Лара

Бертрис Смолл
Лара

Наконец мачеха с отцом вышли в сад, где был накрыт ужин. Джон Быстрый Меч поцеловал дочь в лоб.

– Рад, что у нас есть возможность провести вместе этот вечер.

– У меня есть несколько вопросов, на которые хочу получить ответ до отъезда, – тихо сказала Лара. – Вопросы о моей матери и тайне моего рождения. Ты никогда об этом не рассказывал, отец. Госпожа Милдред кое-что мне открыла, но велела спросить у тебя. Ты расскажешь?

– Да, я расскажу все, но прежде давайте поедим, – ответил Джон. – Мы должны будем остаться вдвоем, поскольку Илона предупреждала, чтобы я не говорил о ней в присутствии другой женщины, иначе она мгновенно меня разлюбит, поэтому Сюзанна никогда ничего не узнает. – Он повернулся к жене.

Лара растерянно смотрела на мачеху.

– После ужина я оставлю вас одних, – пообещала Сюзанна. – Мне неинтересно слушать о матери Лары.

Но знай, Джон, что бы ты ни сказал, я никогда не перестану тебя любить.

– Ты ничего не понимаешь в колдовстве, жена, – загадочно ответил он.

Нэлс подал приготовленный Овой ужин. Сначала холодный суп из слив и персиков со сливками. Затем молодой салат и зелень, за которыми последовали сочный каплун в соусе и блюдо с ветчиной и свежим хлебом. Так же на столе были сливочное масло и соль, которая была редкостью в квартале солдат. Когда все было съедено до последней крошки, перед ними поставили блюдо с фруктами. До этого дня Лара видела в своей жизни только апельсины. Нэлс, надо отдать ему должное, подробно рассказал им о том, что они едят.

Вино в хрустальных бокалах издавало упоительный аромат винограда. Ларе захотелось спать, но она заставила себя взбодриться, памятуя о том, что люди Гая Просперо придут за ней рано утром.

– Папа? – Она мягко коснулась руки отца.

Джон посмотрел на свою очаровательную жену, представляя, какое удовольствие она вскоре сможет ему доставить на новой широкой постели в их большой спальне. Первое, что он должен сделать, став Доблестным Рыцарем, – убедить Сюзанну подарить ему ребенка. Еще одного сына, для порядка. Нежный голосок дочери вывел его из задумчивости.

Сюзанна поднялась из-за обеденного стола.

– Спокойной ночи, – сказала она и ушла в дом. Она не смогла заставить себя попрощаться с Ларой.

– Давай прогуляемся по саду, – сказал рыцарь дочери. – То, что я скажу, предназначено только тебе, дорогая.

Они прошли во внутренний дворик, который был слишком открытым, чтобы можно было подслушивать, а оттуда вышли в роскошный яблоневый сад.

– Спрашивай, Лара, и я отвечу на все твои вопросы, – сказал Джон Быстрый Меч, присаживаясь на скамью.

– Начни с самого начала, – ответила девушка. – Я хочу знать все.

– Мой рассказ будет недлинным, – ответил отец. – Мне было чуть больше пятнадцати. Все случилось в канун Дня летнего солнцестояния. Мы с друзьями собрались разжечь костер со знакомыми девушками, выпить, потанцевать и, может, если повезет, кое-что получить от девушек. Внезапно весь мир словно замер, время остановилось, и я увидел Илону, стоящую в тени на краю леса. Помню, у меня даже рот открылся от удивления. Я в жизни не видел такой красоты. Длинные золотистые волосы, глаза зеленые, как молодая листва. Тело такое манящее. Я понял, что она фея, и испугался. Потом она стала меня звать, и я ничего не мог с собой поделать и пошел к ней. За спиной раздавались крики друзей, зовущих меня обратно, потрескивал костер, но я шел на зов, слышный лишь мне одному, и не мог остановиться.

Я подошел к ней, она взяла меня за руки и увлекла за собой в лесную чащу. Мне должно было быть очень страшно, но мне не было. Я и раньше слышал рассказы о том, как феи околдовали людей, и всегда удивлялся, как такое могло произойти. Теперь я знаю. Чарам Илоны невозможно было противостоять. Мне было все равно, что ждет меня, пока она рядом. Ты была зачата в ту самую ночь, Лара. Ее смешило, что я никогда раньше не знал женщины. Сначала она была со мной нежна и внимательна. Потом стала учить, как доставлять удовольствие. Потом она сказала, что я был лучшим ее учеником. И еще сказала, что из-за моей невинности она потеряла в ту ночь контроль и понесла.

– Я не понимаю, папа, – сказала Лара.

– Феи могут зачать ребенка, только когда хотят этого, Лара. Если им не нужен ребенок, они не забеременеют, в отличие от простых женщин, которые могут сделать это каждый раз, когда мужчина изливает в них свое семя. Помни об этом, хоть я и не знаю, передала ли твоя мать и тебе эту способность. Буду молиться, чтобы это было так. Я провел с Илоной все те месяцы, пока она носила тебя. Я не думал о будущем, а лишь о настоящем и о своей любви к ней, которая вспыхнула в самую первую минуту нашей встречи. Я до сих пор люблю ее, несмотря ни на что. Но и Сюзанну я тоже люблю, хотя и понимаю, что эта любовь никогда не будет такой, каким было мое чувство к Илоне. Я рад, что сваха нашла мне такую хорошую жену.

Когда я был с твоей матерью, все, что я делал, все мои мысли были о ней и для нее. Она полностью завладела мной, я не думал ни о чем другом, кроме нее. Потом родилась ты. Она родила тебя легко и быстро, а как только увидела, сразу потеряла к тебе интерес. Я был ошеломлен и полюбил тебя с того самого мгновения, как ты вошла в этот мир. Но Илона больше не испытывала волнения и стала терять ко мне интерес.

– Где вы жили все это время, па? – спросила Лара.

– В ее доме в лесу. Даже не могу тебе описать его. Он был без крыши и стен, но в нем всегда было тепло, и дождь не проникал внутрь. Наша постель была изо мха, покрытого пестрым одеялом. Я сделал для тебя колыбельку и подвесил ее на сук дерева.

– Как же я выжила, если мама не принимала меня? Кто меня кормил? Что я ела? – воскликнула Лара.

– Твоя мать привела девушку, которая заблудилась в лесу, и по волшебству Илоны у той появилось молоко. Она кормила тебя несколько раз в день, а потом проваливалась в сон. По мере того как приближался следующий День летнего солнцестояния, я все реже видел твою мать. Она уходила бродить по лесу. Ей было неинтересно со мной. В отчаянии я сказал ей, что хочу забрать тебя и вернуться к людям.

«Ах, – сказала Илона, – ты все понял, верно? Ты поистине самый уникальный из всех людей, которых я знала, Джон. Спасибо тебе! Да! Да! Иди и забери с собой Лару, ее все равно не примут в моем волшебном мире. Я даю тебе мое благословение, которое однажды принесет тебе счастье. И Лара тоже получит мое благословение. Я любила вас обоих».

Потом я почувствовал невероятную усталость и заснул, а когда проснулся, то лежал на краю леса, а ты была рядом. Тебе тогда было три месяца от роду. – Джон замолчал и смахнул слезы.

– Значит, моя мать бросила нас обоих, папа. Она бы так не поступила, если бы любила меня по-настоящему, но она не любила. Не по-настоящему. Не так, как Сюзанна любит Михаила.

– Прости, что сделал тебе больно, – сказал Джон Быстрый Меч. – Ты сама хотела все знать. Хочешь слушать дальше?

– Да, папа, – кивнула Лара.

– Было ранее утро, – продолжал он, – трава и цветы были покрыты росой, но мы с тобой были сухими, как и земля под нами. Неподалеку горел праздничный костер, все было так, как год назад. Даже место, кажется, было то же. Я увидел своих друзей, спавших около тлеющих углей. Я взял тебя на руки и пошел на ферму. Первая, кого я увидел, была твоя бабушка. Она набирала воду в колодце. Увидев меня, она выронила ведро и бросилась бежать мне навстречу. Она увидела тебя, сразу поняла, кто твоя мать, и заплакала.

– Почему, папа?

– Потому что ты – дочь феи. Тебя не примет моя семья. Мама привела меня в дом и рассказала всю историю моего исчезновения. И еще сказала, что мой отец умер зимой, а во главе семьи теперь стоит старший брат. Дориан всегда был непростым человеком. Он старший ребенок в семье. А я самый младший. Между нами еще семь сестер. Дориан уже был взрослым, когда я родился. Он был не очень рад моему появлению. Я постоянно слышал от него, что ферма будет принадлежать ему.

Утром брат узнал, что я вернулся, и был недоволен. А когда увидел ребенка феи, пришел в ярость и сказал, что я хочу накликать беду на его дом. Мне пришлось уйти и забрать тебя с собой. Тогда за меня вступилась матушка. Она сказала, чтобы я шел в город и поступал на службу в гильдию солдат, чтобы прокормиться, но прежде должен несколько дней отдохнуть, чтобы прийти в себя после пережитого в лесу. Она велела оставить внучку с ней, пока не устроюсь в городе.

«Твой брат не может идти в гильдию с ребенком на руках. Лара останется со мной, я позабочусь о девочке, – сказала Ина Дориану. – Когда Джон устроится в городе, он ее заберет».

«А кто будет воспитывать ее в городе?» – спросил Дориан.

«Я, – ответила матушка. Брат удивился, но она продолжала: – Твоя жена едва терпит меня с того дня, как умер твой отец. Теперь она останется здесь единственной хозяйкой».

Брат частенько говорил прежде, чем думал. Поэтому он сказал матушке:

«Если ты покинешь мой дом, не сможешь вернуться назад. Ты сделала выбор между ребенком феи и своими настоящими внуками. Я не могу такое простить».

Я до сих пор помню ту холодную улыбку, которая появилась на губах твоей бабушки. Она промолчала, а он, глупец, так и не осознал, что натворил. Но я все понял. Я знал, раз она приняла решение покинуть свой благополучный дом на ферме и уйти жить в лачугу в квартале солдат, она ни за что не вернется назад. Она была здесь хозяйкой. Жена Дориана была женщиной кроткой, молча сносила все обиды, но была ленива. Должно быть, ей надоело терпеть свекровь, но она понимала, что на матушке держится все хозяйство. Могу себе представить, как они стали жить, когда матушка переехала в город. – Он усмехнулся. – Жена Дориана никогда не смогла бы справляться, как матушка.

– А ты переехал в город и поступил на службу в гильдию солдат, – сказала Лара. – А как научился так прекрасно владеть мечом?

– Юношей перед поступлением в гильдию солдат отправляют в школу. Это одна из причин, почему я не смог забрать тебя так скоро, как хотел, – объяснил Джон. – Старый солдат, обучавший нас искусству владения мечом, заметил мои способности и отвел меня к другому учителю, который занимался со мной дополнительно дома. Он весьма известен и в наши дни. Однажды, когда я выиграл поединок, он сказал, что ему больше нечему меня учить и я лучше его управляюсь с мечом. Это была для меня очень ценная похвала.

 

По его рекомендации я принимал участие в нескольких мелких войнах между разбойниками и главами провинции. Моя репутация разлеталась по земле. Я сопровождал караваны по всему Хетару, обо мне говорили как о мужественном воине, меня никто не мог победить. Я знаю, как строго следят за порядком в нашем обществе, Лара. В Хетаре не должен воцарить хаос.

– Почему мой дядя не пришел на похороны бабушки? – спросила Лара.

– Мой брат очень упрямый. Он не простил матушку за то, что она его бросила и ушла из дома. Какое-то время она поддерживала отношения с друзьями из Центроземья, но потом решила, что в этом нет смысла. Дориан обвинял меня в том, что я украл у него мать. Он говорил, что я принес с собой волшебство и использовал его в своих интересах. Это, конечно, ложь.

– А ты потом видел Илону?

– Однажды, – кивнул Джон. – Когда я приехал, чтобы забрать вас с матушкой в город, вышел на край леса и позвал ее. Я сомневался, что она появится, но она появилась. Я рассказал ей, что произошло, что стал солдатом и забираю тебя в город.

– Она не спрашивала обо мне? – с надеждой спросила Лара.

– Она подарила тебе жизнь, дочка, ей казалось это вполне достаточным. Я рассказал ей, что ты унаследовала ее красоту, она улыбнулась, поскольку всегда любила комплименты. Еще сказал, что, наверное, мы больше никогда не увидимся, и Илона рассмеялась. Она сказала, что все зависит от меня. Я ответил, что могу жениться. «Никогда, – сказала Илона, – не обсуждай нашу любовь и не говори о времени, что мы провели вместе, с другой женщиной, кроме дочери. Если она спросит, можешь рассказать ей обо мне, но только Ларе, и никому другому, иначе тебя ждут несчастья». И мы расстались. Больше я не видел Илону. Я смотрел на тебя, и иногда мне становилось больно, так ты на нее похожа, Лара.

– Значит, я все делаю правильно, – сказала девушка. – Ты был мне хорошим отцом, и я никогда не смогу причинить тебе боль. Ты мечтал стать Доблестным Рыцарем и стал им. Сюзанна счастлива. – Лара засмеялась. – Она сказала, что с нетерпением ждет, когда сможет похвастаться твоими успехами перед сестрами, которые всегда издевались над ней, что она выходит замуж за нищего. Думаю, если твой брат и его семья узнают, это тоже будет маленький реванш.

Джон Быстрый Меч тоже рассмеялся:

– Что-то похожее говорила и твоя мать. Она чувствовала свою вину, за те трудности, что мне предстояло пережить.

– И это все, папа? – Лара придвинулась ближе и внимательно вгляделась в лицо отца.

– Да, дочка. Мне нечего больше сказать. С шести месяцев ты жила в городе.

– А звезда у меня на шее?

– Илона надела ее, когда ты родилась.

– А ты знаешь, что цепочка становилась длиннее по мере того, как я росла? – спросила Лара.

Джон кивнул:

– Это волшебная цепочка, и кулон тоже, только я не знаю, в чем его волшебство. Единственное, что я знаю, – твоя мать сказала, что он всегда будет охранять и защищать тебя.

– А если его с меня снимут?

– Гай Просперо обещал мне, что не сделает этого. – Джон встал, и Лара вместе с ним. Он поцеловал ее в лоб. – Я рассказал тебе все, что знал, Лара, теперь иди спать. Спокойных снов, дочка, и спасибо тебе за все, что ты сделала для меня и моей семьи. Тебя заберут очень рано, и мы никогда не увидимся. Да хранит тебя Небесный распорядитель. – Он поцеловал ее и быстро вышел из сада.

Лара стояла, вдыхая свежий ночной воздух. Было очень тихо. Полная серебряная луна светила с темного неба. В Хетаре было четыре луны, по числу провинций, и все вместе они могли быть видны лишь в Дальноземье. Лара подумала, как все четыре луны будут смотреться на небе, узнает ли она когда-нибудь об этом. Через несколько часов люди Гая Просперо приедут за ней, и новый хозяин обещал, что ее ждет волнительный день. Лара поспешила вернуться в дом, прошла в гостевую спальню, разделась и легла в кровать. Прежде чем заснуть, она прикоснулась к кулону на шее, и он вспыхнул теплым успокаивающим светом.

Глава 4

Рабыня Йера разбудила ее прямо перед рассветом.

– От ворот прислали волшебную почту, молодая госпожа, – сказала девушка. – Проехала твоя повозка и скоро будет здесь. Пойдем на кухню. Я приготовила на завтрак свежий хлеб и молоко.

Лара встала, и Йера принесла таз с водой.

– Умывайся, я жду в кухне. И не опаздывай. Эти люди не любят ждать.

Наскоро умывшись, Лара оделась и пошла в кухню, где выпила чашку молока и съела кусок хлеба, только что испеченного рабыней. Она приготовила еще и фрукты, которые Лара тоже съела.

– У тебя прекрасный аппетит для такой стройной девушки, – сухо заметила Йера.

– Так говорила и моя бабушка, – ответила Лара с улыбкой.

– Прибыла повозка, – сообщил Нэлс.

Лара встала.

– Спасибо тебе за доброту, – сказала она и вышла.

У дома ее ждал красивый паланкин с плотно задернутыми занавесками. Сделав глубокий вдох, Лара подошла к нему, подождала, пока Нэлс раздвинет шторы и поможет ей сесть в носилки.

– Спасибо, Нэлс, – крикнула она, задергивая их вновь.

Паланкин оторвался от земли, и ее путешествие началось. Лара была расстроена, что не увиделась с отцом, Сюзанной и маленьким Михаилом, но понимала, что они проявили великодушие, попрощавшись с ней вечером. Так действительно было лучше и безболезненнее для всех, теперь она может смело смотреть в будущее. Девушка взяла талисман и прикоснулась к нему губами. Пламя вспыхнуло на мгновение и потухло. Она в безопасности. Ведь мама сказала, что звезда всегда будет хранить ее. И папа тоже так говорил, а отцу Лара верила. Носильщики бежали быстро, и вскоре она услышала голос гвардейца у ворот Золотого района. Он приоткрыл штору, кивнул ей и быстро задернул вновь. Через несколько минут занавески опять распахнулись, на этот раз широко, повинуясь властному движению полной руки.

– Добро пожаловать, Лара, добро пожаловать! – Та же рука помогла ей ступить на землю. – Впереди нас ждет трудный день. Ты уже поела?

Она кивнула:

– Рабыня в доме отца накормила меня.

– Отлично! Тогда пойдем со мной, дорогая. Надо многое успеть и начать как можно скорее. Все левое крыло здания предназначено для особенных рабов, которые бывают в доме. Тания ждет тебя там. Она подготовит тебя к вечеру. Я даю ужин для владельцев Домов удовольствий, кроме того, будут госпожи, которые ими управляют. Многие из них начинали, как и ты, простыми женщинами для удовольствий. Тебе уготовано стать последним блюдом этого ужина, десертом, если хочешь. – Он захихикал, довольный своей шуткой. – Я покажу им тебя, чтобы они тщательно все осмотрели. Завтра между рассветом и закатом я должен буду получить предлагаемые цены в письменном виде. Это поможет мне отсеять тех, кто недостаточно состоятелен, чтобы заплатить за тебя. Возможно, будет еще один показ, где состоится открытый аукцион. По окончании ты будешь незамедлительно передана новому владельцу. Тебе ясно, Лара?

– Да, милорд Гай.

Он взял ее маленькую ладошку и сжал своими пухлыми пальцами.

– Все это просто кажется достаточно запутанным, на самом деле процедура вполне обычная и простая. После того как будет продано право первой ночи, тебя будут обучать доставлять удовольствие мужчинам.

– А что за право первой ночи? – спросила Лара.

– У тебя есть три девственности. Каждая будет продана за весьма внушительную сумму. Поскольку у тебя никогда не было интимной близости, твоя реакция на мужчину и их желания стоит очень дорого. Невинность очаровывает, но затем тебя все равно надо обучить необходимым навыкам в искусстве дарить наслаждение. Вот мы и пришли! Тания, это наша красавица Лара. Ты будешь ответственна за нее, пока она не покинет дом. Проследи, чтобы ее хорошо подготовили. До вечера, дорогая! – сказал Гай Просперо и удалился.

– Покажи-ка мне свои руки, – сказала Тания и вскрикнула, увидев пальцы Лары. – Что же ты делала ими, деточка? У женщины для удовольствий руки должны быть мягкими, а твои грубые, ногти поломаны. А у меня время лишь до вечера, чтобы привести тебя в порядок! Пошли! Пошли!

Лара последовала за Танией и за следующие насколько часов узнала много нового о жизни женщин для удовольствий. Ее усадили, и рабыня стала подпиливать ей ногти. Потом руки поместили в ванночку с горячей водой и пахучим мылом, ей долго массировали ладони, затем поместили их в ванночку с горячим кремом. В то же самое время другая рабыня занялась ее ногами, тщательно соскребая грубую кожу со ступней.

– Они должны быть нежными как шелк, – распорядилась Тания.

– Придется потратить не один день, чтобы они стали такими, – ответила рабыня.

– Показ состоится сегодня вечером. Вы же не хотите расстроить хозяина? Помните, как долго заживали рубцы на теле раба, который посмел вызвать его недовольство? Он вложил много денег в эту девушку.

– Значит, надо было раньше забрать ее из семьи, а не оставлять все на последний день, – ворчала рабыня. – Я сделаю, что смогу, но ничего не обещаю, даже если меня выпорют, это ничего не изменит. У девушки ноги как у фермерши, лишь благодаря тому, что ступня маленькая, нога смотрится выигрышно.

Лара молча наблюдала за работой рабыни. Она приняла ванну. Ее тело терли морской губкой с пахучим ароматным мылом и несколько раз ополаскивали, чтобы смыть всю грязь. После этого тело намазали сладко пахнущей пастой, по цвету напоминающей цветущий миндаль. Кожу невыносимо защипало, Лара пожаловалась, и пасту сразу же смыли. Затем Тания взяла лоскуток ткани, пропитанный чем-то очень ароматным, и поместила его в самое интимное место, что заставило Лару вспыхнуть от возмущения.

Тания фыркнула.

– Каждая часть твоего тела должна пахнуть свежестью и ласкать обоняние любовника, – объяснила она. – Ты привыкнешь. А теперь иди в бассейн и жди, когда вымоют твои волосы.

На краю бассейна было приспособлено сиденье. Вода оказалась успокаивающе теплой. Лара ждала, что кто-то спустится в бассейн, но вместо этого появившаяся девушка-рабыня попросила ее положить голову на край и принялась мыть длинные волосы. Она дважды промывала их мылом, дважды смывала его, а третий раз ополоснула волосы лимонным соком.

– От этого светлые волосы становятся золотистыми, – объяснила ей Тания. – Ты, должно быть, проголодалась? – Она ловко вытерла волосы Лары полотенцем, а затем шелковой тканью.

– Немного, – ответила Лара. Ее внешним видом занимались уже несколько часов без перерыва.

– Принесу тебе что-нибудь, а потом продолжим, – сказала Тания. – Учти, обед будет легким, и до окончания вечера ты не сможешь поесть. – Это было сказано повелительным тоном, и девушка смутилась. Вскоре принесли йогурт и блюдо с ягодами, а также тарелку с хлебом и сыром и еще кубок вина.

Когда с трапезой было покончено, Тания протянула ей чашку с водой, чтобы прополоскать рот. Затем, к ее огромному удивлению, рабыня тщательно почистила ей зубы и язык.

– Дыхание женщины всегда должно быть свежим, – объяснила Тания.

После еды Лару уложили на мягкий стол. Ее лицо было вымыто и покрыто слоем крема. Тело долго массировали, и вскоре она почувствовала себя словно родившейся заново. Лару охватила такая слабость, что она едва держалась на ногах. Ее уложили на мягкий матрас и задернули серебряные занавески.

– Теперь поспи, – велела Тания. – Я приду за тобой.

Лара провалилась в сон и, когда ее разбудили через несколько часов, чувствовала себя так хорошо и легко, как никогда в жизни. Она прикоснулась к кулону, который не позволила снять слугам. Тания принесла ей воды, и Лара выпила ее почти залпом. Затем ее вновь заставили вымыться.

– А что я надену вечером? – поинтересовалась она у Тании.

– Ты будешь обнажена и немного украшена цветами. Ты понимаешь, что к тебе будут прикасаться и мужчины, и женщины? Не стоит на это реагировать, сколь нескромными бы они ни были. Испуг или раздражение не понравится гостям хозяина. Существуют Дома, которые посещают клиенты с весьма странными пристрастиями и вкусами. Не думаю, что тебе хотелось бы оказаться в одном из них. Поэтому оставайся спокойной.

Лара кивнула:

– Я не понимаю, но приму твой совет. А что странного во вкусах этих мужчин?

– Они любят боль, – последовал ответ. – Мужчина, который купит право первой ночи, просто изнасилует тебя, вместо того чтобы насладиться твоей невинностью и свежестью. Эти мужчины любят наказывать женщин, связывать их и использовать всякие страшные инструменты. Они бьют их и заставляют просить о милости, используют женщин самыми гнусными способами. Не показывай никаких эмоций, Лара, если не хочешь оказаться в одном из таких Домов.

 

– Но я уверена, что Гай Просперо не позволит продать меня таким людям, – воскликнула девушка. – Он показался мне хорошим человеком.

Тания от души рассмеялась:

– Девочка, запомни, Гая Просперо интересует только выгода. Если именно эти люди предложат за тебя самую высокую цену, он не задумываясь отдаст тебя. Помни, что я тебе говорила. Теперь идем, я посажу тебя. – Она подвела ее к столу, на котором лежал огромный золотой поднос. – Сядь на одно бедро, чуть развернувшись. – Лара выполнила все инструкции. Тания расправила ей волосы и надела венок из мелких полевых цветов, затем украсила такими же цветами поднос, чуть отойдя в сторону, оглядела результат работы и удовлетворенно кивнула.

– Ты не испугаешься, если тебя закроют? – спросила Тания.

– Я не знаю, – призналась Лара.

– Не пугайся, это всего на несколько минут. – Она хлопнула в ладоши, и появились двое темнокожих мужчин. Их мускулистые тела блестели, а мужское достоинство было выкрашено в золотой цвет. Они показались Ларе огромными, хотя она никогда не видела мужские органы, если не считать брата Михаила. На крепких шеях висели крученые золотые ожерелья.

– Тебя отнесут в столовую, – сказала Тания и опустила большой купол. – Несите ее хозяину! – послышался ее приказ.

Лара почувствовала, как слуги подняли поднос, ей едва удалось сохранить равновесие. Мужчины шли мелкими шажками и вскоре остановились у дверей столовой в южном крыле дома, где Гай Просперо развлекал почетных гостей. До Лары донесся звук открываемой двери и голос ее нового господина.

– Ах, вот и десерт, друзья. Уверяю вас, это нечто весьма аппетитное. – Он захихикал, довольный своим чувством юмора.

– Если он так же хорош, как и вся остальная еда, у нас точно не возникнет нареканий. – Мужской голос утонул в общем смехе.

– О, я уверен, вы сочтете это блюдо самым изысканным. Такого вы раньше не видели, – сказал Гай Просперо.

Он кивнул дворецкому, и тот быстро открыл поднос, представляя Лару всеобщему вниманию.

Гости вскрикнули от удивления и восторга. Смех стал еще громче.

Поражаясь собственному самообладанию, Лара стыдливо оглядела собравшихся за столом. Она медленно поворачивала голову, чтобы разглядеть каждое лицо.

– Теперь, друзья, у вас есть возможность более внимательно изучить этот поистине резкий экземпляр. Она девственница. Ее органы не повреждены, к ней никогда не прикасались ни мужчина, ни женщина. Она готова к обучению, чтобы стать отличной женщиной для удовольствий. Но прежде я готов продать право первой ночи, которое принесет ее владельцу огромное наслаждение. Кто из ваших клиентов сможет остаться равнодушным к такой красоте? – Он подошел к Ларе и протянул руку, предлагая спуститься на пол и пересесть на небольшой помост. – Посмотрите, какая у нее кожа. Просто шелк. – Он провел рукой по ее спине.

Лара вздрогнула, но вспомнила предупреждения Тании. Что бы ни произошло, она должна оставаться спокойна.

– А когда вы последний раз видели такую грудь? Немного маловата, но прекрасна, если учесть, что она так молода. В умелых руках она станет больше. – Гай Просперо опять захихикал. – А какие роскошные волосы! – Его рука приподняла волосы Лары, и они рассыпались мягкой золотой волной. – У меня еще никогда не было столь ценного экспоната. Я жду ваших предложений до завтрашнего вечера.

– Верно, что она фея? – спросил один из гостей.

– Ее мать фея, я это и не скрываю. А отца вы отлично знаете. Это Джон Быстрый Меч. Хорошая родословная.

Гости один за другим стали подниматься и подходили ближе, чтобы разглядеть Лару.

– Открой рот, – велела одна женщина.

Лара подчинилась.

– У нее все зубы на месте. Гнилых нет. Дыхание свежее, – произнесла женщина. – Глаза очень красивые. Зеленые, а ресницы темные. Изумительный контраст.

Лара почувствовала, как чья-то рука коснулась ее ягодиц. Она затаила дыхание, но выражение лица осталось прежним.

– Кожа мягкая, – послышался мужской голос. – И тело не дряблое, как у многих, а подтянутое.

– Милорд, эта лучшая рабыня из тех, что я выставлял на продажу, – сказал главный торговец.

– Теперь мы хотели бы увидеть самое главное, – сказал другой мужчина.

– Да, – кивнула женщина. – Раздвинь ноги, детка, чтобы мы хорошенько рассмотрели твое сокровище.

Лара так и сделала. Женщина протянула руку и коснулась маленького выступающего бугорка ее нежной плоти. Почти мгновенно маленькая жемчужная капля появилась на ее пальце. Стоящий рядом мужчина тоже провел рукой по влажной плоти и поднес руку ко рту.

– Да, – выдохнул он.

– Я же говорил, что она – совершенство.

– Да, – согласился мужчина. – Сладкая как мед. – Он вытер пальцы о волосы Лары, так же поступили и остальные.

– Теперь иди, – сказал Гай Просперо. – Тания ждет за дверями. Она проводит тебя в северное крыло.

Лара быстро выбежала из залы.

Гости расселись по местам.

– Неудивительно, что ты до сих пор сохранил должность главного торговца, – сказал один из мужчин Гаю Просперо. – Так вот почему Джон Быстрый Меч смог принять участие в турнире. Разве ты не мог просто дать ему деньги в долг и десять лет получать с него проценты?

– Мог бы, – ответил торговец. – Но мне пришлось бы долго ждать прибыли, верно?

Гости дружно рассмеялись.

– Поверите вы или нет, но я не искал девушку. Ее привела мачеха и спросила, не хочу ли я ее купить. Симпатичная молодая женщина, немногим старше Лары, но, безусловно, возлагающая большие надежды на мужа и не желающая терпеть такую красавицу в доме. – Он улыбнулся. – Это редкая удача, такой шанс нельзя упустить. Да и отец был согласен. Итак, вы все знаете правила. У вас есть время от рассвета до заката, чтобы лично передать мне свои предложения. Идите и все обсудите. Сумма должна быть в золоте и передана в тот же день, когда будете готовы забрать девушку. – Гай Просперо поднялся со своего места. – Благодарю, что приняли мое приглашение. Надеюсь, вы не пожалели об этом. – И затем он, как радушный хозяин, проводил гостей до ожидавших их паланкинов. Вернувшись в дом, он разыскал свою жену, Вилию.

– Ну? Ты все видела, верно? – Он присел на край кровати.

– Да, – кивнула Вилия. – Ты мастерски все представил, мой дорогой Гай. Если бы ты позволил, они бы взяли эту девушку прямо на обеденном столе. – Она звонко рассмеялась. – Их желание было настолько очевидно. Она принесет тебе целое состояние. Не могу дождаться, когда станут поступать ставки. Ты должен позволить мне открыть их! Не все, конечно, примут участие в торгах, но многие сделают это, даже кто не в состоянии себе это позволить.

Но до заката солнца следующего дня ни одного предложения не было доставлено к дверям дома Гая Просперо. Главный торговец был взволнован и озабочен, когда мажордом объявил о посетительнице.

– Леди Гиллиан, милорд, – доложил он о визите Старшей госпожи гильдии женщин для удовольствий и проводил даму в библиотеку.

– Выглядишь бледным, Гай, – сказала она, вместо приветствия. Это была высокая грациозная женщина с темными волосами и яркими синими глазами. Простое, но очень эффектное платье из красного шелка красивыми складками драпировалось по фигуре. Оно было с широкими плиссированными рукавами и вырезом каре, приоткрывавшим пышную грудь. Волосы уложены в высокую прическу, лицо прикрыто прозрачной вуалью.

– Почему я не получил ни одного предложения о покупке? – с трудом произнес Гай Просперо.

– Давай, пожалуй, присядем и выпьем вина, – предложила леди Гиллиан.

Мажордом быстро поднес ей кубок и вышел из библиотеки, хотя не исключено, что он и подслушивал за дверью.

Женщина пригубила вино.

– Для меня всегда большое удовольствие навещать тебя, Гай, – сказала дама. – Ты никогда не скупился на выдержанное вино.

– Что происходит? – Гай Просперо повысил голос. Правда, он немного успокоился. Раз леди Гиллиан приехала, он сможет вытянуть из нее всю правду.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru