Краткий курс истинной истории России

Борис Александрович Чернышов
Краткий курс истинной истории России

Эта историческая монография не похожа на остальные. Здесь нет такого массива дат и фактов, как в обычных учебниках. Зато эта книга позволит каждому из вас понять суть событий, происходивших, происходящих и тех, что еще произойдут. Везде написано, что Россия участвовала в Первой мировой войне. Но где есть хотя бы упоминание о том, что нам незачем было воевать с немцами? Полученные из настоящего издания сведения дадут вам, дорогие читатели, и всем здоровым силам – патриотам России понятие о том, как Россию сдерживали, как мучили русский народ. Сильная Россия страшит врагов. И они делают все, чтобы погубить нашу Родину. Но она всегда вставала из руин и пепла. Обновленной. И готовой к новым свершениям. Никто нас не может сломить! Убежден, что скоро мы станем свидетелями воссоздания русской империи, русского мира под великим флагом. Вперед, Россия! Вперед, русский народ!


Введение

На Первом съезде народных депутатов РСФСР 12 июня 1990 года членами Компартии была принята Декларация о государственном суверенитете РСФСР. По сути, это был акт предательства, расколовший советскую Россию на 15 государств.

Эту дату объявили Днем России. Теперь многие думают, что именно 12 июня 1990 года произошло образование Российского государства. Это ложь!

Русское государство зародилось 21 сентября 862 года! Вот в какой день надо праздновать День России. И никакой свободы в 1990 году наш народ не получил. Объединение и защита принадлежащих сначала Киевской Руси, а потом Российской империи и СССР земель произошли естественным путем. Народы объединялись, чтобы стать сильнее и отразить внешнюю угрозу, а также установить внутренний порядок.

На протяжении всего тысячелетнего существования Руси и России борьба за расширение своих границ была одной из национальных идей возглавлявших страну князей, царей и императоров.

Начавшийся еще в IX–X веках, этот процесс продолжался вплоть до начала ХХ века и имел своим следствием создание огромной, уникальной по своим размерам, природным, географическим факторам территории Российского государства.

Особенно важно заметить, что процесс сборки Российского государства коренным образом отличался от колониальной политики Запада, направленной на геноцид местного населения и разграбление ресурсов.

Все народы, входившие в состав России, совершали этот шаг на добровольной основе, а зачастую сами обращались к России с просьбой о защите и включении их территорий в состав Российского государства.

Этот процесс расширения границ в сочетании с характером пространства и его климатом во многом сформировал национальный характер.

Необходимо подчеркнуть, что именно территориальный, географический фактор зачастую лежал в основе политических, общественных, культурных процессов, происходивших в России. Собирание земель и расширение территорий также были важнейшим условием для поддержания необходимого уровня жизни путем освоения новых земель.

После истощения очередного куска пашни население могло продвигаться все дальше и дальше, не слишком заботясь о развитии технических средств, с помощью которых можно было бы успешно получать урожай из прежнего участка земли, не сходя с места. В знаменитой «Дубинушке» это противоречие в отношении к техническому прогрессу у англичанина и русского мужика подмечено достаточно точно.

Кроме того, обширные территории выступали необходимым условием поддержания общественной стабильности. Старообрядцы уходили за Урал и дальше, на Аляску, не желая оказаться объектом преследования со стороны властей. В Сибирь уходили крестьяне, не хотевшие подчиняться крепостному гнету (там не было крепостного права), другие недовольные бежали на Дон и формировали буйное и непоседливое казацкое сословие. Если бы не огромные территории, Россия не могла бы ни разместить, ни переварить огромного количества беженцев и мигрантов, хлынувших в Россию в начале, середине 1990-х годов. И тогда она могла бы оказаться в эпицентре жестких межнациональных конфликтов, если не сказать войн.

Огромную роль в этом процессе сыграла Русская церковь, благодаря которой была создана уникальная технология мирного освоения огромных территорий, требующего именно сегодня, в период защиты суверенитета, самого тщательного изучения. Соединение национального и религиозного самосознания, о котором сегодня много спорят, в любом случае позволило церкви сделать освоенные ею регионы наиболее «русскими» из всех, что сегодня входят в состав России. Речь идет, прежде всего о Русском Севере.

Бескрайность безграничность территории России сформировала особое пространственное мышление, свободно оперирующее сотнями километров, а вот сужение границ неизбежно приведет к деформации сознания (об этом мы поговорим в книге «Бегство к свободе. Хроники русской демократии»).

Освоение этих пространств сформировало у русского человека привычку к тяжелому и продолжительному труду в крайне сложных и неблагоприятных условиях. Это воспитало в русском национальном характере ключевую черту – для достижения желаемого результата нужно долго трудиться, зачастую не заботясь о создании «благоприятных» условий для труда, трудиться для общества в целом, а не для себя.

Эта черта характера позволила в нечеловеческих условиях среди лесов и болот построить и заставить жить Санкт-Петербург, проложить к нему уже в XIX веке железную дорогу, а в ХХ столетии построить самую длинную и сложную по условиям содержания в мире Байкало-Амурскую магистраль.

Это также позволило в нечеловеческих условиях в первые полгода Великой Отечественной войны не только провести эвакуацию промышленности, но и возродить и пустить в ход производства подчас на совершенно неосвоенных территориях и в конечном итоге одержать победу.

Иными словами, территория и национальное самосознание теснейшим образом связаны друг с другом. Поддержание этой связи осуществлялось в самых различных культурных и традиционных формах, начиная от комплекса полуязыческих ритуалов, как, например, «исповедь земле», и заканчивая многовековой традицией паломничества.

Последняя захватила практически все слои общества и стала очень интересной формой познания собственной страны в постоянном путешествии от храма до храма, от города до монастыря, что можно видеть на примере целого пласта литературных памятников «Хождений» и преданий, связанных с каликами перехожими.

В заключение необходимо вспомнить, что есть два типа колонизации. Первый – это создание новой родины и второй – завоевание с целью эксплуатации, когда территория захватывается, но не осваивается. России всегда была свойственна колонизация именно первого типа.

Присоединение новых земель к России было преимущественно мирным, а вхождение их коренного населения в состав Российского государства добровольным.

Такие характерные для западноевропейской колонизации Северной и Южной Америки или Австралии явления, как истребление аборигенов для размещения на их территориях колонизаторов, были совершенно невозможным явлением в российской практике колонизации.

Напротив, русским при освоении очередной территории предписывалось селиться «только на порозжей (то есть пустующей) земле», пришедшие быстро овладевали языком и обычаями аборигенов, а налоги коренного населения и пришельцев почти не отличались – перед государством все были равны.

Историки справедливо отмечали удивительную способность русских «мирно уживаться со всякою народностию». В источниках XVI–XVII веков можно прочесть о том, как русские и аборигены живут друг у друга в домах, едят за одним столом, заводят семейные связи.

Примечательно, что дети от смешанных браков, заключенных в ходе колонизации, никогда не считались «второсортными», как мулаты и метисы в западноевропейских странах. Характерный пример: абсолютное большинство народов, оказавшихся в составе России в XVIII–XIX веках, существенно увеличили свою численность.

Разумеется, наблюдались и жесткие действия властей по отношению к «инородцам», но они, скорее, были исключением, нежели правилом, не говоря уже о том, что отнюдь не все акты сопротивления России были борьбой за свободу своей земли.

Гораздо важнее был наглядный пример, когда Россия уничтожала все дурное, что укоренилось на покоренной территории, и утверждала положительное (как было на Кавказе или в Средней Азии).

Не случайно большинство покоренных территорий щедро финансировались из русской казны (за счет населенных русскими территорий), а весь доход оставался у местных жителей.

Эта же практика помощи и заботы о других народах сохранилась в русском человеке до нашего времени – уходя из Афганистана, русская армия, которую называли оккупационной, не разграбила и не вывезла ни одного музея. Уместно вспомнить, что стало с музеем Ливийской Джамахирии или Багдадским музеем, после того как эти страны были «освобождены от диктатуры» странами Запада.

Особо хочется отметить роль армии в России. На Западе армия издавна была средством ограбления соседа. Российская армия спасала жизнь народам и племенам.

Именно она поразила жесточайшего завоевателя Наполеона, которому, казалось, никто не мог сопротивляться. Именно она берегла мир в Европе во времена Священного Союза, дав возможность измученным людям прийти в себя, отдохнуть от бесконечных человекоубийств. Именно она спасла мир от нацистской чумы. Именно она в своем противостоянии безумным первообладателям ядерных сил берегла и хранила мир в Европе столь долгое время. И не будь ее, не было бы и идеи о ядерном паритете, остужающем головы потомков тех, кто безжалостно вырезал индейцев. Есть у нас армия – быть миру в России и во всем мире.

История – это поле сражения, это баррикады, где флаг правды переходит из рук в руки. История в России представляет собой чудовище с тремя головами.

Историки монархического периода делали упор на деяния императорской семьи, а  точнее, царя. Но как могут жить страна и нация без повествования о простом народе? Усилиями таких людей, как Ермак, Беринг, Строганов, Хабаров и Хмельницкий, было мирно присоединено к России и освоено гораздо больше земель, нежели тяжелыми кровавыми войнами.

 

Увы, но пришедшие на смену историкам царской эпохи советские сказители сделали все, чтобы доказать, что до светлого будущего, случившегося после Великой октябрьской социалистической революции, Россия была отсталой страной с ходящим в лаптях неграмотным населением, которое баре запарывали насмерть на конюшнях. Они потопили все прошлое великой страны во лжи, отринули всех героев, снесли памятники. Лишь такие бунтари, как Разин, Булавин и Пугачев, были достойны восхищения советских историков.

Затем наступила эпоха распада СССР. И учебники истории в большинстве образованных республик вообще игнорировали и монархический, и советский периоды жизни своих стран, коротко окрестив их «периодом оккупации». Дальше всех зашли в своих измышлениях украинские баснописцы, создав «древних укров», «построивших» пирамиды в Египте и «вырывших» Черное море.

Пришла пора издать учебник настоящей истории России. От Киевской Руси до современной России и дальше, прогнозируя будущее, предвосхищая события. Пришла пора собрать в единое три ее эпохи – царскую, советскую и нынешнюю. Изучить их, проанализировать. На основании этого прогноза нужно будет на научном основании создавать планы развития России. Без знания истории невозможно разобраться в вопросах современности – ведь не может же дерево расти без корней.

Главный актор, участник, инженер истории России – русские, государствообразующий народ, трудовая и ратная слава которого известна на всей планете. О нем и пойдет речь в книге, которую вы держите в руках.

Часть I. От Киевской Руси до Российской империи

(862 – 1917)
КИЕВ – МАТЬ ГОРОДОВ РУССКИХ

Термин «Киевская Русь» показывает, что украинские земли – это исторически русские земли. Он впервые появился в первой половине XIX века в работе историка Михаила Максимовича «Откуда идет русская земля» для отделения Киевского княжества от таких регионов, как «Червонная Русь» или «Суздальская Русь». Однако теперь этот термин имеет совершенно иной смысл. Так обозначают целую эпоху раннего русского Средневековья. Это были века создания русской нации – от прихода Рюрика до создания «Слова о полку Игореве», на страницах которого уже нет деления ни на полян, ни на древлян и прочие племена, а есть полки русских воинов, сражающихся с кочевниками, есть Русь, несмотря на княжества, уже единая и неделимая.

О временах Киевской Руси следует почитать тем украинцам, которым задурили голову нацисты, ибо пора бы уже понять, что все жители бывших губерний Малороссии – наследники великой Русской державы. Наследники славы русского меча и плуга, а вовсе не Краевого Правления Украины, которое просуществовало несколько июльских дней 1941 года и было разогнано гитлеровцами, несмотря на то что бандеровцы энергично лизали им сапоги.

Сами по себе объединительные процессы, то есть процессы, в ходе которых одно государство включает в свой состав другое (другие), не являются чем-то исключительным для истории Руси и России.

Порожденное вторжением гуннов Великое переселение народов в Европе (IV – VII века) привело в движение огромную массу доселе не замечаемых античными историками славянских племен.

Множество племен прошли в ту эпоху через Восточно-Европейскую равнину. Но решающим фактором, принесшим государственность в те покрытые лесами и болотами места, стал приход славян. Они заселяли и осваивали новые территории, создавая фундамент для будущего Русского государства и его грандиозного территориального роста в последующие времена.

Стоит согласиться с автором летописи «Повести временных лет» Нестором, который считал, что славяне пришли с Дуная.

Оттуда славяне к VIII веку продвинулись на Северский Донец и Дон, побережье Черного и Азовского морей и на Север, в зону густых лесов, где они расселялись среди балтских и финно-угорских племен. В отличие от остальной Европы, этот процесс расселения проходил в основном мирно (что подтверждает и археология).

К IX веку, то есть к моменту образования Русского государства, мощные центры цивилизации сложились на Балтике, на озере Ильмень и в Среднем Поднепровье.

Русское право тех лет не было примитивным. Его основой был принцип «равным за равное». Таким была и правовая система европейских государств тех лет.

Основатель княжеской династии Рюрик (862 – 879) присоединил к призвавшему его на княжение Новгороду, который стал княжеской столицей, племена веси, мери и мурома.

Князь Олег (879 – 912) в 882 году занял Киев и перенес туда столицу, то есть сделал Среднее Поднепровье центром Русского государства, которое теперь протянулось от Новгорода до бассейна Припяти и Днепра на юго-западе.

В 883 году к Киеву присоединили поселения племен древлян, северян и радимичей (к северу от Киева).

Преемником Олега был сын Рюрика Игорь (912–945). При Игоре продолжается политика объединения славянских племен и племенных объединений в один народ, не только платящий ежегодную дань Киеву. Во время одного из походов за данью в древлянскую землю в 945 году Игорь был окружен древлянами и убит.

Соседом Древнерусского государства в это время являлся Хазарский каганат, располагавшийся на Нижней Волге и в Приазовье. Хазары были полукочевым народом тюркского происхождения.

Их столица Итиль, находившаяся в дельте Волги, стала крупным торговым центром. В период расцвета Хазарского государства некоторые славянские племена платили хазарам дань. Хазарский каганат держал в своих руках ключевые пункты на важнейших торговых путях: в устьях Волги и Дона, Керченском проливе, переправе между Волгой и Доном.

Во второй половине X века началась планомерная борьба русских дружин с Хазарским каганатом. В 965 году князь Святослав (945 – 972) разгромил Хазарское государство. После этого Нижний Дон был снова заселен славянами, и центром этой территории стала бывшая хазарская крепость Саркел (русское название Белая Вежа).

На берегу Керченского пролива образовалось русское княжество с центром в Тмутаракани. Этот город с большим морским портом стал форпостом Руси на Черном море. Помимо этого Святославу удалось совершить поход по Оке, в ходе которого были присоединены к Киевскому государству огромные территории вятичей.

В 967 году в составе Руси было все течение Волги до Каспийского моря, поселения ясов и кубанских черкесов. Считается, что именно Святослав тогда основал известный город Рязань.

Святославом всю жизнь владела идея создания Великой империи русов с центром на Дунае в городе Переславец-Дунайский. Эта идея предполагала включение в состав Киевского государства огромные территории Дунайской Болгарии и Балкан. Однако решить эту задачу Святослав не смог.

После гибели Святослава великим князем стал его сын Ярополк (972 – 980). Он окончательно присоединил к Киеву древлянские земли.

Князь Владимир Святославич (980 – 1015) продолжал политику своих предшественников – в его княжение к Древнерусскому государству были присоединены восточнославянские земли по обе стороны Карпат, завершено присоединение вятичей, взяты речные пути по Неману, Бугу и Висле в направлении Балтийского моря. Созданная на юге страны линия крепостей обеспечила защиту страны от кочевников-печенегов.

Предвидя угрозу распада только-только создаваемой русской нации, Владимир принял решение креститься от Константинопольской церкви. Согласно летописям, князь во время крещения своего народа (988) вознес следующую молитву: «Боже великий, сотворивый небо и землю! Призри на новыя люди сия и даждь им, Господи, уведети Тебе, истиннаго Бога, якоже уведеша Тя страны христианския, и утверди в них веру праву и несовратну, и мне помози, Господи, на супротивнаго врага, да надеяся на Тя и Твою державу, побежю козни его!»

С этого момента для населения Киевской Руси понятие «православный» и «русич» становятся синонимами.

Правление Ярослава Мудрого (1015 – 1054) стало вершиной расцвета Древнерусского государства, его международное значение очень возросло. Киевская Русь превратилась в одну из сильнейших в Европе стран.

Благодаря Ярославу Мудрому в 1030 году был присоединен город Тарту (Юрьев), годом позже – Червонная Русь (Галиция) и в 1036 году левобережный Днепр. В 1128 году, уже после смерти Ярослава, к Киеву было присоединено Полоцкое княжество.

После начала феодальной раздробленности в 1132 году центром будущей российской государственности становится Ростово-Суздальская, Суздальско-Владимирская и Владимиро-Суздальская земля (это названия одной территории, а в изменении названия запечатлелся перенос столицы из одного города в другой).

Возвышение этой земли начинается в правление одного из младших сыновей Владимира Мономаха – Юрия Владимировича, сделавшего своей столицей Суздаль. Всю жизнь он пытался дотянуться до Киева, за что получил прозвище Долгорукий. Он несколько раз захватывал Киев, был изгнан, опять захватывал и в самом конце жизни все-таки стал киевским князем. Однако это не значит, что он не заботился о княжестве, которым правил. Им был основан ряд новых городов: Дмитров, Переславль-Залесский, Юрьев-Польской, Звенигород, Москва.

После смерти Юрия в 1159 году его сын Андрей Боголюбский не стал занимать киевский престол, а остался в своей земле и перенес ее столицу из Суздаля во Владимир-на-Клязьме. Князь решил покорить Новгород, но потерпел сокрушительное поражение и был вынужден мирным путем договариваться с новгородцами. Переговоры имели успех – Новгород принял князя, предложенного Андреем Боголюбским. Он продолжал укреплять и границы своей земли. После смерти Андрея Боголюбского в результате двухлетней междоусобицы на престоле оказался его младший брат – Всеволод Юрьевич, окончательно закрепивший за Владимиром-на-Клязьме статус главной княжеской столицы.

Правление Всеволода Большое Гнездо (1176 – 1212) стало периодом политического могущества Владимиро-Суздальского княжества. По сути, на русском политическом пространстве появился второй после Киевского престола центр власти.

Под его контролем находился Новгород Великий, в зависимости оказалась Муромо-Рязанская земля. Всеволод Большое Гнездо заметно влиял на положение дел в южных русских землях и в конце XII – начале XIII века был самым сильным русским князем.

Автор знаменитого «Слова о полку Игореве» писал, что многочисленные полки Всеволода могли «Волгу веслы раскропити, а Дон шеломами выльяти». К концу XII – началу XIII столетия Русь занимала уже огромную территорию от Причерноморья на юге и почти до берегов Балтики на севере.

Основные категории русского населения Киевской Руси:

1) феодалы – князья, бояре, дружинники, местная знать, посадники, тиуны и т. д. Феодалы осуществляли гражданское управление и отвечали за военную организацию. Они были взаимно связаны системой вассалитета, собирали дань и судебные штрафы с населения, находились в привилегированном положении по сравнению с остальной массой населения;

2) духовенство. После принятия христианства князья стали широко практиковать раздачу земли высшим представителям церковной иерархии и монастырям. Церковь получила право взимать десятину на свое содержание. Со временем она была изъята из княжеской юрисдикции и стала сама судить своих иерархов, а также вершить суд над всеми, кто проживал на ее землях;

3) Киевская Русь была страной городов, которых насчитывалось до 300. Города были военными опорными пунктами, очагами борьбы против иноземного вторжения, центрами ремесла и торговли. Здесь существовала организация, подобная гильдиям и цехам западноевропейских городов. Все городское население платило налоги;

4) смерды – полусвободное крестьянское население, живущее сельскими общинами. Община в Киевской Руси перестала иметь кровнородственный характер, став территориальной единицей, платящей оброк (дань) феодалу. Но остался принцип круговой поруки. Смерды во время крупных войн вливались в ряды ополчения;

5) рабы («челядь», «холопы»). Начиная с XI века в русском праве стал действовать принцип, согласно которому раб не имел личного имущества и был собственностью хозяина.

Первые документы русского права – договоры Руси с Византией. Княжеское законодательство появляется на Руси в X веке. Уставы великих князей вроде Владимира Святославича стали своего рода кодексами уголовного и гражданского права.

Самым известным сборником законов того времени является «Русская правда». Кроме нее известны церковные уставы и правовые нормы, заимствованные у других славянских народов («Закон Судный людем» из Болгарии, «Кормчие книги» – сборники церковно-гражданских постановлений Восточной Римской империи).

 
МОНГОЛЬСКОЕ ИГО

Россия всегда была уникальным государством. По размаху своей территории. По контрастности климата. По количеству национальных богатств. По количеству народов, живущих вместе сотни лет.

Эту уникальность подметил еще в XIII столетии безвестный автор «Слова о погибели Русской земли»: «О, светло светлая и прекрасно украшенная земля Русская! Многими красотами прославлена ты: озерами многими славишься, реками и источниками местночтимыми, горами, крутыми холмами, высокими дубравами, чистыми полями, дивными зверями, разнообразными птицами, бесчисленными городами великими, селениями славными, садами монастырскими, храмами божьими и князьями грозными, боярами честными, вельможами многими. Всем ты преисполнена, земля Русская, о правоверная вера христианская!»

Такой видели Русскую землю люди XIII столетия перед нашествием монголов.

Политическая неурядица была первым бедствием Киевской Руси. Вторым бедствием ее было соседство кочевников.

Беспокоившие Русь печенеги были разбиты и прогнаны от Киева Ярославом Мудрым (1034). Вскоре после этого они совсем ушли из русских степей на Балканы.

Но на их место из Азии появилось новое кочевое племя половцев, более сильное и беспокойное, чем печенеги. Впервые половцы напали на русских в 1061 году и с тех пор непрерывно беспокоили русские области своими набегами и разбоями.

Они нападали врасплох на села и города, жгли их и разоряли, жителей убивали или уводили в плен. Пленных они обращали в своих рабов или же продавали в рабство в Крым, откуда рабы развозились в разные страны Европы и Азии. В лучшем случае, после многих страданий, пленные выкупались обратно на Русь или же убегали сами из половецкого плена.

Набеги половцев на Русь были так часты, что их нельзя и перечесть; наиболее крупных насчитывают около 50 за 150 лет (1061–1210). Разумеется, от половецкого «зла» страдали больше всего южные русские волости, которые прилегали к степям: Киевская, Переяславская, Черниговская (Северская) и др.

Чем больше бывало здесь междоусобиц, тем свободнее и удобнее могли половцы проникать на Русь. Иногда сами князья вмешивали «поганых» в свои распри и показывали им путь в Русскую землю, обращаясь к ним за военною помощью и натравливая их на своих врагов – русских же князей.

Из всех князей, пожалуй, лишь Владимир Мономах отличался способностью переносить войну в половецкие кочевья, не ожидая половецких набегов на Русь. Он старался мирить усобицы и соединять силы враждующих князей против общего всем врага.

Для этого устраивались княжеские съезды. На них Мономах увещевал князей идти в степь на «поганых». Знаменит из таких съездов Долобский съезд (на Долобском озере близ Киева), на котором Владимир уговорил князя Святополка Изяславича начать поход на половцев.

Последствием этого похода был разгром половецких сил (1103). К сожалению, после Мономаха постоянные усобицы князей не только давали половцам возможность оправляться от наносимых им ударов, но и вели к непрерывному их усилению.

Половцы все более и более наседали на русские окраины, а наступательные действия против них русских князей становились менее часты и удачны. Так, предпринятый в 1185 году в половецкие степи поход северских князей Игоря и Всеволода Святославичей (внуков Олега Святославича Черниговского) окончился их поражением и пленом.

Подробности этого несчастного похода изложены в летописи и воспеты в знаменитой песне, носящей полное название «Слова о полку Игореве – Игоря, сына Святославля, внука Ольгова». Поражение русских дружин в далекой степи, плен нескольких князей и удачный побег Игоря из плена сильно действовали на умы русских людей. Причину неудачи Русь видела в отсутствии мира и согласия среди своих князей.

Составитель «Слова о полку Игореве» горько жалуется на эту беду и призывает князей к единству и миру. Но увещания не помогали, князья продолжали ссориться, а половцы продолжали надвигаться на Русь.

Наиболее близкое к степям Переяславское княжество во второй половине XII века было почти занято половцами, которые в нем уже жили, а не только его грабили наездом. Степные дороги оказывались совсем во власти кочевников.

Русь потеряла свои владения на Азовском море (Тмутаракань), так как пути к ним были заняты половцами. Только с большим трудом русские купцы могли добираться через степь до Черного моря, и потому торговля Руси с Грецией постепенно падала и, наконец, совсем замерла. А вместе с этим упало и прежнее значение Киева.

Отрезанный кочевниками от южных морей, Черного и Каспийского, Киев уже не мог посредничать в торговле Европы с Востоком. Эта торговля нашла себе в ту эпоху иные пути, открытые благодаря Крестовым походам, и пользовалась средиземным бассейном. Киев же беднел и глох.

Население южнорусских княжеств, не находя от постоянных усобиц и разбоев ни безопасности, ни заработка, понемногу оставляло свои места и переселялось подальше от степи или на север, или на запад. Так совершалось постепенное падение Киевской Руси, утратившей свое политическое и экономическое единство.

В XII веке монголы кочевали в Центральной Азии и занимались скотоводством. Данный вид деятельности требовал постоянной смены мест обитания. Для приобретения новых территорий нужна была сильная армия, которая у монголов была. Ее отличала хорошая организация и дисциплина, все это обеспечило победное шествие монголов.

В 1206 году состоялся съезд монгольской знати – курултай, на котором хана Темучина избрали великим ханом, и он получил имя Чингис. Сначала у монголов вызывали интерес обширные территории в Китае, Сибири и Средней Азии. В дальнейшем они направились на запад.

Чингисхан умер в 1227 году, разделив свои огромные владения между своими сыновьями, но предоставив верховную власть одному из них – Угэдэю. Угэдэй отправил своего племянника Батыя на завоевание западных стран.

Первым на пути завоевателей встала Волжская Булгария. А после ее разгрома – Русь. Монголы напали на половцев, а те обратились за помощью к своим соседям, русским князьям. В сражении, которое состоялось в 1223 году на реке Калка, русские дружины были истреблены. Но монголы ушли. И Русь о них забыла.

В 1227 году умер Чингисхан, и во главе монголов встал его внук Батый. В 1236 году монголы решили окончательно разобраться с половцами и в следующем году разбили их возле Дона.

Теперь настала очередь русских княжеств. Шесть дней сопротивлялась Рязань, но была захвачена и разрушена. После наступила очередь Коломны и Москвы. В феврале 1238 года монголы подошли к Владимиру. Осада города продолжалась четыре дня. Ни ополченцы, ни княжеские воины не смогли защитить город. Владимир пал, княжеская семья погибла в пожаре.

После этого монголы разделились. Одна часть двинулась на северо-запад, осадила Торжок. На реке Сити русичи потерпели поражение. Не доходя 100 километров до Новгорода, монголы остановились и двинулись на юг, разоряя попутно города и села.

Южная Русь всю тяжесть нашествия ощутила весной 1239 года. Первыми жертвами стали Переяславль и Чернигов. К осаде Киева монголы приступили осенью 1240 года. Защитники отбивались три месяца. Взять город монголы смогли только с большими потерями.

Батый собирался совершить новый столь же грандиозный поход уже в Европу, но потери от русских войск не позволили ему это сделать. Новый поход состоялся в сильно усеченном виде. А в отечественной историографии период с 1240 по 1480 год известен как «татарское иго» на Руси (не разбираясь в этнических тонкостях, русские люди называли и монголов, и состоящих у них на службе представителей сотен других азиатских племен одним словом – «татары»).

В этот период практически прекратились все контакты, в том числе и торговые, с Западом. Монгольские ханы контролировали внешнюю политику. Сбор дани и назначение князей стали обязательными. Всякое неповиновение жестоко каралось.

События этих лет нанесли русским землям значительный урон, они сильно отстали от европейских стран. Экономика была ослаблена, земледельцы уходили на север, пытаясь обезопасить себя от монголов. Многие ремесленники попали в рабство, и некоторые ремесла просто перестали существовать. Не меньший ущерб понесла культура. Многие храмы были разрушены, а новые не строились в течение долгого времени.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru