Наследники

Бэлла Крымская
Наследники

Трагикомедия в трех действиях

Действующие лица

Р е д ь к и н а Л ю д м и ла, бывшая вдова покойного.

К р а с н у х и н а Е к а т е р и н а, ее дочь.

К р а с н у х и н О л е г, муж Екатерины.

А в д о т ь я П а в л о в а, сводная сестра, приехавшая из Франции.

П р и г о ж и н а Н а т а ш а, подруга.

П и р о г о в А р т е м, приемный сын от второго брака.

С е м е н, дворецкий.

П и р о г о в А р т е м, приемный сын от второго брака.

Б е л о в В и т а л и й В и к т о р о в и ч, нотариус.

С е р а ф и м а и Л а в р е н т и й К а р п о в ы*

(*Прим. автора: допустим вариант постановки без двух последних лиц).

Действия происходит в гостиной дома-особняка покойного миллиардера Пирогова Александра Александровича.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

В полумраке утонченно оформленная гостиная; длинный круглый лакированный стол, стулья с элегантной обивкой, на стене картина «Убийство Авеля». Два стула освещаются пушкой (или рампой по усмотрению); далее постепенно слабо освещается вся гостиная. Л ю д м и л а и А в д о т ь я в траурных одеяньях сидят напротив друг друга; молчат. Авдотья читает газету.

Л ю д м и л а (не выдержав, заговаривает первой). Может, чайку? Вы какой любите? С бергамотом или зеленый? Или в Париже предпочитают что-то более изысканное? (Зовет дворецкого.) Семен!

А в д о т ь я (отвечает, не отвлекаясь; на протяжении всей пьесы говорит с легким французским акцентом). Я предпочитаю кофе со сливками.

Входит С е м е н. Ему около сорока пяти; торопливый, услужливый, но не разговорчивый и несколько загадочный.

Л ю д м и л а. Два кофе со сливками – мне и Авдотье Павловне.

Семен кивает головой, уходит.

Ну как вам здешняя погодка? Как надвигающаяся русская осень?

А в д о т ь я (неохотно). Прелестна!

Пауза. Людмила в смятении; не знает, о чем говорить.

Л ю д м и л а. Вы ведь наверняка думаете обо мне, что я…

А в д о т ь я. Я ничего не думаю – я читаю газету.

Л ю д м и л а. Я поняла вас. А газета, между прочим, перевернутая.

Входит Семен с чашками и сахарницей на подносе.

Детка, принеси-ка нам лучше чего-нибудь покрепче. А это унеси. (В сторону.) Сейчас мы ее разговорим!

Авдотья бесшумно переворачивает газету. Людмила шепчет название напитка на ухо Семену – тот кивает и уходит с подносом.

Что-то Катенька с Олегом задерживаются. Они были на семейном отдыхе на Мальдивах, поэтому не успели на похороны. Катя была расстроена. Вдобавок внук что-то подхватил на отдыхе.

А в д о т ь я (с сарказмом). На Мальдивах? Бедняжки!

Л ю д м и л а. Зять мой, ей-богу, непутевый! И как моя Катя за него замуж вышла – ума не приложу. И семьянин он невнимательный, и бизнесмен никакой. (Понизив голос.) Если бизнес перейдет к нему – за ним нужен будет глаз да глаз.

Появляется Семен с бутылкой и с двумя бокалами.

С е м е н. Прошу прощения, но бар закрыт на ключ. Мне пришлось взять то, что было в кухне. Я принес вам столовое вино.

Л ю д м и л а. Столовое вино? Нас собрались поить вот этим? Кто посмел закрыть бар и где ключ?

С е м е н. Не знаю.

Л ю д м и л а. А ты здесь для чего?

С е м е н. Я выполняю то, что мне дозволено.

Л ю д м и л а (жадно). Дай сюда! (Хватает бутылку и бокал; наливает.) Не пойму, о чем ты… но бутылка не полная. Ах, негодник! Сам выпил? (Глотнув из бокала.) Отвратительная гадость! (Авдотье.) У Саши моего покойного коллекция превосходных коньяков, а нам суют вот это.

А в д о т ь я (отказывается от предложенного Семеном бокала). Благодарю, но я не пью.

Л ю д м и л а. Ну как же так? Ну, за память Саши! Ну, глоточек!

А в д о т ь я. Нет и нет. Когда я пью, я говорю все, что думаю.

Л ю д м и л а. Прямо как я! Ну тогда я выпью одна. За Саню! Пусть земля ему пухом. (Пьет.)

А в д о т ь я. Пухом-то ему земля точно не будет.

Л ю д м и л а. Почему? (В сторону.) Неужели знает?

А в д о т ь я. Не заслужил просто – вот и все. (Нервно встряхивает газету.)

Л ю д м и л а. Ну зачем же вы так о брате? Хороший был человек ведь. (Опустошив, ставит бокал; жестом дает понять Семену, чтобы тот вышел.)

Семен уходит.

А в д о т ь я (намекая). Хороших людей не бросают.

Л ю д м и л а (игнорирует колкость). А хорошее было вино! Хоть и дрянное – но хорошее. Зря не выпили.

А в д о т ь я (в сторону). Гадюка! Пытается меня споить.

Л ю д м и л а (в сторону). Как она стара! Сыпется как песок.

Входят Е к а т е р и н а и О л е г в сопровождении Семена.

Е к а т е р и н а (с входа). Мама! Какая трагедия нас постигла! (Разглядывает Авдотью.)

О л е г. Здравствуйте, милая теща! (Екатерине; указывая на Авдотью.) А это кто?

Е к а т е р и н а (шепотом). Тетя из Франции. И какие черти ее принесли? Никогда не любила.

Садятся рядом с Людмилой; освещаются два стула.

Л ю д м и л а. Ну что там с Димкой?

Е к а т е р и н а (садится; с пафосом). Ой, мама, лучше не спрашивай!.. Была я на днях с Димкой у врача в крутой частной клинике и спрашиваю: «Что с моим ребенком?» Он, не отрываясь от компьютера, спрашивает: «А что с вашим ребенком?» Меня как током ударило! Я ему с пылом и с жаром: «Это вы мне объясните, что с моим ребенком! И оторвитесь, наконец, от своего компьютера!..» Он, как взглянет на меня с негодованием, и говорит: «Симптомы назовите». Я: «Так, мол, и так…» А он опять в свой компьютер и… через пару секунд ставит диагноз… Я была просто вне себя! Я говорю: «Да вы знаете, кто я такая?! Я всю вашу клинику разнесу – вы без работы останетесь!» А он улыбается и говорит: «Разносите, разносите», и опять в свой компьютер и…

О л е г (перебивает). В итоге, мы решили, что полетим на обследование в Швейцарию, потому что здесь только разводят руками. Никто не знает, чем Дима болен. Вероятнее всего, лечение будет дорогостоящим.

Е к а т е р и н а. Да. (Успокоившись.) Олегу должны были выплатить…

О л е г (тихо Екатерине; сквозь зубы). Замолчи.

Е к а т е р и н а. В общем, сейчас у нас только одна няня-китаянка. Гувернанток по английскому, испанскому и французскому языкам пришлось уволить.

Л ю д м и л а. Ничего. Китайский язык тоже не помешает.

О л е г. Так дело в том, что китайская иммигрантка не требует затрат.

Е к а т е р и н а (с возмущением). Если бы кто-то не проиграл наши сбережения…

Авдотья краем уха подслушивает.

Л ю д м и л а (понизив голос). Опять ты за свое, Олег? Хватит играть в эти карты – это переходит в зависимость.

Е к а т е р и н а. Ах, мама! Уже перешла.

О л е г (сконфузившись). Дело не в этом, а в том, что меня немного подвели партнеры, поэтому у нас…

Л ю д м и л а (громко перебивает его). Знаешь, зятек… это уже надоело! (Вспомнив о присутствии Авдотьи, переходит на шепот.) Сколько бы у тебя не было денег, ты никогда не научишься тратить их с умом. Саша тебя как сына всему учил, а толку от тебя никакого. Знаешь, сколько ему принадлежит земли? Это он все своим умом приобрел!

О л е г. Сколько бы ему земли не принадлежало, теперь ему придется довольствоваться двумя метрами.

А в д о т ь я. Не двумя, а четырьмя.

О л е г. Что, простите?

Л ю д м и л а. Не обращайте внимания. Бредит старушка.

А в д о т ь я (оторвавшись от газеты; немного свысока). Между прочим, я старше тебя на два года.

О л е г. Расскажите. Уж очень интересно, почему не два метра, а четыре?

Л ю д м и л а. Сашу похоронили на два метра глубже, чем хоронят обычно.

О л е г (смеется). Это правда? Знал, что он замкнутый человек, но чтобы настолько!

А в д о т ь я. Закроем эту тему.

Л ю д м и л а (слегка на ударе). Между прочим, ты могла бы поздороваться с моей Катенькой.

А в д о т ь я. Катенька могла бы поздороваться первой.

Л ю д м и л а. Ты даже не знаешь, что моя Катенька – Мисс «Краса Урала» две тысячи восьмого года.

А в д о т ь я. Неудивительно – у нее отец олигарх.

Л ю д м и л а. Хотите сказать, что Катенька недостаточна красива?!

А в д о т ь я. Определитесь, наконец, как обращаться ко мне – на «вы» или на «ты».

Л ю д м и л а. Это все вино. Так что о моей дочери?

А в д о т ь я. Я хочу сказать, что Катенька недостаточно воспитана и породой пошла не в нас.

Л ю д м и л а. Что вы этим хотите сказать?

Е к а т е р и н а. Да!.. И отвлекитесь, наконец, от своей газеты, когда мы с вами разговариваем!

О л е г. Что там насчет четырех метров?

Женщины разом устремляются на него.

Я просто хотел уточнить. Начали двумя метрами, закончили совсем другим… (Смотрит на часы.) Где же нотариус?..

Длительная пауза. У двери появляется фигура ю н о ш и в черном пальто и в перчатках. Он входит в сопровождении Семена. Подходят к столу; незнакомец почтительно снимает шляпу.

Ю н о ш а. Здравствуйте!

Л ю д м и л а. Ну наконец-то! Однако какой молодой нотариус, не находите?

Ю н о ш а. Рад представиться! Артем Пирогов, сын покойного Александра Пирогова от его брака с Анастасией Поляковой… (Секунду спустя добавляет.) Приемный.

Все молчат.

О, это вино? Можно глоток? (Пьет из бокала Людмилы.) В горле пересохло.

Е к а т е р и н а (тычет локтем; шепотом). Мама, ты знала о нем?

Л ю д м и л а (неуверенно). Что-то я припоминаю.

С е м е н. Разрешите пальто?

А р т е м. Нет, я настаиваю в нем остаться. Не волнуйтесь, я ненадолго. Скоро уйду.

С е м е н. Может, вы снимете хотя бы перчатки? Я отнесу их сушиться.

 

А р т е м. Ни в коем случае! Нет!

Все смотрят на него, уставившись.

(Сконфуженно.) Я могу их забыть… Пусть они будут при мне. Можете идти.

Семен уходит.

О л е г (в сторону; смеясь). Ну, папаша, вы даете!

А р т е м (смутившись). Могу сесть? Ну, я это… сын как-никак. Хоть и не родной.

Л ю д м и л а. Ага! На наследство метите?

А р т е м. Зачем вы так?

Л ю д м и л а. Значит, на похороны отца вы не явились, а про дележку наследства унюхали?

А р т е м. Я не смог. Но слышал, что похороны были отменные. Это вы организовали похороны? У вас великолепный вкус. Позвольте поцеловать вашу руку.

Л ю д м и л а (смотрит на Артема с опаской, но руку для поцелуя подает). Благодарю. Жаль вы не видели, какой костюм я для него подобрала для…

Е к а т е р и н а. Не будем об этом.

А в д о т ь я. Екатерине неловко, потому что она тоже не была на похоронах своего родного отца. (В сторону.) А может, и не родного.

Е к а т е р и н а. У меня были причины.

А в д о т ь я. Прохлаждались на Мальдивах.

Е к а т е р и н а. Не прохлаждались, а загорали.

О л е г. Не загорали, а работали.

А в д о т ь я. Не работали, а кутили деньги.

Л ю д м и л а. Прекратите это!

Наступает неловкий момент.

А р т е м. Позвольте мне подробно рассказать.

Е к а т е р и н а. Что ж, это все неожиданно, но интересно. Слушаем вас.

А р т е м. Моя мать вышла замуж за вашего отца, когда уже была беременна мной от другого мужчины. Несколько лет она скрывала обман. И, наконец, когда все выяснилось, он порвал отношения с ней.

Л ю д м и л а. Ха-ха! Так ему и надо! Думал, что только он может изменять?

Е к а т е р и н а. Мама! (Артему.) Продолжайте.

А р т е м. Отец был не постоянен: каждые десять лет он менял сферу бизнеса, любимые сигареты и женщину. Но вас, многоуважаемая Людмила и обворожительная Екатерина, он любил всегда. (Целует Екатерине руку.)

Рейтинг@Mail.ru