Новейшая история Отечества. Курс лекций. Часть I. 1917–1941 годы

Д. О. Чураков
Новейшая история Отечества. Курс лекций. Часть I. 1917–1941 годы

Учебное пособие по дисциплине «Новейшая отечественная история» 050100.62 – Педагогическое образование (профиль «История»)

Квалификация (степень) выпускника: бакалавр

Рецензенты:

В. Ж. Цветков, доктор исторических наук, профессор

Ю. В. Романов, зам. декана исторического факультета МПГУ

Введение

Россия относится к кругу стран с наиболее древним и богатым прошлым, даже если брать лишь период отечественной истории, хорошо известный по летописям. В 2012 г. было отмечено 1150-летие российской государственности. За отправную точку при этом бралась легендарная дата призвания новгородцами героя славянского эпоса князя Рюрика. А ведь согласно тем же древнерусским летописям задолго до призвания Рюрика и на севере, и на юге Руси было известно несколько более ранних славянских князей и даже целых княжеских династий, а значит, отечественную государственность (только по письменным источникам!) можно считать еще более древней минимум на два-три столетия. А если брать дописьменную историю нашей страны, то она уходит вообще в глубочайшую древность. Достаточно сказать, что согласно результатам археологических раскопок самого последнего времени именно на территории нашей страны древние люди создали первые рукотворные здания, изваяли первые скульптуры, возможно, начали приручать диких животных. Именно на территории нашей страны зафиксированы первые поселения человека современного типа, которым примерно 40 тыс. лет. Раньше считалось, что современное человечество заселяло Европу с запада на восток. Раскопки последнего времени доказывают, что этот процесс происходил как раз в противоположном направлении.

Понятно, что за свою долгую историю наша страна знала периоды как подъемов, так и спадов. Тернистый путь нашей страны во многом был обусловлен природными факторами. С течением времени климат на Земле постоянно менялся. Благоприятные природные условия на территории нашей страны сменялись неблагоприятными. К моменту формирования Киево-Новгородского государства славянам приходилось жить в очень суровых природных условиях. В результате с момента своего окончательного оформления Древняя Русь относилась к странам с недостаточным прибавочным продуктом. Это влияло на многие экономические, политические, социальные и даже духовные процессы в древнерусском обществе. Недостаточность необходимого прибавочного продукта обуславливала сильную централизованную власть, способную мобилизовать ресурсы на общенациональные цели.

Кроме того, под воздействием природных факторов в восточнославянском обществе происходит решительный переход от родовой общины к территориальной, которая и становится главным залогом успешной славянской колонизации в глубь территорий Северной Евразии. С момента своего возникновения Древнерусское государство тем самым выполняло роль собирателя североевразийских земель, а также обеспечивало защиту и окультуривание проживавших на его территории народов. Однако этот процесс протекал не всегда гладко: пространство русского государства то расширялось, то сворачивалось. Иногда, по самым разным причинам, оно ослабевало, рассыпалось, дробилось, но потом всегда вновь собиралось воедино, делаясь еще сильнее, включая в себя новые территории и народы. Непросто протекали и другие исторические процессы, осложняя пути развития российской государственности и русского народа. Достаточно сказать, что созданные трудом нескольких поколений наших предков богатства не раз навлекали на нашу страну орды захватчиков, стремившихся сломить и поработить Россию.

Пожалуй, самым сложным и драматичным в истории нашей страны оказался XX век. В этом веке наша страна пережила несколько революций, войн, самых разноплановых реформ. Она знала как взлеты и победы, так и поражения и трагедии. Велики жертвы, понесенные нашим народом в прошедшем столетии. Все это делает курс новейшей отечественной истории, истории России XX в., одним из самых интересных и важных в процессе исторического образования. Без его освоения будущим историкам невозможно не только сформироваться как гражданам нашей страны, но и получить полноценную профессиональную подготовку, как бы блистательно ими ни были освоены другие курсы, преподаваемые на исторических факультетах.

Данное пособие открывается событиями 1917 г. – года, ставшего переломным не только для нашей страны, но и для всего человечества. Как отмечается в первой лекции данного пособия, в 1917 год Россия вступила охваченная острым системным кризисом, порожденным ее участием в Первой мировой войне. Накануне войны многие общественные деятели предупреждали последнего российского самодержца Николая II, что начавшаяся война не нужна стране, что она принесет ей только неисчислимые бедствия, что Россия выбрала себе не тех союзников. Очень скоро прогнозы начали сбываться. «Союзники» по Антанте стремились к разгрому не только Германской, Австро-Венгерской и Османской империй, но и Российской империи, которая представлялась им слишком опасным геостратегическим противником, чтобы делить с ней лавры победителей. Следствием внутренних причин и внешнего воздействия в России становится государственный переворот в феврале – марте 1917 г. К огорчению заговорщиков, а также их покровителей в Лондоне, Париже и Вашингтоне, воспользоваться плодами искусных интриг и прямого предательства правящего монарха либеральной думской оппозиции не удалось: верхушечный переворот, по одним оценкам, совпал с мощной народной революцией, а по другим – вызвал ее.

Шедшая из самых глубин России революционная волна очень скоро смела заговорщиков: уже в октябре 1917 г. созданный ими слабосильный либеральный февральско-мартовский режим буквально рассыпался. Власть в России, образно говоря, падала в грязь. Еще немного – и страны не стало бы. Но, как и в период смуты XVII в., в Семнадцатом году свое слово сказал народ. Падающая в грязь власть была подхвачена и поднята на прежнюю высоту большевиками – самой радикальной, самой авторитарной, но одновременно с этим самой народной и самой национальной партией. О том, какую программу реформ стали осуществлять новые революционные власти, подробно говорится во второй лекции пособия. Встав во главе государства, большевики смело пошли на те меры, которых население безуспешно ждало еще от царской власти, а потом и Временного правительства. Реформы затронули все сферы общественной жизни: промышленность, сельское хозяйство, духовность, национальный вопрос и т. д. Было провозглашено, что целью нового режима является построение общества, в котором эксплуатация одного человека другим станет невозможна.

Но победа большевиков сама по себе не могла решить всех стоявших перед страной проблем. Главная из них – раскол общества. Она означала, что огромные массы людей, целые социальные страты и классы, по-разному видели свое будущее, готовы были решать свои собственные проблемы за счет других социальных групп. Этот, тектонических масштабов, раскол накапливался не одно десятилетие. Вырвавшись на поверхность общественной жизни, он сперва воплотился в революцию 1905–1907 гг., а потом – в революцию 1917 г., которую некоторые авторы делят на две (февральскую и октябрьскую) революции. Следующим этапом углубления внутринационального раскола становится гражданская война 1918–1922 гг. В ходе нее силой оружия совершался выбор путей будущего развития России, решался вопрос о том, какая социальная группа, какой класс навяжет свою волю остальным, поведет за собой всех остальных. В силу глубины общественного раскола гражданская война быстро приобрела самые жестокие формы. Однако ее углублению и обострению способствовали не только внутренние, но и внешние факторы.

Сама русская революция 1917 г., которая, как и французская революция 1789 г., может быть названа Великой, стала во многом следствием внешнеполитического фактора – мировой войны. И позже внешний фактор влиял на ситуацию в стране самым непосредственным образом. Достаточно вспомнить кризисы Временного правительства – все они в большей или меньшей степени вызревали под воздействием внешнеполитических факторов. Так же и гражданская война. Угаснув было к весне 1918 г., очаги гражданского противостояния вспыхнули летом 1918 г. из-за вмешательства во внутренние дела России ее «союзников», которые силами чехословацкого легиона начали широкомасштабную интервенцию против Советской России. В результате отдельные зоны вооруженных конфликтов слились в единое пламя гражданской войны, расколовшей всю России на несколько враждующих друг с другом государств. Вопреки убеждению многих (как оппозиционных большевикам деятелей той поры, так и ряда современных авторов), главной целью интервенции было отнюдь не освобождение России от диктатуры и водворение в ней законности и демократических порядков. Первое, чего добивались военные и политические вожди Антанты, – восстановление анти-германского фронта на востоке Европы. Второй целью было упразднение России как конкурента в мировой политике. Об этом, в частности, свидетельствует пункт 6 «программы мира» американского президента Вильсона, о чем речь идет в третьей лекции данного пособия.

Переход от войны к миру в Советской России не был простым. Чтобы убедиться в этом, достаточно бегло обозреть тот исторический контекст, на фоне которого проходил и принимал свои поворотные решения X съезд РКП(б). Завершение гражданской войны в важнейших регионах России отнюдь не означало, что на периферии боевые действия тоже удалось прекратить. Наоборот, 1920–1922 годы – это время, когда на окраинах страны еще продолжали действовать сепаратисты, а в ряде случаев – интервенты. В то же время разгром белых армий способствовал росту у крестьянства и даже у рабочих недовольства политикой военного времени в экономической сфере. Свое недовольство народные массы подкрепляли разными по интенсивности и масштабам протестами. Подчас протесты принимали самые разрушительные и опасные для власти формы, выливаясь в погромы, восстания, мятежи, антибольшевистское повстанчество. Практика «военного коммунизма» требовала немедленного реформирования вплоть до полного отказа от нее как от системы, разрушающей экономику России. Именно эти столь необходимые для стабильности общества шаги и удалось сделать Ленину на X съезде большевистской партии – под напором своего вождя делегаты съезда провозгласили переход к новой экономической политике.

 

Важность начала новой (по отношению к «военному коммунизму») экономической политики видна уже из того факта, что в современной историографии весь период 20-х годов XX в. называют нэповским. Вместе с тем существуют и другие подходы к периодизации нэпа. В частности, в советской историографии нэпом называли весь переходный период к социализму, соответственно, считалось, что завершился нэп в 1936 г., когда новая Конституция СССР провозгласила построение в нашей стране социалистического общества. В чем причина, по которой большинство современных историков не удовлетворены прежней периодизацией нэпа? Причина в перемене точки зрения на нэп. В наши дни основным его содержанием считаются не растущие в экономике социалистические элементы, а, наоборот, рыночные реформы, которые давали простор для развития товарно-денежных отношений. Такие реформы, как полагают многие современные авторы, проводились по нарастающей лишь до 1925 г. Последующие несколько лет (по одним оценкам до 1928, по другим – до 1929 г.) рыночные реформы все еще продолжались, но уже с серьезными ограничениями, пока административным путем не были свернуты окончательно сталинской группой в угоду идеологии форсированного социально-экономического рывка. В четвертой лекции данного учебного пособия учитываются обе названные выше точки зрения на развитие страны в 20-е годы прошлого века с тем, чтобы бакалавры могли сформировать собственное мнение на этот счет.

Помимо путей развития экономической реформы в рамках новой экономической политики, в курсе лекций дается анализ политической борьбы, которая велась на протяжении всех 1920-х годов как в самой большевистской партии, так и в обществе в целом. Особое внимание уделяется проблемам воссоздания государственного единства, нарушенного в 1916–1922 гг. Первой мировой и гражданской войнами, революцией и широкомасштабной интервенцией. Здесь необходимо совершить еще один небольшой экскурс в раннюю историю России. На протяжении всей своей истории российское государство с самого момента возникновения развивалось как многонациональное, объединяя не только восточных славян, но и другие племена и народы, населявшие просторы Северной Евразии. Многонациональной оставалась Российская империя и на рубеже XIX–XX вв. События 1916–1922 гг., названные в свое время генералом Деникиным «второй русской смутой», в значительной степени нарушили это единство. Отдельные представители элиты на национальных окраинах попытались воспользоваться ослаблением централизованного государства с тем, чтобы усилить сепаратистские настроения, разыграть националистическую карту, разорвать страну по национальному принципу.

Победа большевистской революции выбила из рук националистов на окраинах страны все их козыри. Лозунги интернационализма и дружбы между народами, красовавшиеся на знаменах большевиков, больше не позволяли сепаратистам эксплуатировать тему национального неравенства и угнетения нерусских народов Российской империи. Кроме того, упрочение Советской власти на практике означало укрепление центральной власти в Москве, что создавало важнейшие условия для восстановления государственного единства различных национальных и территориальных образований, возникших на осколках романовской империи. Интеграционные процессы на постреволюционном пространстве очень быстро привели к различным формам союзов между независимыми советскими республиками. Процессы эти протекали не быстро и непросто, но с неизбежностью приближали момент окончательного возрождения единой державы, как это уже не раз случалось в русской истории. Созданный в 1922 г. Союз Советских Социалистических Республик был невиданной прежде формой российского государственного единства. Тем не менее СССР являлся продолжением многовековой отечественной истории, ее закономерным и естественным порождением. Можно утверждать, что без воссоздания советскими республиками общего государства их дальнейшее существование не могло быть ни прочным, ни продолжительным. Большинство ведущих мировых держав в течение нескольких лет признали Советский Союз полностью легитимным и единственным правопреемником Российской империи.

Укрепление международного престижа, стабилизация межнациональных отношений, политической системы, а также восстановление разрушенного в годы мировой и гражданской войн народного хозяйства ставили на повестку дня новые, еще более масштабные задачи. Одна из важнейших задач, которую предстояло решать СССР в наступающем третьем десятилетии XX в., уходила корнями еще в дореволюционное прошлое страны. Речь идет о необходимости продолжения и, более того, ускорения социально-экономического переустройства российской цивилизации. Данная задача вытекала из переживаемого страной процесса перехода от традиционного аграрного общества к современному на тот момент индустриальному обществу. В различных странах, в том числе и в царской России, этот переход затягивался на целые десятилетия. К сожалению, у молодой советской державы не было исторического времени на такие медленные темпы трансформации своих экономических, политических, социальных и духовных институтов. Причины, по которым советское руководство должно было искать пути ускорения естественных процессов общественного переустройства, в значительной мере крылись в результатах Первой мировой войны.

Остановимся на этом вопросе подробнее. Первая мировая (или, как называли ее современники, империалистическая) война не решила всех стоявших перед человечеством вопросов. Более того, она углубила противоречия между так называемыми странами-победительницами (Англией, Францией, США) и проигравшими странами, прежде всего Германией. Жажда реванша, определявшая социальную атмосферу в Германии все 20-е годы XX в., с высокой степенью вероятности позволяла предсказать неизбежность новой мировой войны уже в самое ближайшее время. Неслучайно многие проницательные умы полагали, что результатом Первой мировой войны стал вовсе не мир, а всего лишь временное перемирие. Глобальный экономический кризис мировой капиталистической системы, начавшийся в 1929 г., а также установление в 1933 г. в Германии гитлеровской диктатуры делали перспективу очередной мировой войны еще более неизбежной и осязаемой. В этой обстановке руководство СССР берет курс на ускорение социально-экономической реконструкции на рельсах создания в стране (впервые в мире) плановой экономики. В работах тогдашнего советского лидера – Сталина – 1929 год неслучайно будет назван годом великого перелома: с этого момента задача подготовки страны к отражению внешней агрессии становится лейтмотивом как внутренней, так и внешней политики СССР.

Важнейшей практической задачей, которую решало советское руководство в 1930-е годы, было создание динамичной плановой экономики, в основе которой должна находиться современная высокоразвитая тяжелая промышленность. Только так можно было обеспечить экономическую независимость СССР, защитить народное хозяйство страны от периодических мировых кризисов, имманентно присущих капиталистическому укладу, а также, что особенно важно, создать мощный военно-промышленный комплекс, перевооружить Красную Армию и Красный Флот, насытить их качественным современным оружием отечественного производства. Достичь этой цели удалось в ходе двух первых пятилеток, а также нескольких лет третьей пятилетки, выполнение планов которой было скомкано началом нацистской агрессии против нас. Мужание советской державы происходило в ходе индустриализации и коллективизации. К сожалению, процесс обновления страны и перевооружения ее вооруженных сил оказался очень сложным, вызвал большие издержки, сопровождался личными трагедиями многих людей. Насильственные методы, которые применялись в ходе коллективизации, а также использование труда заключенных в разных отраслях промышленности в 1930-е годы навсегда останутся горькими страницами нашей истории. В то же время останутся в нашей истории и человеческой памяти массовый героизм, подвижничество и самоотверженность советских людей, воспринимавших стоящие перед страной задачи как свои собственные и готовых ради их достижения пожертвовать самым ценным, что может быть у человека, включая собственную жизнь.

Благодаря трудовому подвигу советских людей, а также в результате преимуществ плановой экономики Советскому Союзу удалось всего за одно десятилетие проделать громадный цивилизационный путь, на который у других стран уходили десятилетия и даже века. В Советском Союзе были созданы новые экономические районы в глубине советской территории, что имело не только экономическое, но и геостратегическое значение. Индустриализация дала стране новые, отсутствовавшие в царской России, отрасли народного хозяйства, а вооруженным силам – новейшие виды боевой техники, которые во времена монархии приходилось закупать за рубежом, все больше и больше вползая в долговую зависимость от своих непосредственных геостратегических противников. В пятой лекции данного курса на конкретном фактическом материале показано, что результатом экономического подъема нашей страны в 1930-е годы становится ее превращение во вторую в мире и первую в Европе экономическую державу. По своему экономическому могуществу СССР уступал только Соединенным Штатам, причем отставание от них постоянно сокращалось. Одновременно с этим позади были оставлены прежние наши конкуренты на мировой арене: Англия, Франция, Германия.

Факт быстрого экономического развития Советского Союза (как тогда говорили – первой в мире страны социализма), без сомнения, остудил горячие головы наших недоброжелателей на Западе и на Востоке, заставил их заново переосмысливать, все дальше и дальше переносить планы нападения на Советский Союз. Силами одной только фашистской Германии нанести СССР военное поражение становилось уже невозможно. Для этого требовалось создание коалиции целого ряда европейских государств. На недопущение подобного сценария была направлена вся внешнеполитическая деятельность советского руководства в 1930-е годы. Так, правительство СССР одобрило и несколько лет проводило курс на создание в Европе так называемой системы коллективной безопасности. Кроме того, СССР выступал с осуждением агрессии Японии против Китая на Дальнем Востоке, Италии против Эритреи в Африке, всех прочих агрессивных действий фашистских и милитаристских государств. СССР оказался единственной мировой державой, помогавшей законно избранному испанскому правительству в его борьбе против фашистского переворота генерала Франко и открытой интервенции против Испанской республики со стороны Гитлера и Муссолини.

Наконец, Советский Союз стал единственной страной, выразившей готовность прийти на помощь Чехословакии, когда над ней нависла угроза расчленения и оккупации нацистской Германией. Однако Мюнхенский сговор правящих кругов Германии, Англии и Франции не позволил сохранить единство чехословацкого государства. А вскоре Чехия была полностью оккупирована нацистами, в то время как в Словакии установился подконтрольный Германии фашистский режим. Такова была цена политики «умиротворения агрессора», которую слепо проводили западные «демократии» в надежде направить агрессию фашизма на восток – против СССР. В наши дни и с моральной, и с исторической точки зрения именно эти драматические события, а не нападение Гитлера на Польшу (к слову, также принявшую участие в разделе Чехословакии) следовало бы считать началом Второй мировой войны, поскольку именно тогда, в 1938 г., агрессор окончательно убедился в своей безнаказанности и тем самым втягивание в войну все новых и новых государств стало абсолютно неизбежным.

Но даже тогда, когда нацистские танки громыхали по городам Чехословакии, Советский Союз продолжал бороться против разрастания военной угрозы. В осуществлении своих миролюбивых целей внешней политики СССР продолжал переговоры с ведущими странами Запада, надеясь на их добрую волю. Только тогда, когда стало абсолютно очевидным нежелание Великобритании и Франции заключить с СССР полновесные военные соглашения, которые могли бы стать непреодолимым препятствием на пути агрессоров, советское руководство решается на резкую перемену тактики. При этом стратегическая цель оставалась неизменной – не допустить или на максимально возможное время оттянуть создание коалиции нескольких европейских государств против нашей страны.

Опасаясь, что Германия может создать такую антисоветскую коалицию совместно с Англией и Францией, СССР действует на опережение и заключает договор о ненападении, предложенный Берлином. Этот договор позволил на несколько месяцев оттянуть крупномасштабную войну между СССР и нацистской Германией, хотя прочного мира достичь не удалось – на протяжении всего периода между подписанием советско-германских договоров в августе – сентябре 1939 г. и началом фашистской агрессии против нашей страны 22 июня 1941 г. отдельные боевые столкновения между советскими и германскими военнослужащими являлись заметным фактором взаимоотношений двух государств, что уже само по себе отвергает ложь о том, что якобы СССР и гитлеровский рейх являлись союзниками.

 

В настоящее время одним из ключевых и наиболее болезненных вопросов советско-германских отношений кануна Великой Отечественной войны являются так называемые секретные протоколы к договорам августа – сентября 1939 г., в которых Советский Союз и Германия якобы поделили между собой сферы влияния в Европе. Не вдаваясь в сложную и далекую от завершения полемику по поводу подлинности этих «секретных протоколов», отметим одно принципиальное обстоятельство – ни сами договоры августа – сентября 1939 г., ни даже «секретные протоколы» к ним, как бы прискорбно это ни звучало для современного человека, не противоречили общепринятой в те годы практике международных отношений. Задолго до СССР дележом мира за счет чужих стран и народов занимались не только немцы, но и такие цивилизованные и демократические государства (без всяких кавычек), как Англия, Франция, США, не говоря уже о странах помельче с авторитарными и тоталитарными политическими режимами, например о Польше, Венгрии или Румынии.

Но вернемся из сферы международных отношений к ситуации в самом советском обществе в 1930-е годы. Важным, до сих пор недостаточно изученным следствием индустриализации и коллективизации становится укоренение в СССР политической системы, полностью ориентированной на осуществление форсированного индустриального рывка, о чем также подробно рассказывается в курсе лекций. Соответственно, как и в экономике, в политической сфере преобладали предельная централизация, администрирование и чрезвычайные методы руководства. Проблемы, возникшие в ходе реализации планов первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР, во-первых, показали слабую эффективность такого стиля руководства и, во-вторых, выявили растущее несоответствие прежней политической элиты новым реалиям ускоренного развития страны. Партийные кадры, рожденные подпольем, революцией и гражданской войной, были максимально адаптированы к задачам разрушения, им были понятны исключительно насильственные, военные методы администрирования. Они хорошо справлялись с задачами разрушения, но, когда в повестку дня включились задачи расширенного созидания, сразу выявились слабые стороны прежних советских руководителей разного уровня: от регионального до центрального. Осознание проблемных зон в политической системе ставило перед вождями СССР задачу крупных политических реформ.

Именно такие радикальные политические реформы были начаты в середине 1930-х годов. Их увенчанием должны были стать принятие новой советской Конституции и нового избирательного законодательства. Цель реформы – преодолеть раскол общества, оставшийся еще от гражданской войны, произвести мирную, ненасильственную ротацию элиты и наконец создать на будущее прозрачный механизм передачи власти в стране. В конечном счете все нововведения должны были укрепить монолитность советского общества в период подготовки СССР к надвигавшейся войне. Однако политическая реформа вызвала растущее сопротивление со стороны той части элиты, которая неизбежно теряла власть в случае успешного завершения реформы. Старые кадры, скомпрометировавшие себя в годы гражданской войны, в годы насильственной коллективизации и гонений на беспартийную интеллигенцию, не могли рассчитывать на переизбрание в органы власти при условии проведения по-настоящему демократических выборов на альтернативной, состязательной основе. Осознавая неизбежность своего падения с властного Олимпа в случае победы реформаторов, консервативная часть советской элиты готова была идти на крайние меры, лишь бы сохранить свои прежние права и привилегии.

Можно утверждать, что в конечном итоге сопротивление консервативного крыла номенклатуры реформам советского политического режима вызвало обострение не только внутрипартийной борьбы, но и всей внутриполитической ситуации. По стране прокатилось несколько волн репрессий и массового террора. Некоторые современные авторы сравнивают события 1937–1938 гг. с гражданской войной. Несмотря на преувеличенность таких оценок, нельзя не отметить колоссальные людские потери времен «ежовщины», создание в СССР атмосферы страха и подозрительности, наконец, следует признать, что курс на реформирование советской системы в определенной мере сорвался. Планы внедрения в СССР демократической избирательной системы были реализованы лишь частично. Что же касается планов ротации элиты, то они были в конце концов реализованы не путем ненасильственных избирательных процедур, а посредством напряженной работы карательных органов и показательных судебных процессов над видными вождями оппозиционных группировок разных лет. В пособии подробно освещается актуальный для современной исторической науки и общественного мнения вопрос о масштабах потерь 1937–1938 гг., приводятся противоположные оценки и концепции природы разворачивавшихся в те годы трагических событий.

* * *

Таким образом, в данном пособии «Новейшая история Отечества. Курс лекций. Часть I. 1917–1941 годы» подвергается научному анализу один из самых противоречивых этапов отечественной истории: время от зарождения советской цивилизации до начала Великой Отечественной войны. В годы этой войны Советскому Союзу предстояло сдать сложный экзамен на свою зрелость. Войны всегда были серьезным испытанием общества на прочность. К. Маркс, труды которого составляли фундамент официальной большевистской идеологии, называл эту способность войн их «искупительной стороной». Он сравнивал социальные институты, утратившие свою жизнеспособность, с мгновенно распадающимися мумиями, подвергнувшимися воздействию струи свежего воздуха. Советское общество в годы Великой Отечественной войны не только не распалось, но и смогло избавиться от всего, что мешало борьбе с врагом, проявило поразительную жизнестойкость, выстояло в самых тяжелых условиях 1941 и 1942 гг. В конечном итоге именно Советский Союз внес решающий вклад в победу над самым страшным агрессором в истории человечества – гитлеровской Германией, заплатив за это самую дорогую цену. И хотя сегодня некоторые лишенные совести деятели как на Западе, так и в России пытаются принизить вклад нашей страны в разгром фашизма, Победа СССР в Великой Отечественной войне 9 мая 1945 г. делает весь XX век Русским веком.

Не приходится сомневаться, что эта блистательная Победа выросла на прочном фундаменте. Без воссоздания государственного единства 30 декабря 1922 г., без подвига стремительного восстановления разрушенного войной народного хозяйства в 1920-е годы, без индустриализации и коллективизации, без возникшей на их основе плановой экономики, без созданного в 1920–1930-е годы ВПК, без всеобщей ликвидации неграмотности и создания основ самой передовой в мире системы профессионального и высшего образования, без взлета отечественной науки, без массовой народной поддержки происходивших в стране перемен никакая победа в той тотальной, направленной на полное уничтожение нашей страны войне, которую 22 июня 1941 г. развязал против Советского Союза «коричневый» рейх, была бы попросту невозможна. В силу этого можно сказать, что пособие по новейшей отечественной истории, которое читатель сейчас держит в руках, полностью посвящено анализу этапов и тенденций создания в нашей стране причин и предпосылок Победы СССР в Великой Отечественной войне, подробный разговор о которой планируется во второй части данного курса лекций.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru