Невольница любви

Бертрис Смолл
Невольница любви

Разумеется, поведение королевы было возмутительным. Герцог Бакингем открыто поговаривал об оскорблении англиканской церкви и его величества. Весь двор только об этом и сплетничает.

Во время рассказа Адриан Ли то и дело бросал томные взгляды в сторону Индии и девушка украдкой посматривала на него из-за полуопущенных ресниц.

К величайшей досаде Адриана, его матушка тоже решила посмотреть на коронацию. Узнав от сына, что приезжает Индия, она немедленно засыпала его советами, и, хотя детская любовь Адриана к родительнице со временем поостыла, он все же был вынужден признать, что у нее на редкость изобретательный ум.

– Ее отчим и слушать обо мне не желает, – жаловался он матери. – Я пытался поговорить с ним сегодня, когда приехал в Гринвуд, поздравить их с прибытием, но он поднял свою огромную лапищу и пробурчал, что я не могу сообщить ему ничего интересного. Но как, черт возьми, мне просить руки девушки, если он не дает мне говорить?! Индия утверждает, что он не одобряет наших отношений из-за убийства лорда Джефферса и вашей позорной репутации. Какого дьявола вы путаетесь со всякой швалью, мадам? Если уж вам так нужны любовники, неужели нельзя выбрать кого-то поблагороднее и, уж разумеется, не афишировать свои связи?!

– Голубая кровь – ледяная кровь. Все твои аристократы – холодные, как лягушки, – сухо ответствовала Мариелена Ли. – Кроме того, мои любовные связи, сынок, тебя не касаются.

Протянув очень длинные тонкие пальцы к блюду, она выбрала конфетку, сунула в рот и подобрала острым язычком каплю меда, скатившуюся к уголку чувственного рта.

– Не касались бы, если бы ваше поведение не ставило под угрозу мой брак с одной из самых богатых девушек во всей Англии, – прошипел сын.

– Что было, то было, и прошлого не исправить, – спокойно произнесла Мариелена. – Если ее семья противится, нужно найти выход, Адриан. Удивительно, почему ты об этом не подумал. Девушка любит тебя?

– По крайней мере считает, что влюблена, – задумчиво выговорил сын. – Но я единственный, кто целовал ее или пытался ухаживать. Она неопытна и наивна и до сих пор жила под строгим присмотром. Правда, родители позволили ей отказать нескольким завидным женихам, в полной уверенности, что те зарились на ее деньги. Я, со своей стороны, ни разу не заговорил о приданом, хотя слышал, что она богатая наследница.

– Ее денежки помогут нам заново отстроить и обставить Окстон-Корт, – кивнула мать. – А ты? Ты любишь ее? Сумеешь быть счастливым с ней?

– Индия, на мой вкус, слишком независима, но этот недостаток с лихвой возмещается золотом, которое она принесет. Кроме того, когда мы поженимся, я сумею взять ее в руки и показать, кто в доме хозяин. Женщины в ее семье очень плодовиты, и пятеро-шестеро ребятишек скоро усмирят ее порывы. И в постели она, должно быть, хороша! Да, мадам, я удовольствуюсь Индией Линдли и ее богатством.

– В таком случае пойди и возьми все, чего добиваешься, сын мой, – пробормотала мать, слизывая сахар с пальцев.

– О чем вы? – раздраженно фыркнул сын. – Ее отчима разве что силой можно принудить выслушать меня.

– Адриан, если ты не воспользуешься возможностью заполучить девушку сейчас, уверяю, что другого случая не представится. Уговори ее бежать. Даже если вас поймают до того, как успеете обвенчаться, ее репутация будет безвозвратно погублена. Никто не пожелает такую жену, и ты так или иначе получишь Индию, – объяснила графиня Окстон.

– Я вовсе не хочу, чтобы меня поймали, – немедленно последовал ответ. – Нужно как можно скорее обвенчаться и овладеть ею, прежде чем семья успеет вмешаться, в противном случае проклятый герцог вполне способен утащить ее в Шотландию и выдать за какого-нибудь дикаря-горца, который слыхом не слыхивал ни о каком скандале, и, обнаружив, что его невеста – девственница, станет всю жизнь благословлять тестя. Я должен отвезти ее туда, где нас никто не найдет. Но куда?

– В Неаполь! В дом моего брата! – предложила мать. – Твой дядя Джованни с радостью примет тебя на вилле ди Карло. Там женишься и сможешь день и ночь валяться с ней в постели. Лесли из Гленкирка в голову не придет разыскивать тебя там, да и что они знают о таких странах, как Италия? Когда она подарит тебе сына, вернетесь в Англию, и ее родные ничего не смогут поделать.

Впервые за много лет Адриан Ли обнял свою красавицу мать.

– Вы и вправду чертовски умны, мадам, – восхитился он. – И всегда действовали в моих интересах. Идеальное решение!

Мариелена грациозно высвободилась и отстранилась.

– Ты должен убедить девушку, Адриан, и поверь, это будет нелегко.

Поудобнее устроившись в кресле, она пригубила вино из тяжелого кубка.

– Почему? Она любит меня! – объявил Адриан с юношеским энтузиазмом и, подняв свой кубок, жадно осушил его до последней капли.

– Но и свою семью тоже любит, – резонно возразила графиня Окстон. – И станет разрываться между вами. Тебе следует подтолкнуть леди к выбору, сын мой, иначе, несмотря на все ее чувства, у тебя нет ни единого шанса.

– Но как, мама?

– Запомни: чем холоднее отношение ее родных к тебе, тем лучше. Ты же, со своей стороны, должен быть неизменно вежлив и учтив. Пусть твой шарм и хорошие манеры станут полной противоположностью грубости герцога, тогда сравнение будет не в его пользу и леди Индия невольно примет твою сторону. И запомни, дорогой: пусть она не услышит от тебя ни одного худого слова в отношении ее семьи. Всячески защищай их, тверди, что, будь у тебя такая прелестная дочь, ты тоже всячески бы оберегал ее от брака, который посчитал бы неподходящим. Повторяй, что происходишь из небогатой и не слишком влиятельной, но порядочной и благородной семьи. Постарайся казаться добродетельным и достойным молодым человеком, вынужденным несправедливо нести ответственность за преступление старшего брата и недостойное поведение легкомысленной матери, которых ты не одобряешь и от которых отрекся бы, если бы это не разбило сердце твоего бедного отца.

Адриан, искренне восхищенный изобретательностью матери, весело рассмеялся.

– Если она окажется слишком нерешительной, – продолжала она, – ты должен быть смелее в ухаживаниях. Это не значит, что нужно лишать ее невинности, но из того, что ты рассказывал, я предположила, что дело ограничивалось поцелуями. Ласкай ее груди. Сначала через ткань платья, потом, если сумеешь, проникни пальцами за корсаж и нежно погладь. Только постарайся не напугать ее, иначе потеряешь все.

– Неплохо, – завороженно прошептал Адриан. – У нее самые соблазнительные грудки, которые когда-либо искушали мужчину.

Графиня понимающе улыбнулась. Сын куда больше похож на нее, чем готов признать. Его жена не будет так несчастна с ним, как сама Мариелена с его отцом, бесчувственным ублюдком!

Коронация состоялась на Сретение, второго февраля тысяча шестьсот двадцать шестого года. Королева наблюдала процессию из окна кордегардии, расположенной над воротами дворца Уайтхолл. На короле был белый атласный камзол, но вся церемония оказалась довольно скромной, поскольку казна почти опустела. Только благодаря щедрости нескольких богатых семейств, среди которых самым великодушным оказался герцог Бакингем, стало возможным устроить праздничный пир.

Герцог и герцогиня Гленкирк не спускали глаз с Индии, чье поведение в аббатстве можно было назвать безупречным. Правда, после коронации, когда все собрались на торжественный обед, Индия умудрилась ускользнуть от родителей и встретиться с Адрианом Ли. Джеймс, бессильный остановить ее из опасения вызвать скандал, тем не менее заметил счастливую парочку. Вернувшись в Гринвуд-Хаус, он обрушил гнев на ни в чем не повинную жену.

– Она намеренно ослушалась меня, Жасмин! – гремел он, меряя шагами гостиную. Довольно с меня ее своевольства! В начале недели мы немедленно возвращаемся в Шотландию!

– И чем это кончится? – возразила жена. – Индия по-прежнему станет переписываться с молодым Ли, а летом мы приедем в Англию.

– Никаких писем! К лету Индия уже будет либо помолвлена, либо, что предпочтительнее, замужем! – твердо постановил Джеймс Лесли. – И поскольку она не способна выбрать себе достойную пару, придется нам сделать это за нее.

– О, Джемми, – пробормотала Жасмин, – мне бы не хотелось быть столь жестокой. Какое счастье – выйти замуж по любви.

– Твой отец дал тебе в мужья принца Ямала. До свадьбы ты не знала его, и все же вы были счастливы, – напомнил герцог. – Твои дед и бабка нашли для тебя Роуэна Линдли, и в конце концов ты его полюбила, верно? И так сильно, что едва не умерла, когда его убили. Король Яков повелел мне жениться на тебе – и разве у нас плохая семья? Я знаю, ты меня любишь, дорогая Жасмин, и я тебя обожаю. Индия ведет себя как избалованное дитя. Она отлично понимает, что этот человек неподходящая для нее партия, и все же не желает больше ни на кого смотреть и упорствует в своих заблуждениях, поскольку считает, что если будет вести себя подобным образом, то, как не раз бывало раньше, настоит на своем и получит желаемое. Но на этот раз речь идет не о щенке, не о новом платье, а о жизни Индии, и я не хочу, чтобы она до конца дней своих оплакивала несчастную судьбу. Хотя бы это я обязан сделать в память об ее отце!

– У тебя есть на примете приличный молодой человек? – заинтересовалась Жасмин.

– На твоем месте я бы расспросил тетю Уиллоу о всех завидных женихах, и, кроме того, сыновья Энгуса Драммонда и Йана Маккре еще не женаты. Они будут на седьмом небе от возможности породниться с Гленкирками. Это порядочные, респектабельные семьи и, хотя не слишком знатные, все же довольно богаты и не фанатичны в вопросах религии. Но Индия, как англичанка, вероятно, предпочтет жить рядом с братьями, и тетя Уиллоу наверняка подскажет, с кем еще можно заключить брачный контракт.

– Наверное, это единственный выход, – нерешительно согласилась Жасмин. Муж, конечно, резок, но при всем при том прав. Индия будет рвать и метать, но что тут поделаешь? Недаром свекровь твердила, что девушка созрела для брачной постели. И прежде чем разразится скандал и репутация Индии пострадает, следует поскорее выдать ее за хорошего человека.

 

– Летом назначим свадьбу, – провозгласил герцог. – А потом решим, что делать с Фортейн. В июле ей исполнится шестнадцать, и ей тоже нужно подыскать мужа.

– Я подумывала отвезти ее в Ирландию, – предложила Жасмин, – поскольку всегда намеревалась отдать ей в приданое Магуайр-Форд и прилегающие к нему земли. Ей лучше иметь мужа ирландца или англо-ирландца, Джемми.

– Превосходно, – согласился муж. – Этим же летом отвезем Фортейн в Ирландию. Генри отправится в Кэдби, Чарли – в Куинз-Молверн. Патрик останется в Гленкирке вместе с малышкой Отем, а остальные двое пусть выбирают, где провести время – в Гленкирке или в Англии. Решено, любовь моя?

– Да, дорогой, – согласилась Жасмин. – Давно пора пристроить девочек, но ужасно тяжело с ними расставаться! Время так быстро летит! Кажется, только вчера они босиком бегали по виноградникам в Бель-Флер. Помнишь то первое лето, когда мы привезли их в Гленкирк и они голыми плавали в озере! Плескались, хихикали и отказывались выходить на берег, пока не посинеют губы от холода? – Глаза ее повлажнели. – Куда девались мои малышки, Джемми? Куда девались?

Джеймс нежно обнял жену.

– У тебя еще осталась одна, моя дорогая Жасмин. Если она окажется хотя бы вполовину такой строптивой, как две первые, нам нелегко придется, – хмыкнул он, страстно целуя прихотливо изогнутые губки.

А в это время Индия, неподвижно застывшая в темном углу, пыталась осознать происходящее. Как бесчеловечны могут быть родители!

Наконец она осторожно выбралась из своего укрытия и, выскользнув в коридор, столкнулась с сестрой.

– Ты подслушивала! – упрекнула Фортейн.

– Тише! – прошипела Индия. – Мама и папа услышат! Я не хотела, но, когда они вошли, не успела уйти, поэтому спряталась и старалась не дышать. Не поверишь, что я узнала! Тебя это тоже касается! Пойдем!

Она почти силой потащила сестру в спальню и, закрыв дверь, драматически заломила руки.

– Нас выдают замуж!

– Что?! – взвизгнула Фортейн. – Неужели сменили гнев на милость и согласны иметь виконта своим зятем? А при чем тут я? – И, плюхнувшись на постель, приказала: – Да говори же, Индия!

– Они не позволят мне выйти за Адриана и хотят сами выбрать мужа для несчастной Индии! Либо сына одного из неотесанных дружков папаши, либо того, кого посоветует старая драконша леди Уиллоу. Папа требует, чтобы свадьба состоялась в начале лета. Потом Генри уедет в Кэтби, а Чарли – в Куинз-Молверн.

– А как насчет меня? – допытывалась Фортейн. – Ты сказала, что нас хотят выдать замуж. У меня пока никого нет на примете.

– Тебя летом отвезут в Ирландию. Мама хочет отписать тебе Магуайр-Форд с землями. Вероятно, потому что ты там родилась. Они собираются найти тебе в мужья ирландца или англо-ирландца. К осени и ты станешь замужней женщиной. Ну, сестричка, что ты об этом думаешь?

Фортейн, как ни странно, долго молчала.

– В Магуайр-Форде три тысячи акров, – вымолвила она наконец. – Прекрасное поместье. Интересно, будут ли включены в приданое мои лошади? С таким богатством я найду себе хорошего мужа.

Индия потрясенно уставилась на сестру. Она ожидала взрыва негодования, криков, воплей и, может быть, даже слез. Но такого…

– Неужели тебе все равно, кто станет твоим супругом?!

Фортейн обратила на сестру спокойные бирюзовые глаза.

– Женщина, особенно женщина нашего происхождения и воспитания, должна выйти замуж, Индия. Я очень плохо знаю мужчин и поэтому готова положиться на родителей в выборе мужа. Они не допустят, чтобы мы были несчастны в браке. Думаю, что мне позволят поближе познакомиться с женихом и не станут неволить, если он мне не понравится. Не будь ты столь тупоголовой, не оказалась бы сейчас в таком положении. Мама и папа не делали секрета из своей нелюбви к Адриану, но ты не пожелала ничего слушать, не так ли, сестрица? Но на этот раз по-твоему не будет, и лучше тебе с этим смириться. Нам пора жить своим домом.

– Я выйду только за человека, которого люблю! – отрезала Индия.

– Не будь такой дурой! – в свою очередь рявкнула Фортейн.

– Ты не скажешь маме и папе, что я подслушивала? – спросила Индия.

– Конечно, нет. – Фортейн пожала плечами. – У нас еще есть несколько месяцев. – Она задумчиво вздохнула: – Интересно, каким он будет? Мне так хочется иметь свою семью, детишек, хотя я буду скучать по маме и папе. Мы ведь будем редко видеться…

Несмотря на буйный, неукротимый характер, Фортейн могла быть на редкость практичной. Но Индия уже не слушала сестру. Нужно любым способом отыскать Адриана и рассказать, что им грозит разлука.

Оставив Фортейн, она поспешила в кабинет, набросала несколько строк, запечатала записку воском и прижала своей печаткой. Что теперь делать?

Она вышла в сад, побежала через газоны к берегу реки и помахала перевозчику. Тот немедленно причалил.

– Что угодно, леди? – почтительно спросил он.

Индия вручила ему письмо и монету.

– Отвези это в Уайтхолл. Отдай королевскому лодочнику и вели немедленно вручить виконту Туайфорду, наследнику графа Окстона. И подожди его, понятно? Ты должен проводить виконта сюда.

Перевозчик взвесил монету на руке и, даже не глядя, понял, что заработал сегодня вдвое, если не втрое, больше обычной платы.

– Будет сделано, миледи, – поклонился он и оттолкнул утлое суденышко от причала. Честному парню и в голову не пришло взять монету, избавиться от письма и выкинуть из головы поручение. Кроме того, он немного побаивался: высокородные господа имели обыкновение безжалостно мстить за обиду.

Глядя вслед лодчонке, Индия облегченно вздохнула. Все будет хорошо. Они с Адрианом вместе придумают, что делать.

Подхватив юбки, девушка побежала к дому, только сейчас поняв, как замерзла. В спешке она забыла надеть плащ, но это не важно. Сейчас значение имело только ее будущее с Адрианом Ли.

Глава 4

В Гринвуд-Хаусе царила тишина и часы только что пробили полночь, когда Индия услышала странный шорох. В стекло ударилась горсть мелких камешков. Чуть погодя стук повторился.

Встав с постели, которую делила с Фортейн, Индия босиком, не обращая внимания на леденящий холод, выглянула наружу. Тусклое лунное сияние едва освещало одинокую фигуру. Адриан! Он пришел!

– Сейчас спущусь, – тихо сказала она и, закрыв окно, схватила со стула плащ.

Фортейн что-то неразборчиво пробормотала и повернулась на спину. Индия на мгновение остановилась, опасаясь, что разбудила сестру. Но та продолжала мирно посапывать. Индия, облегченно вздохнув, бесшумно выскользнула за дверь, спустилась вниз и без помех добралась до библиотеки. Там, распахнув широкое окно, она помахала поклоннику рукой.

– Адриан! Сюда!

Виконт легко взобрался на подоконник и, спрыгнув в комнату, заключил Индию в объятия и осыпал страстными поцелуями. Растерявшаяся девушка, тяжело дыша, высвободилась.

– Стыдитесь, Адриан, – с нервным смешком упрекнула она. – Я пригласила вас сюда вовсе не для таких глупостей!

Она раскраснелась, сердце часто колотилось, и голова шла кругом. Как он все-таки дерзок!

– Не для этого, прелесть моя? Я горько разочарован, – шутливо пожаловался он. – В таком случае, миледи, умоляю, откройтесь, для чего я вам понадобился.

Он взял ее ладошку и коснулся губами каждого пальчика.

– О, Адриан, я не знаю, что делать! – тихо вскрикнула Индия и более уже не протестовала, когда он вновь обнял ее и принялся гладить по голове.

– Что случилось, куколка? Не таись от меня, – упрашивал он. – Расскажи все, и клянусь, я сумею тебе помочь.

Миленькая, доверчивая и к тому же богатая! Да, лакомый кусочек! Кусочек, который достанется только ему!

– На следующей неделе мы возвращаемся домой! Папа запрещает мне видеться с тобой. Он и мама решили найти мне, как они выражаются, «достойную пару». Но я не хочу выходить замуж за совершенно чужого человека. Что теперь будет, Адриан? Они разлучат нас навеки, – всхлипывала Индия. – Если меня увезут в Гленкирк, все кончено! И пусть меня посчитают распущенной особой, но я не могу не признаться, что не вынесу, если нам придется расстаться. Я умру! Просто умру!

– Не позволю! Что тогда будет со мной? – мягко обронил Адриан, едва сдерживая радостный вопль. Вот оно! Будущий тесть сам предоставил ему именно тот удобный случай, которого Адриан до сих пор тщетно добивался! Теперь он может похитить леди Индию Линдли у чересчур заботливых родственников. Он и не предполагал, что осуществить материнский план будет столь несложно!

– Но, Адриан! – умоляюще прошептала девушка. – Как же теперь быть?

Глядя в маленькое запрокинутое личико, Адриан невольно восхитился ее красотой. Ему и в самом деле повезло!

– Твой отец не оставил нам иного выхода, дорогая, – объявил он, стараясь, чтобы голос звучал как можно спокойнее и убедительнее. – Мы должны сбежать и пожениться, прежде чем он увезет тебя в Шотландию.

Индия вздрогнула. Ее сердечко разрывалось между любовью к родным и своему неотразимому поклоннику. Как он красив: идеально прямой нос, шелковистые светлые волосы, полные губы… Сапфирово-синие глаза смотрели на нее так страстно и преданно!

– О-о-о, Адриан, не знаю. По-моему, это ужасно неприлично… и опасно…

– Индия! Неужели ты уже разлюбила меня? – вопросил он оскорбленно.

– Конечно, нет, Адриан! Ты – мой единственный, – выпалила Индия, залившись румянцем. В таком она ему еще не признавалась.

– Я тоже обожаю тебя, дорогая, – поспешно заверил он, понимая, что просто обязан ответить в том же духе.

– Но мне дороги и родные, – продолжала она, нерешительно прикусив губку.

– Я не собираюсь вбивать клин между тобой и твоей семьей, – заметил он, – но разве это справедливо – разлучать влюбленных? Верно и то, что мои старший брат и мать навлекли позор на Окстон-Корт, но ведь я прежде всего сын своего отца. Наш род – старый и благородный, и я никак не повинен в дурном поведении Деверелла и матушки. Мне кажется, что герцог Гленкирк выше таких предрассудков, но все-таки хороший отец обязан защищать свою любимую дочь, и пусть я считаю, что он не прав, однако вполне понимаю его чувства. Если мы поженимся, скандал постепенно утихнет, а мы станем хозяевами своей судьбы. Сначала твои родители, несомненно, рассердятся, но, увидев, как мы счастливы, простят непокорных детей, я точно знаю!

– Но где скрыться, Адриан, так, чтобы нас не нашли? – шепнула Индия, прижавшись к любимому. Сейчас все страхи позабылись и сразу стало так тепло и хорошо!

– Нужно покинуть страну, – осторожно предложил он и смолк, выжидая, какова будет реакция девушки.

– Покинуть страну? – испуганно охнула Индия.

– А что предлагаешь ты? В Англии нет такого места, где можно было бы спрятаться. У тебя большая семья, рассеянная по всей стране. А на север нам пути нет, верно? – хмыкнул он, чмокнув Индию в кончик носа.

– И во Францию тоже, – сообщила она. – Там у нас полно родственников.

– А как насчет Неаполя?

– Неаполь? Но почему, Адриан?

Теперь он нежно гладил ее по спине, и девушка едва не замурлыкала от невыразимо приятных ощущений.

– Там живет мой дядя, граф ди Карло. Мы отправимся в Италию, поженимся и останемся там до рождения первого ребенка. Если мы вернемся домой с сыном, твой отец не сумеет расторгнуть брак, прелесть моя.

– Мать отчима тоже поселилась в Неаполе! – вспомнила Индия. – Леди Стюарт-Хепберн. Там же и ее дочь, маркиза ди Сан-Ридольфи. Что, если мы столкнемся с ними, Адриан? Бабушка немедленно сообщит отцу!

– Мы обвенчаемся тихо, без всякого шума, любимая, и ни разу не выйдем за ворота виллы. Ты знакома с этими дамами, Индия?

– Только с леди Стюарт-Хепберн. Прошлым летом она была во Франции. Маркизу я никогда не видела.

Индию снова охватили сомнения. Слишком уж безрассудный поступок предлагал ей совершить Адриан. Безрассудный и опасный.

– Возможно, твоя любовь не так горяча, как ты уверяешь, Индия, и ты попросту боишься, – язвительно заметил он, видя, что девушка колеблется. Нужно действовать решительнее!

– Неправда! – вскричала Индия, забыв об осторожности.

– Что-то не похоже, – продолжал он незаметно подначивать ее.

– Клянусь, Адриан! Клянусь, что люблю тебя безумно!

– Тогда скажи, что готова отдаться мне телом и душой и стать моей милой женушкой, – умоляюще попросил виконт. – Дай слово выйти за меня и рожать мне детей. Я хочу услышать обеты из твоих уст!

И прежде чем она успела вымолвить слово, он стал осыпать ее жгучими поцелуями. Дерзкая рука проникла под плащ и легла на упругую грудь. Голова Индии кружилась от восторга и блаженства. Губы слегка приоткрылись под его губами, приветствуя вторжение его языка. Когда сильные пальцы сжали нежный холмик, Индия ошеломленно распахнула глаза. Такого с ней еще никогда не было. Тепло его ладони пьянило, а когда большой и указательный пальцы слегка ущипнули набухший сосок, она едва не потеряла сознание и с негромким стоном откинулась на его руку. Если это и есть любовь, значит, на свете нет ничего прекраснее!

 

– Скажи, что согласна, дорогая, – настаивал виконт. – Неужели не чувствуешь, как сильно я тебя жажду? Как люблю тебя, моя драгоценная Индия? Скажи! Скажи, иначе я брошусь в реку, потому что не смогу жить без тебя.

– Да. О да! – выдохнула она.

Адриан немедленно отнял руку и прижался губами к соблазнительной выпуклости под шелком ночной сорочки.

– Твоя добродетель – величайшее сокровище для меня, – торжественно объявил он. – Нам следует прекратить любовные игры, иначе я потеряю самообладание и опозорю нас обоих. У нас впереди целая жизнь, и мы сможем купаться в неземном блаженстве, но только после свадьбы.

– Ах, Адриан, как я люблю тебя! – повторила Индия, желавшая в душе, чтобы поклонник не был столь благороден. Ей невыразимо нравились его ласки и поцелуи. Тело, казалось, горело и плавилось, но странная влага в потаенном местечке между ног ужасно конфузила девушку. Что это с ней? Хуже всего, что она не осмелится спросить о таком маму!

– Ты точно знаешь, когда родители решили вернуться в Шотландию? – деловито осведомился он. – Мне необходимо срочно найти судно, отправляющееся в Неаполь. Кажется, времени у нас в обрез.

– Дня через три-четыре. Отец еще не приказывал собирать вещи.

– Завтра же утром отправлюсь в порт и поищу корабль, – пообещал виконт. – Наверняка кто-нибудь да отправляется в Средиземное море.

– Лучше всего заглянуть в контору компании. «О’Малли – Смолл», – посоветовала Индия. – Я не поплыву ни на каком другом корабле. Если довериться незнакомым людям, можно остаться без единого фартинга, да еще и окончить жизнь за бортом. Путешествовать морем опасно, но корабли компании принадлежат нашей семье и там мы будем в безопасности.

– А что, если тебя узнают, дорогая?

– Не узнают, если переоденусь, – резонно возразила Индия, в восторге от собственной сообразительности. – Ты будешь сыном графа ди Карло, а я – твоей престарелой теткой леди Манипенни, бездетной, недавно овдовевшей, которой пришло в голову умереть на родине. Весьма сентиментальная история, не так ли? Отец послал тебя сопровождать немощную родственницу. Таким образом мы, не вызывая подозрений, сможем заказать две каюты. Я на всякий случай постараюсь не выходить на палубу до самого Неаполя, так что ни один любопытный нос не сунется в мою каюту. Ну разве я не хитрая лисичка, мой дорогой? – лукаво улыбнулась Индия.

– Еще какая! – согласился виконт, удивленный ее предусмотрительностью. По правде говоря, это не слишком ему нравилось. Для такой молодой девушки она весьма поднаторела в искусстве обмана. Но, вспомнив о богатом приданом, виконт немного успокоился. К тому же девушка необычайно красива и пылко отвечает на ласки. Ее легко укротить! При определенных обстоятельствах все женщины вынуждены покоряться, хотя он не будет таким уж строгим хозяином.

– Тебе пора, – вздохнула Индия. – Придешь ночью и подашь тот же знак, что и сегодня. К тому времени все окончательно решится.

Наспех поцеловав девушку, виконт удалился тем же путем.

– До завтра, любовь моя, – прошептал он и исчез во мраке.

Индия покачала головой. Как он прекрасен, ее Адриан! И скоро их ничто не разлучит! К тому же он чувствителен и справедлив: не только сочувствует ее безрассудно упрямому отцу, но и щадит ее невинность и умеет вовремя остановиться. Он – само совершенство! Почему родители не видят этого?!

Выйдя из библиотеки, Индия прокралась наверх и легла рядом с посапывающей сестрой. Ей казалось, что после таких волнений она ни за что не заснет, но вскоре глаза ее сами собой закрылись.

Утром она пожаловалась на головную боль и до полудня пролежала в постели, прихлебывая принесенный матерью травяной чай.

– Мы хотели провести день во дворце, – сообщила Жасмин. – Надеюсь, ты достаточно хорошо себя чувствуешь, чтобы ехать с нами?

Индия тяжело вздохнула:

– Нет, мама, вряд ли я поднимусь сегодня. Боль немного утихла, но с реки веет холодом и сыростью, и я боюсь еще больше простудиться. Надеюсь, мы не завтра покидаем Лондон и я успею попрощаться с их величествами?

– Отец назначил отъезд на вторник, – сообщила герцогиня. – Сегодня только суббота, так что у тебя еще будет случай увидеть короля и королеву.

– Тогда я остаюсь, – решила Индия, – чтобы встать к завтрашнему дню.

– Не возражаешь, если мы все-таки поедем в Уайтхолл? – встревоженно спросила мать. – Генри и Чарли, кажется, нашли себе невест и влиятельных друзей, а я, возможно, подыщу и тебе самого завидного жениха.

– Мне никто не нужен, кроме Адриана, матушка, – слабо улыбнулась Индия.

– Ах, дорогая моя, выкинь его из головы. Не такой муж тебе нужен, да и папа ничего не желает о нем слышать. Джемми так отчаянно старался заменить вам отца, и я уверена, что Роуэн согласился бы с ним насчет твоего виконта. Ты никогда не обретешь с ним счастья, так что забудь об этом человеке.

– Постараюсь, мама, – пробормотала девушка.

– Это все, о чем я прошу тебя, – добавила Жасмин.

Едва за родителями и Фортейн закрылись двери, Индия вскочила и принялась торопливо собираться. Ни ей, ни сестре не позволили взять в Лондон горничных, так что в доме почти никого не было, кроме небольшого штата постоянных слуг: дворецкого, экономки, прачки, кухарки и конюха. На этот раз герцог отказался нанимать им в помощь людей со стороны. Индия отнесла прачке охапку белья.

– Мы уезжаем во вторник, и я не хочу тащить домой всю эту грязь. Не могла бы ты заняться сегодня стиркой? Мама с папой и Фортейн наверняка попросят о том же, и чтобы не взваливать сразу так много работы на твои плечи, я решила начать собираться прямо сейчас.

– Разумеется, миледи, все будет готово, – кивнула женщина. – Благодарю вас за доброту.

Индия поспешила в библиотеку и, отодвинув фальшивую панель, запустила руку в тайник, где отец хранил ценности. Замшевый мешочек едва не лопался от монет. Очевидно, отец уже побывал у менялы, прежде чем пуститься в обратный путь. Индия довольно улыбнулась, положила мешочек на место и задвинула панель. Она обязательно захватит золото с собой, в счет своего приданого. Можно биться об заклад, что, после того как Адриан заплатит за каюты, его состояние сильно оскудеет, и он будет в восторге от предусмотрительности невесты. Золото позволит им весь год прожить беззаботно!

К полуночи, когда Адриан вновь бросил камешки в стекло, родители еще не возвращались.

– Осторожнее, – предупредила она, распахнув окно. – Мама с папой все еще во дворце и приплывут на барке, поэтому я не смею впустить тебя. Отсюда мне легче наблюдать за рекой. Какие новости, любимый?

– Ты оказалась права, моя умная куколка. «Король Карл», новое торгово-пассажирское судно компании «О’Малли – Смолл», отплывает в понедельник, с утренним приливом, с заходом в порт Неаполя. Я оставил за нами две каюты, и к пяти утра мы должны быть на борту.

– А кто капитан? – поинтересовалась Индия.

– Томас Саутвуд.

– Мой кузен… но он не видел меня много лет, поэтому нам вряд ли что-то грозит, особенно если я преображусь в старую леди Манипенни. Заедешь за мной в четыре. Я захвачу два небольших сундучка и шкатулку с драгоценностями, поэтому лучше нанять барку побольше. – И, послав виконту воздушный поцелуй, Индия нежно попросила: – А теперь уходи, пока нас не застали. Я люблю тебя, Адриан.

Она отошла от окна, прижимая руку к сердцу и задыхаясь от счастья. Еще два дня – и их никто не разлучит!

К тому времени когда Фортейн вошла в спальню, сестра мирно посапывала.

Назавтра, в воскресенье, семья отправилась на церковную службу в Уайтхолл. Король предпочитал католическую англиканскую мессу, несмотря на жалобы и протесты пуритан.

– В таком случае идите к своим священникам, – приказал он самым ревностным фанатикам. – Разве вы не помните, что я клялся быть терпимым в вопросах веры? Вам не по душе англиканская церковь, а католиков вы просто ненавидите. Если считаете, что Господу угодны ваши постные рожи и визгливые голоса, так тому и быть.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru