припала к земле и зажала рот рукой, чтобы не закричать. Она услышала приближающиеся шаги, ещё через мгновение она увидела фигуру человека роста выше среднего крепкого телосложения с выступающим крупным животом, одетого в спортивные чёрные куртку, штаны и кроссовки. В руках блестело широкое лезвие ножа. Его движения были не похожими на человеческие, резкими и дерганными. Преследователь остановился в метре, где затаилась Мария, она задержала дыхание. Мужчина присел на корточки, резко повернул сперва голову влево, выгнув шею и наклонив голову, вглядываясь сквозь ветки кустов, потом вправо, где, дрожа от ужаса и еле сдерживаясь, чтобы не закричать, была Мария. Он что-то постоянно шептал и зловеще посмеивался, Мария не смогла разобрать ни слова. На лице была маска улыбающейся девочки с чёрными волосами, повязанные красной лентой с небольшим бантом посередине. Губы девочки были ярко алыми. Она узнала, это была маска «Белоснежки» из диснеевского мультфильма. Из отверстий смотрели звериные налитые кровью глаза. На мгновение Марии показалось, что он смотрит прямо на неё. Она хотела бежать, но не могла пошевелиться от охватившего её ужаса и паники. Секунды тянулись для Марии целую вечность, сердце бешено колотилось. В следующее мгновение зверь в маске вскочил на ноги, прорычал и двинулся вперёд походкой зомби. Через пару секунд он скрылся за поворотом. Минут пятнадцать Мария почти не дышала и не двигалась, боясь, что убийца вернётся. На сырой земле было холодно. Одежда вся промокла насквозь. Из-за отсутствия движения руки и ноги окоченели и начали неметь. По лицу текли слёзы. Все мышцы были напряжены до предела. Только спустя бесконечные пятнадцать минут Мария осознала, что маньяка нет рядом, зарыдала, обхватив голову двумя руками. Рыдала она еле слышно, всхлипывая и завывая. Гроздья обжигающих слёз лились, смывая тушь. Мария с трудом поднялась на ноги, конечности были обескровлены и не хотели слушаться. Она почувствовала болезненное покалывание в руках и ногах, постепенно они вновь стали теплыми и обрели чувствительность. Она сделала неуверенно первый шаг, потом второй, остановилась, чтобы окончательно прийти в себя. Мария прекрасно понимала, что не стоит выходить на дорожку, где легко может стать жертвой маньяка. Она направилась вдоль неё, укрываясь за кустами. Она добралась до перекрёстка, на котором ранее свернула направо, пригнув голову, перебежала через дорожку и нырнула вновь в кусты на противоположной стороне. Она направлялась в сторону кладбища, надеясь больше не встретить убийцу. Промокшая насквозь, продрогшая и невероятно уставшая, она добралась до кладбищенских ворот. Они уже давно не закрывались, правая створка была снята с петель и стояла, прислонённая к полуразрушенному бетонному забору. Левая висела только на верхней петле, нижняя была обломана. Мария осторожно, словно боясь кого-либо побеспокоить, вошла на кладбище. На нём уже давно никого не хоронили, большинство могил поросли травой, кустарниками и деревьями, надгробные плиты в основной своей массе были повалены на землю, многие разбиты. Мария осторожно, чтобы не оступиться, шла мимо могил, взгляд остановился на проржавевшей табличке. Фамилию было не разобрать, но она догадалась по остаткам уцелевших букв, что здесь похоронена девочка по имени Надежда. Произведя несложный расчёт, она поняла, что девочка умерла, когда ей было всего двенадцать лет. Несмотря на собственный жуткий страх попасть в руки маньяка, Мария почувствовала горечь утраты маленькой нерасцветшей жизни. Её мысли прервал шум, доносившийся где-то слева от дорожки. Мария крадучись двинулась по дорожке прямо, она знала, чтобы добраться до нужного ей выхода, необходимо идти дальше в этом направлении метров двести и потом повернуть направо. Подходя к повороту, Мария не отрывала взгляда от того места, откуда доносился шум, как будто кто-то рыл сырую землю и её комки падали на опавшие листья. Всего в десяти метрах от себя она увидела чёрное существо, разрывающее что-то на могиле. Оно достало какую-то палку и развернулось к Марии. Это был большой чёрный пёс, возможно, доберман, с впавшими боками и кожей, туго обтягивающими выступающие рёбра, глаза его светились, из пасти текла слюна. В зубах он держал длинную берцовую кость. Он выронил её и злобно зарычал, оголив большие белые зубы, готовый броситься на Марию в любой момент. Она, не сводя взгляда от пса, пятилась назад в сторону калитки. Когда до неё осталось около пяти метров, Мария повернулся к ней и побежала, что было сил. Доберман бросился за ней. Как только Мария выскочила из кладбища, она резким движением захлопнула за собой ржавую сваренную из труб калитку. Она открывалась вовнутрь кладбища, поэтому, когда рассвирепевший пёс попытался открыть её, толкая вперёд, он не достиг успеха. Только Мария успела отпрянуть от калитки, как морда обезумевшего добермана просунулась между трубами двери, едва не схватив её за руку. Пёс рычал и лаял, пытаясь открыть калитку, но безуспешно. Скорее по случайности, в этой части кладбища сохранился обветшалый забор и калитка, а их высоты было достаточно, чтобы зверь не смог их перепрыгнуть.

 

Мария по тёмным пустынным дворам изможденная и трясясь от страха добралась до своего подъезда. Дом смотрел на неё безжизненными глазами окон, он словно вымер. Дрожащими руками она нащупала на дне сумочки ключи и открыла дверь подъезда. Внутри было холодно, стояла кромешная тьма. Лампочки, защищенные металлическими решетками, были выкручены. С тех пор, как умер ветеран Великой Отечественный Войны, никто более из жителей подъезда не вкручивал новые. В действительности Мария не желала видеть обшарканные и изрисованные стены и потолок подъезда. Краска уже почти вся облезла, а ремонт не делали лет как двадцать пять. Некогда белый потолок сейчас был закопчённым копотью дыма сигарет и исписанный сажей от зажжённых спичек и зажигалок.

Лифт был сломан и уже месяц как не работал, поэтому Мария поднялась пешком на шестой этаж, стараясь не касаться стен. Она рукой нащупала дверь своей квартиры, повернула ключ в замочной скважине, отворила её и зашла внутрь. В коридоре её встречала с заспанными глазами кошка по имени Фроська. Мария сразу направилась в ванну и приняла душ, переоделась во всё чистое и сухое. Топили в этом году плохо, из рассохшихся деревянных окон сквозил ветер, поэтому Мария предпочла надеть теплый свитер. Она включила стиральную машину, поставила электрочайник, чтобы заварить ромашковый чай и села на диван поджав под себя ноги проверить сообщения на смартфоне. Из-за аврала на работе за весь день у неё не было возможности заглянуть в него. На экране были двадцать три не отвеченных сообщения и три пропущенных звонка. Три сообщения и три звонка были от Николая. Он писал, что любит Марию и сильно соскучился. В этот момент зазвонил телефон, это был Николай.

– Привет, – тихо проговорила Мария.

– Привет, любимая! Что-то случилось? – по голосу жены он сразу догадался, что что-то не так.

Мария разрыдалась. Слезы текли бурным потоком по раскрасневшемуся лицу.

– Милая, что случилась? С тобой всё в порядке?

Рыдания перешли в надрывный рев. Николай понимал, что Марии нужно дать время немного успокоиться.

– Любимая, всё будет хорошо, я рядом с тобой, всё хорошо, – шептал он ей в ухо.

Мария мало-помалу начала успокаиваться.

– Попей воды, любимая, – посоветовал Николай.

Мария послушалась, встала, налила в кружку воду из кувшина. Сделала торопливо несколько глотков и глубоко выдохнула. Наконец она сумела взять себя в руки, поставила кружку на стол и села обратно на диван.

– Тебе полегчало, Маша? – спросил Николай.

– Да, стало полегче.

– Что произошло?

– За мной гнался маньяк в парке с ножом? Я еле убежала от него.

– Маньяк? – у Николая спёрло дыхание.

Ему стало страшно, но не за себя, а за Машу, за то, что он не был рядом в эту минуту, а находился за сотни километров, он был бессилен уберечь свою любовь. Повисла длительная пауза. Николай был в шоке. А когда пришёл в себя, долго не мог придумать, что сказать, чтобы подбодрить жену. Мария знала, что может сделать для неё муж.

– Давай уедем отсюда, Коля, из этого ужасного места. Я тут не смогу больше жить.

– Конечно, уедем, только…, – начал был Николай.

– Никаких только, сразу, как ты вернёшься из своей командировки, – безапелляционно заявила Мария.

– Хорошо, любимая, сразу по приезду, – согласился Николай, – Ты полицию вызвала?

– Какую полицию? О чём ты говоришь? Они, скорее всего даже не выедут. Они выезжают только в том случае, когда уже кого-то убили.

– Думаю, что ты права, – согласился Николай, выезжаю к тебе прямо сейчас.

– На чём же ты сейчас поедешь, поезда, наверное, уже не ходят.

– Да, ближайший только утром.

– И как ты поедешь? Отработай завтрашний день, как планировал, а вечером садись на поезд. А я завтра постараюсь уволиться одним днём и буду тебя ждать.

– Я уже вызвал такси, поеду на машине, так получится быстрее всего. А с работой разберусь. Это не самое важное сейчас.

– В ночь, на машине, это же опасно, – сильно забеспокоилась Мария.

– Я уже решение принял, всё будет хорошо, любимая. Завтра утром я буду дома. Не выходи из дома, дождись меня, закройся на все замки и ложись спать.

– Хорошо, – согласилась Мария.

– Вот и умница, люблю тебя, такси приехало.

– Спокойной ночи, любимый! Езжайте аккуратно, не торопитесь.

– Хорошо, милая! Целую, пока!

– Целую, мой милый! Пока-пока!

Глава 2. Подружки Марии.

Мария не могла уснуть, она зашла в ватсап, чтобы прочитать присланные ей за день сообщения. Ей писала подружка из Зеленогорска Красноярского края по имени Зина. Она была ненамного младше Марии, среднего роста некогда с густыми тёмными, почти чёрными волосами. Зина начала седеть очень рано и с двадцати пяти лет уже регулярно красила волосы. Во внешности не было ничего выдающегося, лицо вытянутое, с небольшими глазам, и для того, чтобы их хоть как-то подчеркнуть, она начала клеить накладные ресницы. После нескольких лет постоянной клейки от собственных ресниц ничего не осталось. Тоже случилось и с ногтями, она регулярно наращивала ногти. Её тело после родов поплыло, грудь обвисла, появился второй подбородок и живот. С годами, по мнению Марии, характер Зины сильно испортился, её всё чаще овладевало беспричинное чувство гнева, направленное против людей.

В сообщениях она вновь жаловалась на свою жизнь, на мужа и работу. Муж не удовлетворял её в постели. Ей хотелось близости гораздо чаще, чем хотел муж. По этой причине она хотела развестись с ним. Её семилетний сын жил с её мамой в Барнауле. Она оставила его там, как она объясняла по причине частых болезней сына, и если он будет жить с ней, то её уволят из-за постоянных больничных.

Другие сообщения были от Дарьи из Барселоны. Она писала о трудностях найти работу без знания испанского языка. Дарья была родом из Новокузнецка. Также, как и Мария, закончила двумя годами ранее филологический факультет, но изучала как второй язык французский. С Марией познакомилась на заводе, где Дарья работала секретарём. Она была уже замужем, но вскоре развелась, поскольку муж её бросил и ушёл к другой. Дарья после развода на два месяца переехала к Марии. Первую неделю она постоянно рыдала и не могла найти себе место. Мария всё это время поддерживала Дарью, проводила с ней почти всё своё свободное время, разговаривала с ней, пытаясь успокоить. Несколько дней непрекращающихся рыданий Дарьи сильно вымотали Марию.

– Что со мной не так? – плакала Дарья Марии, – я готовлю, убираю, сексом каждый день занимались. У неё что вагина с колокольчиком? Чем она лучше меня?

Дарья переехала к Марии вместе со своей Колобусей, белой породистой, чрезвычайно вредной и невоспитанной кошкой. Её развлечением занялась кошка Марии, Фрося, вместе они резвились ночи напролёт, а днём вместе отсыпались. Через сайт знакомств Дарья познакомилась с ирландцем по имени Фиц, который перебрался в солнечную Испанию по причине нелюбви к своей Родине. На жизнь он зарабатывал своим любимым делом, плотничеством.

Получила Мария сообщение и от Ирины из Новокузнецка, с которой тоже работала на заводе в отделе технического контроля. Ирина была на три года старше Марии, высокой и худой с чёрными как смоль длинными волосами. Некогда её можно было даже назвать симпатичной, но с годами красота сильно поблекла. Её особенностью и пороком было отвращение, обострённое чувство брезгливости к недостаткам людей, и она крайне резко реагировала на любые промахи окружающих. Однажды, когда она ещё работала на заводе, к ним приехал крупный покупатель. После проведенных переговоров директор этой компании попросился в туалет. После того, как он посетил его, он направился к своему дорогому внедорожнику в сопровождении коммерческого директора завода, директора по продажам и начальника лаборатории. В этот момент их нагнала Ирина и завопила прямо в лицо клиенту о том, что она только что была после него в туалете и он не воспользовался ершиком и оставил унитаз грязным. Завод потерял крупного клиента, а Ирину на следующий день со скандалом уволили. Ещё одной особенностью Ирины была её феноменальная память. Она помнила все события и даты не только своей жизни, но других людей, в том числе Марии. В сообщении по ватсап Ирина поздравила её с годовщиной их знакомства, которое произошло шесть лет назад на заводе. Также она написала про американца, с которым познакомилась недавно через сайт знакомств. Он пригласил её съездить вместе в Киев. Она с радостью согласилась. Мария поблагодарила её за поздравление, хотя сама этого совсем не помнит. И поздравила с «перспективным» американским женихом, пожелав ей любви и удачи.

Полистав социальные сети, почитав новости в ленте, отправив лайки публикациям своих друзей и родственников и отправив пару подарков маме, Мария пошла спать. На часах был второй час ночи.

Глава 3. Возвращение мужа. Переезд.

Мария плохо спала этой ночью, ворочалась, не могла найти удобное положение, чтобы уснуть. Часто поднималась, сидела у окна, глядя на сияющие яркие звезды, пила воду и направлялась вновь в кровать, надеясь хоть немного поспать. Под утро ей всё же удалось провалиться в глубокий неспокойный, пугающий сон, ей приснилась маленькая девочка, играющая с человеческими костями на собственной могиле. В эту ночь в её голове зародилось чувство какой-то обреченности, которое со временем всё росло и крепло пока не привело к трагедии.

Сквозь сон она услышала телефонный звонок. Звонил Николай.

– Доброе утро, любимая! Как спала?

– Не очень, только под утро смогла уснуть? А ты где?

– Я у двери?

– А что ты там делаешь? Почему ключами дверь не открываешь?

– Я пробовал, закрыто на внутреннюю защёлку, она не открывается ключом.

– А точно, сейчас открою.

Мария побежала в лёгкой полупрозрачной голубой ночнушке к двери и открыла её. На пороге стоял улыбающийся Николай с большим букетом красных роз.

– Привет, красотка! – произнёс Николай, вручая тяжелый букет.

– Спасибо! – засияла Мария, – Какой красивый!

Мария вдохнула аромат цветов, потом прижала их к себе, обняв обеими руками и закрыв от удовольствия глаза.

– Проходи, Коля, что же ты стоишь на пороге, – вдруг очнулась Мария, – ты там давно стоишь-то?

– Недолго, около часа.

– Целый час, а почему сразу не позвонил на сотовый?

– Знал, что ты спишь, не хотел тебя будить.

– Что ж ты так, надо было сразу звонить. Кушать хочешь?

– Да, не отказался бы.

Мария бросилась на кухню.

– Батюшки, а меня такой большой вазы то и нет, – заохала Мария, поняв, что в вазу такой большой букет не войдёт.

– Да поставь в ведро, в котором пол моешь, – предложил Николай.

– Нет, лучше-ка я поставлю вторую половину в кувшин, из которого ты воду кипячённую пьешь, ты не против?

– Нет, конечно, ставь, – согласился Николай.

Мария слила из кувшина воду по пустым чистым кружкам, чтобы муж мог пить из них, залила туда холодную воду из-под крана и поставила розы c подрезанными кончиками. Она поставила вазу с цветами на подоконник на кухню, а кувшин в комнату.

– Какая красота! – не могла оторвать взгляд Мария, – Ты яйца с сосисками будешь? – вспомнила через пару минут, что мужа следует накормить.

– С превеликим удовольствием, – радостно согласился Николай.

– Завтрак готов, – совсем скоро Мария пригласила Николая на кухню.

– Бегу, – отозвался муж, вытираясь полотенцем после принятого душа.

Они сели за стол завтракать.

– Приятного аппетита, моя ласточка, – пожелал Николай.

– Спасибо, и тебе, милый, приятного!

– Куда бы ты хотела переехать?

– Куда угодно, только бы не оставаться здесь.

– Мне больше всего нравится Москва, на втором месте Казань, на третьем, пожалуй, Екатеринбург. Многим Питер нравится, а мне не очень, во-первых, это каменный мешок, особенно в центре, во-вторых, там ужасный климат и мало солнечных дней в году, в-третьих, плохо убирают снег и лёд зимой, превращая любое перемещение по городу зимой и ранней весной в весьма неприятное, а порой и опасное мероприятие. Сам был очевидцем, как рабочие сбрасывали с крыш тяжелые куски снега и глыбы льда на припаркованные во дворе машины. Крыши автомобилей у меня на глазах сплющило в лепёшку. Ещё я как-то весной шёл по Невскому и свернул перед Гостиным двором, я чуть не утонул в рыхлом снеге и воде, которая там достигала колен.

 

– А я там на Невском колено расшибла, помнишь, когда к Алле в гости ездили?

– Да, помню, она нас со своим мужем ещё на машине по городу покатала.

– Да-да, тогда. Поехали тогда в Москву, – предложила Мария.

– Поехали, – поддержал муж, – с руководителем уже договорился уволиться сегодня одним днём.

– Как здорово! – обрадовалась Мария, – пошла тогда тоже одеваться, схожу на работу, уволюсь и заберу все документы.

– Не ходи пешком, езжай на такси туда и обратно.

– Хорошо.

Уже в обед Мария вернулась с работы довольная, сообщив хорошую новость, что её отпустили, оформив увольнение сегодняшним днём. Николай уже начал собирать вещи, он достал все имеющиеся чемоданы, баулы и начал складывать немногочисленные вещи. Как бы Николай не пытался сложить вещи, все они не вмещались. Когда Мария взялась за дело, все вещи легко поместились, и ещё оставалось много свободного пространства.

Утром у подъезда их ожидало такси. Мария с Николаем вынесли все вещи на улицу и уложили их во вместительный багажник старой «Волги». Пожали руки хозяевам квартиры, поблагодарив их за гостеприимство и пообещав писать, сели в машину и поехали прямиком в аэропорт «Кольцово». Через два часа они были на месте.

Сдав багаж и пройдя досмотр, Мария с Николаем зашли в кафе, взяли по капучино и «тирамису».

– Это самый счастливый день в моей жизни, – прошептала Мария.

– Мой в таком случае тоже, – засиял Николай, держа её руку в своей.

Через два часа самолёт с Николаем и Марией приземлился в аэропорту Шереметьево. Они взяли такси и через час прибыли в гостиницу «Измайлово».

– Ого, какая большая гостиница, – поразилась масштабам Мария, – тут номерной фонд, наверное, по тысяче номеров в каждом корпусе.

– Да, отель огромный, корпуса соединены между собой подземными переходами. Его построили специально для гостей олимпиады 1980 года, входит в десятку крупнейших отелей Мира. Смогла бы тут работать? – пошутил Николай.

– Нет, конечно, – рассмеялась Мария, – тут, наверное, с утра до вечера заселяются и выселяются группы туристов. Во сколько у нас первый просмотр квартиры? – вдруг вспомнила Мария.

– Я договорился на три часа дня. Сейчас заселяемся в гостиницу, умываемся, сходим позавтракаем и выезжаем.

– Да, давай.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru