Краткий курс истинной истории России

Борис Александрович Чернышов
Краткий курс истинной истории России

И все остальные попытки французов выбить русских с их позиций провались.

Михаил Лермонтов писал:

Вам не видать таких сражений!..

Носились знамена, как тени,

В дыму огонь блестел,

Звучал булат, картечь визжала,

Рука бойцов колоть устала,

И ядрам пролетать мешала

Гора кровавых тел.

Изведал враг в тот день немало,

Что значит русский бой удалый,

Наш рукопашный бой!..

Земля тряслась – как наши груди,

Смешались в кучу кони, люди,

И залпы тысячи орудий

Слились в протяжный вой…

С наступлением темноты Наполеон отвел войска на исходные позиции. Все атаки французов были произведены зря. Русская армия выстояла. Этот отход не просто означал, что победа осталась за русскими.

Позднее Наполеон писал: «Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой. Французы в нем показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми». И к этому добавил: «Из 50 сражений, мной данных, в битве под Москвой выказано наиболее доблести и одержан наименьший успех».

Кутузов предполагал на следующий день продолжить сражение, но получив сведения о понесенных потерях (свыше 44 тысяч человек, в том числе 29 генералов), фельдмаршал решил отвести армию за Москву.

В донесении о сражении при Бородино Кутузов написал: «Сей день пребудет вечным памятником мужества и отличной храбрости российских воинов, где вся пехота, кавалерия и артиллерия дрались отчаянно. Желанием всякого было умереть на месте и не уступить неприятелю. Французская армия под предводительством самого Наполеона, будучи в превосходнейших силах, не превозмогла твердость духа российского солдата, жертвовавшего с бодростью жизнью за свое отечество».

В Бородинском сражении враг был надорван. В ходе войны наступил перелом. Наполеон 2 сентября вошел в Москву. Но из-за пожара и отсутствия продовольствия он решил оставить русскую столицу.

Кутузов приготовился к контрнаступлению, которое начал 6 октября; 12 октября состоялось сражение у Малоярославца. Начавшиеся сильные морозы и голод превратили отступление французов в бегство. Манифест Александра I от 25 декабря 1812 года известил о победном завершении Отечественной войны.

Первого января 1813 года русская армия перешла Неман. Вскоре наши войска вступили в Париж. Наполеон отрекся от престола и был сослан на остров Эльба. Оттуда Наполеон бежал. Вновь был разбит и отправлен на остров Святой Елены.

Международный конгресс, где участвовали державы-победительницы (Венский конгресс, 1814 – 1815), не дал России никаких репараций от Франции. Русским вручили те территории, которыми и так владели. Царь Александр отказался от репараций и протанцевал на балах весь успех русского солдата.

На смену Александру I, несмотря на попытку масонов препятствовать этому (мятеж на Сенатской площади, 1825), пришел его брат Николай I.

В его правление (1825–1855) Россия начала входить в Закавказье. По Туркманчайскому мирному договору 1828 года к России отошли Эриванское, Бакинское и Нахичеванское ханства, а в следующем году по Адрианопольскому мирному договору – дельта Дуная, восточное побережье Черного моря (Анапа, Поти), крепости Ахалцих и Ахалкалаки на Кавказе, чем завершилось присоединение Закавказья к России.

Княжества Молдавия и Валахия, а также Сербия получили автономию, гарантом которой становилась Россия. В 1846 году в состав России вошла большая часть казахских земель.

К сожалению, при Николае I (до конца своей жизни боявшегося масонов и революционеров), Россия сделала три крупнейшие стратегические ошибки во внешней политике, превратившей наше Отечество в страну-изгоя и «жандарма Европы».

Олицетворением этой антинациональной политики стал предатель Карл Нессельроде – царедворец, отвечающий за внешнюю политику России. Под его руководством Санкт-Петербург следовал в русле политики Вены и пришел к Крымской катастрофе.

Первая ошибка царя. Русско-турецкая война 1828 – 1829 годов завершилась полным разгромом турок. Они готовы были отдать Проливы. Наши войска победоносно шли на Константинополь со стороны Болгарии, а войска Паскевича столь же победоносно освобождали Кавказ. Но западным «партнерам» удалось уговорить Николая I «понять и простить» турок. В итоге Балканы остались под игом турок, а Проливы и до сих пор у них.

Вторая ошибка царя. Исторический курьез. В 1833 году русские штыки спасли Турцию от развала. Против Стамбула восстал египетский правитель Мухаммед Али. У турок не было сил сражаться с ним. Но тут Россия вступилась за Стамбул, направив в Проливы Черноморский флот с десантом. Египетский правитель немедленно изъявил покорность. Так Россия спасла Турцию. Опять же по просьбе западных «друзей» и при участии таких «патриотов», как Нессельроде.

Третья ошибка царя. Самая позорная история в его биографии. По просьбе Австрийской империи Россия отправила подавлять национально-освободительное движение в Венгрию более чем 100-тысячную карательную армию. У австрийцев было полно своих войск. Но они боялись проводить масштабные карательные меры, дабы не навредить своей репутации. А вот русские не побоялись расправиться с венгерским народом. Но вместо общеевропейской благодарности получили общеевропейские презрение и ненависть.

На Западе возник образ «русского медведя». В это время как из рога изобилия хлынули одиозные, а порой откровенно лживые и вымышленные труды и записки о России. Наиболее старательно продвигали русофобские взгляды А. де Кюстин, Ж. Мишле, Э. Кердеруа, Г. Доре, А. Мартен.

Астольф де Кюстин добился разрешения в 1839 году совершить путешествие по России и издал в 1843 году в Париже работу под незамысловатым названием «Россия в 1839 году». Книга продемонстрировала чудовищный зоологический характер описаний, оценок и выводов французского автора. Приведем некоторые из них. Российская власть – это «чудовищная смесь византийской мелочности с татарской свирепостью», русские в описании Кюстина «хитрые, вороватые, жесткие, уродливые, симбиоз людей с клопами и тараканами». Внешняя политика России обладает «необузданной страстью к завоеваниям и угрозами Европе, в которой видит свою добычу».

А французский историк Жюль Мишле впервые употребил, задолго до Рональда Рейгана, определение в отношении России «империя зла». Он также не стеснялся в оценках русских, не выбирая выражений. По его мнению, «русские еще не вполне люди, единственное, что может их спасти, – свержение деспотичной власти императора». Его идеям вторил и Эрнест Кердеруа, который считал Россию «варварской страной, способной лишь завоевывать и разрушать». Эта страна – «дубина, которая расплющит западные страны».

Свою лепту в дело русофобии внес и известный живописец и график Гюстав Доре, создающий сатирический образ России. По его мнению, первый русский появился в результате «порочной связи белого медведя и моржихи».

Анри Мартен в своих работах указывает на пропасть, отделяющую московита от европейца. Весьма любопытен вывод его труда: «Русский народ можно привести к цивилизованности только через его поражение в войне. Если Европа не победит Россию, она погибнет».

Объединение Германии, предполагавшее территориальное преобразование Европы, было немыслимо без ослабления позиций России. Николай I считал объединение Германии «нелепыми выдумками немецких профессоров». Поэтому немецкие радикалы всех сортов – от социалистов до крайних националистов – выступали за войну против России.

Среди радикалов был и Карл Маркс, написавший «Разоблачения дипломатической истории XVIII века». Маркс в ходе всего «исследования» демонстрирует снисходительно-пренебрежительное отношение к русскому народу.

По словам Маркса, на которого молились и молятся до сих пор русские коммунисты, только чиновники-немцы при дворе являлись нормальными людьми, цивилизаторами варварской России, а русские князья вроде Ивана Калиты играли «роль гнусного негодяя, орудия татарского хана, палача, льстеца и старшего раба», в общем, все мы – не только русские, но и все славяне – недочеловеки. А могущество Руси, по мнению Маркса, «не завоевано, а украдено».

Вообще, «классики марксизма» испытывали непреодолимое отвращение к славянам в целом и к русским в частности. Так, Фридрих Энгельс оценивал идею славянской взаимности и братства: «Это нелепое, антиисторическое движение, поставившее целью подчинить цивилизованный Запад варварской России и Востоку».

Зерна ненависти, брошенные в европейскую землю Марксом и Энгельсом, дали обильные всходы в начале ХХ века. Идея неизбежности борьбы между славянами и германцами стала политической реальностью. Грянули Первая и Вторая мировые войны…

Австро-венгерский император Франц Иосиф «отблагодарит» русского царя буквально через несколько лет во время Крымской войны (1853 – 1856).

На Российскую империю напали отборные части Британской, Французской и Османской империй и Сардинского королевства. Боевые действия разворачивались на Кавказе, в Дунайских княжествах, на Балтийском, Черном, Азовском, Белом и Баренцевом морях, а также в низовьях Амура, на Камчатке и Курилах.

В то время как Севастополь героически отбивал все атаки агрессоров, испытывая нехватку боеприпасов и бойцов, лучшие дивизии царя стояли… у австрийско-российской границы! Потому что туда Вена направила свою армию, которая должна была ударить по России, если бы ее врагам удалось победить.

Пораженный «неблагодарным вероломством» «союзника», которому сильно доверял, Николай I сильно пожалел, что направил русские войска вешать и расстреливать венгров…

После смерти Николая I корона империи перешла к его старшему сыну. Александр II правил более чем достойно (1855 – 1881).

К этому времени борьба за доминирование России на Кавказе достигла апогея: российские войска под командованием Ивана Паскевича, а позднее генерала Алексея Ермолова начинают продвигаться вглубь Чечни и Дагестана, на территории которых находилось до 70 маленьких государств, непрерывно враждовавших друг с другом.

 

Используя тактику уговоров, мирных переговоров, борьбы с сопротивляющимися, Россия шаг за шагом постепенно закреплялась на Северном Кавказе.

Александру Барятинскому, возглавлявшему российские войска во второй половине 50-х годов XIX века, удалось в 1859 году разгромить лидера антироссийского сопротивления имама Шамиля и захватить его в плен. Шамиль переехал в Россию, поселился в Калуге, где прожил много лет. Император даже предоставил ему возможность совершить хадж в Мекку. Шамиль состоял в переписке с князем Барятинским, взявшим его в плен, и эта переписка свидетельствует о глубоком взаимном уважении Шамиля и Барятинского.

Внутри России в 1861 году император Александр II отменяет крепостное право.

Окончательно присоединение Северного Кавказа к России завершилось в 1864 году. На следующий год было завершено вхождение в состав России Казахстана.

В 1879 году начался последний этап борьбы за наследство Османской империи, завершивший Русско-турецкую войну 1877–1878 годов.

По итогам войны, по Сан-Стефанскому договору Россия вернула себе Южную Бессарабию, потерянную после Крымской войны, и приобрела ряд крепостей в Закавказье: Батум, Карс, Ардаган, Баязет, а также Алашкертскую долину (последние были вскоре возвращены Турции под давлением западных держав).

Освобожденные им от рабства люди ринулись на заводы и фабрики. Россия начала наращивать промышленный потенциал стремительными темпами.

В это же время Россия увеличивала свои дальневосточные владения: по Айгунскому (1858) и Пекинскому (1860) договорам с Китаем Россия приобрела Уссурийский край, а согласно договору с Японией (1875) последняя отказалась от претензий на Южный Сахалин, получив в обмен Курильские острова.

В 1864 году, после завершения присоединения Кавказа, началось продвижение России в Среднюю Азию, где существовали три государства: Бухарский эмират, Кокандское и Хивинское ханства. Этот процесс занял более 20 лет и мало напоминал традиционные колониальные захваты.

Россия стремилась приобщить новые территории к цивилизации. Отныне по всей Средней Азии вводилось российское законодательство, было ликвидировано рабство, процветавшее в немыслимых размерах, ограничено крупное феодальное землевладение и произвол местных правителей.

В Среднюю Азию начинает выезжать большое количество переселенцев (до 50тысяч человек в год), складываются города, почти целиком состоящие из российских выходцев (например, Фергана). Ведется строительство отделений банков, почты, церквей, «туземных» школ и больниц (так, в 80-х годах XIX века Россия построила в Хиве почту, школу и больницу – единственные на весь регион). Местная элита получала возможность обучаться в России в лучших учебных заведениях. В самом конце XIX столетия (1895) Россия овладела Памиром.

Российские успехи заметили враги России. Спецслужбы Германии, Франции, Австро-Венгрии и Англии начали помогать российским террористам, в частности, тайной революционной организации «Народная воля». От рук ее боевиков один из лучших монархов России и погиб в 1881 году.

Убитый император удостоен историками особого эпитета – царь-освободитель в связи с отменой крепостного права и победой в войне с турками за независимость Болгарии.

Его наследник Александр III все время своего правления (1881 – 1894) посвятил решению политических и экономических проблем. При его правлении Россия не вела ни единой войны. За это царь получил прозвище Миротворец.

Сменивший на троне Александра III Николай II стал последним русским монархом (1894 – 1917).

РОССИЯ НА ВЗЛЕТЕ

Прошло уже больше века со времени гибели императорской России, упорно, десятилетиями, подготовлявшейся ее врагами, внутренними и внешними. Не было той лжи и той клеветы, которыми не обливали царское правительство, а заодно с ним и весь русский народ.

Миллионы долларов, фунтов стерлингов, германских марок, французских франков, да и русских рублей (яркий пример – помогавший террористам Савва Морозов), было брошено на бешеную антирусскую пропаганду, на свержение русской монархии и разорение русской государственности.

Так называемое общественное мнение в странах демократического Запада искусственно возбуждалось продажными газетными борзописцами против имперской идеи, которая так полно и разумно воплотилась именно в России.

А между тем к 1913 году Россия стала похожа на могучую птицу, готовую взлететь выше всех своих конкурентов и стать державой номер один.

И если бы Российскую империю не втянули сначала в войну, а потом в революцию, то русский рубль стал бы единственной универсальной валютой мира еще в 1930 году. Первый космонавт полетел бы в космос уже к 1940 году, а к 1950 году русский язык стал бы самым распространенным языком в Солнечной системе.

Но страшная война, предательство политической элиты и злобные атаки продавшихся Западу революционеров убили птицу-Россию на взлете.

Например, для русской индустриализации начала XX века были характерны очень высокие темпы, доселе еще не встречавшиеся в истории. За год в своем экономическом развитии Россия делала шаг, на который у США, Германии, Англии и Франции уходили десятилетия.

Начавшаяся еще до отмены крепостного права промышленная революция завершилась небывалым по своим темпам экономическим подъемом 1893 – 1899 годов.

В период между 1890 и 1913 годами русская промышленность учетверила свою производительность. Ее доход не только почти сравнялся с поступлениями, получавшимися от земледелия, но товары покрывали почти 4/5 внутреннего спроса на мануфактурные изделия.

За последнее четырехлетие до Первой мировой войны количество вновь учреждавшихся акционерных обществ возросло на 132%, а вложенный в них капитал почти учетверился.

Прогрессивный рост благосостояния населения наглядно доказывается следующей таблицей вкладов в государственные сберегательные кассы.

В 1914 году в Государственной сберегательной кассе было вкладов на 2,236 миллиарда рублей. Сумма вкладов и собственных капиталов в мелких кредитных учреждениях (на кооперативных началах) составляла в 1894 году менее 70 миллионов рублей; в 1913 году – около 620 миллионов рублей (увеличение на 800%!), а к 1 января 1917 года – 1,2 миллиарда рублей!

Бурно развивалось в Российской империи и сельское хозяйство. Оно давало почти половину национального дохода. В начале XX века Россия являлась крупнейшим производителем зерна на континенте. Зерновое производство возрастало примерно на 4% в год!

В предвоенные годы за границу вывозилось 68% произведенной продукции. По вывозу хлебов Россия значительно обогнала своих мировых соперников.

Накануне революции русское земледелие было в полном расцвете. В течение двух десятилетий, предшествовавших войне 1914 – 1918 годов, сбор урожая хлебов удвоился. В 1913 году в России урожай главных злаков был на 1/3 выше такового же Аргентины, Канады и США, вместе взятых. В частности, сбор ржи в 1894 году дал 2 миллиарда пудов, а в 1913 году собрали уже 4 миллиарда пудов.

В царствование Николая II Россия стала главной кормилицей Западной Европы. При этом обращает на себя особое внимание феноменальный рост вывоза земледельческих продуктов из России в Англию.

Россия поставляла 50% мирового ввоза яиц. В 1908 году из России их было вывезено 2,5 миллиарда штук стоимостью 54,9 миллиона золотых рублей, а через год – уже почти 3 миллиарда на 62,2 миллиарда рублей. Льна накануне Первой мировой войны Россия производила 80% мирового объема.

Благодаря большим работам по орошению в Туркестане, урожай хлопка в 1913 году покрыл все потребности русской текстильной промышленности. Последняя удвоила свое производство между 1894 и 1911 годами.

При Николае II в России потребление сахара, чая и мяса увеличилось более чем в два раза.

Значительно стимулировали промышленный бум высокие темпы железнодорожного строительства. По длине железных дорог Российская империя в начале XX века занимала второе место в мире, уступая только США, но быстро сокращая отрыв от американцев.

Сеть железных дорог в России покрывала 74 тысячи километров, из которых Великий сибирский путь (8 тысяч километров) был самым длинным в мире.

В 1916 году, то есть в самый разгар Первой мировой войны, было построено более 2 тысяч километров железных дорог, которые соединили Северный Ледовитый океан (порт Романовск) с центром России.

К 1917 году в России находилось в эксплуатации 81 тысяча километров железных дорог и 15 тысяч километров было в постройке. В период с 1880 по 1917 год, то есть за 37 лет, было построено 58 тысяч километров, что дает средний годовой прирост 1,5 тысячи км! За 38 лет советской власти, то есть к концу 1956 года, было построено всего лишь 36 тысяч километров, что дает годовой прирост менее тысячи километров.

Постройка 1 километра железной дороги в царской России обходилась в 74 тысячи рублей, а при советской власти – 790 тысяч золотых рублей.

Накануне Первой мировой войны чистый доход государственных железных дорог покрывал 83% годичных процентов и амортизации государственного долга. Иными словами, выплата долгов, как внутренних, так и внешних, была обеспечена в пропорции более чем на 4/5 одними доходами, которые получало русское государство от эксплуатации своих железных дорог.

Надо добавить, что русские железные дороги по сравнению с другими для пассажиров были самыми дешевыми и самыми комфортабельными в мире.

По добыче нефти Россия еще к концу XIX века заняла первое место в мире, а по объему валовой продукции прочно вошла в пятерку крупнейших индустриальных держав.

Продуманные меры государственной поддержки отрасли, уникальная модернизация нефтяного оборудования и средств транспортировки оборудования, существенное ограничение на экспорт сырой нефти, разработка крупнейших месторождений угля на Урале и в Сибири привели к небывалым подъемам нефтяной и угольной промышленности. В России добыча и переработка минеральных ресурсов осуществлялась на достойном технологичном уровне.

В годы правления Николая II добыча угля выросла в 5 раз и составила в 1913 году 32 миллиона тонн. Врубовые машины и механические отбойные молотки впервые появились в Донбассе в 1909 году. В 1910 году началась разработка новых мощных залежей Кузнецкого и Черемховского бассейнов.

Крупнейшим потребителем угля были железные дороги (27,6%), металлургические заводы (22,3%). В годы Первой мировой войны Россия – единственная из воюющих стран увеличила добычу угля на 18,4%.

Николай II первым из руководителей мировых держав осознал стратегическое значение нефти для экономики и для обороны государства. По объему добычи нефти (11,3 миллиона тонн) Россия в 1898 году обогнала США! К 1910 году в России было 133 нефтеперерабатывающих завода (101 на Кавказе и 32 в Поволжье). В 1913 году было произведено 4,2 миллиона тонн мазута, использовавшегося в качестве топлива для кораблей.

Удельный вес нефти в энергоресурсах России в 1913 году: промышленность – 56%, железные дороги – 33, водный транспорт – 20 и электростанции – 60%.

С целью развития нефтяной промышленности и машиностроения в 1896 году Российское правительство запретило экспорт сырой нефти из страны. Такому подходу следовало поучиться нынешней российской власти, превративший Россию в сырьевой придаток Запада. В 1904 году Россия вывезла 1,37 миллиона тонн керосина, в 1913 году – 210 тысяч тонн осветительных и смазочных и 628 тысяч тонн нефтяных масел.

Нефтепродукты шли в Англию, Австро-Венгрию, Германию, Голландию, Индию, Китай и Японию. Баку и Грозный превратились в мировые центры экспорта нефтепродуктов. В 1901 году Бакинский нефтяной район давал 50% мировой добычи.

В 1908 году в России имелось 57 884 паровых котла, где в качестве дешевого топлива использовались тяжелые фракции нефти. К 1912 году в стране было 45 449 гидросиловых установок (треть – гидротурбинные установки) общей мощностью 636 856 л.с. Нефтяная промышленность России из «осветительной» превратилась в топливную.

К 1917 году в России было построено 1278,7 км магистральных трубопроводов. Керосинопровод Баку – Батум длиной 882,5 км с 16 перекачивающими станциями был самый мощный в мире. Нефтепродуктопровод Грозный – Петровск (Махачкала) имел протяженность 162 км. Все оборудование было изготовлено на отечественных предприятиях.

Россия с ее несметными запасами сырья и дешевой рабочей силой представляла сферу наиболее выгодного размещения для иностранного капитала. Накануне Первой мировой войны иностранные вложения в акционерный капитал (главным образом в банки и промышленность) составляли около 1/3 новых инвестиций. Французский капитал шел преимущественно в тяжелую промышленность и финансовые институты, английский – в горную промышленность, германский – в электротехнику и металлургию.

 

В отличие от современной в николаевской России бегство российского капитала за рубеж было просто немыслимым событием, поскольку такой высокой прибыли, как в России, нельзя было получить ни в одной другой стране.

Параллельно концентрации промышленного производства в России шел процесс концентрации банковского капитала. Крупнейшие банки контролировали основную массу финансовых средств, которые охотно вкладывали в промышленность.

В годы предвоенного экономического подъема Русско-Азиатский банк создал, например, военно-промышленный концерн, центром которого стал Путиловский завод в Петербурге. Председатель правления этого банка занимал должности директора нефтяного товарищества «Лианозов и Ко» и директора Общества Московско-Казанской железной дороги, а также был членом правлений целого ряда других предприятий.

Вместе с тем стремительное развитие российской экономики требовало столь же стремительных реформ. Первым стране их предложил министр финансов Сергей Витте. Ему удалось в жестокой борьбе с высокопоставленными казнокрадами и глупцами воплотить в жизнь программу форсированной модернизации российской экономики.

Главным в ней стало введение золотого денежного обращения (1897). Государственному банку было предоставлено право выпускать 300 миллионов рублей кредитными билетами, не обеспеченными золотым запасом. Но правительство не только никогда не воспользовалось этим правом, но, наоборот, обеспечило бумажное обращение золотой наличности более чем на 100%, а именно: к концу июля 1914 года кредитных билетов было в обращении на сумму 1,6 миллиарда рублей, тогда как и золотой запас в России равнялся 1,6 миллиарда рублей, а в заграничных банках лежал еще 141 миллион золотых рублей, то есть каждый бумажный рубль в России был обеспечен золотом!

Устойчивость денежного обращения была такова, что даже во время Русско-японской войны, сопровождавшейся повсеместными революционными беспорядками внутри страны, размен ассигнаций на золото не был приостановлен, хотя миллионы людей в панике кинулись менять бумажные деньги на серебро и золото.

Императорская Россия строила свою политику не только на бездефицитных бюджетах, но и на принципе значительного накопления золотого запаса. Несмотря на это, государственные доходы с 1,41 миллиарда золотых рублей в 1897 году без малейшего увеличения налогового бремени неуклонно росли, тогда как расходы государства оставались более или менее на одном и том же уровне.

С 1904 по 1914 год превышение государственных доходов над расходами выразилось в сумме 2,4 миллиарда рублей. Эта цифра представляется тем более внушительной, что в царствование Николая II были понижены железнодорожные тарифы и отменены выкупные платежи за земли, отошедшие к крестьянам от их бывших помещиков, а в 1914 году, с началом войны, и все виды питейных налогов.

В России налоги до Первой мировой войны были самыми низкими во всем свете! Бремя прямых налогов в России было почти в 4 раза меньше, чем во Франции, более чем в 4 раза меньше, чем в Германии, и в 8,5 раза меньше, чем в Англии. Бремя же косвенных налогов в России было в среднем вдвое меньше, чем в Австрии, Франции, Германии и Англии.

Министерство финансов не только открыло иностранному капиталу доступ в экономику, но и провело мобилизацию внутренних ресурсов за счет усиления косвенного налогообложения и с помощью казенной винной монополии. Государственная монополия на продажу спирта, вина и водочных изделий давала в 1903 году более 26% всего годового бюджета.

Известный экономист Эдмонд Трей справедливо утверждал в начале XX века: «Если у больших европейских наций события между 1912 и 1950 годами будут протекать так же, как они развивались между 1900 и 1912 годами, то к середине настоящего века Россия станет выше всех в Европе как в отношении политическом, так и в области финансово-экономической».

Кстати, Витте сумел добиться определенных успехов и в упорядочении наемного труда на промышленных предприятиях. Промышленное развитие в Российской империи сопровождалось значительным увеличением количества фабрично-заводских рабочих, экономическое благосостояние которых, равно как и охрана их жизни и здоровья, составляли предмет особых забот властей.

По инициативе Витте были приняты законы об ограничении рабочего дня и о вознаграждении рабочих, получивших увечье на производстве.

Необходимо отметить, что именно в императорской России первыми были изданы законы касательно условий труда: был запрещен труд женщин и детей, на заводах установлен 10-часовой рабочий день и т.д.

Характерно, что даже кодекс императрицы Екатерины, регулировавший детский и женский труд, был запрещен для обнародования на Западе, чтобы не вызвать забастовки.

В царствование Николая II были изданы специальные законы для обеспечения безопасности рабочих в горнозаводской промышленности, на железных дорогах и на предприятиях, особо опасных для жизни и здоровья рабочих.

Детский труд до 12-летнего возраста был запрещен, а несовершеннолетние и лица женского пола не могли быть нанимаемы на фабричную работу между 9 часами вечера и 5 часами утра.

Размер штрафных вычетов не мог превышать 1/3 заработной платы, причем каждый штраф должен быть утверждаем фабричным инспектором. Штрафные деньги поступали в особый фонд, предназначенный для удовлетворения нужд самих рабочих.

В 1882 году специальный закон урегулировал работу детей от 12 до 15 лет. В 1903 году были введены должности рабочих старост, избиравшихся работниками цехов. Что же касается социального страхования, таковое было установлено уже в 1912 году.

По тому времени императорское социальное законодательство было, несомненно, самым прогрессивным в мире. Это заставило Тафта, тогдашнего президента США, публично заявить в присутствии нескольких русских высокопоставленных лиц: «Ваш император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может».

Общая длина рек, озер и каналов России (без учета Финляндии) в 1913 году составляла 387 081 километр, из них сплавных и судоходных – 289 647 километров. Ежегодные затраты на улучшение водных путей в 1906 – 1913 годах выросли в 2 раза.

Николай II лично инициировал проведение работ по шлюзованию рек Оки, Шексны, Северского Донца, Дона. Объем перевозок по внутренним водным путям в 1894 – 1911 годах вырос в 3 раза. Только в 1909 году он составил 3,4 миллиарда пудов.

К 1913 году доля речного транспорта в грузообороте страны составила 22,9%, объем пассажирских перевозок – 16,1%. Среди грузов преобладали лес (50%), хлеб и нефть. За 1902 – 1912 годы в России было построено 58 178 речных судов, из них 1460 – паровых.

В 1902 году Николай II подписал указ о создании Главного управления торгового мореплавания и портов. К 1914 году Россия имела 26 крупнейших портов в Белом, Балтийском, Черном, Азовском, Каспийском морях, на Тихом океане. Их общий грузооборот по сравнению с 1905 годом увеличился в 4,5 раза. В 1913 году он составил 44,4 миллиона тонн различных грузов, из них 15,7 миллиона тонн приходилось на экспортные грузы, 5,5 миллиона тонн – на импортные.

В 1903 – 1907 годах число судов по приходу-отходу в порты России составило 26 663, только в 1913 году – 43 368. В начале XX века 52% ввоза и 70% вывоза товаров осуществлялось Россией морским путем.

Если в 1896 году в России было 522 парохода, то в 1913 году – 1103 парохода. Только за 1905 – 1914 годы число пароходов увеличилось на 32,1%, их вместимость – на 41%, грузоподъемность – на 53,3%. В 1903 году в России был построен первый в мире теплоход «Вандал».

В годы царствования Николая II произошло масштабное освоение северных и дальневосточных водных путей сообщения. С 1906 года начал осуществляться ежегодный рейс из Владивостока в устье реки Колымы в Восточно-Сибирском море.

В Белом море и Северном Ледовитом океане поддерживались Мурманская, Варангерская, Онежская, Кандалакшская, Мезенская, Печорская, Новоземельская линии (2 – 5 рейсов в навигацию).

Рейтинг@Mail.ru