Прежде чем он захочет

Блейк Пирс
Прежде чем он захочет

О Блейке Пирсе

Блейк Пирс – автор серии-бестселлера о детективе РАЙЛИ ПЕЙДЖ, включающей в себя восемь книг (и число их растёт). Блейк Пирс также является автором серии детективных романов о МАКЕНЗИ УАЙТ, включающей пять книг (и число их растёт); серии детективных романов об ЭЙВЕРИ БЛЭК, включающей четыре книги (и число их растёт); а также новой серии романов о детективе КЭРИ ЛОК.

Книголюб и большой поклонник триллеров и детективов, Блейк будет рад услышать ваше мнение, поэтому заходите на www.blakepierceauthor.com, чтобы узнать больше и общаться с автором.

КНИГИ БЛЕЙКА ПИРСА
СЕРИЯ «ЗАГАДКИ РАЙЛИ ПЕЙДЖ»
КОГДА ОНА УШЛА (книга #1)
КОГДА КРУГОМ ОБМАН (книга #2)
КОГДА РАЗБИВАЮТСЯ МЕЧТЫ (книга #3)
КОГДА ПРИМАНКА СРАБОТАЛА (книга #4)
КОГДА ОХОТА НАЧАЛАСЬ (книга #5)
КОГДА СТРАСТЬ СИЛЬНА (книга #6)
КОГДА ПОРА ОТСТУПИТЬСЯ (книга #7)
КОГДА ОНА УМЕРЛА (книга #8)
КОГДА ЦЕЛЬ НАЙДЕНА (книга #9)
СЕРИЯ «ЗАГАДКИ МАКЕНЗИ УАЙТ»
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН УБЬЁТ (книга #1)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН УВИДИТ (книга #2)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН НАЧНЁТ ОХОТУ (книга #3)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ПОХИТИТ (книга #4)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ЗАХОЧЕТ (книга #5)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН КОСНЁТСЯ (книга #6)
СЕРИЯ «ЗАГАДКИ ЭЙВЕРИ БЛЭК»
МОТИВ ДЛЯ УБИЙСТВА (книга #1)
ПРИЧИНА БЕГСТВА (книга #2)
ПРИЧИНА СКРЫВАТЬСЯ (книга #3)
ПРИЧИНА БОЯТЬСЯ (книга #4)
СЕРИЯ «ЗАГАДКИ КЭРИ ЛОК»
ОТПЕЧАТОК СМЕРТИ (книга #1)
СЛЕД УБИЙСТВА (книга #2)
ОТПЕЧАТОК ПОРОКА (книга #3)

ПРОЛОГ

Джоуи Нестлер знал, что однажды он станет хорошим полицейским. Его отец и дед были полицейскими. В 1968 году дед Джоуи даже получил пулю в грудь, что вынудило его раньше времени отправиться на пенсию. Джоуи на роду было написано быть полицейским, и, несмотря на то, что ему было всего двадцать восемь лет, и ему поручали самые паршивые дела, он знал, что в один прекрасный день он выбьется в люди.

Однако сегодня был явно не этот день. Ему поручили очередное глупое задание – кого-то там найти. Рутина. Джоуи был уверен, что ещё, по крайней мере, полгода он будет заниматься подобной ерундой, но его это устраивало. Колесить вдоль побережья Майами на полицейской машине поздней весной было ему по вкусу. Погода налаживалась, и девушкам уже не терпелось примерить короткие шорты и купальники. Он обращал внимание на такие вещи и получал от них удовольствие, выполняя между делом нудные задания.

Он бы с удовольствием продолжил патрулировать улицы в поисках красавиц, однако нужно было разобраться с очередным скучным вызовом. Джоуи припарковался напротив роскошных таунхаусов, где каждый новый ряд домов соседствовал с рядом красивых ухоженных пальм. Джоуи неторопливо выбрался из патрульной машины, будучи абсолютно уверенным, что имеет дело с обыкновенным бытовым конфликтом. Тем не менее, он признавал, что обстоятельства дела возбудили в нём любопытство. Сегодня утром в участок позвонила женщина и сообщила, что её сестра не отвечает на телефонные звонки и электронные письма. Обычно такие сообщения не вызывают особого интереса, однако после уточнения адреса стало ясно, что сестра проживает рядом с домом, откуда прошлой ночью поступила жалоба на шум по соседству. Как выяснилось, в этом доме всю ночь напролёт яростно лаяла собака. Телефонные звонки и стуки в дверь с просьбой вести себя тише остались без ответа. После этого полицейские вновь связались с женщиной и, наведя справки об её сестре, выяснили, что у той действительно была собака.

«И вот я здесь», – подумал Джоуи, поднимаясь по ступеням к входной двери.

Он уже побывал в офисе арендодателя, чтобы взять ключ от дома, что само по себе делало этот вызов немного интереснее тех обычных заданий, когда ему приходилось совать свой нос в чужие дела. Однако, постучав в дверь, Джоуи вновь почувствовал себя недооценённым и глупым. Вспоминая всё, что было известно о деле, он не ждал, что ему откроют.

Джоуи стучал в дверь снова и снова, пока волосы под кепкой не взмокли от пота. Спустя две минуты никакого ответа не последовало. Полицейского это не удивило.

Джоуи вытащил ключ и открыл замок. Немного приоткрыв дверь, он заглянул внутрь и крикнул:

«Добрый день! Это офицер Нестлер из полиции Майами. Я собираюсь войти в дом и…».

Неожиданно его прервал лай маленькой собачонки, которая бежала ему навстречу. Это был Джек-рассел-терьер. Он изо всех сил старался испугать непрошеного гостя, однако и сам был напуган. Его задние лапы тряслись от страха.

«Эй, дружище, – сказал Джоуи и шагнул в дом. – Где твои мамочка и папочка?»

Собачка заскулила. Джоуи прошёл в дом. Сделав несколько шагов по небольшой прихожей, он направился в гостиную и тут почувствовал ужасную вонь. Взглянув на собаку, Джоуи нахмурился:

«Никто не выводил тебя гулять, да?»

Собачка пристыженно опустила голову. Казалось, она ясно поняла вопрос и чувствовала себя виноватой за то, что натворила.

Джоуи прошёл в гостиную и ещё раз крикнул.

«Здравствуйте, я ищу мистера или миссис Куртц. Я офицер Нестлер из полиции Майами».

Вновь не получив ответа, Джоуи на него уже и не надеялся. Пройдя через гостиную, он не обнаружил в ней ничего особенного. Затем Джоуи вошел в соседнюю комнату и закрыл нос и рот рукой. Это оказалась кухня, которую собака использовала, как туалет; повсюду на полу растекались лужи мочи, а перед холодильником красовались две кучки собачьих фекалий.

Пустые миски для воды и еды стояли в другом конце кухни. Пожалев собаку, Нестлер наполнил одну из мисок водой из-под крана. Собака принялась жадно лакать воду, а Джоуи вышел из кухни и, обнаружив лестницу, направился на второй этаж.

Добравшись до верхней ступени, Джоуи Нестлер впервые за всю карьеру ощутил то, что его отец называл полицейским чутьём. Он сразу же почувствовал, что здесь что-то не так. Джоуи был уверен, что сейчас обнаружит нечто плохое, нечто, что никак не ожидал увидеть.

Он вытащил пистолет и медленно пошёл по коридору, чувствуя себя при этом немного глупо. Джоуи миновал ванную комнату (в которой заметил ещё одну лужу собачьей мочи) и небольшой кабинет. В кабинете царил рабочий беспорядок, однако никаких следов разгрома или подозрительных действий не наблюдалось.

В конце коридора дверь последней, третьей по счёту комнаты была открыта. Это была хозяйская спальня.

Нестлер остановился в дверном проёме, похолодев от ужаса.

Несколько секунд он не мог двинуться с места, а затем вошёл в комнату.

Мужчина и женщина – предположительно мистер и миссис Куртц – лежали на кровати мёртвые. Джоуи был уверен, что они не спят, судя по количеству крови на простынях, стенах и ковре.

Полицейский сделал ещё два шага вперёд, но остановился. Это уже не его дело. Нужно было срочно вызывать подкрепление. Кроме этого, даже с того места, где он стоял, всё

было видно достаточно хорошо. Мистер Куртц получил смертельное ранение в грудь, а горло миссис Куртц было перерезано от уха до уха.

Джоуи никогда в жизни не видел столько крови. От всего этого его начало мутить.

Он пятился прочь из комнаты, не думая ни об отце, ни о деде, ни о том, каким бравым полицейским он когда-нибудь станет.

Джоуи вылетел из комнаты, пулей спустился вниз, всеми силами борясь с подступающей тошнотой. Пытаясь нащупать микрофон на плече рубашки, он заметил, как хозяйский терьер бежит прочь из дома, однако сейчас ему было не до него.

Он стоял напротив дома вместе с маленькой собачкой и говорил с участком, чтобы вызвать подкрепление. Собака лаяла, подняв морду к небу, как будто так могла каким-то образом изменить то, что случилось в доме.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Макензи Уайт сидела в своём кабинете и привычно водила указательным пальцем по краям визитной карточки. На протяжении нескольких месяцев она думала только об этой визитке, которая каким-то образом была связана с её прошлым, а точнее, с убийством отца.

Она возвращалась к ней всякий раз, когда закрывала очередное дело, размышляя о том, когда же ей все-таки удастся взять отгул и вернуться в Небраску, чтобы свежим взглядом осмотреть место убийства и разработать свою собственную теорию, отличную от идей ФБР.

В последнее время работа изматывала её и, закрывая новое дело, Макензи чувствовала всевозрастающее желание заняться тайной убийства отца. Это чувство усилилось настолько, что, закончив последнее задание, она не чувствовала прежнего удовлетворения. В последний раз она занималась делом двух типов, которые разработали хитроумный план поставки кокаина в среднюю школу Балтимора. Задание заняло всего лишь три дня и прошло так гладко, что могло даже не считаться за работу.

С тех пор как Макензи приехала в Куантико, на её долю выпало много громких дел, и её продвигали по службе сквозь вихрь событий, закулисные интриги и смертельно опасные задания. За это время Макензи потеряла напарника, доконала практически всех начальников, с которыми ей довелось поработать, и сделала себе имя.

Чего у неё не было, так это друзей. Безусловно, рядом всегда находился Эллингтон, но между ними теперь существовало какое-то странное влечение, которое делало их дружбу невозможной. Тем более, она официально послала его куда подальше, ведь он дважды отверг её – каждый раз по разным причинам, – и она не хотела вновь выставлять себя дурой. Ей нравились их рабочие отношения, которые теперь являлись единственным звеном, которое их соединяло.

 

За последние несколько недель ей также довелось познакомиться со своим новым напарником – неуклюжим, но энергичным новичком по имени Ли Харрисон.

Ему сплавляли всю бумажную и срочную работу, а также поиск данных, однако со всем этим Харрисон справлялся безупречно.

Макензи знала, что директор МакГрат наблюдает за тем, как Ли будет вести себя, если его завалить всякого рода срочными заданиями. До сих пор Харрисон всегда выходил победителем.

Рассматривая визитку, Макензи невольно подумала о своём напарнике. Она уже несколько раз просила его навести справки о некоем антикварном магазине Баркера. И хотя, закончив поиски, Харрисон выдал результатов больше, чем кто-либо за последние несколько месяцев, все они вели в тупик.

Размышляя над этим, Макензи услышала тихие шаги, приближающиеся к её кабинету. Девушка спрятала визитку под грудой бумаг, лежащей около компьютера, и сделала вид, что проверяет почту.

«Привет, Уайт», – произнёс знакомый голос.

«Этот парень настолько хорош, что слышит меня, даже когда я просто о нём думаю», – подумала Макензи. Повернувшись на стуле, она увидела Ли, заглядывающего в кабинет.

«Давай обойдёмся без церемоний, никаких Уайт, – сказала она. – Называй меня Макензи. Ну, или Мак, если считаешь себя достаточно смелым».

Харрисон смущённо улыбнулся. Было понятно, что он ещё не до конца понял, как ему разговаривать с ней и тем более как вести себя в её присутствии. Макензи это устраивало. Иногда она думала, что, возможно, МакГрат велел Харрисону помогать ей время от времени, чтобы парень мог привыкнуть к тому, что никогда не знаешь, в каких отношениях ты находишься с коллегами. Если так, то это был просто гениальный ход.

«Ну, хорошо… Макензи, – сказал он. – Я просто хотел сообщить, что допрос по делу дилеров только что закончился. Ребята хотят знать, нужна ли тебе от них ещё какая-то информация?»

«Нет. Все хорошо», – ответила Макензи.

Харрисон кивнул, но прежде чем уйти, бросил на неё хмурый взгляд, который Макензи уже начала считать его фишкой. «Можно задать тебе вопрос?» – спросил Харрисон.

«Конечно».

«Ты… ты хорошо себя чувствуешь? Выглядишь усталой. Даже немного раскраснелась».

Она могла бы легко поднять его на смех и заставить чувствовать себя неловко за такое замечание, однако решила этого не делать. Харрисон был хорошим напарником, и Макензи не хотелось прослыть агентом (кстати, она сама недавно была новичком), который изводит новобранцев. Вместо этого она ответила:

«Нет, всё в порядке. Просто не высыпаюсь в последнее время».

Харрисон кивнул: «Я понял. Ну… хорошо тебе отдохнуть». Озабоченное выражение исчезло с его лица, и Ли покинул кабинет, отправившись выполнять очередное срочное поручение МакГрата.

Немного отвлёкшись от визитки и от всех тех тайн, которые она хранила, Макензи позволила себе на время забыть обо всём. Она проверила почту и разобрала бумаги, которые начали скапливаться на столе. У Макензи не было возможности в полной мере насладиться этими не особо приятными занятиями, за что она была благодарна.

Когда в самом разгаре уборки зазвонил телефон, Макензи торопливо схватила трубку. Готова на всё, что угодно, лишь бы не сидеть в кабинете.

«Макензи Уайт слушает», – ответила она.

«Уайт, это МакГрат».

Лёгкая улыбка пробежала по её лицу. Несмотря на то, что МакГрат был далеко не самым симпатичным ей человеком, она знала, что когда он звонит ей или даже сам приходит в её кабинет, разговор будет связан с заданиями определённого рода.

Именно поэтому он звонил и сейчас. Макензи даже не успела поздороваться, как он снова заговорил в своей обычной быстрой манере.

«Срочно подойди в мой кабинет, – проговорил он. – И возьми с собой Харрисона».

И снова Макензи не успела ничего ответить. Шеф повесил трубку до того, как она смогла вымолвить хоть слово.

Но ей было всё равно. Очевидно, у МакГрата было для неё новое дело. Быть может, это задание обострит её память и вернёт ясность мысли, прежде чем она отойдёт от работы на некоторое время, чтобы сконцентрироваться на старом деле отца.

Охваченная приятным волнением, Макензи поднялась и вышла из кабинета в поисках Харрисона.

***

Наблюдая за тем, как Харрисон ведёт себя в кабинете МакГрата, Макензи немного успокоилась. Пока МакГрат беседовал с ними, Ли Харрисон, выпрямившись, сидел на краю стула. Младший агент явно чувствовал себя не в своей тарелке и пытался всячески угодить начальству. Макензи знала, что он перфекционист, и что память его близка к фотографической. Ей было интересно, как устроена его память – возможно, он впитывал каждое слово МакГрата, как губка.

«Он чем-то напоминает меня», – подумала Макензи, тоже сосредоточившись на речи начальника.

«Итак, вот что у меня есть для вас, – сказал МакГрат. – Вчера утром из отделения полиции штата в Майами поступило сообщение о произошедшей там серии убийств. В обоих случаях убитыми оказались супружеские пары. Значит, у нас четыре тела. Оба убийства отличаются особой жестокостью и так далее, но какой-либо явной связи между ними нет. Жестокость, с которой были совершены преступления, а также тот факт, что убитые были супругами и скончались в постели, склоняют полицию штата к мысли, что мы имеем дело с серийным убийцей. Однако я считаю, что ещё довольно рано делать такие предположения».

«Вы считаете, это просто совпадение?» – спросила Макензи.

«Я думаю, да, – ответил МакГрат. – Как бы то ни было, они запросили нашей помощи, и я намерен вас обоих отправить туда. Харрисон, для тебя это отличная возможность окунуться в настоящую работу и испытать свои силы. Уайт, присмотри там за ним, но особо не командуй. Поняла?»

«Да, сэр», – ответила Макензи.

«В течение часа я отправлю вам подробности дела и билеты на самолёт. Я думаю, это задание займёт не более одного-двух дней. Есть вопросы?»

Макензи отрицательно покачала головой. Харрисон кратко ответил «нет, сэр», и в этот момент Макензи с уверенностью могла сказать, что её напарник всеми силами пытается справиться с волнением.

И его нельзя было за это винить. Она чувствовала то же самое.

Несмотря на то, что им рассказал МакГрат, Макензи показалось, что это дело далеко не из обычных.

Супружеские пары.

Вот что важно.

Макензи не могла отделаться от ощущения, что это «обычное» дело перерастёт в нечто большее.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Макензи был хорошо известен стереотип о том, что все дела на правительственной службе продвигаются медленно; она также знала, что обычно ФБР не доставляет своих агентов до пункта назначения. Однако спустя всего четырнадцать часов после того, как Макензи побывала в кабинете МакГрата, она пыталась припарковать арендованную машину напротив ряда таунхаусов в Майами. Встав рядом с полицейским внедорожником, она заметила офицера, сидящего внутри.

Рядом с Макензи, на пассажирском сиденье находился Харрисон, занятый изучением обстоятельств дела. Большую часть дороги он молчал, и Макензи уже хотела сама начать разговор. Нельзя было с уверенностью сказать, нервничал ли он, был напуган, или испытывал оба чувства одновременно. В последний момент Макензи предпочла не заставлять его идти на контакт и разговаривать с ней, справедливо решив, что для него будет лучше самому выбраться из своей скорлупы, тем более, если в обозримом будущем МакГрат планирует сделать Харрисона её постоянным напарником.

Макензи воспользовалась моментом, чтобы подумать над тем, что ей было известно о деле. Немного откинув голову назад и закрыв глаза, она вспомнила всё, что о нём знала. Привычка зацикливаться на деталях помогала ей углубиться в свой собственный разум и разложить всю информацию по полочкам, дабы затем просматривать материалы, извлекая их из некоего мысленного архива в голове.

Убита семейная пара. Это сразу вызывает ряд вопросов. Почему убили обоих? Почему не одного?

Важно не пропустить ничего, что может хотя бы мало-мальски относиться к делу. Если убийцей двигала ревность, то, вероятно, это был человек, который в какой-то мере завидовал их семейной жизни.

Замок не взломан; семья Куртц добровольно впустила убийцу в дом.

Макензи открыла глаза, а затем и дверь машины. Она сколько хотела могла размышлять о случившимся на основе материалов дела, однако такой подход не даст результатов, пока она своими глазами не увидит место преступления.

Харрисон вместе с ней вышел из машины навстречу яркому солнцу Майами. Макензи чувствовала солёный запах океана с едва заметным привкусом рыбы.

Когда Макензи и Харрисон захлопнули дверцы машины, офицер из внедорожника также поспешил выйти наружу. «Это, должно быть, тот офицер, которому было поручено нас встретить», – решила про себя Макензи. В свои сорок или около того, женщина-офицер выглядела просто и приятно, её короткие немытые светлые волосы блестели на солнце.

«Агенты Уайт и Харрисон?» – спросила она.

«Это мы», – ответила Макензи.

Женщина протянула руку и представилась.

«Меня зовут офицер Дэйни. Если вам что-нибудь понадобится, дайте знать. Место преступления, уже, конечно, прибрали, однако у меня есть фотографии, сделанные в день, когда обнаружили убитых».

«Спасибо, – отозвалась Макензи. – Можем ли мы для начала заглянуть в дом?»

«Конечно», – ответила Дэйни, поднимаясь по ступеням и вынимая ключ из кармана. Открыв дверь, она жестом пригласила Макензи и Харрисона проследовать внутрь дома первыми.

Макензи сразу же ощутила запах хлорки или какого-то другого чистящего средства. Как вспомнилось Макензи, в отчете говорилось о том, что в доме в течение как минимум двух дней оказалась запертой собака, которая несколько раз справляла нужду в комнате.

«Хлорка, – догадался Харрисон. – Её использовали, чтобы смыть собачьи дела?»

«Верно, – ответила Дэйни. – Комнаты мыли вчера вечером. Мы хотели оставить всё, как есть до вашего приезда, но запах был такой… В общем, запах был ужасный».

«Всё нормально, – вмешалась Макензи. – Спальня наверху, не так ли?»

Дэйни кивнула и указала на лестницу.

«Наверху ничего не трогали, убрали только тела и верхнюю простынь, – объяснила она. – Простынь всё ещё там, она лежит на полу на плёнке. Когда убирали тела, её пришлось тоже убрать. Крови было столько… Сейчас сами всё увидите».

Макензи заметила, что Харрисон замедлил шаг, чувствуя себя безопаснее за её спиной. Макензи шла следом за Дэйни и увидела, как та остановилась в дверном проёме спальни, стараясь не смотреть в комнату.

Войдя в спальню, Макензи поняла, что ни Дэйни, ни отчёты, которые она изучила, ни капли не преувеличили состояние комнаты. Крови было очень много – Макензи никогда не приходилось видеть столько крови в одном месте.

И в этот ужасный момент ей почудилось, будто она находится в Небраске, в комнате дома, который сейчас, как ей было известно, стоял заброшенным. Ей казалось, что она смотрит на кровать, залитую кровью, а на ней лежит её отец.

Макензи потрясла головой и пришла в себя от звука приближающихся шагов. Это был Харрисон.

«Всё нормально?» – спросила она его.

«Да», – ответил он, однако голос его звучал немного напряжённо.

Макензи отметила про себя, что больше всего крови находится на кровати, как она и ожидала. Простынь, которую сняли с кровати и расстелили на полу, была когда-то белой, но сейчас она практически вся была покрыта запёкшейся кровью и стала тёмно-бардовой. Макензи медленно подошла к кровати, прекрасно зная, что никаких улик она там не найдёт. Даже если убийца случайно оставил там волос или другой источник ДНК, всё это просто утонуло в лужах крови.

Макензи посмотрела на следы крови на стенах и ковре. Тщательно разглядывая ковёр, она пыталась рассмотреть, не является ли один из следов следом обуви преступника.

«Должны же быть какие-то следы, – думала Макензи. – Если преступник убивает жертву, и вокруг остаётся столько крови, то, наверняка, следы должны остаться и на самом убийце. Следовательно, даже если вокруг нет следов, то, возможно, где-то в доме есть пятно крови, случайно оставленное им.

Другой вопрос: как убийца смог лишить их жизни одновременно? Когда он убивал одного из супругов, второй должен был проснуться. Тут одно из двух: либо убийца совершил преступление очень быстро, либо уложил в кровать уже мёртвых супругов».

«Ужас, правда?» – сказал Харрисон.

«Да, – ответила Макензи. – Скажи мне… Можешь ли ты с первого взгляда отметить что-нибудь, что даст нам зацепку, ключ к разгадке… или, может быть, здесь есть что-то, на чём нужно остановить внимание?»

 

Харрисон покачал головой, не сводя взгляда с кровати. Макензи согласно кивнула, принимая тот факт, что в таком количестве крови улики просто невозможно обнаружить. Она даже опустилась на колени и заглянула под кровать, надеясь найти там хоть что-нибудь. Однако под кроватью не было ничего, кроме пары тапочек и старого фото альбома. Достав альбом наружу, Макензи просмотрела и его. На первых нескольких страницах красовались свадебные фотографии. Вот невеста идёт к алтарю в большой церкви, а вот счастливая пара разрезает свадебный торт.

Нахмурившись, Макензи отправила альбом обратно под кровать. Затем она повернулась к Дэйни, которая по-прежнему стояла в проёме двери и старалась не смотреть в комнату.

«Вы говорили, у вас есть фотографии с места преступления, не так ли?» – уточнила Макензи.

«Да, всё верно. Дайте мне минуту, и я их принесу», – быстро ответила Дэйни и торопливо спустилась вниз.

Когда Дэйни ушла, Харрисон вышел в коридор и, обернувшись, глубоко вздохнул.

«Ты когда-нибудь имела дело с таким преступлением?» – спросил он.

«Столько крови я вижу впервые, – ответила Макензи. – Я имела дела с кровавыми убийствами, но это просто бьёт все рекорды».

Харрисон напряжённо думал об этом, когда Макензи вышла из комнаты. Они вместе направились к лестнице, спустились вниз и в гостиной встретились с Дэйни, которая как раз возвратилась в дом. Расположившись у барной стойки, которая отделяла гостиную от кухни, Дэйни положила на неё папку, которую открыла Макензи. На первой фотографии они снова увидели кровать, залитую кровью. Только на фотографии кроме этого лежали ещё два тела – мужчины и женщины. Семья Куртц.

Макензи предположила, что оба были одеты в то, в чём обычно ложились спать. Мистер Куртц (согласно отчётам, его звали Джош) был одет в футболку и семейные трусы. На миссис Куртц (Джули) были надеты полосатая майка и короткие спортивные шорты. Фотографий было много. Некоторые из них были сделаны так близко, что Макензи, рассматривая их, вздрагивала от неприятных ощущений. Фотография, на которой была изображена миссис Куртц с перерезанным горлом, была особенно отвратительна.

«В отчётах ничего не сказано об орудии преступления», – заметила Макензи.

«Всё потому, что его так и не смогли точно определить. Все полагают, что это был нож».

«Причём, очень большой нож», – подумала Макензи, отрывая взгляд от фотографии тела миссис Куртц.

Макензи заметила, что даже мёртвая миссис Куртц стремилась в объятья мужа. Её правая рука свободно лежала на его бедре. В этом было что-то милое и одновременно печальное.

«А что известно о другой убитой паре?» – спросила Макензи.

«Это Стерлинги», – ответила Дэйни и достала несколько фотографий и бумаг из заднего кармашка папки.

Макензи посмотрела на фото и увидела на них ту же картину, что и наверху, в спальне. Мёртвая семейная пара лежит в постели, вокруг кровь. Единственным различием было то, что муж на фотографиях Стерлингов спал голым, или же убийца сам снял с него одежду.

«Места преступления очень схожи, – подумала Макензи. – Такое ощущение, что оба отлично инсценированы». Она переводила взгляд с одной фотографии на другую, разглядывая схожие детали.

«Только очень бесстрашный и самый что ни на есть дерзкий тип может убить двух людей одновременно, причём с такой жестокостью. Этот парень явно помешанный. Очень целенаправленный. И, вероятно, не гнушается особой жестокостью».

«Поправьте меня, если я ошибаюсь, – произнесла Макензи, – но полиция Майами рассматривает оба эти дела по статье незаконное проникновение в жилище, так?»

«Мы так считали сначала, – ответила Дэйни. – Однако после тщательного осмотра следов взлома и кражи не обнаружилось. Тем более, принимая во внимание факт, что за одну неделю были убиты две семьи, дело всё меньше и меньше подходит под эту статью».

«Согласна, – отозвалась Макензи. – А как пары были связаны друг с другом?»

«На первый взгляд никакой связи между ними нет. Однако мы работаем над этим».

«А что насчёт Стерлингов, есть ли в доме следы борьбы?»

«Нет, ничего».

Макензи снова взглянула на фотографии, и в глаза сразу бросились две схожие детали. От одной из них по спине сразу побежали мурашки.

Макензи снова посмотрела на фото семьи Куртц. Рука жены свободно лежит на бедре мужа.

Очевидно одно: это действительно дело рук серийного убийцы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru