Краткий курс истинной истории России

Борис Александрович Чернышов
Краткий курс истинной истории России

В идейно-политическом плане доклад Хрущева был достаточно осторожным. Он ограничился кратким упоминанием преступлений, совершенных «кликой Берии», и критическими замечаниями в адрес сталинской верхушки, не называя имен.

Восстановить и упрочить ленинский принцип коллективного руководства – таков был лейтмотив большинства выступлений на съезде.

А вот в ночь с 24 на 25 февраля Хрущев в течение четырех часов зачитывал делегатам «секретный доклад», показывавший развитие и упрочение «культа личности», его проявления и последствия за прошедшие 20 лет. Как и отчетный доклад, «секретный доклад» Хрущева призывал к верности Ленину, а подробно описанная ленинская приверженность принципу коллегиальности служила точкой отсчета и примером, особенно наглядно показывавшим нарушение ленинских традиций Сталиным.

Из «секретного доклада» участники съезда узнали об извращении Сталиным «принципа демократического централизма», о чистках и «незаконных методах следствия», при помощи которых у тысяч коммунистов были вырваны совершенно невероятные признания. Развенчав миф о Сталине как «наследнике» и «гениальном продолжателе» дела Ленина, доклад атаковал и миф о Сталине-военачальнике, разрушив канонический образ генералиссимуса и воссоздав его истинный облик – трусливого и глупого человека, ответственного за сокрушительные поражения 1941 – 1942 годов.

Доклад Хрущева рисовал новый образ Сталина – образ обезумевшего от крови тирана, день за днем создававшего свой культ, образ некомпетентного, не желавшего никого слушать диктатора, «оторванного от народа».

По словам Хрущева, руководители партии после ареста Берии просто пришли в ужас (а то не знали!) перед лицом огромного количества откровений о пытках и фальшивых заговоров.

Сразу же после окончания съезда текст доклада был издан в виде маленькой красной книжки. Первоначально предполагалось, что она будет доступна только членам партии; ответственные партийные работники должны были, каждый на своем уровне, зачитать ее подчиненным. Но уже в конце марта по указанию Хрущева она была открыта для всех граждан. Для знакомства с ней повсеместно были проведены собрания, в том числе и в школах для учеников старше 14 лет.

В результате за несколько недель десятки миллионов советских людей услышали то, что 24 февраля было сообщено только самым выдающимся и опытным членам партии. Это было подобно ядерному взрыву в идеологическом плане, что и стало заложенной бомбой коммунистической системы. Именно в этот момент и начался важнейший раскол, поделивший КПСС.

В октябре – ноябре 1956 года в Восточной Европе, где Сталин поставил коммунистов у власти, началось политическое движение за либерализацию (по сути, оно продлилось до конца 1980-х годов), как писали газеты СССР, «поставившее под угрозу единство социалистического лагеря». В столицу Венгрии даже пришлось вводить советские войска и стрелять по повстанцам.

Укрепив свою власть, Хрущев проявил себя весьма недалеким руководителем. Он постоянно придумывал какие-то «административные реформы», все время создавал новые министерства, думая, что это решит системные проблемы СССР, проводил шумные кампании («кукуруза – царица полей», «мясная кампания в Рязани», «молочные рекорды» и т.д.), которые подкосили едва-едва вставшее на ноги сельское хозяйство. Особенно сильно авантюризм Хрущева ударил по производству мясных продуктов. Впору было вводить на них карточную систему.

Хороший урожай, полученный в 1956 году на целинных землях Казахстана, вдохновил Хрущева на новую кампанию, которая продолжалась многие годы и привела к тому, что СССР из экспортера зерна превратился в импортера. Чрезмерная эксплуатация районов нового освоения привела к падению средней урожайности и удорожанию производимого на этих территориях зерна. Кроме того, практически полностью прекратилось развитие традиционных зернопроизводящих регионов.

Хрущев резко активизировал внешнюю политику СССР. Однако это привело к разрыву отношений с Китаем (скандал на XXII съезде КПСС в 1961 году) и чуть было не окончилось ядерной войной с США (Карибский кризис 1962 года).

Если и говорить о полезных для Отечества делах Хрущева, то в сухом остатке это десталинизация страны; создание отечественной космонавтики и выход человека в космос (Юрий Гагарин, 12 апреля 1961 года).

Безумства Хрущева надоели не только народу (восстание в Новочеркасске в 1962 году тому яркий пример), но и его соратникам. В советских газетах 15 октября 1964 года прошло сообщение, что «пленум ЦК КПСС удовлетворил просьбу т. Хрущева Н.С. об освобождении его от обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС, члена Президиума ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья». С этого момента Никита Хрущев стал обычным пенсионером, сидевшим на даче, тайно работая над своими мемуарами.

Пост Первого секретаря ЦК КПСС занял Леонид Брежнев.

Меры, осуществленные его пришедшей к власти группировкой, отразили два трудно сочетаемых аспекта ее деятельности: последовательная консервативная идеологическая политика, с одной стороны, и экономическая реформа и, грубо говоря, технократические ценности – с другой.

Реформа началась в 1965 году с проведения новой административной централизации, упразднения совнархозов и восстановления центральных промышленных министерств, ликвидированных Хрущевым, созданы также крупные государственные комитеты (Госкомцен, Госснаб и Госкомитет по науке и технике).

Вместе с тем предприятия получали некоторую автономию. То, что в советской терминологии обозначалось понятием «хозрасчет», не подразумевало, однако, ни реабилитации рыночных отношений, ни перехода к «социалистическому рынку», проповедуемому тогда чешскими и венгерскими экономистами, и еще меньше означало самоуправление по югославскому образцу.

Одним из самых примечательных фактов весьма тусклой советской политической жизни конца 1960 – начала 1970-х годов было возвышение внутри правящей группы Брежнева, вокруг которого предстояло сложиться настоящему – и вместе с тем комедийному – культу личности.

Персонализация власти внутри дряхлеющей коалиции (средний возраст членов Политбюро в 1980 году составлял 71 год) преследовала сохранение стабильного положения элиты и учет интересов различных бюрократических аппаратов.

Народ после сталинских лагерей и хрущевских экспериментов вполне положительно относился к власти. Стало сытнее, спокойнее.

Для чиновников же это было вообще райское время. Если раньше за проваленное дело можно было попасть под расстрел, то теперь приписки и липовые отчеты стали обыденным делом.

В период с конца 1972 до конца 1973 года Брежнев установил те приоритеты в экономике, которые к 1991 году ее и погубили: бездумное капитальное строительство, тяжелая промышленность, космонавтика, бездумное увеличение вооружений, бездонная яма сельского хозяйства, погубленного колхозами.

А ведь еще в 1965 – 1972 годах под влиянием ученика Вознесенского Алексея Косыгина особое внимание уделялось развитию легкой промышленности. И советские женщины стали нормально одеваться, а дети перестали донашивать обувь старших братьев и сестер.

Страна остановилась в развитии. Выросло количество выпиваемого алкоголя. И мало-помалу речи технократов и реформаторов, выступавших под знаменами «научно-технической революции», пропитанные «партийностью» и военно-патриотическим духом, сменились на требования «усилить контроль», «укреплять трудовую дисциплину», «возрождать стахановское движение» и «наказать виновных в расхлябанности».

Другим безусловно скверным явлением эпохи застоя стало превращение России в сырьевой придаток Запада. Соглашения, подписанные по инициативе СССР главами 35 государств в столице Финляндии Хельсинки в 1975 году, по сути, гарантировали мирное сосуществование «капиталистического» и «социалистического» «лагерей». Установление партнерских отношений с Западом повлекло за собой оживление экономического сотрудничества между ним и СССР. Но, увы, на этом рынке наша страна могла предложить только сырье. К сожалению, до сих пор наша Родина находится в таком же убогом положении. Тяжелое наследство «пятилеток ударного труда»…

Под конец своего царствования Брежнев совершил самую страшную ошибку – начал Советско-афганскую войну (1979 – 1989). До этого СССР всегда действовал чужими руками (Корея, Куба, Вьетнам, Ангола и проч.). И это давало определенный результат. А вот ввод собственных войск на чужую территорию и оккупация ее… В общем, международная общественность нас не поняла.

К тому же это была оккупация атеистическим государством страны, где 100% жителей были искренне верующими людьми. Все попытки наших военнослужащих убедить афганцев, что «бога нет», вызывали их возмущение.

После смерти Брежнева в 1982 году к власти пришел Юрий Андропов, который заявил, что следует «более жестко бороться против нарушений дисциплины». Андропов хотел превратить министерства в мощные госкорпорации, как сейчас «Газпром», и выйти на внешний рынок. Все инвесторы на Западе с удовольствием вкладывали бы деньги в российскую добывающую и перерабатывающую промышленность, так как была бы гарантия от мошенничества со стороны государства.

Учитывая, что новый генсек делал ставку на КГБ, во главе госкорпораций должны были стать ответственные работники этого ведомства. Это была бы ставка на средний класс, честный, воспитанный, наименее коррумпированный, что обеспечило бы развитие страны в пользу государства. Также Андропов, знающий о коррупции и приписках в так называемых национальных республиках, начал борьбу с местными князьками, понимая, как важно покончить с ворами и сепаратистами. Для этого Андропову было необходимо ликвидировать деление страны на национальные республики.

Все это сделать он не успел. И весьма скоро скончался (в 1984 году).

Столь же коротким было правление (1984 – 1985) раздавленного старостью Константина Черненко, про которого в народе говорили: «Правит, не приходя в сознание».

 

Страну лихорадило. Вторжение в Афганистан повлекло за собой экономические санкции и падение цен на российское сырье. Приписки, коррупция, теневая экономика, неразумные расходы государственных средств – все это привело к падению уровня жизни. Вся страна встала в очереди за дефицитом, которым были нормальный чай, обычная колбаса и проч.

И вот к власти в 1985 году пришел энергичный говорун Михаил Горбачев.

За весьма краткое время его правления (1985 – 1991) СССР потрясли грандиозные идеологические, политические, экономические и социальные перемены. Они не только сверху донизу перетряхнули всю совокупность утвердившихся после Октября 1917 года государственных и экономических структур, но и коренным образом изменили мировой порядок.

Начинать надо было с перестройки экономики, как это сделали китайцы, вдохновленные идеей Дэн Сяопина о сочетании жесткой вертикали власти с либеральной экономикой и активной экспортной экспансией.

Именно такая стратегия стала причиной успехов Китая. Он от социализма взял сверхдешевую рабочую силу. В капстране люди не будут работать за копейки. Но при этом китайское партийное руководство перевело экономику на капиталистические рельсы. Китай создал систему, работающую по принципу: платим как при социализме (копейки, как и у нас), а экономика развивается как при капитализме.

Мы этого не сделали. И экономика у нас после «перестройки» была переведена на капиталистические рельсы, но из-за демографических проблем дешевой рабочей силы у нас уже не было. Плюс ко всему прочему у китайцев религии (конфуцианство, буддизм) делают большой упор на умелом и добросовестном труде.

Горбачев начал с демократизации. Она вызвала взрыв сепаратизма как в странах Восточной Европы, так и внутри СССР, в котором начался «парад суверенитетов». Полыхнуло на Кавказе и в Прибалтике.

Вслед за гласностью, с самого начала бывшей не только лозунгом, но и обещанием смягчить цензуру и облегчить доступ к информации, новое руководство выдвинуло лозунг «ускорения» (впрочем, быстро забытый), на первый взгляд выглядевший весьма традиционно как призыв к ускорению темпов развития экономики.

Венчала же все «перестройка», определявшаяся как настоящая «реконструкция» всего здания советского общества в целом, но на деле приведшая к разрушению и распаду системы.

Горбачев не предвидел, что руководители союзных республик вместо создания предложенной им обновленной Федерации возьмут курс на отделение и разжигание в своих республиках националистического угара. Ведь он, подобно всем нам, был воспитан на представлении о том, что возникла «новая общность советских людей», где национальные различия уже не имеют существенного значения.

Находясь под санкциями и испытывая дефицит самого необходимого, страна выживала благодаря тому, что народ массово покупал алкоголь и табак. И Горбачев нанес страшный удар по экономике страны, введя в стране «сухой закон» (1985) и резко сократив производство табачных изделий.

Горбачеву для продвижения антиалкогольной кампании надо было не виноградники вырубать, а развивать малый бизнес. Все должны быть постоянно чем-то заняты, тогда человеку просто некогда будет пить. Только трезвый может осилить конкуренцию. Никакого толка в уменьшении количества водки нет – человек перейдет на самогон. Надо занять человека, дать ему стимулы, дело, тогда и пить станет некогда.

Реальным итогом перестройки оказалось не усиление, а ослабление России. Был создан клан олигархов – нефтяников, сырьевиков, которые заинтересованы в сотрудничестве с Западом. Если бы государство сделало ставку на производственников, на машиностроителей, тогда и перестройка пошла бы по-другому. Но вперед вывели сырьевиков. А куда сырье продавать? В Европу, то есть появилась зависимость от Европы.

Часть реформ Горбачева, может, и имела право на жизнь (например, попытка навести порядок в Средней Азии и кооперативное движение). Но этими реформами занимался старый бюрократический аппарат, который не хотел их проводить. Аппарат завалил реформы.

В условиях демократии перестроить госаппарат невозможно. Нужно было искусственно разделить на две части КПСС. Сделать социал-демократическую партию и консервативную. Одинаковые ресурсы, штаб-квартиры, деньги и члены партии (по 9 – 10 миллионов в каждой). Повести их на выборы, заставить подбирать более молодых управленцев. И потом уже начать демократизацию.

Одна из целей перестройки Горбачева – легализация нетрудовых доходов чиновников и работников правоохранительных органов через рынок и частную собственность. Еще при Брежневе была теневая экономика, коррупция – все накопили большие денежные ресурсы. И Горбачев начинает эту перестройку, с тем чтобы не сажать сразу всю страну, а легализовать доходы! Социализм не получился, а в капитализм шагнули те, кто при социализме наворовал через коррупционные схемы. Чтобы их не расстреливать, как Сталин сделал бы, и не проводить такую перетряску кадров, пожалуйста, вот вам рынок, – все продается, все покупается.

Когда их наворованные деньги стали легальными, им не было смысла развивать экономику, – они снова стали ждать новые нетрудовые доходы. Правоохранительные органы стали крышевать частный бизнес и выдавливать доходы себе. То же самое делали чиновники на любом уровне. И в результате частный сектор не пошел в нормальный рост.

В чем главная ошибка коммунистов? Они свергли царя, но создали такую же диктатуру, что и монархическая.

Демократы боролись с КПСС, но после падения коммунистического режима в 1991 году создали тот же режим – личная власть Бориса Ельцина была столь же неограниченна, как и у любого генсека компартии. Где же честные выборы? Где демократия?!

Главная ошибка Горбачева – надежда на то, что Запад поможет России встать на ноги. Эта глупая и ничем не оправданная надежда подвигла Горбачева на весьма подлый поступок – сдачу наших союзников в Восточной Европе. Особенно преступной была сдача ГДР в 1990 году. Создание Германской Демократической Республики – это итог Второй мировой войны и гарантия стабильности послевоенных границ в Европе. И наша армия должна была оставаться там навечно. Тогда сегодня была бы другая обстановка в мире. Если бы Горбачев не вывел советскую группировку войск из ГДР, не было бы войны в Югославии, не пришлось бы воевать в Ираке, Сирии, не было бы войны на Украине. В Европе и на Ближнем Востоке было бы гораздо спокойнее.

Последствия предательства Горбачева и гибели СССР еще аукнутся Западу. В России большевики загубили мечту европейской интеллигенции – коммунизм. На Западе сейчас губят новую мечту – либерализм. Объединившей Запад советской угрозы уже нет. Новой стратегии развития мира, кроме как слепо следовать за Америкой, нет. Образовался идейный вакуум. Мы можем заполнить его идеологией Русского мира, которая гарантирует каждому народу право на жизнь и свободу».

С началом демократизации мнимая свобода слова превратилась в свободу нацистской пропаганды. Так, годовщина подписания советско-германского пакта 1939 года (впервые за многие годы оказавшегося в центре внимания печати) стала поводом для массовых манифестаций в 1987 году в Прибалтике. Эти выступления положили начало процессу, завершившемуся позднее провозглашением независимости этих республик.

Связанная с национальными отношениями напряженность возникла почти во всех республиках. Она затронула самые разные вопросы, от требований признания государственного статуса национального языка (сформулированных сначала в Прибалтийских республиках, затем на Украине, в Грузии, Молдавии, Армении, а в конечном счете, по мере расширения и углубления движения, выдвинутых и в остальных республиках: РСФСР, Белоруссии, Азербайджане и мусульманских республиках Средней Азии) до возвращения «на историческую родину» депортированных народов.

Вставшие в центр внимания национальные проблемы привели к обострению конфликтов между русскими «колонизаторами» и представителями «коренных» национальностей (прежде всего в Казахстане и в Прибалтике) или между соседними национальностями (грузины и абхазы, грузины и осетины, узбеки и таджики, армяне и азербайджанцы и т.д.), сожительствовавшими и мирно, и враждуя по обе стороны искусственно проведенных центральной властью границ.

Наиболее трагические формы принял конфликт между армянами и азербайджанцами по поводу Нагорного Карабаха, в 1923 году присоединенного к Азербайджану, несмотря на армянское большинство его населения. В феврале 1988 года армяне этой автономной области в составе Азербайджана официально потребовали воссоединения с Арменией. Из-за двусмысленной позиции союзного правительства и сопротивления руководства Азербайджана конфликт обострился, а погром армян, учиненный азербайджанцами в Сумгаите, стал прологом к настоящей войне между Арменией и Азербайджаном. Серьезность армянского кризиса заключалась не только в конституционных вопросах, которые он затрагивал, но и в исключительном потенциале самоорганизации масс.

Его последствия были многообразны: волна общих забастовок, прокатившаяся в течение нескольких месяцев сначала по Степанакерту, административному центру Нагорного Карабаха, потом по всей Армении; создание комитетов содействия и координации, которые на равных стали вести переговоры с местными и центральными властями; грандиозные демонстрации, собиравшие сотни тысяч людей. Впечатляющие результаты подтвердили уроки массовых взрывов в различных странах Восточной Европы: большая часть местных властей встала на сторону масс, разделив и поддержав их требования.

В начале 1990 года, после того как Литва провозгласила свою независимость, а переговоры о Нагорном Карабахе зашли в тупик, стало очевидно, что центральная власть не в состоянии использовать экономические связи в процессе радикального пересмотра федеративных отношений, что было единственным способом предупредить или хотя бы приостановить распад Советского Союза.

В экономическом же плане итоги правления Горбачева представляются катастрофическими. Ситуация в народном хозяйстве не переставала ухудшаться. Уровень жизни советских людей стремительно упал, с каждым днем делая в глазах населения рассуждения об экономической реформе все менее заслуживающими доверия.

Начиная с 1988 года стало заметно сокращаться сельскохозяйственное производство, что немедленно сказалось на продовольственном снабжении. К лету 1991 года стремительно обесценился рубль в связи с очень большим бюджетным дефицитом, превысившим в 1988 – 1989 годах 100 миллиардов рублей (11% ВНП). Курс рубля составлял 10 рублей за доллар в начале 1991 года и 120 рублей за доллар в конце этого года.

Придя к власти, Горбачев окружил себя группой совершенно бездарных, но титулованных экономистов, социологов, политологов. Было предпринято немало попыток реформирования народного хозяйства. И каждая реформа оборачивалась катастрофой. Наконец, республиканские власти перестали выполнять идиотские приказы Кремля, а часть регионов перешла на талонную систему и запретила вывоз товаров за пределы региона.

Страну лихорадило. Кроме выступлений сепаратистов в Прибалтике и на Кавказе на улицы городов вышли рабочие, которым нечем было кормить свои семьи. В 1991 году шахтеры начали стачку, требуя теперь уже не только увеличения заработной платы, но и отставки Горбачева, роспуска Верховного Совета СССР, национализации имущества КПСС, реальной многопартийности, департизации предприятий и организаций.

Атаки на КПСС со стороны рабочих становились все жестче, на сотнях предприятий рабочие и забастовочные комитеты отстранили от дел парткомы и официальные профсоюзные органы и заняли их помещения. Вновь, как в 1917 году, стала очевидной недееспособность официальных структур, в полной мере проявился вакуум власти, прежде всего на местах.

Хаос в органах государственного управления еще больше увеличился после референдума 17 марта 1991 года о сохранении СССР. Подавляющее большинство советских людей выступило за сохранение единства страны.

На первых, прошедших 12 июня 1991 года, выборах Президента Российской Федерации победил демагог Ельцин.

Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) попытался навести порядок в стране (19 – 21 августа 1991 года), призвав спасти страну как от интриг тогдашнего Президента СССР предателя Горбачева, так и затеявшего государственный переворот Ельцина.

Увы, ельцинисты оказались сильнее. Ни один коммунист не вышел защищать СССР. Горбачева выкинули из Кремля, а Ельцин законодательно оформил фактический распад страны с помощью еще двух предателей – Кравчука и Шушкевича, подписав с ними Беловежские соглашения.

В черные дни для российской демократии (3 – 4 октября 1993 года) в схватке законодательной (Верховный Совет) и исполнительной (Ельцин и его правительство) власти победила последняя. Многие тогда призывали народ идти на баррикады.

Кто-то натравливал народ на «комуняк» (Новодворская и проч.). Кто-то, наоборот, призывал вступиться за защитников Верховного Совета, расстреливаемого из танков.

 

12 декабря 1993 года прошли первые выборы в Государственную Думу новой России.

Первый Президент России 31 декабря 1999 года со слезами раскаяния на глазах объявил о своей отставке. В Кремле появился новый президент – Владимир Путин.

Он встал у руля разрушенной страны, которой правили олигархи и удельные князьки. Президенту пришлось бороться с ними, строя вертикаль власти и наводя порядок в охваченной бандитским беспределом стране. К сегодняшнему дню в России крепкие силовые и правоохранительные службы, твердый курс рубля и независимая внешняя политика. В 2020 году была обновлена Конституция России, в которой наконец-то русский народ назван государствообразующим.

К сожалению, период правления Ельцина, Путина (2000 – 2008, 2012 – по настоящее время) и сменявшего его на президентском посту Дмитрия Медведева (2008 – 2012) характерен тем, что десятилетиями правит одна-единственная партия – партия власти. И еще одна проблема до сих стоит перед страной – она по-прежнему является сырьевым придатком. Теперь уже не только Запада, но и Востока. Ко всему прочему, так и не побеждены коррупция и олигархи (старые сменились на новых).

Рейтинг@Mail.ru