Магия Бессмертия 35. Черный Человек

Бурислав Сервест
Магия Бессмертия 35. Черный Человек

Черный человек


У каждого есть свои «кошмары». В моем детстве самым страшным «кошмаром» были сны, в которых я оказывался в какой-то сужающейся норе – в том её месте, в котором уже не мог пошевелиться. Дело даже не в невозможности двигаться, а в отсутствии того, что оказывалось жизненно необходимым – «свободного пространства». Одно дело оказаться связанным по рукам и ногам – тоже неудобно, но с этим можно как-то смириться. А другое дело, когда со всех сторон тело сжимает что-то непроницаемое, во что невозможно проникнуть – вот тогда внутри возникает «паника тела», которая почти лишает возможности осознавать происходящее, а уж тем более изменить его. Понятно, что здесь есть страх неминуемой смерти – если не можешь выбраться из норы, то останешься здесь навсегда. Но есть и другой, гораздо более сильный Страх – навсегда остаться в этом положении и не умереть при этом. Жить вечно, оставаясь зажатым толщей земли, не имея ни пяди свободного пространства. Такое существование гораздо страшнее Смерти – по крайней мере, с точки зрения моих детских «кошмаров». И многим это будет понятно.

Но есть и другая сторона вопроса – в нас присутствует стремление к замкнутому пространству. Когда мы засыпаем, например, то стараемся закутаться в одеяло так, чтобы оно прилегало к нам со всех сторон; когда нам плохо, мы стремимся «забиться в угол», да и в обычных условиях многих тянет в замкнутое пространство – в свою квартиру, на кухню, в туалет, в кровать – нередко люди ложатся пораньше, чтобы только «спрятаться» под одеялом. А уж по отношению к «объектам собственности» такое отношение становится правилом – все, что нам принадлежит, должно быть «надежно спрятано». Даже не от воров – просто многим не нравится, когда принадлежащая им вещь лежит «на виду» у других людей. Её надо «укрыть» – спрятать так, чтобы она была окружена со всех сторон чем-то непроницаемым. Превратить в «клад», запертый так, чтобы к нему никто не смог прикоснуться. Наверняка в детстве многие делали «секретики» – эта игра из той же серии. Сделать что-то своим, хотя бы собранные разноцветные стеклышки, а потом зарыть их в укромном месте. С точки зрения взрослых абсолютно бессмысленное занятие. Но какой-то смысл в нем был, иначе бы оно не было таким распространенным. И я даже помню, какой именно – мы искренне верили, что в зарытом «секретике» разноцветных стеклышек или шариков станет БОЛЬШЕ. А эта вера сохраняется и во взрослых: когда человек пересчитывает «спрятанные» деньги, он стремится не только удостовериться в их сохранности, в нем почти всегда есть еще «ожидание чуда» – подсознательная надежда на то, что денег станет БОЛЬШЕ, чем было «спрятано». Понятно, что подобные надежды оправдываются редко – «денежные деревья» растут только в «стране дураков». Но иногда что-то происходит – если зарыть в хорошем месте вещь, которая вам очень нравится – золотой перстень, например, – на новолуние, а выкопать его в полнолуние, этот перстень почти наверняка изменится. Вряд ли он станет больше, но какая-то новая Сила в нем будет ощущаться.

Конечно, бывает и наоборот – многим людям нравится находиться в центре внимания, хвастаться своими дорогими нарядами, побрякушками, домами, машинами и так далее. Более того, всем нам приходится это делать. Не хвастаться, конечно, но демонстрировать другим какой-то минимум «собственности», которой мы обладаем, хотя бы относительно приличную одежду. Если это нам не удается, например, когда в компании нас лишают «права голоса», когда вещь, которой мы «гордимся» окружающие просто не замечают или когда красивое платье «некуда надеть», человек испытывает почти те же ощущения, как и в «сужающейся норе» – слабее, конечно, но чувство «сгущающегося пространства» оказывается отчетливым. Вспомните хотя бы ситуации, когда вы хотели сказать что-то важное, но не могли решиться это сделать – как раз потому, что вас «сдавило» со всех сторон. Или ощущение, когда «язык прилипал к гортани» – оно возникало по той же причине. То есть образ «сужающейся норы» знаком почти всем. Но знакомо и желание «спрятать» себя и то, что нам принадлежит. Знакомо и обратное желание – выставить себя и «свое» напоказ, оказаться в центре и заполнить собой все окружающее пространство. Наконец, знаком и страх «оказаться в пустоте» – если свободное пространство оказывается слишком большим, оно пугает нас. Нам нужны «точки опоры», нужно какое-то сопротивление для того, чтобы сохранить свою целостность, иначе возникает ощущение «бездонной пропасти», засасывающей нас в себя. Понятно, что в этом случае мы как бы сжимаемся, уменьшаемся не только до размеров физического тела, но и становимся меньше его – вспомните ощущение, когда мы не знали «куда деть свои руки», или чувство «онемения тела», возникающее при Страхе высоты. Пока мы соразмерны своему телу, нам несложно управлять его движениями, но, когда эта способность пропадает, причина может быть только одна – мы становимся меньше него.

Это ближе, чем кажется – большинство людей живут так, как будто соприкасаются с «бездонной пропастью». Мир для них слишком велик и слишком пугающ, поэтому страшно даже соприкосновение с миром – иногда настолько, что человек боится выйти на улицу, попасть в незнакомую компанию и так далее. Посмотрите на окружающих – несложно заметить, что большинство из них настолько сжаты, что почти всегда оказываются меньше своего тела. Они не знают, куда его деть в буквальном смысле этого слова. Есть несколько привычных мест, в которых они чувствуют себя в относительной безопасности, но во всех других местах им приходится сжиматься. Да и в безопасных местах сохраняется общий уровень тревожности, достаточный для сужения Тела Тени до размеров, меньших, чем размеры физического тела. Поэтому большинство способностей, связанных с раскрытием Силы Тени, оказывается недоступным для человека.

Дело в «мышечном узоре». Он может настраивать нас в резонанс с вибрациями какого-то пространства – тогда наше тело погружается в Реальность и становится «плотным». Мышечный Узор можно изменить так, чтобы переместиться в иной мир, настроиться в резонанс с вибрациями другого пространства. Но эти и другие возможности раскрываются лишь тогда, когда мир не кажется нам «бездонной пропастью», готовой поглотить нас в любой момент времени. А если мы боимся мира, «мышечный узор» становится «узором страха» избыточным напряжением определенных групп мышц, втягивающих в себя наши «нити тени». Понятно, что в этом случае своим «мышечным узором» мы управлять уже не можем, им управляет Страх. А люди являются воплощением Страха в буквальном смысле слова – это можно увидеть глазами. Посмотрите внимательно на людей: Страх главное, что в них есть, то есть они готовы испугаться в любую секунду. И именно этот Страх привязывает их к иллюзорному миру когда человек боится, он стремится сбежать из реальности. Этот же Страх лишает людей Силы Тени – Тень используется для материализации «иллюзий». И так далее, поэтому так важно преодолеть Страх «пустоты», перестать бояться мира. В этом ключ к обретению почти всех сверхспособностей, связанных с Силой Тени. А самый простой способ перестать бояться мира – это перестать «пугать его». Отказаться от агрессивности, с одной стороны, и от стремления произвести впечатление – с другой. «Стать доброжелательным», —об этом мы уже говорили.

Есть два главных Страха, отделяющих нас от Сил Левой стороны: Страх оказаться замурованным в собственном теле, то есть полностью соединиться с ним – «сужающаяся нора», и Страх оказаться в пустоте, лишиться привычных «точек опоры» – «бездонная пропасть». Первый Страх заставляет нас расширяться во внешнее пространство, погружать в него «нити паутины». А второй вынуждает нас пугаться своих собственных «нитей», их возможности к беспредельному расширению. В результате большая часть «нитей тени» отделяется от нас и соединяется с какими-то объектами внешнего мира – с теми, которыми мы обладаем или стремимся обладать. Эти объекты и становятся «точками опоры», замуровывающими нас в том пространстве, в котором мы оказались. А оставшаяся часть Тени оказывается недостаточной для того, чтобы полностью заполнить физическое тело. Поэтому тело становится почти чужим для нас и поэтому нам страшно оказаться замурованным в нем. Такой вот замкнутый круг. И чем сильнее Страхи, тем больше он сужается – до тех пор, пока наша Тень не становится «точкой».

Теперь вопрос: чего же мы все-таки боимся? Многие могут ощущать пустое пространство – то, которое заполнено нитями их собственной «паутины», и это умение совсем не пугает их – нас же не пугали опыты с Телом Тени. Но здесь есть один нюанс: нам проще ощутить видимую «пустоту» – простор бескрайнего моря или огромного поля, например. То пространство, в котором наш взгляд может распространяться абсолютно свободно, по прямой, не встречая никаких препятствий. Нетрудно ощупать «теневым пальцем», любой предмет, находящийся в пределах видимости, если мы при этом хоть раз взглянем на него. Намного сложнее ощупать «не увиденный предмет» – то, что мы не видели открытыми глазами. А когда мы оказываемся в полной темноте, умение пользоваться «нитями тени» почти пропадает и ощущения меняются на противоположные – не мы ощупываем пространство, а темнота окутывает нас со всех сторон, давит на нас так, как будто мы попали в «сужающуюся нору». Не на всех людей, и не во всех случаях, но для многих оказаться запертым в темном лифте по ощущениям почти то же самое, что быть замурованным заживо. И это чувство сжимающегося пространства нас не обманывает: попробуйте просто закрыть и открыть глаза – с закрытыми глазами мы действительно становимся «меньше», и наоборот – если смотреть в «видимую бескрайность», например, в безоблачное небо, возникает явственное ощущение увеличения своих размеров – в какой-то момент мы тоже чувствуем себя почти бескрайными. Конечно, многое зависит от места – в одних местах то же небо кажется очень «высоким» – настолько, что оно почти засасывает нас в себя, в других оно оказывается «низким» – почти как потолки в малометражных квартирах. Высота неба не меняется – меняются свойства пространства, окружающей нас «паутины» «нитей тени». В одних случаях они как бы резонируют с нашим Телом Тени – тогда нити нашей «паутины» вытягиваются дальше и мир становится очень большим – так же, как и мы сами. В других случаях диссонируют – тогда мир становится маленьким и почти плоским – и мы вместе с ним. Многое зависит и от нас – от количества Силы Тени, воплощенной в нити нашей «паутины» – когда мы становимся сильнее, то можем «поднять небо» небо как бы изнутри. Но в любом случае ощутить пространство проще, когда оно становится видимым, то есть нити нашей тени распространяются в сторону видимых объектов. А в темноте они сжимаются вокруг нас так, что мы начинаем чувствовать себя в «сужающейся норе». Хотя, казалось бы, все должно быть наоборот – в темноте материальные объекты почти перестают существовать, а значит наши «нити» могли бы расправляться беспрепятственно и Тело Тени могло бы принять самую комфортную форму. В каком-то смысле так и происходит, поэтому нам легче засыпать в темноте, чем на свету. Но именно засыпать, то есть отделяться от своего Тела Тени. А пока мы соединены со своей Тенью, темнота остается пугающей для нас, хотя бы потому, что в темноте мы не можем отбрасывать тень, то есть не можем отделить себя от своей тени – наша Тень и пугает нас. То есть мы боимся не темноты – иногда пребывание в ней может быть даже комфортным или Интересным. Мы боимся своей Тени – когда именно она заполняет пространство, в котором мы находимся, мир становится страшным.

 

В прошлой рассылке мы говорили о ПРОТОТИПАХ, определяющих нашу человеческую форму. Обычно они обращены к нам своей «светлой» стороной – теми Силами и качествами, которыми мы стремимся обладать, поэтому процесс соединения с ПРОТОТИПАМИ происходит легко и почти с нашего согласия, проблемы возникают лишь когда мы становимся ареной их соперничества. Но у каждого ПРОТОТИПА есть иная, «темная» ипостась. Например, в пантеоне индуистских Богов одним из воплощений Женственности является Парвати – прекрасная женщина, верная супруга Шивы, выдержавшая все испытания, и сама ставшая матерью Богов – не только Бога войны, но и Бога мудрости. Понятно, что этот ПРОТОТИП привлекателен для многих женщин и что он проявляется в их жизни – качество «верности» женщины ценят больше, чем мужчины, по крайней мере, так было раньше. Но у Парвати есть и темные ипостаси – Кали, Дурга и другие – это воплощения её разрушительной стороны. А обе ипостаси неотделимы друг от друга: пока Парвати находится возле Шивы, являющегося для неё воплощением Света, она остается «любящей женой», потому что может отбрасывать Тень, в которой воплощает Шакти разрушения. Но как только отдаляется от Шивы, – пусть даже для выполнения его поручений, – её Тень соединяется с ней, и она воплощается в одну из своих темных ипостасей, обретая при этом божественную Силу. То есть и оставаясь Парвати, она может творить какие-то чудеса, но в этой форме её «чудодейственные способности» ограничены – может быть потому, что рядом с Шивой ей это не нужно. А вот в разрушительном образе её Силе никто не может противостоять, даже Силы Правой стороны – недаром Кали считается разрушительницей Времени. Если вам кажется, что это далеко от нас, попробуйте изменить своей верной жене, если вы мужчина и расскажите ей о своей измене. Или представьте измену мужа, если вы «верная жена». В первом случае вы сможете увидеть глазами перевоплощение Парвати в Кали, во втором – ощутите её изнутри. Может быть, не в полной мере, но достаточно для того, чтобы почувствовать присутствие данных ПРОТОТИПОВ в нашем мире и понять, что обычные человеческие реакции связаны со сменой ипостасей отражающихся в нем ПРОТОТИПОВ. Конечно, если знать суть происходящего, можно научиться управлять процессом перевоплощения – научиться принимать облик Кали не так сложно. Но в обычном состоянии образ Кали принимать никому не хочется, по крайней мере, женщин учат другому – стремлению стать Парвати – верной женой «божественного» мужа – того, кто находится на верхней ступени иерархии. А разрушительные ипостаси остаются в тени – пока женщина может её «отбрасывать», ей легко оставаться Парвати ко всеобщему удовольствию. Но если что-то здесь идет не так, происходит трансформация и вчерашняя «верная жена» становится Богиней разрушения, стремящейся уничтожить все, до чего только может дотянуться.

Каждый ПРОТОТИП имеет темную ипостась. Если, например, мы можем лечить людей, значит, у нас есть и способность «насылать болезни». Так и во всех других случаях. И дело даже не в экстрасенсорных способностях – любое качество, которое мы себе приписываем, связано с каким-то ПРОТОТИПОМ, а у него есть иная ипостась, обладающая противоположным качеством. То есть все «хорошее», чем мы гордимся, несет в себе «зерна плохого» они и скрываются в нашей Тени. Пока Тень отделена от нас, пока мы можем «отбрасывать» её, плохое может и не проявиться в нашей жизни. Вернее так: часть тени всегда остается внутри нас, поэтому за «добрые дела» нам нередко приходится расплачиваться своим здоровьем, удачей и тому подобным. Я говорю не о доброжелательности естественной вибрации человека, а о тех случаях, когда нам на какое-то время приходится становиться лучше, чем мы есть, принимать форму, которую не можем постоянно удерживать – вот за это приходится «платить». Если «темная ипостась» воплощается во внешний мир, мир становится для нас пугающим и возникает Узор Страха, о котором мы говорили. Тот Узор, который отделяет нас от своей Силы Тени. Если она воплощается в наше тело, то, во-первых, может проявиться в любой момент самым неожиданным для нас образом. Иногда так, что оказывается разрушенной вся наша жизнь. А, во-вторых, – в том случае, когда нам удается сдержать её внутри себя, – начинает разрушаться наше тело. Поэтому многие целители и учителя умирают даже раньше обычных людей и ничего не могут сделать со своей болезнью – их пожирает изнутри темная ипостась, стремящаяся просто выбраться наружу. Отсюда простая правило: можно стремиться стать «лучше», чем мы есть сейчас, но ни в коем случае не стоит казаться «лучше», тем более что наши понятия о «хорошем» и «плохом» запутаны до предела. Иначе наша Тень всегда будет «местом жительства» всех «темных ипостасей», с которыми мы как-то соприкоснулись. А в этом случае прикосновение к ней может быть самым СТРАШНЫМ испытанием для нас. Поэтому мы и боимся темноты – во Тьме мы не можем отбрасывать Тень, по крайней мере, не можем делать это привычным способом.

Конечно, речь идет не об «отбрасывании тени» в прямом смысле слова – здесь задействован более сложный механизм.

Наша Сила Тени приучена следовать за Силой Света, а эта Сила в основном воплощена в нашем взгляде. Поэтому наши «нити тени» всегда вытягиваются в ту сторону, в которую обращен наш взгляд. Вернее так: «луч Света» создается в основном правым глазом, а «нить Тени» создается левым глазом, поэтому бинокулярное зрение важно для восприятия пространства. И не только для восприятия, но и для его создания – взгляд человека может придавать глубину даже плоскому изображению, причем ощущение этой глубины в нем накапливается. Посмотрите хотя бы фотографию на главной странице моего сайта – сейчас она выглядит намного «объемней», чем несколько лет назад. То же самое и с фотографиями в практике «Сияние» на форуме Круга Силы – с каждым разом они становятся все более «объемными». А когда объем становится видимым, мы действительно можем соприкоснуться с тем пространством, которое отображено на фотографии или на многих фотографиях – если брать «Сияние», то вибрации «объемного пространства», которое мы там видим, близки к вибрациям Изначальной Силы – это и есть то главное, что нас объединяет. Это что касается «плоских изображений» – в обычных случаях создавать нам ничего не надо, достаточно соединиться с «паутиной» того пространства, которое нас действительно окружает. Поэтому нет необходимости рассматривать все окружающее нас предметы, достаточно создать несколько «точек опоры», чтобы увидеть мир объемным. А значит, отбросить на него свою Тень, как бы отделившись от неё. Мы ощущаем расстояние, отделяющее нас, например, от соседнего дома, но не чувствуем «нитей», соединяющих нас с ним, хотя расстояние мы ощущаем как раз благодаря этим «нитям». Поэтому мы и не можем пользоваться ими в «темноте» в обычных случаях – когда мы ничего не видим, нити нашей «паутины» утрачивают внешние «точки опоры» и «окукливаются» вокруг нас, поэтому «темнота» и кажется нам непроницаемо плотной. Не для нас – сквозь темноту мы можем пройти, но для нашей Тени – она сжимается до размеров нашего тела и соединяется с ним. Механизм понятен, другой вопрос, почему нас это пугает.

ПРОТОТИПЫ, о которых мы говорили раньше, имеют общую основу – «человеческую форму». В буквальном смысле слова – это форма нашего физического тела. Понятно, что эта форма не является для нас «пугающей» – сложно было бы жить, если бы мы боялись сами себя. Наоборот, человеческое тело является для нас одним из самых привлекательных объектов. В том числе и наше собственное тело. Конечно, мы его не всегда принимаем целиком, но все-таки оно нам нравится. Есть образ совершенного тела – ПРОТОТИП, который многие с удовольствием воплотили бы в себя. Поэтому естественной была бы постоянная концентрация на своем теле, по крайней мере, когда мы никуда не движемся. Сила Тени притягивается к тому, что нам нравится, а раз нам нравится свое тело, она должна была бы постоянно окружать его и воплощаться в нем, вытягиваясь в «нити» лишь в случае необходимости сделать что-то. Но все происходит наоборот: стоит человеку остановиться, и он сразу же начинает «ткать паутину» – рассматривать все, что его окружает, даже если здесь нет ничего интересного или даже вообще ничего нет. Понаблюдайте за людьми – четкое ощущение, что за бесцельностью блуждания их взгляда стоит навязчивое стремление избавиться от чего-то, что скрыто в их Тени. От чего-то страшного, что приближается к ним, когда они остаются в темноте и уже не могут отбрасывать Тень. А раз Тень создается телом, то «страшное» должно быть воплощением того же ПРОТОТИПА человеческой формы, но в его «темной ипостаси».

Понять, что это за ипостась очень просто, достаточно подумать о том, чтобы вас испугало сильнее всего, если бы вы посмотрели на себя в зеркало. К «калейдоскопу лиц», сменяющих друг друга мы уже привыкли – это не страшно. Не очень страшны и перевоплощения в каких-то «гуманоидов» с огромными глазами – в них тоже есть человеческие черты. С разного рода «демонами» то же самое – они пугают, но и в их облике можно найти что-то интересное. Даже если в зеркале ничего не отразится, это можно пережить – о существовании «формы вампира» знают все, а некоторых она даже привлекает. Но представьте, что вы увидели свою Тень – черный силуэт, сотканный из Тьмы, находящейся в постоянном движении, то есть воплощение Черного ХАОСА, принявшего вашу форму и могущего обратиться во что угодно. Понятно, что в зеркале подобное увидеть сложно, но сам Страх нам знаком – если на темной улице нам навстречу движется черная фигура, она пугает нас больше, чем самая бандитская физиономия – как раз потому, что черная фигура может оказаться КЕМ УГОДНО. И даже не кем угодно, а воплощением нашего самого страшного кошмара. Что это за кошмар, мы не знаем, то есть не знаем, чтобы мы боялись увидеть больше всего. А «кошмар» как раз в этой неопределенности – Страх увидеть «страшное» всегда сильнее любого «страшного». Это мы знаем и это знание есть воспоминание о «черном двойнике».

Темной ипостасью ПРОТОТИПА человека является «черный человек». Если прототип является воплощением всех человеческих качеств, то «черный человек» является их отрицанием – в нем нет никаких качеств. А поскольку любое качество является барьером на пути свободного движения Силы, «темная ипостась» намного могущественней ПРОТОТИПА – это как разница между могуществом Парвати и Кали, о которых мы говорили выше. Да и механизм трансформации тот же: ПРОТОТИП человека существует на Свету, только отбрасывая Тень, он может отделить от себя скрытую в нем Силу Хаоса. Поэтому большинство проявленных миров так хаотичны – они являются Тенью Бога, отделившейся от своего ПРОТОТИПА. Но если «погасить свет», Хаос возвращается, и светлая ипостась сменяется «темной ипостасью». Вишну перевоплощается в Шиву, и мир перестает существовать – «тень» возвращается к «телу» и соединяется с ним во всемогущего Брахму – до следующего творения. Конечно, этот уровень от нас далеко, но сам механизм многим хорошо знаком хотя бы по опыту детства. Помните, как притягательны бывали ночные улицы – в них действительно был запах Силы, пробуждающейся, когда Тень возвращается к нам. Или «ночные посиделки» – они были намного интересней разного рода «утренников». Ночь притягивала если не всех, то многих – не сама ночь, а заключенная в ней Сила. А эта Сила всегда была немного разрушительной – ночью интересней «сжигать дома», чем строить их. Интересней «нарушать правила», особенно те, которые днем кажутся незыблемыми. На самом деле разрушать нам ничего не хочется – хочется «озорничать» и в нашем «ночном озорстве» обычно нет ничего плохого – нет желания сделать кому-то плохо. Есть только ощущение избытка Сила, которая не может уместиться в рамках правил. И этот «избыток» проявляется как раз по ночам. Поэтому, например, почти все магические обряды проводятся в темное время суток. Это понятно, но здесь возникает другой вопрос. Нам нравится быть сильными, нравится обладать магической Силой, многие готовы «поозорничать», то есть «черный человек» должен быть притягателен для нас. Почему же тогда эта ипостась ПРОТОТИПА человеческой формы нас так пугает?

 

Причину проще понять с помощью несложного эксперимента. Закройте глаза – мир мгновенно сузится почти до размеров физического тела. Потом начните вслушиваться – мы всегда окружены множеством звуков, образующих акустическую картину мира. А Сила Тени следует не только за нашим взглядом, но и за «движением» всех других органов чувств, поэтому мир снова начнет становиться объемным. Мы легко определим, например, что работающий компьютер ближе к нам, чем проезжающая за окном машина и так далее. При некоторых усилиях можно научиться воспринимать акустическую картину мира целиком – многие слепые умеют делать это. Но пока мы находимся в обычном «дневном» мире ничего особенного не произойдет – мы ощутим его другую сторону, но сам мир окажется тем же. Кроме наших глаз, в нем есть «божественное око» – Солнце, поддерживающее установленный порядок вещей.

Теперь усложним эксперимент – для этого надо остаться одному ночью в темноте. Лучше в пустой квартире, то есть в ограниченном пространстве, в котором кроме нас никого нет, и в котором достаточно тихо – нет устойчивых внешних звуков вроде музыки из соседней квартиры. Затем начните вслушиваться, так же, как и раньше. Понятно, что есть привычные звуки точно так же, как и привычная тишина, но очень скоро вы услышите что-то другое – звуки, происхождение которых не сможете объяснить. Чем дольше вслушиваться, тем отчетливей и ближе они становятся – вплоть до ощущения того, что кто-то подходит к двери вашей комнаты или даже уже забрался под вашу кровать. Если дождаться этого этапа чувство реальности происходящего станет настолько сильным, что избавиться от него будет очень сложно – вы явственно ощутите, что в вашей квартире кто-то есть. Кто-то или что-то – но это «что-то» обязательно будет «плохим». Настолько «плохим», что прикосновение к нему не просто уничтожит нас – смерть не так страшна и многие её не очень боятся. Страшнее другое – измениться так, чтобы стать неузнаваемым для самого себя. Мы говорили о правиле неизменности мира – человеку становится страшно, когда мир вокруг него меняется непредсказуемым образом. Не каждому человеку – некоторым такие изменения могут показаться даже Интересными. Что плохого, если, подойдя к окну увидишь не привычный городской пейзаж, а берег океана? Есть люди, имеющие внутреннюю точку опоры – для них изменения мира почти не страшны. Но и эта «точка опоры» почти у всех связана с формой тела, то есть с ПРОТОТИПОМ человека. Если форма меняется, «точка опоры» исчезает, а это и есть то, что люди называют Смертью. То, что их пугает больше всего на свете. Не прекращение существования – жизнь многих настолько мучительна, что расстаться с ней можно без всякого сожаления. И не перевоплощение – если бы мы точно знали, какими родимся в следующей жизни, в смерти для нас не было бы ничего страшного. Нас пугает прикосновение к «бесформенному» и возможность самим стать «бесформенными» – раствориться в клубящемся Хаосе. И этот Страх заложен очень глубоко внутри каждого. Вспомните хотя бы образ, засасывающий трясины – он узнаваем почти для всех, хотя в болоте никто не тонул. Потому что это образ приближающегося «черного человека», образ Смерти, через которую всем нам в свое время пришлось пройти.

На самом деле в «смерти» нет ничего ужасного, более того, мы сталкиваемся с ней каждую ночь. Глубокий сон и есть ощущение соприкосновения с «черным человеком» – наше тело продолжает существовать, но мы не помним себя, то есть растворяемся в «бесформенности». А потом можем принять ту форму, которая позволяет нам проникнуть в сновидение. В снах мы действительно иные. Поэтому обычно в сновидениях мы можем видеть что угодно, кроме самого себя – в нас есть запрет на изменение собственной формы. Но это изменение ничуть не мешает нам себя помнить – не во всех случаях, многие сны забываются, как только мы возвращаемся в привычную форму – именно поэтому мы их и забываем. Но память о некоторых снах остается, а раз можно вспомнить некоторые, можно вспомнить и все. То есть и в момент перехода из сновидения в сновидение, в момент глубокого сна что-то внутри нас остается постоянным. А это «что-то» и есть «черный человек», которого мы считаем образом своей Смерти и поэтому боимся. На самом деле все наоборот – именно «черный человек» дарует нам «бессмертие», он становится «точкой опоры», которую не может уничтожить никто – Хаос неуничтожим по определению. Важно только сделать ту частичку Хаоса, которая в нас есть, устойчивой, а для этого достаточно научиться соединяться с ней. То есть соединяться с ней мы, итак, умеем – в состоянии глубокого сна или в момент смерти. Проблема в нашем Страхе: когда мы чувствуем приближение «черного человека», то пугаемся так, что наше сознание как бы замирает, прячется, утрачивая контроль над происходящим. Поэтому мы не можем управлять процессом своего перехода, как не можем попасть в тот сон, в который мы хотели бы попасть. Это, во-первых, а во-вторых, мы как бы «забываем» обо всем, что было раньше, что было связано с нашей прежней формой. Даже в осознанных сновидениях мы знаем только, что мы «спим», но не помним свою «прежнюю жизнь». А любая попытка вспомнить её приводит к мгновенному пробуждению, то есть к возвращению в ту форму, которая «лежит на кровати». Кажется, что этим сон отличается от Смерти, но на самом деле отличие не так велико. Все тела, существующие в проявленном мире, не очень сильно отличаются от «тела сновидения», поэтому иногда нам сложно отличить сон от яви. А наше истинное тело действительно где-то «спит» – чтобы вернуться в него достаточно проснуться здесь. Сделать это можно только вспомнив свою «истинную жизнь», а все воспоминания о ней находятся рядом с нами – они воплощены в «черном человеке». Вернее даже так – именно они придают ему форму, превращая Хаос в устойчивую и неуничтожимую «фигуру», основой которой является как раз выписанный нами Узор Жизни. Мы не можем ничего забыть, потому что являемся не только частью этого Узора, но и Узор оказывается нашей частью. Этот как голограмма, заключенная внутри нашей Тени и оживающая при соприкосновении со Светом, заключенным в нашем физическом теле. Поэтому перед глазами умирающего человека проносится вся его жизнь, поэтому мы можем видеть множество неповторяющихся снов, каждый из которых не похож на другой, но как-то связан с каким-то фрагментом нашего Узора Жизни. В момент Смерти или глубокого сна наша Тень соприкасается с физическом телом, что и оживляет спрятанную в ней голограмму – тогда мы и видим то, что не видели раньше. Правда, никогда не видим главного – свое истинное тело, «спящее» где-то в Запретной Зоне. Этот образ находится как бы за пределами «голограммы», над ней, но он же является основой нашей «темной ипостаси» – только благодаря ему она может существовать. И он резонируют с нами, поэтому с ним можно соединиться. Не в полной мере – пока мы здесь, это невозможно. Вернее так – невозможно соединиться с «центром тени» и остаться здесь. Но можно соприкоснуться с ним так, чтобы Тень отразила наше нынешнее «я», обрела осознанность, резонирующую с нами. Тогда, во-первых, её приближение уже не будет нас пугать или заставлять терять сознание, как происходит во время глубокого сна, а это позволяет странствовать почти свободно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru