Скай О`Малли

Бертрис Смолл
Скай О`Малли

– Остановись, женщина, – воскликнул Макуилльям. – Ты меня утомляешь! Слишком уж много взвалили на твои хрупкие плечи. Удивляюсь я твоему отцу, упокой Господи его душу.

Скай гордо взглянула на старика:

– Мой отец знал, что я его не подведу. Он мог выбрать любого из мужей моих сестер или дядю Симуса, но он выбрал меня. О’Малли – я! – Внезапно она смягчилась. Ее глаза засветились зеленоватым оттенком. – Но сегодня я просто Скай – ваша благодарная гостья. – Она повернулась и, не проронив ни слова, вышла из зала.

Макуилльям вызвал слугу, и тот быстро унес все еще бесчувственную Дарру.

– Если хочешь, чтобы О’Малли была твоя, – обратился он к сыну, – лучше сразу ее укроти. Она не размазня, а бой-женщина, и уж если получит в свои руки власть, не так-то просто будет ее обуздать. Посмотрю, что можно сделать по расторжению твоего брака – ведь О’Нил удаляется в монастырь. Что же до О’Флахерти – его здоровье вызывает серьезные опасения. Ты ведь не настолько благороден, чтобы помешать ему без шума и страданий перейти в лучший мир… посодействовать.

Найл, не задумываясь, покачал головой:

– Мне можно поговорить со Скай о замужестве?

– Конечно, если это поможет тебе в твоих ухаживаниях, – криво ухмыльнулся старик. – А помощь тебе потребуется – она женщина упорная.

Найл, выбегая из зала, ухмыльнулся в ответ. Он мчался к Скай, и сердце его пело. Она его! Наконец они будут вместе, будут любить друг друга, и она родит ему сильных сыновей и красивых дочерей. Они будут счастливы. Он ворвался в комнату, поразив Мэг и полуодетую Скай.

– Отец начинает бракоразводное дело, родная. Мы сможем скоро пожениться. – Он попытался ее обнять, но она отстранилась.

– Не прикасайся ко мне, Найл. Я не переношу, когда ко мне прикасаются. Я ведь рассказывала тебе, что со мной сделали. Я не хочу, чтобы до меня кто-нибудь еще дотрагивался! Я рада, что ты избавишься от Дарры О’Нил. Но найди себе другую жену, милорд. Мой муж жив, и если бы даже он и умер, я бы не захотела снова выходить замуж. Никогда больше не отдам себя на милость мужчине. – Она передернула плечами.

Найл остолбенел. Это была не та девушка, которую он знал.

– Скай, любовь моя, – начал он нежно. – Я знаю, тебе причинили боль, но я никогда не сделаю тебе больно. Вспомни, как у нас было с тобой – сладостно без меры. Иди ко мне. – И он протянул ей руку. – Позволь мне тебя любить и отбрось горькие воспоминания.

– Найл! – Глаза Скай наполнились слезами. – Пожалуйста, пойми. Я не переношу даже прикосновения Мэг. Я три года терпела грубости Дома. Какие только гадости он не заставлял меня делать и все же не мог убить память о тебе. До той ночи, когда он со своей развратной сестрой… – Она не могла продолжать.

– Пока они не набросились на тебя вдвоем, – тихо закончил он за нее.

– Да, – ответила она и замолчала.

– Понимаю. – Его глубокий успокаивающий голос пытался ободрить и утешить Скай. – Раны слишком свежи. А я, поглупев от счастья, решил, что ты разделишь мою радость. Ты слишком много страдала, а теперь на тебя свалилась ужасная ответственность. Тебе нужно время, ты оправишься, оправишься, дорогая!

Ее ресницы шелковисто темнели на бледной коже, и на Найла нахлынула великая жалость, когда из-под закрытых век Скай показались две кристальных слезы и покатились по щекам. Он хотел обнять ее, успокоить, избавить от жестоких воспоминаний, но она поднялась, сжав кулаки. Он понял: настаивать на ласках – значит потерять ее навсегда.

– Я люблю тебя, Найл, – наконец произнесла Скай. – Кроме тебя, я никого не любила.

– Я знаю, Скай, – тихо ответил он, – поэтому буду ждать.

– Правда? – Ее влажные прекрасные глаза широко раскрылись.

– Да, любовь моя. Буду ждать. Со временем ужас пройдет, и тогда я буду рядом с тобой, Скай. Хоть через месяц, хоть через год, хоть через десять лет.

– Тебе необходим наследник, Найл. Твой отец так ждет.

– Когда-нибудь ты и подаришь мне его, дорогая.

– Ты сошел с ума, – упрекнула она любимого, но улыбка заиграла в уголках ее губ.

– Нет, родная, не сошел, просто я люблю тебя – дикую и сладостную колдунью, которая когда-нибудь вернется ко мне.

Неожиданно она протянула ему руку, и он ухватился за нее, почувствовав, как она дрожит. Скай не отняла ее.

– Дай мне время, Найл, и я вернусь к тебе. Теперь я знаю, что так и будет. Только дай мне время.

Теплая добрая улыбка озарила его лицо, уголки рта поползли вверх, у глаз появились морщинки.

– Мадам, у вас есть столько времени, сколько вам угодно. Ведь все равно у меня нет никого лучше вас. – Он склонился над ее рукой, холодные губы коснулись кожи, и по руке Скай пробежала дрожь. Что это было: отвращение или желание? В следующую секунду он выпрямился и вышел из комнаты.

Она стояла, застыв, не в силах пошевелиться. Он любил ее! Несмотря ни на что, он ее любил и собирался ее ждать! Кровь побежала в ее жилах, и она почувствовала тепло, какого не ощущала с той ужасной ночи. Теперь она знала, что все будет в порядке. Жестокие воспоминания свежи, но она со временем излечится от них. И когда это случится, Найл будет рядом с ней!

На следующее утро, поблагодарив сюзерена за гостеприимство, после недолгой скачки к побережью Скай отправилась на корабле к родному острову Иннисфана. Через месяц до Макуилльяма дошла весть, что переход власти от старого к новой О’Малли прошел гладко, и флот снова выходит в плавание.

Найл Бурк ждал. Излечение Скай началось, а когда завершится, судьба их свяжет навсегда. А до тех пор он не будет приближаться к ней. Времени у него достаточно.

7

Прошел год. Дом умер. Его смерть, хотя и внезапная, не была неожиданной. Потеряв возможность ходить, он потерял и вкус к жизни. Клер О’Флахерти исчезла вскоре после визита своей английской кузины, и только Гилли оставался в Баллихинесси – тень того Гилли, который когда-то здесь жил. Теперь он дни и ночи проводил в пьяном забытьи. Имением успешно управлял бейлиф Фрэнг.

Маленькая торговая империя О’Малли под опытным руководством Скай процветала, и Макуилльям был вынужден признать, что Дубхдара знал, кому передает дело. Неизвестно, правда, как поведет себя Скай во время войны. По этому поводу он и собирался увидеться с ней.

В девять лет Михаил больше походил на священника, чем на мальчишку, и Скай отправила его в школу монастыря Святого Брендана для подготовки к рукоположению в шестнадцать лет. Пострижение он примет только в двадцать, и, прежде чем окончательно уйдет от мира, его братья по отцу подрастут, женятся и, может быть, родят наследников.

В семь с половиной и шесть с половиной лет Брайан и Шейн начали учиться искусству кораблевождения и постижению ремесла, которым промышлял Дубхдара. Брайана закрепили за кораблем под названием «Западный ветер», Шейн ступил на палубу «Северной звезды». Ни один из двух кораблей не выходил в море, если другой был в плавании. Когда же время от времени мальчики оказывались дома вместе, Скай сравнивала их успехи. Оба были истинными О’Малли, уважали и относились к морю как к старинному другу. Скай была уверена, что отец гордился бы ими.

Благодаря епископу О’Малли и собственной щедрости – он передал церкви великолепное имение – Найл Бурк добился наконец расторжения брака с Даррой О’Нил, и та вскоре благополучно вернулась в монастырь, где и приняла великий постриг. От имени сына Макуилльям послал письмо Симусу О’Малли и официально попросил руки его племянницы.

– Не знаю, что и сказать, – шаловливо проговорила Скай.

– Боже! – заревел епископ, совсем как его покойный брат, так, что Скай не могла удержаться от смеха. С опечаленным видом он спросил: – Что это значит, не знаешь? С тех самых пор как Найл Бурк взглянул на тебя, ты только и мечтала, чтобы стать его женой. А теперь, когда твое желание готово осуществиться, ты не знаешь, что сказать! Просвети тебя Господь, женщина! Решай же наконец! – Его полное лицо покраснело, голубые глаза потемнели от гнева.

Смех Скай замер у нее на губах. Она встала на колени и ткнулась шелковистой головой в ноги прелата.

– Это не потому, что я не люблю Найла, дядя. Я его люблю. Он для меня – единственный мужчина и навсегда останется таким. Но я больше не девчонка, которую интересуют только муж и дети. А может быть, такой я никогда и не была.

– Поберегись, девочка, – предупредил ее Симус О’Малли. – Мы имеем дело с Макуилльямом и его сыном. Они твои сюзерены.

– Пусть и они поберегутся, – выпалила в ответ Скай. – Я – О’Малли.

Симус сдержался:

– Так чего же ты хочешь, племянница?

– Брак не должен повлиять на мое положение главы клана. Ни муж, ни свекор не должны вмешиваться в мои дела. Я буду отвечать за клан до тех пор, пока не увижу, что братья подросли. Так хотел отец, и я не позволю алчным пальцам Бурков залезть в сундуки О’Малли!

Я войду в их семью с приданым, достойным принцессы, но это все, что они получат от меня. Я не желаю, чтобы Бурки вмешивались в дела О’Малли.

Епископ кивнул:

– Ты трезво рассуждаешь, племянница, но не знаю, сможем ли мы заставить Бурков проглотить такую пилюлю? Макуилльям – человек тертый.

– Тебе и карты в руки, дядя. Ты ведь прекрасно ведешь переговоры. Разве не ты со своими друзьями устроил Найлу в Риме расторжение брака? Мы оба понимаем, что Макуилльям хочет меня для сына не из-за моих красивых глаз и прельстительной груди. Ему нужны наши корабли. Но они вовсе не мои, чтобы я могла их отдать. Они принадлежат братьям, и я не лишу сыновей отца их наследства даже ради собственного счастья. Я предложу старому скряге такие деньги, которые ему не даст ни одна невеста из «знатных». Кроме того, я предложу ему кое-что получше денег – ведь я уже доказала, что способна рожать здоровых сыновей! Уломай его этим. Как он ни умен, но наследник у него всего один. А я ему нарожаю с полдюжины.

Епископ рассмеялся.

– Ты стала совсем испорченной девчонкой, племянница. Твое отношение к святому таинству брака просто шокирует. Меня так и подмывает наложить на тебя целую гору епитимий.

 

– Если Найл Бурк меня и в самом деле любит, я с благодарностью их приму, дядя. – Она сразу посерьезнела. – Вот что я хотела бы знать. В прошлый раз он слишком легко принял волю отца и совсем не боролся за меня. И теперь ему придется поспорить с Макуилльямом, чтобы доказать свою любовь.

– А если Макуилльям откажется от твоих условий?

– Не откажется. А если и откажется, Найл, если он меня действительно любит, найдет способ на мне жениться.

– Хорошо, Скай. Будь по-твоему.

– Спасибо, дядя, – кротко ответила она, потупя глаза; епископ рассмеялся и нежно шлепнул ее по спине.

Макуилльям пришел в негодование, но Симус О’Малли крепко стоял на своем. Даже после свадьбы с Найлом Бурком Скай останется главой клана О’Малли и будет целиком контролировать дела отца.

– У О’Брайанов есть хорошая девчонка, вполне созревшая для брака, – мстительно заметил Макуилльям.

– Пусть идет к дьяволу! – завопил Найл, и епископ еле сдержал довольную улыбку. – Мне нужна только Скай. И я ее получу, даже если для этого придется перерезать твою тощую глотку!

Макуилльям вопросительно посмотрел на сына.

– Если уж тебе так неймется, то бери ее. И надеюсь, что вскоре вы подарите мне внуков. Мне нужно спешить, ведь с годами я не становлюсь моложе.

Счастливый Симус О’Малли вернулся к племяннице и сообщил, что ее условия приняты, а Найл горит желанием бороться за нее. Родственники всполошились, узнав, что одна из О’Малли выходит замуж за Найла Бурка, но сама Скай оставалась спокойна.

– Должно быть, ты изо льда, – заметила сестра Пегги. – Ведь ты всю жизнь о нем мечтала. А ведь его слава дамского угодника нормальную женщину доведет до обморока. Тебе всегда нравились его любовные похождения. Они тебя возбуждали и наконец заставили выйти за него замуж.

– Я пока еще не замужем, Пегги, и, боюсь, слишком рано радоваться. Может быть, это всего лишь сон. Если я останусь спокойной и скромной, то не привлеку к себе внимания духов, которые могут позавидовать моему счастью и разрушить его.

– Боже, сестричка! Это совсем не по-христиански, говорить такую ерунду. Слава Создателю, что дела клана ты ведешь разумно.

Скай кивнула, но ничего не ответила. Она хорошо знала, что и здесь, в сердце христианской Ирландии, каждый вечер за порог выставляют маленькому народцу еду и питье; сохранение невинности дев, отмеченных святостью, поручалось древнему кельтскому демону, материализующемуся, когда их чести грозила опасность. И перед каждым плаванием она с матросами молилась Маннанану Маклиру, старому ирландскому богу моря, умоляя его о благополучном возвращении.

Прошло почти восемнадцать месяцев с тех пор, как она видела Найла. Она немного побаивалась, ведь ни один мужчина за эти месяцы не добивался ее. Отвращение к прикосновениям немного прошло, и Мэг могла уже ее купать и одевать.

Как будто издалека почувствовав ее страхи, Найл Бурк нежданно приехал на остров Иннисфана. Скай он нашел в розарии матери, срезающей увядшие цветы. Она была одета на ирландский манер – в красной юбке из легкой шерсти, без чулок, босая. Блузка из тонкого снежно-белого полотна, с короткими рукавами и глубоким вырезом, не скрывала грудь. Иссиня-черные волосы свободно падали на плечи и трепетали на легком ветру. Скай несла широкую, почти плоскую корзину, наполовину заполненную розами, и рядом с ней вышагивал огромный пес Инис.

Она была еще прелестнее, чем он ее помнил, и сердце Найла забилось чаще от мысли, что эта женщина согласилась стать его женой. Невинная девочка пятнадцати лет стерлась из его памяти, теперь его кровь горячило это очаровательное девятнадцатилетнее существо. Его глаза радовал румянец ее щек, черные ресницы на белой коже, грациозные движения стройного тела.

Наконец он вышел из-за дерева – огромный волкодав замер, шерсть на его холке поднялась, он предупреждающе заворчал.

– Я рад, что ты под такой надежной охраной, Скай.

– Протяни руку, Найл, чтобы Инис запомнил твой запах. – Она потрепала собаку рукой. – Друг, Инис, друг.

Лорду Бурку пришлось терпеть, пока его тщательно обнюхивали. Сказав несколько ласковых слов, он погладил собаку, и пес посмотрел на него влажными угольно-черными глазами, потом ткнулся мокрым холодным носом в ладонь.

– Ты ему понравился!

– А если бы нет?

– У тебя возникли бы трудности после нашей свадьбы. – Внезапно она успокоилась, Найл тоже почувствовал себя уверенней и протянул к ней руки. Не задумываясь, она рванулась к нему в объятия и замерла, слушая, как бьется его сердце.

– Я люблю тебя, – тихо произнес он.

– А я люблю тебя, лорд Бурк. И скреплю свою любовь поцелуем. – Она подняла голову, и губы Найла нашли ее губы. В первую секунду она почувствовала панику, но он ласкал ее волосы и нежно шептал:

– Не бойся, любовь моя. Это я, Найл.

Скай вздохнула и потянулась к нему, а когда наконец освободилась из его объятий, ее глаза сияли радостью.

– Теперь все в порядке, родная? – спросил лорд Бурк, заранее зная ответ.

– Да, милорд. Только на мгновение… Но потом все прошло.

– Я всегда буду нежен с тобой, Скай.

– Я знаю. – Ее лицо осветила счастливая улыбка. – Ты давно за мной подсматриваешь?

– Несколько минут. Босоногая, собирающая розы, ты очаровательна.

– Но не горделива. Как О’Малли я должна была со всем флотом выехать к тебе навстречу, мой суженый.

– Пусть О’Малли плавает в море. А мне больше по нраву босоногая девушка, которую сейчас я держу в руках. К тому же ты ведь не знала о моем приезде. Через два дня мы подпишем с твоим дядей брачный контракт. Ты довольна, маленькая?

– О Найл, да, да, да!

– Тогда, – продолжал он, – через три недели после оглашения мы сможем пожениться.

– Да! – Потом ее лицо потухло. – Через три недели я не смогу. Проклятье! Я должна плыть в Алжир, мы отправляемся через неделю.

– В Алжир? Зачем?

– Мы собираемся основать торговую факторию в Алжире, но согласие я могу дать только после того, как сама изучу положение. Я не имею права проматывать золото О’Малли!

– И тебе обязательно ехать на будущей неделе? Нельзя выбрать другое время? – В голосе Найла послышалось раздражение.

– Извини, дорогой. Но чтобы получить разрешение на торговлю в Алжире, нужно согласие дея, представляющего в Константинополе порт Сублим. Без него мы не сможем безопасно торговать в Средиземном море.

– А нельзя его просто подкупить?

Скай рассмеялась.

– Это я и собираюсь сделать. Но турки ведут дела не так, как мы. У нас все делается прямолинейно, а они требуют обхождения и изящества. Когда дей узнал, что глава клана О’Малли – женщина, он пожелал встретиться со мной. Мои представители не посмели ему отказать, вот почему мне придется ехать, иначе я рискую обидеть дея. А обидеть его – значит обидеть султана. Тогда мы уж ни за что не получим разрешения на торговлю. Более того, наши корабли станут легкой добычей пиратов, которые плавают у берегов Алжира, пользуясь покровительством дея. Это нас разорит. Я должна ехать – обо всем уже условлено.

– И как долго тебя не будет?

– По крайней мере три месяца.

– Три месяца! Черт побери, Скай! Слишком надолго мы с тобой разлучаемся.

Ее глаза загорелись:

– Поедем со мной, Найл! Поплывем в Алжир! Я понимаю, что наши семьи хотят нас торжественно поженить. Но раз мы будем помолвлены, никто не возразит, если ты будешь меня сопровождать. А когда вернемся, обвенчаемся в церкви. Поедем, любимый! Пожалуйста, поедем!

Мысль показалась лорду Бурку безрассудной и взбалмошной, он чуть было не сказал «нет», но потом представил долгую череду дней и ночей и тяжело вздохнул:

– Хорошо, Скай. Я поплыву с тобой, дорогая. Видимо, я вовсе сошел с ума, если собираюсь так поступить.

С радостным криком она бросилась к нему в объятия. Через несколько дней в той же самой часовне, где Скай крестили и где она вступила в брак с Домом, ее помолвили с лордом Бурком. Она сожалела, что в миг ее величайшего счастья нет рядом отца, но искренняя радость Макуилльяма скрасила печаль.

Едва церемония помолвки завершилась, как Скай оставила будущего мужа на попечение сестер, а сама отправилась следить за подготовкой кораблей к плаванию. Флот состоял из девяти судов во главе с флагманской «Чайкой». Вместе с ней выходил в море отцовский «Король морей», корабль Анны «Королева тумана» – подарок покойного мужа к свадьбе – и шесть кораблей, принадлежащих Скай и сестрам: «Дочь бури», «Дочь мглы», «Дочь моря», «Дочь Запада», «Дочь Востока», «Дочь острова».

Каждый корабль был тщательно подготовлен к плаванию, трюмы наполнены провиантом, команды отобраны самой Скай. Она собиралась произвести хорошее впечатление на дея. Разрешение торговать с Алжиром открывало заманчивые перспективы.

После помолвки Найл Бурк попал на ют корабля, выходящего из бухты О’Малли навстречу катящимся голубым волнам Атлантики. По натуре он не был моряком и спокойно относился к морю. Но погода стояла сносная, и он стал привыкать к жизни на корабле. Гораздо труднее было привыкнуть к новой Скай: командуя флотом, она была совсем не похожа на девушку, которую он знал. Скай оказалась сведущей в области, о которой Найл не имел почти никакого представления. Мужчины на корабле, безоговорочно выполняя ее приказания, смотрели на нее с явным уважением. Не будь она прежней милой Скай в тишине своей каюты, лорд Бурк испугался бы амазонки, командовавшей маленьким флотом. К счастью, у него было чувство юмора.

Он навещал Скай в капитанской каюте, но спал в небольшом закутке у борта в компании волкодава Иниса. Собака привязалась к Найлу, и это восхищало Скай, которая помнила, как Инис ненавидел Дома. Лорд Бурк забавлялся, дрессируя пса. Он оказался смышленым, но с плохими манерами. Найл проводил много времени в обществе того самого капитана Магуайра, который несколько лет назад вез его к Макуилльяму.

Магуайр принялся учить его зачаткам кораблевождения, выразившись без лишних слов:

– Все О’Малли – наполовину рыбы. И если предстоит жениться на одной из них, нужно научиться понимать, почему они любят море, даже если не любишь его сам.

Лорд Бурк слушал, усваивал и начинал восхищаться теми, кто посвятил свою жизнь морю.

Вечера он проводил со Скай, хотя она и не пускала его к себе в кровать.

– В этом плавании я на корабле не пассажир, – объяснила она. – И если вдруг понадоблюсь ночью, а мы в это время… – Ее голубые глаза блеснули, и он рассмеялся, несмотря на то, что был разочарован. В награду за его терпение она бросилась к нему в объятия и горячо расцеловала – грудь соблазнительно прижалась к нему, кончик языка дразнил его. Найл толкнул ее, сбил с ног, и они очутились на большой кровати. Скай почувствовала, как пуговицы ее рубашки расстегнулись, словно по волшебству, как он ртом потянулся к груди и стал ласкать губами соски, пока радостный трепет между ногами стал едва переносимым.

Потом он поднял голову, и серебристо-серые глаза терпеливо посмотрели на Скай:

– Ты капитан корабля, любимая. Но если не возражаешь, я стану капитаном в нашей спальне. И если ты еще раз попытаешься меня соблазнить, я опрокину тебя на спину, прежде чем ты успеешь скомандовать: «Поднять паруса!» Ты поняла, любимая?

– Да, капитан, – ответила Скай, и он был польщен, заметив в ее глазах восхищение.

Погода оставалась на удивление хорошей, и «Чайка» во главе флотилии все дальше продвигалась на юг, обойдя предательский Бискайский залив, сильно углубившись в море. Теперь они шли вдоль береговой линии, мимо мыса Сан-Висенти, через Кадисский залив, потом через Гибралтарский пролив в Средиземное море.

Их отделяло от Алжира всего несколько дней пути, когда налетел неистовый шторм и разбросал корабли О’Малли. Бешеный ветер и огромные волны навалились на судно. Ливень обрушился на палубу, вода проникала в трюм. Шторм начал стихать. Они решили, что спасены, но тут пушечный выстрел возвестил о приближении берберийских пиратов.

Корабль, посланный на подмогу деем, чтобы обеспечить безопасное плавание, отнесло штормом, и теперь их атаковали два пиратских судна. Выбора не было – оставалось принять бой. Люди Скай выхватывали оружие, готовились встретить неприятеля. Полетели абордажные крючья, и «Чайка» оказалась пришпиленной к борту пиратского корабля. На палубе пушкари изо всех сил старались потопить второй приближающийся корабль, а наверху со шпагой в руке Скай вела команду на защиту своего корабля.

В ужасе, восхищаясь ее мужеством и до смерти боясь за нее, лорд Бурк сам схватился за шпагу, но Магуайр оттащил его назад.

– Она делает все правильно, парень. Постой-ка со мной. А то она будет больше заботиться о твоей безопасности, чем о безопасности корабля. Мы ей не нужны. Если потребуется, всегда успеем подоспеть, а пока будем защищать от неверных это место. – И по-прежнему с трубкой в зубах он прыгнул вперед, чтобы встретить бородатого дикаря в тюрбане, пытавшегося забраться на ют.

 

Понимая, что Магуайр прав, Найл принялся помогать очищать от пиратов палубу.

Орудийная команда «Чайки» сумела потопить второй вражеский корабль, и люди О’Малли разразились победным криком и с удвоенной силой погнали с палубы пиратов. Между кораблями появилась полоска воды, и нападающие поспешили убраться к себе на корабль.

Что произошло дальше, не понял никто из уцелевших. Огромная волна – последствие недавнего шторма – ударила в борт корабля, и Бурк оказался в воде. Он слышал, как Скай звала его, потом в море прыгнул Инис и поплыл к нему. Найл видел, как с корабля быстро спускали лодку, и через несколько минут рассчитывал снова оказаться вместе с собакой на борту «Чайки». На борту суетилась Скай:

– Боже! Скорее же, идиоты! Быстрее опускайте лодку, пока он не утонул. Если он или собака утонут, я вас всех протащу под килем по пути в Ирландию!

Лодка коснулась воды, и гребцы быстро направили ее к лорду Бурку и Инису, барахтающимся в воде. Скай, свесившись с юта, лихорадочно руководила спасением. В пенном море темная голова Найла качалась рядом с серебристо-черной головой собаки. Увлекшись спасением, все совершенно забыли про пиратов. Вначале корсары были поражены, потом капитан кивнул одному из моряков.

Пиратское судно приблизилось к «Чайке». Матрос обхватил Скай поперек талии, и они вместе перелетели на разбойничий корабль.

Она яростно завопила, ногти вонзились в моряка, но он только рассмеялся – белоснежные зубы блеснули в черной бороде на фоне загорелого лица. Отбиваясь от пирата, Скай слышала крики, летевшие с ее корабля. Разбойники взялись за мушкеты и начали стрелять в воду, стремясь помешать спасению лорда Бурка. Наконец лодка достигла Найла, его с собакой подняли из воды.

– Слава богу, – всхлипнула Скай. Она слышала, как Найл зовет ее, и, воспользовавшись секундным замешательством пирата, вырвалась и закричала: – Найл! Найл!

В отчаянии он стоял в лодке и простирал к ней руки:

– Мы идем к тебе, любимая! Идем!

Раздался яростный залп мушкетов, и Скай увидела, как на его груди раскрылся красный цветок. В ужасе она не отводила глаз, а потом неистово закричала, когда лорд Бурк замертво свалился на дно.

– Боже, я убила его. Я его убила! – Она зарыдала. А потом ее сознание померкло, и она погрузилась в спасающую от боли темноту.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36 
Рейтинг@Mail.ru