Лара

Бертрис Смолл
Лара

– Никто не сделает предложения о покупке этой рабыни, Лары, Гай. Она слишком красива, и, разумеется, огромную роль играет наличие волшебной крови.

– Это тебя раньше не беспокоило, – выпалил он. – Мне известны по крайней мере три такие женщины, и они члены гильдии женщин для удовольствий, кроме того, в Домах удовольствий тоже найдутся такие. И что, проклятье, ты имеешь в виду, говоря, что она слишком красива? Что же в этом плохого?

– Главное здесь не слово красива, Гай, – перебила его леди Гиллиан. – Слишком красива. Совершенна. Она безупречна, в этом и проблема. Когда вчера мы покинули твой дом, двое мужчин разругались из-за нее. Да и женщины для удовольствий от них не отставали. Они даже вцепились друг другу в волосы. А когда они вернулись в свои Дома удовольствий, то нашли там разъяренных женщин, решивших, что теперь Лара будет одной из них. Они испугались, что ее красота лишит их клиентов. А если они попытаются с ней бороться, она воздействует на них волшебными чарами. Я знаю, она ничего не умеет, если бы умела, не оказалась бы в таком положении, как сейчас, но всех переубедить невозможно. Невежество – опасная вещь, Гай. Утром одни посетители предлагали владельцам дополнительно заплатить за право провести время с Ларой. Другие пытались забронировать определенное время. Нескольким женщинам из гильдии были нанесены увечья, клиенты требовали для себя права первой ночи. У меня нет выбора, я вынуждена запретить Ларе продавать себя в одном из наших Домов удовольствий. Слишком велик риск. Извини. – Она сделала еще глоток вина. – Также я не могу позволить продать ее кому-либо из богатых людей города. Да и никто не захочет купить ее, зная, что до конца дней ему будут завидовать, а возможно, и угрожать. Лара – одна из тех девушек, которых мужчины мечтают заполучить любой ценой.

Гай Просперо был озадачен ее словами. Такое выгодное вложение внезапно стало бесполезным. Старшая госпожа гильдии женщин для удовольствий была отнюдь не глупа, и ее слово – закон.

– Что же мне тогда с ней делать? – испуганно спросил он. – Я не могу вернуть ее семье и потребовать назад свое золото. – Все пропало! – Он вцепился себе в волосы. – Как же я сразу этого не понял?

– О, Гай, – сказала леди Гиллиан, – не устраивай драмы. Ничего не пропало, просто ты был ослеплен красотой, и чутье подвело тебя. У тебя ведь есть кузен, Рольф Честная Сделка, караванщик. Я права?

– Да, – еле слышно отозвался Гай. Гиллиан была умна и сама могла бы стать отличным торговцем, не родись она женщиной.

– Ты сможешь уменьшить свои потери, Гай. Отдай ему Лару, чтобы он продал ее в другой провинции. Возможно, ты даже сможешь получить небольшую прибыль, смотря какой процент запросит твой кузен. В провинциях народ не столь искушенный, как в городе, да и вкус у них не столь утонченный, как у нас. Она и там будет всем казаться несказанно красивой, и это сделает ее особенной, в то время как здесь только создаст всем ненужные проблемы. Думаю, больше всего подойдет Прибрежная провинция, поскольку там много светловолосых людей и она не будет слишком выделяться. Сколько ты за нее заплатил?

– Десять тысяч золотых монет, – признался Гай Просперо. – Я надеялся получить по меньшей мере тридцать.

Гиллиан рассмеялась:

– Это ты мог бы получить с легкостью, не будь она столь красива. Но, насколько я понимаю, ты получил ее всего несколько дней назад. Вряд ли ты успел на нее много потратить, если не считать того восхитительного платья, что было на ней на турнире. Полагаю, в провинции ты сможешь получить за нее тысяч пятнадцать. Твой кузен знает, что произошло, поэтому предложи ему не обычные пятнадцать процентов, а четверть общей суммы. В любом случае внакладе ты не останешься.

– Если она уедет в Прибрежную провинцию, я смогу запросить все двадцать тысяч, – сказал Гай, словно беседовал сам с собой. – Короли там очень богаты. Они заплатят и больше за Лару. А я смогу получить пять тысяч прибыли. Платье для нее сшила моя рабыня, а материя была куплена несколько лет назад. Уже залежалась в кладовке. Я почти ничего не потерял на этом. – Гай Просперо заметно повеселел. Конечно, все оказалось не так, как он планировал, но все же не совсем плохо.

Гиллиан опять засмеялась:

– Гай, Гай, и на темной материи можно найти светлое пятнышко. Да, думаю, ты прав. Пусть Рольф Честная Сделка отвезет ее в Прибрежную провинцию. Это лучшее место для Лары. – Она допила вино и встала. – Ты давненько у меня не был. Приходи. Твоя молодая жена не должна лишать нас твоего общества.

– Я прихожу только ради тебя, Гиллиан.

– Так приходи опять. – Она кокетливо улыбнулась. – У меня есть новенькая девушка, Анора.

– Я думал, ты больше не развлекаешь гостей. – Гай Просперо вскинул брови, а затем скользнул взглядом по груди женщины. Гиллиан всегда славилась великолепным бюстом.

– Не развлекаю, но для старых друзей сделаю исключение. – Гиллиан коснулась его щеки длинными тонкими пальцами. – Была рада помочь тебе, Гай, решить эту маленькую проблему. – Она взялась за ручку двери. – Мои наилучшие пожелания леди Вилии. Хорошего вечера. – Она вышла, одарив загадочной улыбкой мажордома, едва успевшего отскочить в сторону. Он бросился вперед, чтобы открыть Гиллиан входную дверь, и она помахала ему, садясь в носилки.

Гай Просперо несколько минут сидел не шевелясь, обдумывая разговор со старшей госпожой. Он пытался убедить себя в том, что с Ларой у него не будет никаких проблем, но ведь он и сам был большим ценителем женских прелестей. Да, он не смог устоять. Он всегда покупал только лучшее, а всем ясно, что Лара – самая лучшая. Как жаль, что она оказалась слишком красивой. Он позвал секретаря, зная, что тот где-то рядом, но Иона уже стоял у стола.

– Милорд?

– Ты все слышал?

– Да, милорд.

– Все?

– Да, милорд.

– Отправляйся в гильдию караванщиков и узнай, где Рольф Честная Сделка. Если его нет в городе, узнай, когда он вернется.

– Да, милорд, – поклонился Иона.

– Ты тоже считаешь, что она слишком красива? – спросил Гай Просперо секретаря.

– Что значит «слишком красива», милорд? Я полагаю, твое чутье такое же, что и раньше. Не твоя вина, что остальные люди слишком узколобые.

– Ты всегда говоришь только правильные вещи, Иона?

– Стараюсь, милорд, ведь у меня твой прекрасный пример перед глазами, – ответил сообразительный секретарь.

Гай Просперо засмеялся:

– Ох, думаю, однажды мне придется подписать тебе вольную. Но только в том случае, если ты согласишься служить мне и дальше.

– Тебе в любом случае придется отпустить меня, если я достигну своей жизненной цели, – ответил Иона хозяину. – А золото, чтобы выкупить свою свободу, у меня уже есть.

– И какова же твоя цель?

– Стать главным торговцем, милорд, – последовал смелый ответ.

Гай Просперо хохотал от души.

– Потерпи, Иона. Ты все делаешь верно. А теперь иди и найди моего кузена. – Гай Просперо поспешил покинуть библиотеку, чтобы найти жену и рассказать ей о последних событиях.

Вилия была недовольна.

– Болваны! Дурачье! – кричала она. – Теперь я не смогу купить себе новый экипаж, а я привыкла получать все, что захочу.

– Он будет у тебя, моя дорогая, – обещал ей муж.

– Но я хочу сейчас. – Вилия разрыдалась.

– Мы завтра же пойдем и купим его, любовь моя.

– Но разве мы можем это позволить, раз ты не получил столько монет, сколько хотел за эту противную девчонку? Мне нужен тот, что с мягкими кожаными сиденьями, хрустальными фонариками и вазами для цветов. Он очень, очень дорогой, Гай. Колеса окрашены вручную и позолочены. И еще я хочу новых лошадей. Я уже присмотрела симпатичную черно-белую пару на конном дворе. Там еще была пара светлых жеребцов с кремовыми гривами. Никак не могу принять решение. Они тоже очень дорогие. – Она надула пухлые губки.

– У тебя будет все, что только пожелает твое сердечко, Вилия, – пообещал он. В конце концов, подумал он, никто не должен заподозрить, что его неудача с Ларой подорвала его платежеспособность. Да! Будет очень правильно поехать завтра и купить Вилии новую карету и пару симпатичных лошадок. Поцеловав жену, он велел ей ложиться спать. – Я присоединюсь к тебе после разговора с Ионой. Уверен, ты будешь благодарна мне за щедрость, моя любовь.

– Я еще не получила новый экипаж и лошадей, Гай, – заметила женщина. – Не ты ли учил меня никогда не платить наперед?

– Тогда будем считать это небольшим авансом, – хихикнул Гай и вышел.

Он ждал Иону почти два часа и уже собирался вернуться к жене, когда проявился секретарь, буквально тащивший за собой его кузена.

Сам Гай Просперо был круглолицым упитанным мужчиной, всем своим видом излучавший процветание и достаток, однако Рольф Честная Сделка был высок и сухощав. На узком лице выделялись живые умные глаза, и теперь они неотрывно смотрели на главного торговца.

– Чем могу служить, кузен? – спросил Рольф.

– Иона, принеси кузену вина и останься с нами.

– Не надо вина, – возразил Рольф. – Однако благодарю за гостеприимство. Рано утром уходит мой караван, пойми, голова должна быть свежей. Мне предстоит долгая дорога. Наш путь лежит через Лесную провинцию и Провинцию пустынь к Дальноземью, а затем к Прибрежной провинции, и только после этого мы вернемся домой. Меня не будет почти целый год. Ты случайно застал меня в городе.

Гай Просперо кивнул. Его кузен был, пожалуй, лучшим караванщиком. Он мог бы стать среди них главным, но предпочитал путешествовать с караванами по всем четырем провинциям.

– Ты слышал о моей последней покупке? Лара, дочь сэра Джона Быстрый Меч.

Рольф кивнул:

– Она должна стать женщиной для удовольствий. Удачное вложение, кузен. Когда состоится аукцион?

– Владельцы Домов удовольствий собирались здесь вчера, чтобы посмотреть на нее. Ставки должны быть сделаны между рассветом и закатом следующего дня. Аукцион был запланирован на сегодня. Но никто не прислал предложений, а вечером меня посетила леди Гиллиан. Она объяснила, что девушка слишком красива, и среди владельцев уже начались распри, кроме того, недовольны и женщины для удовольствий, и управляющие. Мне не получить предложений. Леди Гиллиан данной ей властью запретила продавать девушку в городе. Она предложила отправить ее с тобой, чтобы ты продал ее в Прибрежной провинции.

 

– А что, если у меня появится шанс продать ее раньше? Эта провинция – последняя на пути, кузен. Я попытаюсь скорее избавиться от столь ценного экземпляра, если прознают, кого я везу, на караван могут напасть. Если я возьму ее, придется дополнительно нанимать шестерых солдат. Тебе придется все оплатить.

– Нет, Рольф, им заплатишь ты. Если ты согласишься взять ее, то получишь от меня четверть от всей прибыли, а не обычные пятнадцать процентов. Я прошу за нее двадцать тысяч золотых монет. Она стоит и больше, но, к сожалению, я не смогу совершить сделку здесь. Подумай, кузен. Пять тысяч золотом. Мне она обошлась в десять. Я не хочу забывать и о своей выгоде, но, как заметила Гиллиан, мне стоит поспешить, чтобы избежать потерь.

– Я хочу, чтобы соглашение между нами было заключено письменно, – сказал Рольф Честная Сделка.

– Разумеется, – кивнул Гай Просперо. – Но помни, кузен, двадцать тысяч, и ты получишь четверть. Если будет меньше, я заплачу лишь пятнадцать процентов. Согласен?

– Я выручу для тебя двадцать тысяч, Гай, а возможно, и больше. Принцы-тени любят светловолосых и молодых женщин.

– Иона, – приказал хозяин, – пиши соглашение.

– В двух экземплярах, Иона, – добавил Рольф, улыбаясь. – Когда можно ее забрать? Я хотел выехать на рассвете.

– Как только подпишем соглашение, кузен. Да, она девственница, и ее огромная ценность не только в красоте, но и в невинности. Лара должна остаться чистой и непорочной.

– Конечно, кузен, – сказал Рольф. – Мы рады возможности получить хорошую прибыть, поэтому я гарантирую тебе это.

Соглашение представляло собой стандартный договор между главным торговцем гильдии торговцев и караванщиком. Ионе потребовался час, чтобы написать два экземпляра, и стороны были готовы поставить свои подписи. Секретарь развернул пергаменты на большом столе и подготовил перья и чернила. Затем он посыпал обе подписи песком, свернул соглашения и вручил каждой из сторон.

– Иди к Тании, вели одеть Лару и подготовить к путешествию, – приказал он Ионе. – Объясни ей, что произошло, и проследи, чтобы для Лары собрали мешок со всем необходимым в дороге. И все тщательно проверь, не забудь, – предупредил Гай Просперо.

– Не сомневайся, милорд, – поклонился Иона. Он поспешил в северное крыло и постучал в дверь Тании.

– Что случилось? – удивилась женщина. – Хозяин не прислал за Ларой в вечер последнего аукциона. Уже поздно, я уложила ее. Бедняжка так нервничала, и я дала ей немного вина с маковым настоем.

– Аукциона не будет. Никто не сделал ставки, и Старшая госпожа гильдии сообщила хозяину, что запрещает продавать девушку в городе. Говорят, она слишком красива. Из-за нее уже начались склоки. Мужчины угрожали владельцам Домов удовольствий, если те не продадут им право первой ночи. Слишком много возникает проблем, поэтому леди Гиллиан и наложила запрет. – Секретарь стоял и ждал ответа.

Тания покачала головой:

– Что же теперь будет?

– Она переходит к кузену Ральфу, караванщику. Они решили продать ее одному из королей Прибрежной провинции или принцам-теням. Нас это уже не должно волновать. Разбуди Лару. Скоро ее передадут Рольфу Честная Сделка. Его караван отправляется завтра на рассвете. Господин велел тебе подготовить ей все для путешествия. Очень тщательно.

– Возвращайся к хозяину и скажи, что из-за макового настоя она не проснется раньше чем через несколько часов. Я все сделаю, и она будет доставлена к часу отправления каравана, но разбудить ее я не могу.

Иона ушел, а Тания начала собирать вещи для Лары. К ее огромному удивлению, через несколько минут в комнату вошел Гай Просперо. Женщина встала на колени.

– Прошу простить меня, господин, но девушка была неуправляема. Когда стало уже совсем поздно, я решила, что так будет лучше для всех.

Лицо торговца исказила недовольная гримаса.

– Ты уверена, что сможешь разбудить ее утром? Мне совершенно не нужны лишние расходы на повозку, чтобы догнать караван. Готовишь вещи?

– Да, хозяин, клянусь, она будет готова к отъезду!

– Последнее время ты позволяешь себе много вольностей, Тания. – Голос Гай Просперо звучал угрожающе. – Оставь эту привычку, иначе я отправлю тебя в провинцию. Я знаю, как тебе здесь нравится. – Он засмеялся, вспомнив, как Тания ненавидит его дом за городом. Там ей предстояло работать на ферме под присмотром управляющего Кригера, который не гнушался использовать рабынь для удовлетворения своей похоти. Гай Просперо закрывал на это глаза, поскольку Кригер хорошо исполнял работу. Да и женщины эти были всего лишь рабынями.

Тания встала с колен. Да, она рабыня, но всегда была честна и трудолюбива. Что ж, однажды можно и слукавить. Она даст Ларе даже больше того, что просил хозяин, но он об этом никогда не узнает. У Гая Просперо столько добра, что он обо всем и не помнит. И не стоит обвинять во всем бедную девушку. Кто знает, где и когда закончится ее путешествие? Тания сложила два простых платья. Одно из них, шелковое, было нежного голубого цвета, второе из тонкой оранжевой шерсти с отделкой из шелка. Также она положила несколько сорочек и две пары чулок, одни шерстяные для холодной погоды. Тания плотно связала все вещи в узел, чтобы мешок не выглядел большим. Еще она положила гребень из грушевого дерева, которым расчесывала волосы Лары, и маленькую шкатулку со шпильками. Для дороги она выбрала темно-зеленое платье, сорочку, чулки, кожаные туфли и шарф, чтобы прикрыть волосы и лицо. Закончив, Тания легла на свой матрас и проспала ровно четыре часа, к чему давно себя приучила.

Проснувшись, она нагрела воды и приготовила чистое полотенце. Отодвинув балдахин, она потрясла Лару за плечо:

– Проснись, детка! Пора собираться!

Лара медленно открыла глаза. Она ощущала сильную слабость и с трудом могла пошевелиться.

– Куда? На аукцион? – Сон постепенно улетучился, и она почувствовала себя бодрее. – Скажи, кто меня купил? Надеюсь, это не та женщина, что рассматривала мои зубы? Она очень грубая.

– Тебя никто не купил. Вставай, Лара, и быстро умывайся. Я все тебе расскажу. – Она налила стакан гранатового сока и протянула девушке. – Выпей. Тебе станет лучше.

Лара с удовольствием выпила. Облегчение пришло не так скоро, как ей хотелось бы. С трудом передвигаясь, она слушала объяснения Тании, что случилось и что еще должно было произойти.

– Я должна уехать из города? – Она испуганно вскрикнула.

– Могло быть и хуже, детка, – сказала Тания.

– Как? – Она тщательно почистила зубы и прополоскала рот. – Что могло быть хуже?

– Твой отец мог проиграть и не стать Доблестным Рыцарем. Тебя мог купить жестокий человек и поместить в Дом удовольствий для извращенцев. А тебя всего-то сочли очень красивой, да несколько человек из-за тебя переругались. Тебя передадут кузену хозяина, известному караванщику. Репутация у него достойная. Он будет следить, чтобы с тобой ничего не случилось, ведь он заинтересован получить за тебя самую высокую цену. У него такое же холодное сердце, как и у Гая Просперо. Как и нашего хозяина, его интересует только прибыль. Пойдем, пора одеваться. Я приготовила тебе платье. Ты должна скорее попасть к месту отправления каравана.

Лара выглянула в окно и убедилась, что еще темно. Она надела чулки, белоснежную рубашку и зеленое платье. Тания быстро расчесала волосы и заплела их в одну простую косу. Сверху она накинула шарф, чтобы скрыть ее лицо и волосы. Склонившись, Тания надела ей на ноги удобные туфли и набросила на плечи черный плащ.

– Надо спешить.

Они направились к выходу, где их ждал Иона с небольшой повозкой.

Лара села в повозку вместе с Танией и Ионой и выехала за ворота Золотого района, сопровождаемая шестью солдатами из охраны Гая Просперо. Несмотря на то что все сложилось не так, как ожидал главный торговец, Лара все же оставалась ценным экземпляром.

Лара никогда не была в городе так рано, даже представить не могла, что улицы могут быть столь пустынны. Она даже немного испугалась. Повозка миновала закрытые ворота квартала солдат, и Ларе показалось, что она сейчас расплачется. Она прикоснулась к хрустальной звезде, и ее тепло придало сил.

– Господин Иона, – вежливо обратилась Лара, – мне нечем отблагодарить тебя, кроме волшебного благословения, но не мог бы ты передать отцу, что со мной произошло, чтобы он не волновался? Только не Сюзанне. Она ему не передаст. Именно папе. И скажи, что я ничего не боюсь, я знаю, что все будет хорошо. – Ей было стыдно, что она обещала секретарю свое волшебное благословение. Она и понятия не имела, как это делается, но Ларе так нужна помощь, а она понимала, что Иона не тот человек, который будет выполнять чьи-то просьбы бесплатно.

– Волшебное благословение – вещь чрезвычайно ценная, – ответил Иона. – Удача мне очень пригодится, если однажды я решу уйти от хозяина.

– Она у тебя будет, – заверила его Лара, удивляясь, как легко слова слетели с губ. Еще она знала, что так и будет. Что с ней происходит?

– Я все передам, молодая леди Лара. И скажу, что он может гордиться дочерью. Ты храбрая девушка.

– А могу и я получить волшебное благословение? – робко спросила Тания.

– Я дам тебе два. Ты была очень добра ко мне. – Лара улыбнулась.

– Я положила тебе в мешок гребень из грушевого дерева, – прошептала Тания.

– Спасибо. Благословляю тебя, Тания. И тебя, Иона. – «Как просто», – подумала Лара, глядя на счастливые лица. Она мало что понимала в обычаях, но знала, что волшебное благословение ценится очень высоко. Она никогда об этом не забудет.

Вскоре они добрались до места караванов, где огромный караван Рольфа уже готовился к отправлению. Иона спрыгнул на землю и позвал кузена своего господина. Рольф подошел к Ларе и поднял вуаль.

– Да, все верно. Ты очень красива. – Он опустил вуаль. – Старайся закрывать лицо на людях, Лара, – предупредил Рольф. – Не хочу, чтобы тебя украли по дороге, а мы с кузеном лишились большого куша. – Он повернулся к Ионе: – Дальше я сам о ней позабочусь. Возвращайся и скажи хозяину, что ты передала мне девушку.

– Вот ее вещи, – сказала Тания.

– Бери мешок, Лара, и иди за мной, – велел Рольф Честная Сделка.

– Прощайте, – кивнула она слугам и поспешила к каравану.

Рольф привел ее к большому крытому паланкину.

– Во время путешествия твоими соседками будут несколько рабынь.

Рольф помог ей сесть и удалился.

Лара оглядела шесть сонных девушек. Они молчали, поэтому и она не произнесла ни слова. С улицы доносились крики собирающихся в дорогу погонщиков. Близился рассвет, Лара заметила свет, пробивавшийся сквозь ткань занавесок. Вскоре повозка тронулась. Она тайком подсматривала, как они миновали ворота города и через некоторое время его стены стали совсем маленькими, а потом и вовсе скрылись из вида. Одна из девушек громко всхлипнула.

– Почему ты плачешь? – спросила ее Лара.

– Я никогда не была рабыней, – ответила та.

– И я тоже. Как тебя зовут? Меня – Лара.

– А я Носс.

– Я знаю, кто ты! – воскликнула другая девушка. – Ты дочь Джона Быстрый Меч. Твой отец продал тебя, чтобы участвовать в турнире. Ты дочь феи. – Она усмехнулась и натянула плащ. – Я думала, тебя продали в Дом удовольствий, а ты сидишь с простыми рабынями, которых везут неизвестно куда. Почему?

– Я рабыня, как и вы, – сказала Лара. – Нам не объясняют причин.

– Хм!

Лара улыбнулась. Эта девушка явно искала ссоры. Даже представить невозможно, что бы произошло, объясни она ей, что ее сочли слишком красивой, чтобы работать в Доме удовольствий.

– А ты действительно дочь феи? – прошептала Носс и посмотрела на Лару огромными карими глазами.

– Моя мать была феей, но она бросила нас с отцом, когда мне было три месяца от роду. Хотя во мне и течет ее кровь, я ничего не знаю ни о колдовстве, ни о волшебном королевстве. Меня воспитала обычная женщина, как и тебя, Носс.

– Мой отец тоже был солдатом, но был тяжело ранен и не смог больше кормить семью, – рассказала Носс. – У нас забрали жилье, и мы остались без крыши над головой. Последнее время жили в туннеле под городскими стенами, однажды маму нашли солдаты и надругались над ней. Она услышала, что они идут, и спрятала меня. Я все видела своими глазами, Лара. Потом она попросила меня сохранить тайну и сказала отцу, что упала, когда просила подаяние. – Носс вздохнула. – Они мечтали, что, продав меня, смогут уехать из города и купить немного земли в Центроземье. Надеюсь, так и будет.

 

– Жизнь солдата очень тяжела, – согласилась Лара. – Хорошо бы твои родители смогли устроить свою жизнь. Моя семья смогла, и я рада этому. Мой брат, Михаил, никогда не узнает, что такое быть ребенком солдата.

– Как ты думаешь, что с нами будет?

– Тебя продадут тому, что заплатит больше, маленькая сучка, – вмешалась та же женщина, которая пыталась поссориться с Ларой. – Нас всех везут в Лесную провинцию. Они очень охочи до женщин. Многих женщин продают именно им. Думаю, их женщины их не удовлетворяют. – Она громко захохотала. – Не возражаю, если какой-нибудь здоровяк пристроится у меня между ног. Говорят, они самые неутомимые мужчины во всем Хетаре.

– Ты слишком много болтаешь, Труда, – оборвала ее соседка. – Я слышала, лесные лорды ложатся только с теми, кто равен им по крови. Нас им продадут для работ по хозяйству. Будем готовить, убирать, шить и ходить за свиньями.

– Не рассказывай мне, что все мужья верны своим женам, Белда. – Труда громко фыркнула. – Мужчины – чисто собаки, всегда принюхиваются к чужому хвосту, а я хорошо научилась крутить своим в доме моего последнего хозяина. Но я не думаю, что Лара предназначена для Лесной провинции. – Она хихикнула.

– Мой хозяин, Гай Просперо, предложил продать меня в Прибрежной провинции, но Рольф Честная Сделка предложил принцев-теней, – пробормотала Лара.

– Держу пари, ты понравишься лесным лордам, – многозначительно подмигнула Труда. – Быть простой шлюхой то же самое, что быть женщиной для удовольствий, только без всяких тонкостей.

– Не обращай внимания, – сказала Белда. – Труда злая, потому что жена ее последнего хозяина застукала ее, когда она была в постели с их сыном, и настояла, чтобы ее продали. Она была служанкой в Районе садов.

– А сама-то! – воскликнула Труда.

– Я такая, какой и должна быть, – рассмеялась Белда. – Мой муж продал меня, чтобы заплатить долги. Те, что он сделал, развлекаясь с другими женщинами. А потом поймал меня в постели со своим братом, и суд отправил меня в рабство.

– И твоего мужа не осудили за разврат? – удивилась Лара.

– Нет, они сказали, что у мужчины есть право обладать любой женщиной, какой пожелает. Ты не знала об этом?

– Я всю жизнь провела в квартале солдат, – ответила Лара. – От меня многое скрывали. Меня растила бабушка, а потом отец и мачеха Сюзанна. Мы были друзьями, но никогда не говорили на такие темы.

– Тебе предстоит жить в суровом мире, Лара, дочь Джона Быстрый Меч, – сказала Белда.

Все утро они молчали. Когда солнце уже стояло в зените, караван внезапно остановился. Девушки вышли из повозки, чтобы перекусить хлебом и водой, затем ненадолго скрылись в кустах и вернулись обратно. Путешествие продолжилось. Когда стемнело, они остановились вновь. Солдаты-охранники расположились на ночлег вокруг лагеря. Разожгли огонь и приготовили ужин. Каждая из женщин получила миску с тушеным кроликом и один бурдюк с вином на всех, который опустошила в основном Труда, становясь все более агрессивной с каждой минутой. Она даже попыталась напасть на попутчиц, но вмешался Рольф Честная Сделка и привязал ее к дереву обнаженной. Он порол ее до тех пор, пока спина ее не стала красной и покрылась рубцами. Труда надрывно кричала, собрав толпу зрителей, но больше не от боли, а от позора.

– Я не позволю тебе, женщина, испортить мой товар. – Рольф поднял ее голову за подбородок и заглянул в глаза, когда та уже бессильно висела на веревках. – Ты поняла меня? – Он велел ее отвязать и отдать солдатам. – Она ваша на всю ночь. Утром на ней не должно быть синяков. Ее предстоит скоро продать в Лесной провинции. – И Рольф ушел.

– Что они с ней сделают? – прошептала Носс.

– Получит что хотела, – рассмеялась Белда. – По заслугам, сука. Это ее быстро протрезвит. Пошли, девочки. Мы заслужили отдых. – Она хихикнула и направилась к повозке, где были сложены матрасы. – Рольф сказал, что Лара и Носс будут спать внутри, а мы должны раскатать матрасы под повозкой, на случай, если ночью пойдет дождь.

– А я бы с удовольствием спала на свежем воздухе, – сказала Лара, не желая, чтобы все считали, что у нее привилегированное положение. Она улыбнулась остальным девушкам. Их звали Адда, Вильда и Жаэль.

– Нет, – настаивала Белда, – ложись в повозке, всем известно, что ты самая ценная из всех нас. А Носс самая молодая, к тому же очень напугана. Без Труды мы все сможем спокойно выспаться.

Лара кивнула и полезла внутрь.

– Сколько тебе лет? – спросила она Носс, раскатав матрас рядом с девушкой.

– Двенадцать. А тебе?

– Пятнадцать. Моя мама была с отцом в канун Дня летнего солнцестояния, и я родилась следующей весной. – Она легла и накрыла их обеих предназначавшимся для двоих покрывалом.

– Мне так страшно, – прошептала Носс.

– Тогда мне надо подарить тебе волшебное благословение, чтобы оно развеяло все твои страхи. Спи. Я буду рядом, а утром ты уже не будешь ничего бояться.

– Правда? – Носс смотрела на нее с надеждой.

– Конечно. – Лара обняла девушку, и скоро та уже крепко спала. Сама она лежала и размышляла, как же быстро все меняется в жизни. Три дня назад она спала в новом доме отца в Районе садов. Два дня назад ее показывали влиятельным людям города. А прошлой ночью она узнала о новом повороте судьбы. И вот она лежит на тонком матрасе в деревянной повозке, не представляя, что ждет ее впереди. Лара вздохнула и покрутила кулон.

– Что происходит? – спросила она про себя.

– Все, – прозвучал голос, слышимый только ей одной.

– Но куда меня везут? – настаивала Лара.

– Вперед, – последовал ответ, пламя вспыхнуло привычным теплым светом и погасло.

Лара закрыла глаза и заснула. Что еще ей оставалось делать?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru