Как превращаться в Дракона

Чэн Лун
Как превращаться в Дракона

Глава 2. Волшебные точки. Нэйгун

Мы уже обсудили с вами отношение традиции к теории и разные способы понимания того, что мы делаем, – понимания нашей практики. Я привел вам четыре примера:

– Учитель Чэнь Факэ говорил, что совершенно не нужно писать и читать о практике. После того, как вы получили некий опыт, например, делали упражнения с учителем или парные практики, или толкались на туйшоу, нужно выделить время, сесть спокойно, выпрямить спину и попытаться вспомнить все, что происходило в мельчайших деталях. Это исходная практика, поэтому, когда происходит какое-то важное событие, обязательно нужно так сделать. Так мы показываем, что серьезно относимся к тому, что произошло – к какому-то событию практики, к какому-то человеку, к какой-то встрече, к какому-то важному моменту.

– Учитель Фэн Чжицян всегда рассказывал о практике. Допустим, была некая встреча с выдающимся специалистом по боевым искусствам, – он создавал об этом историю, которая потом ходила среди учеников в разных интерпретациях. Он был великолепным рассказчиком и свои истории рассказывал в лицах, практически по ролям, поэтому их всегда было интересно слушать и наблюдать, к тому же, они очень легко запоминались.

– Учитель Ху Яожэнь почти всегда создавал серьезный текст. Он говорил, что важно сесть и записать иероглифами, как было дело. То же самое нужно делать с любой важной идеей.

– Мой учитель – инженер, поэтому он всегда сначала рисует схему, где стрелочка показывает, что важно, а что нет, куда нужно обратить внимание и так далее.

Вот это четыре разных варианта подхода к теоретизированию. И когда мы читаем курс по теории цигун и теории боевого искусства, все эти четыре подхода надо эксплуатировать. То есть позанимались – повизуализировали, позанимались – попробовали об этом кому-то рассказать, позанимались – попробовали записать, позанимались – нарисовали схему.

Это посвящение всем нашим учителям, и я буду вначале его произносить, чтобы вы представили себе этих людей и вспомнили о том, что мы находимся в определенной линии передачи. У нас с Шифу подписано соглашение, которое называется байши. Оно подразумевает, что наш с ним диалог продолжается всю жизнь – пока он жив, я к нему езжу. Он обязался все рассказать и ничего не утаивать, а я обязался все выслушать и принять к исполнению.

На самом деле, проблема состоит в том, что содержание очень большое. Я иногда уже хочу сказать: «Горшочек, не вари!» – «Шифу, вы больше не рассказывайте ничего! Мы уже с этим не знаем, что делать…». Он нам говорит: «Ничего-ничего, мы еще даже не начинали». Я говорю: «Учитель, ну это уже не умещается никуда, невозможно с этим ничего делать», а он отвечает: «Это пока, потом ты все это вместишь так или иначе».

Нэйгун.

Тема сегодняшнего рассуждения – то, что называется нэйгун или внутренней работой. По факту, это любимая многими моими наставниками идея о том, что внимание и дыхание можно использовать в точке. На этом – на акупунктуре – основана вся китайская медицина.

Обычно мы с вами делаем массаж по определенным точкам с банем. Есть точки, которые относятся к грудной клетке, есть точки, которые контролируют срединную линию тела, и есть точки, отвечающие за течение энергии в меридианах рук и ног. И эти четыре раздела мы с вами сегодня проговорим и обратим внимание на то, что в них важно.

Берем первую точку, она называется шэнь чжу, что дословно означает «середина тела», солнечное сплетение. Мы начинаем ее тихонько массировать – нажимаем банем и отталкиваем. Почти у всех людей, кроме отдельных уникумов или, скорее, специалистов, эта точка находится в состоянии глубокого спазма. Никто не может солнечным сплетением создать давление вперед, кроме оперных певцов. У всех же остальных эта область находится в очень сильном сжатии, и когда человек начинает массаж, он в очень крайнем случае может ее расслабить.

Почему так? Потому что в нашей срединной линии и в этой области – а сюда относятся и пищевод, и диафрагма – очень сложно открыться. Это середина нашего тела, в которой энергия имеет тенденцию к погружению, и, если вы начнете эту точку ощущать, иногда получается создать в ней давление, но почти никогда нельзя добиться сильного ощущения ян наружу. Тем не менее это нужно сделать, чтобы давление в точке проникало глубоко и было обратным. Это касается как точки шэнь чжу, так и любой другой точки.

Вторая точка, с которой мы работаем, – это область селезенки. Она очень важна, поскольку, как и вся наша левая сторона, слабая. Если вы, например, сравните точки селезенки и печени, печень почти всегда находится в избыточном тонусе – она янский орган, а вот селезенка спокойная, это кладбище эритроцитов, поэтому ее обязательно нужно прочувствовать и наполнить.

Учитель очень часто использовал метафору: «Точки – это норы духов», то есть когда дух заныривает туда, в нору, это совсем не то же самое, когда там ничего нет. Точка просыпается именно тогда, когда мы нашим сознанием много раз в нее проникаем и выбираемся обратно. По сути, мы наводимся на точку для того, чтобы все свое сознание, дыхание и внимание собрать в одно место и медленно раскачивать наш маятник – то есть нырять глубоко, погружаться, находиться там какое-то время и потом начинать медленно оттуда выныривать.

Третья точка, с которой мы работаем, – это нисходящая ободочная кишка, середина живота с левой стороны. Она обычно тоже расслаблена, в ней редко бывает супертонус, поэтому с ней нужно работать. Эта точка тесно связана с поясничной подвздошной мышцей, которая крепит нам ноги к пояснице.

Дальше опускаемся вниз. Следующая точка – это сигмовидная кишка, левый нижний угол живота. Мы направляем туда внимание и долгое время с ней работаем – это уже, собственно, преддверие к прямой кишке, поэтому энергетически эта зона тоже очень важная. Она проецируется на тазобедренные суставы, и вся иннервация постепенно восстанавливается.

Самое главное – это то, что, когда мы занимаемся, путешествуя по этим точкам, мы восстанавливаем себе образ живота – нашего центра.

Первые четыре точки завершают нисходящее движение – мы, по сути, идем по ходу работы кишечника – и попадаем в низ живота. Низ живота под пупком – это то, что обычно и называют даньтянем. Но для нас даньтянь – это вся область вокруг пупка. Она очень сильно влияет на наш энергетический статус. Если в этих точках глубокое дыхание, особенно в самой нижней (у нее обычно тоже небольшая чувствительностью, и внимание туда очень сложно привести), дыхание начинает сразу положительно влиять на органы малого таза и вызывает большой энергетический эффект.

Дальше находится точка, которая раньше вообще была ключевой, когда не могли делать операции на аппендицит. Это стык тонкого и толстого кишечника, одна из важных мембран внутри брюшной полости, где происходит смена энергии первичной обработки на вторичную. Почему она важна? Изначально дело было в безопасности – надо было эту область все время разминать, чтобы слепая кишка была в достаточном тонусе и там ничего не задерживалось и не накапливалось, потому что раньше в таком случае спасти человека было нельзя.

Следующая точка – это середина живота, восходящая ободочная кишка. Здесь тоже есть тонус от печени, и с этим, соответственно, тоже надо что-то делать.

Самая верхняя точка с правой стороны – это печень и желчный. С ними всегда очень много вопросов, потому что там есть хроническое напряжение, которым обязательно надо заниматься. Вся наша правая сторона находится под воздействием печени и желчного. Если получится снять напряжение, мы заложим основу для правильной работы даньтяня, и это будет иметь большой эффект.

Эта идея очень продуктивна, особенно если вы используете бань – тогда каждая точка дает эффект на все тело. Если вы хорошо расслабитесь, то поймете, что, когда давите на одну точку, вы давите на все тело, а когда давите этой точкой, вы давите всем телом.

Нужно практиковать медленно, чтобы успеть осознать, что вы начали давить в эту область, глубоко погрузили, а потом пошли обратно – с дыханием, с вниманием, со звуком. В каждой точке одна и та же ситуация – дыхание должно быть полное, внимание должно быть всепоглощающее. И конечно же нужно преодолеть напряжение в этой точке, то есть расслабиться, пропустить давление поглубже и хорошо раскрыться, потому что, пока мы этого не сделаем, нет начала для ян.

Сколько заниматься этими точками? До тех пор, пока вы не получите ощущение циркуляции. Постепенно в животе начнется релиз, вы почувствуете, что там потеплело, отпустило и расслабилось. Иногда на это уходит очень много времени, но не стоит здесь экономить. Пока мы не запустим кровообращение в брюшной полости, все наши практики крайне низкоэффективны. С точки зрения экологии занятия – это номер один. Мы можем делать тысячу упражнений, и у нас все равно будет напряженный живот и никакой циркуляции. Таких специалистов вагон – внешне сила есть, а внутренне нет. Внутренняя сила состоит в том, что в животе энергия циркулирует.

И когда мы с вами завершили работу с даньтянем, можно сказать, что мы совершили один шажок вперед от дыхательной практики. Эти восемь точек являются ближайшей зоной к нашему первичному дыханию и вообще самым важным, что есть в цигун.

Есть школы цигуна, которые говорят, что это срединное государство, в котором полностью находится наше внимание, а все остальное не важно. Почему так? Потому что пока не восстановлена правильная циркуляция в животе, все остальные процессы подвисают.

У меня есть один знакомый специалист, который в Латвии занимается тяжелой атлетикой с детьми. Он говорит: «Уже лет десять-пятнадцать приходят ко мне ребята, которым нельзя давать даже общие физические упражнения. После того, как я начал изучать цигун, я решил давать им практику для живота до тех пор, пока живот не окрепнет. И только потом уже базовые практики, чтобы они могли нормально присесть, нормально встать и так далее. А года через полтора-два я начинаю давать им упражнения, которые готовят к тому, что в будущем они смогут заниматься тяжестями».

 

И это общая ситуация. У всех нас живот требует внимания. Без него мы не сможем сделать для тела ничего хорошего даже если захотим. Потому что первичен релиз живота и налаживание циркуляции, чтобы во всех точках полностью произошло вхождение энергии и восстановление давления. Если вы начнете заниматься этой практикой, то поймете, что какая-то точка, хоть и прожимается, но неглубоко, или, например, она обратно не может спружинить достаточно хорошо. Если в животе есть дисбаланс, то есть, не расслабленные точки, в которых ощущается дискомфорт и боль, надо ждать, пока они расслабятся, а потом ждать, пока в них восстановится давление. Без этого наш центр еще нам не ответил, а мы ему еще ничего хорошего не сделали.

– Какое соотношение между тем, что сам живот делает, а что мы – то есть между внешним давлением и внутренней реакцией живота?

«Это зависит от практики. Вначале мы почти все делаем банем, но потом придет понимание, что это не совсем то, что нужно. Если визуально – изменится хват. Все, кто начинают эту практику, делают серьезное лицо и давят двумя руками. Затем их немножко отпускает, они оставляют одну руку, но она тоже выглядит так, будто пытается воткнуть внутрь штык. Потом кисть разжимается, и человек держит бань расслабленно. И тогда он уже занимается энергией, информацией. Это целый спектр – по ученикам мы видим, что сперва они вообще не понимают, о чем идет речь – живот там какой-то – а потом они начинают получать опыт. Учитель всегда говорит: «Когда я начинал заниматься, я думал, что живот находится где-то в середине тела. Но уже много лет у меня есть понимание, что все тело находится на далекой периферии живота, а все мое внимание на значительный процент давно погружено в даньтянь». Примерьте это на себя, и вы поймете, на каком космическом расстоянии мы с вами находимся от тех, кто долго практикует. Для нас живот – это просто какой-то факт теории и иногда практики, но это ни в кое случае не место, где постоянно находится наше сознание, более того – мы не смотрим на мир из живота. Для нас это очень отдаленный факт. Именно по этому можно судить, насколько вы – и мы все – приблизились к мастерам цигун, например, к Учителю и Учителю Учителя. «Тело находится где-то на краю живота» – это как же надо видеть мир?

Здесь нет ничего сложного, нужно просто поменять точку зрения и на все смотреть из центра. Учитель приводит в пример Дао дэ цзин: «Большая рыба не выходит из глубины, не выплывает к поверхности. Выплывешь – поймают. Зачем, да? Плавай внутри, то есть, на все смотри из глубины живота».

– Движение животом – это напряжение или расслабление?

«Это ни то, ни другое – это изменение давления в брюшной полости. То есть это не модель мышц, которые напрягаются, это модель, когда у нас внутри пустота, и если мы диафрагму втягиваем вверх на «си», то давление падает, и мы можем туда зайти. А когда мы на «ху» диафрагму опускаем, то давление внутри полости растет, напряжение мышц здесь вторично. В тот момент, когда мы с вами понимаем, что имеем дело с изменением давления, а не с напряжением мышц, мы уже на правильном пути».

– Насколько мы в точку погружаемся и насколько из нее выталкиваемся?

«Надо посмотреть предыдущую тему про маятник дыхания. Мы пробуем отработать в точке весь маятник. То есть тайцзи – заныривание, расширение «ху», вдох – уцзи, беспредельность, сжатие «си», заныривание – маятник дыхания должен полностью отработать. Как одна точка, так и весь организм – нет никакой разницы, делаем ли мы что-либо большое или что-либо незначительное, мы все равно делаем это дыханием. Именно поэтому цигун называется цигуном – потому что это работа дыхания, работа этого огромного маятника. А одна точка или больше – это неважно».

– Подключается ли дыхание полностью?

«Да, это опять-таки весь маятник, настолько длинный, насколько ты можешь. Учитель всегда повторяет: «Длинное дыхание – длинная жизнь, длинное движение – длинная жизнь». Поэтому мы пробуем любое движение максимально удлинять – до пределов нашего понимания, потом за пределы нашего понимания, потом далеко за пределы нашего понимания, потом далеко за пределы пределов. Со временем это приходит. То, что вам кажется в начале длинным дыханием, потом оказывается совершенно не длинным. А что делать? Мы так видим. Мы, когда начинаем заниматься, имеем очень приблизительное ощущение тела, как конструктора лего с крупными детальками. А потом уже, при регулярной практике, мы начинаем видеть его более-менее ясно. Мозг начинает обучаться, и на том месте, где мы видели что-то приблизительное, мы начинаем различать уже более тонкие вещи. При регулярной практике! Почему мы говорим, что нужно заниматься регулярно – потом каждый день понемножку? Потому что тогда мозг обучается видеть те вещи, которые мы обычно не видим, а просто проскакиваем мимо».

– Какие ощущения при движении поясницы во время практики массажа даньтяня?

«Поясница – это обратная сторона даньтяня, и тоже входит в его состав. Когда вы будете делать массаж по точкам, в какой-то момент вы поймете, что поясница начинает растягиваться и раскрываться. При этом создается поверхность, похожая на парус. Чем мягче вы делаете, тем больше начинает включаться вся задняя линия. Очень часто вы замечаете, что при массаже у вас хрустят позвонки, даже шея – они вставляются на место.

Просто из-за того, что вы начнете разминать живот, у вас изменится вся структура. Соответственно, со временем, чем дольше вы находитесь в точке погружения, тем для поясницы лучше.

Мы Учителя как-то спросили: «А долго там находиться?» Ответ нам не понравился: «Ну, пол часика хотя бы». Мы: «Шифу, побойтесь Бога, какие пол часика?», а он говорит: «А, да, действительно, ну немножко побудьте. Потом сообразите, о чем речь». Почему? Для тех, кто дольше занимается, у кого большая практика, это норма – им становится интересно: а что же там на дне этой точки? А на дне этой точки еще целая жизнь, целое растяжение задней линии, которую мы слабо чувствуем. Но постепенно она проявится и оживет.

В продвинутой уровне массажа мы с вами еще используем отталкивание от опоры. Тогда практика становится одной законченной дисциплиной – вы встаете на носочки, отталкиваетесь от опоры и еще помогаете себе гравитацией. Получается своего рода бросок через спину при надавливании, и бросок обратно при раскрытии – полная схема».

– Правильно ли, что используется все тело?

«Да, правильно. Мы должны сделать максимально длинное движение в точке и максимально включить в него все тело. Но за основу мы берем внутреннее, а потом уже потихоньку подключаем внешнее. Если вы долго и помногу занимаетесь, вы видите, что получаете другое движение, которого не получится, если вы занимаетесь один раз в день. «Другое» значит, что у вас начинает углубляться движение и включается больше клеток. Но все равно нужно следовать принципам расслабления, легкости в движениях и естественности».

Работа с банем.

Вторая часть – это работа с грудой клеткой, которая непосредственно следует за работой с животом. Этот вид нэйгун так же жизненно важен, так же был найден давно (в VIII веке) и заключается в том, что мы с вами начинаем растягивать и сжимать бань. Есть несколько направлений – горизонтальное, два диагональных и вертикальное. Мы пробуем создать «эффект пустого сердца» – это когда живот наполнился, диафрагма ушла вниз, и мы с вами еще и расширили грудную клетку. При этом возникает странноватое чувство подсасывания в грудную клетку. При определенной практике можно довольно ясно ощутить, что руки, ноги и голова стали легкими. По сути этот механизм цигун – создание «пустого сердца» – это изменение давления в грудной клетке.

По медицинской норме давление в грудной клетке должно быть слабо отрицательное. Как только мы сжимаем грудную клетку, мы повышаем давление. Получается, что нам нужно во всех ситуациях максимально растягивать грудную клетку, но не с поджатым животом. В этом нам помогает первый этап цигун – наполнить живот, чтобы диафрагма ушла вниз и появилось давление. Только после этого можно раскрывать грудную клетку. Если вы раскроете ее на поджатой диафрагме, понижения давления не произойдет. Понятно почему? Потому что там поршень в верхнем положении, и, если вы его растягиваете – ну да, что-то есть, но ничего особенного, никаких особенных эффектов. Особенный эффект возникает, когда вы сначала наполнили живот, а потом, удерживая это наполнение, начинаете раскрывать грудную клетку. Тогда даже маленькое движение внутри него в стороны роняет давление, и у вас начинает стимулироваться венозный отток, то есть кровь со всего тела легче возвращается к сердцу. Это страшно эффективно. Сразу минус вся усталость везде, где вы ее ощущаете, – тяжесть в ногах, тяжесть в руках, тяжесть в голове – это все замедление венозного оттока, то есть ощущение перенаполнения тканей кровью. Как только вы это делаете, у вас возникает ощущение, что кровь отовсюду засасывается в грудную клетку. Это дурацкое чувство, как может показаться сначала. Но потом вы почувствуете, что становится легко. По сути, мы бы вообще не уставали, если бы это было так. Усталость, как таковая, возникает как накопление избытка крови. Поэтому вторая практика нэйгун – это создание пустого сердца. Даньтянь наполненный, а сердце пустое. Главное – не перепутать. Если даньтянь пустой, а сердце перенаполнено – это не очень физиологично, потому что в животе должен быть легкий избыток давления, а в грудной клетке легкий недостаток. Мы должны создать внутри груди разреженность, вакуум, который ощущается как пустота, разрежение, разделение тканей – ребра должны разойтись. Реальных специалистов по цигун я за всю жизнь видел не так много, четверо из них оперные певцы, потому что они визуально ребра раздвигают на 5-7 см в стороны. Так не делает больше никто и никогда – ни китайцы, ни индусы. Все эти пранаямы и цигун по сравнению с оперным пением – просто детский лепет.

И вот здесь нужна программа исследований – нужно для всех практик померять объем легких. К примеру, люди, которые поют, и фридайверы делают со своим телом намного более интересные вещи, чем те, кто берется просто об этом рассуждать. Поэтому нужно поставить задачу и понять, влияет ли наша с вами практика на объем дыхания, на оксигенацию или нет? По сути, достаточно просто взять оборудование, сделать замеры и через пару-тройку лет получить очень интересные научные результаты касательно изменения объема грудной клетки и объема вдоха.

Тут можно, на мой взгляд, очень много нарыть. Подобный игровой метод, во время которого мы можем что-то измерить, очень помогает, потому что можно получить обратную связь. Как все современные игры, построенные на короткой обратной связи – ты сделал какую-то простую штучку, и тебе сразу сказали: «А ты молодец! Правильно!». И организм твой говорит: «О, ты молодец! Ты старался!».

Тут важно построить научную картину – например, непонятно пока, как померять давление внутри даньтяня, хотя над этим стоит задуматься.

Я у себя объем легких давно проверял. У меня есть про это личная забавная история. Мы тогда еще работали с Федерацией ушу. Там перед соревнованиями нужно было проходить диспансеризацию. И вот мы пришли такие, цигунисты, пингвинчики расслабленные, а перед нами стояли бегуны. У них объем легких 4,5-5 литров, а у нас с приятелем 6 и 7 литров. Нам говорят: «Так вы, наверное, марафоны бегаете», а я им: «Ребят, я уже 10 лет только медленно хожу по залу, никаких марафонов я не бегаю». Они в недоумении: «А мы зачем тогда бегаем?»

Вот в этом то всегда и вопрос! Нельзя ли как-то более по-человечески достигнуть такого же эффекта? На самом деле, это могут быть и природные данные, потому что никто же не замерял, какие они были изначально. То есть пока по этом поводу нет никакой научной доктрины. Личное ощущение, безусловно, есть. Но для публичной дискуссии мы не можем прийти с субъективными параметрами. Мы должны сделать пару нормальных лонгитюдов и на большой группе наглядно показать – ребята, вот пять простых упражнений, вот три года практики, вот группа из ста человек, вот изменения, вот динамика. Это всем принесет намного больше пользы, чем наши рассуждения про то, что это полезно для здоровья.

Так как цигун становится широко практикуемым – мы начинаем тренеров тренировать! – мы должны давать им в руки определенную аргументацию и подтверждать все научно. Точно так же нужно делать, к примеру, с йогой. Вот это был бы реальный результат – как изменилась оксигенация крови после занятия? Насытили ли вы кислородом всю кровь и кровью все ткани? Да – супер, нет – вопрос тогда к вашей практике: почему так не произошло? Увеличился ли объем дыхания после практики? Да, насколько? Конкурируем ли мы с бегом? Или надо на Ironman всем идти и убиться там? Или не надо, и можно просто ходить по залу – и все получится еще лучше?

 

Мы видим свою выносливость на туйшоу. Некоторые возражают: «Это специфическая выносливость, вы просто часто тренируетесь и поэтому можете выдерживать двадцать шесть раундов». В этом и вопрос: делаем ли мы просто специфически часто эти упражнения и у нас к ним выносливость или у нас растет общая выносливость за счёт, к примеру, конкретно дыхания? Эту мысль надо обязательно думать.

– Не противоречат ли «пустые ноги» тому, что мы должны укореняться?

«Ноги не пустые, они легкие. Задумайся, у тебя тяжесть в ногах или легкость? У тебя должны быть легкие ноги, что связано с укоренением, но не надо путать его с тяжелыми ногами. При том, что ты можешь укорениться, сама нога у тебя легкая, она ничего не весит. Как будто ты дал нагрузку и положил ноги на стену, у тебя кровь оттекла, ты ноги опускаешь, и они легкие. То же самое надо делать с помощью внутренних практик. Тогда ноги оптимальны, они в себя берут много крови и дают огромную отдачу, а потому очень ресурсные. За счет того, то в них нет избытка крови, туда по артериям дается сразу сильная кровь и мощь. Получается совершенно другое качество ткани. Когда есть перегрузка и нет оттока, то нет и притока. В этом и состоит основной механизм – если бы мы могли с вами влиять на венозный отток, то тело бы само сразу загружало туда кровь. Оно этого не делает по одной простой причине – кровь там уже есть. И клеткам бы нужна новая кровь, но она туда не поступает, потому что слабый отток. Почему слабый отток? Потому что не пустое сердце. Почему не пустое сердце? Потому что живот не наполненный. Почему живот не наполненный? Потому что никто не занимался. Это огромное длинное рассуждение, которое на самом деле упирается в простые вещи».

– Эти упражнения нормализуют проблемы с давлением и сердцем?

«Мы поймем это, как только организуем систематическое исследование – измерим данные у тех, кто занимается, до начала занятий и после их завершения, и посмотрим: как изменилось давление, как изменился пульс, как изменилось дыхание, как изменилась мозговая активность – нам нужно создать лабораторию цигун, поставить задачи – их на самом деле не так много. Чтобы люди, позанимавшись, сразу увидели, что, например, раз – и давление упало – и они такие: «Ух ты! Да это же фантастика! Работает!». Но для этого надо оснаститься, чуть-чуть изменить точку зрения, чуть-чуть привлечь науку. И сейчас это уже вполне можно и нужно делать, особенно для тех, кто приходит заниматься с фокусом на здоровье.

Недавно тут ко мне подъехали коллеги с чудесной технологией – гарнитурой, которая меряет электрическую активность мозга. Вы закачиваете себе приложение, которое в реальном времени измеряет ваши показатели. Они мне: «Вы же медитируете? Давайте мы вам гарнитуру наденем, и вы покажите, как вы это делаете». А там графика следующая: на поверхности лежит шарик; как только вы начинаете расслабляться, шарик отрывается и летит вверх. Таким образом замеряется время ныряния в альфа-волны.

Ну я расслабляюсь, шарик начинает подниматься, и они говорят: «Так это все что, правда работает?», я им: «Ну конечно! Люди же приходят затем, чтобы погрузиться в покой в цигуне. Вы что, думаете, что их можно погрузить в покой, если вы сами не погружены в покой? Мы же делаем это изо дня в день десятки лет – мы сами погружаемся в покой, и тогда люди, слушая нас, тоже туда погружаются. Но пока это все неизмеримо».

На самом деле, все операторы во все мире, работающие в дорогостоящих системах, например, NASA, используют контроль мозга. Они на мониторе всегда видят свои волны. И тот, кто его контролирует, тоже их видит. Например, когда человек принимает ответственное решение, все контролируют его мозговую активность – оптимален он или нет? В Google так всех учат – сажают с монитором и смотрят, в состоянии ли концентрации он или нет? Отдыхает ли он или нет? Может ли он вообще отдыхать, отключиться?

Это все опять-таки к тому, что сейчас на стыке измерения и науки мы можем получить новое видение цигуна, которое раньше было невозможно, потому что не было всех этих онлайн измерений»

– Каково соотношение прямого и обратного закрытия для занятий цигун? Когда мы на «си» расширяемся, а на «ху» закрываемся – по ощущениям, эффект гораздо сильнее.

«На мой взгляд, при хорошей постановке вопроса, нужно чередовать различные виды усилий – то, при котором на «си» мы растягиваем грудную клетку, на «ху» сжимаем и то, при котором наоборот. Это две уникальные тренировки»

– С точки зрения структуры как влияет это обратное расширение?

«Ты же на разгибании расширяешься, поэтому разница в механизме – с «си» грудная клетка сжалась, с «ху» грудная клетка разжалась. Второй вариант: с «си» грудная клетка растянулась, с «ху» наоборот. Мы идем назад и расширяемся, затем идем вперед и сжимаемся»

Волшебные точки.

Третья часть – это волшебные точки, контролирующие натяжение позвоночника – точка юй чжэнь, упражнение «шея журавля», собирание точки хуэйинь и массаж точки мин мэнь, то есть стекание. Когда мы эти точки нарабатываем?

Мы начинаем с точки хуэйинь, то есть собираем ее и расслабляем. При этом начинает работать тазовое дно и мышечно-сухожильное ядро, связки тазового дна подбираются. Это упражнение желательно включать в программу цигун, потому что тазовое дно со временем ни у кого само по себе не становится сильнее, ему нужна профилактика. Учитель Фэн Чжицян говорил: «Как только я стал старше семидесяти, я только одно это упражнение делал по два часа. Я привык, что у меня сил очень много, а как только я перестаю уделять этому принципу – дыханию точки хуэйинь – внимание, то вся нижняя часть тела значительно слабеет».

Так вот, она собрана на мышечно сухожильном ядре, на точке хуэйинь – это прям центр тазового дна. Соответственно, когда мы его подбираем, это очень сильно стимулирует нашу энергию. В практике это то, что называется «нижний даньтянь». Сейчас на нем основываются все женские и мужские практики, потому что эта точка оздоравливает всю половую сферу, точнее, не сама точка, а внимание и дыхание в ней. Очень хороший эффект на тело получается благодаря одному простому упражнению – мы катаем палочку, подбираем точку хуэйинь, задерживаемся в ней (на пол часика) и отпускаем.

Дальше поговорим про «шею журавля». Мы с вами прокатываем внутреннюю часть шеи и открываем точку цянь ту. По сути мы добиваемся того, что горло, которое у нас хронически напряжено, начинает расправляться просто благодаря катанию палочки. Шея становится длинная – поэтому и называется «шея журавля». У Плисецкой видели, какая бесконечная шея? Вот это то, что нам нужно! Мы начинаем медленно катать бань по шее, происходит растяжение, ребра начинают подниматься, верхний грудной отдел разгибается – и все эти части тела переходят в растяжение, и уже затем мы собираемся. Соответственно, если это соединять с дыханием, то получается отличная прокачка. В шее находится колоссальное количество нервов, которые идут в пищевод, трахею, сосуды, а эта зона у нас не рабочая. Когда она начинает раскрываться-закрываться, в ней стимулируется кровоток и обмен веществ. Это другой режим для мозга – питание.

Еще одна точка – это юй чжен, «нефритовая подушка». Ее мы тоже с вами прокатываем, представляем, что там проходит дыхание, расширяется, собирается. Если мы разблокируем эту точку, у нас свободно идет ликвородинамика – заброс жидкости из мозга в спинной мозг. Вместе с ней туда попадают и нейрогормоны, которые нужны мозгу, когда он отвечает на наши запросы. Если вся эта область раскрыта, то через какое-то время вы ощутите, что вас отпускает – изменится статус, вы поймете, что возникла ясность, и качество тела уже совершенно другое.

Рейтинг@Mail.ru