Лара

Бертрис Смолл
Лара

День шел на убыль, и на улице темнело. Джон шел быстрым шагом. Он вполне мог защитить себя, но совсем не хотел сейчас ввязываться в драку. Едва он миновал ворота квартала, они закрылись на ночь. Джон лишь кивнул двум отставным солдатам, которые служили привратниками, но не остановился, как обычно, перекинуться с ними парой слов. Свернув на аллею, он остановился. Из груди вырвался тяжелый вздох. Джон был храбрым человеком, но даже ему становилось страшно при мысли о том, что ждет его впереди.

В окне лачуги он заметил огонек горящей свечи. Из узкой трубы поднимался дым. Расправив плечи, Джон Быстрый Меч зашагал к дому, распахнул дверь и вошел.

Сюзанна стояла у очага и держала в руках горшок, из которого доносились дурманящие запахи. Она повернулась, услышав его шаги. На лице застыл немой вопрос.

Затем, подняв на него глаза, она спросила:

– Ты все сделал, муж мой?

Он кивнул.

– Где Лара?

– Купает Михаила по моей просьбе, – ответила Сюзанна. – Ужин почти готов. Мясник дал мне несколько кусков птицы, которые все равно собирался выбрасывать. Я даже не просила. Я приготовила нам отличную тушеную курицу, муж мой.

– Дело в том, что я собираюсь принять участие в турнире, – сказал он и сел за стол поближе к огню. – Конечно, только в этом. Слухи в квартале расходятся быстро. Дай мне что-нибудь попить, жена. Во рту пересохло. Маковой росинки не проглотил с тех пор, как ушел из дома утром.

Сюзанна поставила перед ним кружку с сидром.

– Где золото? – тихо спросила она.

– У Авраама-ювелира. У него магазин прямо напротив Золотого района. Секретарь Гая Просперо, Иона, отнес ему деньги и дал мне квитанцию. Я торговался с главным торговцем. Половину сейчас, половину после того, как приведу Лару. Она останется с нами до следующего после окончания турнира дня.

Сюзанна подошла к нему, обняла и поцеловала в лоб.

– Это справедливо, можешь гордиться, что твоя дочь увидит, как ты победишь и займешь место среди Доблестных Рыцарей. Когда ты ей расскажешь?

– Сегодня, пока не растратил храбрость, – ответил он. – Оставь нас после ужина, чтобы мы с Ларой могли поговорить.

Она кивнула и улыбнулась вошедшей в комнату падчерице, с маленьким братом на руках.

– Вот и он, такой чистенький и сладенький, мачеха. Уложишь его сейчас или после ужина? – Она передала ребенка матери.

– Думаю, после. Положи его в люльку. Пусть поиграет с пальчиками на ногах, пока мы едим, – сказала Сюзанна и отдала сына обратно Ларе, которая отнесла его в люльку.

– И что? – с насмешкой спросил Джон Быстрый Меч. – Не поздороваешься со своим стариком отцом, девочка?

– Где ты был весь день, отец? – Лара поцеловала его в щеку, опустилась на пол, положила голову ему на колени и улыбнулась.

Он погладил ее по голове. Ее волосы были цвета, который он видел лишь раз в жизни. Золотистые, как и у ее матери. Такие же, как и у Илоны, зеленые глаза. Все в ней напоминало ему об Илоне. Все, кроме пухлых губ, которые она унаследовала от него.

– Чем ты занималась? – спросил он, словно не слыша ее вопроса.

– Госпожа Милдред посидела с Михаилом, пока мы с мачехой ходили в лавки торговцев шелком и бархатом в квартале торговцев. Мы надели наши лучшие юбки и кофты, чтобы они не приняли нас за нищенок, – рассказывала Лара. – Ох, папа, я никогда не видела такой красивой ткани. Я даже не представляла, что такая бывает. И все были так к нам добры! Один торговец подарил мне серебряную ленту для волос!

Сердце сжалось. Значит, в магазинах все тоже знают. Ничего удивительного, слухи – самый ходовой товар в городе.

– Ужин остынет, если вы двое не станете есть, – резко прервала их Сюзанна.

Лара встала и взяла тарелку.

– Я убрала свою ленточку, но после ужина покажу тебе, – сказала Лара. – Я буду надевать ее только по праздникам.

Они стали есть тушеную курицу, которую Сюзанна разложила большим черпаком по грубым деревянным тарелкам, отламывая кусочки хлеба от маленького круглого каравая, чтобы пропитать его вкусным соусом. Все ели молча. Когда ужин был закончен, Лара встала и быстро собрала тарелки и кружки и отнесла их в маленькую каменную раковину у задней двери. Затем она вернулась к очагу, сняла чайник с горячей водой, вылила воду в раковину, вновь наполнила чайник и повесила над огнем. Добавив в раковину холодной воды, она дочиста вымыла тарелки и кружки, вытерла передником и расставила в серванте, стоящем у стены напротив. Отец и мачеха тихо о чем-то разговаривали, но вот Сюзанна встала, взяла Михаила и пошла в сад укачивать сына.

– Подойди ко мне, сядь рядом. – Джон Быстрый Меч подозвал дочь. – Я должен поговорить с тобой, Лара.

Девушка села.

– Ты выглядишь таким грустным, отец. Что случилось?

– Ты знаешь, – начал он, – что этой весной вновь состоится турнир Доблестных Рыцарей.

– Да, папа, знаю. Ты должен быть среди них! Обязательно! Почему ты раньше не принимал участие в турнире? – спросила Лара.

– Чтобы стать участником, необходимо выполнить много требований. Использовать определенное оружие. Уметь читать и писать.

– Ты искусный фехтовальщик, папа, и читать и писать ты умеешь, – сказала Лара.

– Но я не мог выполнить еще три условия, Лара. Я должен выглядеть так, чтобы иметь право быть среди Доблестных Рыцарей.

– Почему? – настаивала дочь.

– У меня должна быть лошадь с красивой попоной, лучшие доспехи и оружие. Мне необходимо больше чем только мое умение, Лара.

– Как глупо, – ответила девушка. – Я всегда считала, что в любом деле навыки куда важнее внешности. – Она всплеснула руками и поцеловала отца в щеку.

– Но мои навыки – ничто, если я не буду выглядеть, как все остальные претенденты. – Он обнял ее и слегка прижал к себе. Это был один из тех редких моментов, когда она позволил себе выразить свои истинные чувства, ведь им так мало времени осталось провести вместе.

– Мы бедны, – произнесла дочь. – Нам нечего продать, чтобы ты смог участвовать в турнире, па?

– На это надо очень много денег. У нас нет ничего ценного, по крайней мере, я так думал до недавнего времени. Единственное, что может спасти нас, – это ты.

– Я? – Она смотрела на него с удивлением, но в глазах мелькнул страх. – Что же во мне ценного, папа?

Он улыбнулся ее наивности.

– Лара, ты обладаешь выдающейся красотой и девственностью, что уже огромная ценность. Ты же сама сказала, мы бедны. У тебя нет приданого, а без него мы не сможем найти для тебя достойного мужа. Теперь, когда гильдия получает все меньше заданий, у меня мало работы, а значит, и денег в кармане. Мне надо что-то предпринять, Лара, ради нас всех. Что будет с тобой, с Сюзанной, с твоим братом, если я не найду выход? Я уверен, что смогу стать одним из победителей, если получу право принять участие в турнире.

– Поэтому Сюзанна водила меня в дом Гая Просперо, да, папа? – задумчиво произнесла Лара. – Для этого меня просили раздеться догола, и меня осматривал врач, да, папа? Главный торговец заплатит за меня хорошие деньги? Он меня купит?

– Десять тысяч кубитов, дочка, – ответил Джон Быстрый Меч.

Лара кивнула:

– Огромные деньги, папа. Я правда стою такую кучу золота?

– Даже больше. Гай Просперо сам хочет заработать на тебе. Думаю, он получит вдвое или втрое больше, когда продаст тебя.

– Что же он будет со мной делать, па? – спросила Лара. Она была очень напугана и вся дрожала. Однако, вспомнив, как любит ее отец, заставила себя сдержать слезы. Он любит ее и никогда не позволит, чтобы ей было больно.

– Думаю, они продадут тебя в Дом удовольствий, – ответил отец и вновь нежно обнял дочь.

– Женщинами для удовольствий все восхищаются, па. Они живут в роскоши и на привилегированном положении, – продолжала рассуждать Лара. Затем она наклонилась к нему: – Тебе не о чем грустить, отец. Разве меня ждет лучшее будущее? Надо меня продать. – Она должна быть храброй. Ради отца. Она видела, как он переживает. Но ведь он обеспечит ей куда более счастливую жизнь, чем та, на которую она может рассчитывать в ее положении.

Джон молча кивнул.

– Когда я должна уйти? – Лицо ее стало печальным. – Ведь не сейчас, да, папа?

– На следующий день после окончания турнира, дочь, – ответил Джон Быстрый Меч.

Лара захлопала в ладоши:

– Значит, я увижу, как ты победишь, отец! Здорово! Я уйду из дома с легким сердцем, зная, что смогла помочь вам.

– Если бы я мог поступить по-другому, Лара, – начал он, но дочь закрыла ему рот своей маленькой ладошкой.

– Если бы ты мог, отец, ты бы обязательно так и сделал. – Она говорила очень спокойно. – Небесный распорядитель дает каждому из нас определенный талант. Тебе – мастерски управляться с мечом. Мне же суждено идти по жизни, используя свою красоту. Родись я дурнушкой, вы бы давно отдали меня в услужение в богатый дом, где я бы жила из милости. Нет. Уж лучше пусть будет так, как сейчас. Я стану самой известной женщиной для удовольствий, как Роксалана из Роуз. Она выкупила свою свободу и сейчас сама держит Дом удовольствий. И я поступлю так же. По своей собственной воле, а не из чьей-то милости.

– Я не ожидал, что найду в тебе столько понимания, Лара, – искренне признался Джон.

– Иногда мне кажется, что мама приходит ко мне по ночам и тихим шепотом учит меня мудрости. Я еще так молода, но порой у меня такое ощущение, что я живу уже тысячу лет или даже больше, – призналась Лара с легкой улыбкой.

– Иногда ты меня просто поражаешь, дочь, – сказал Джон Быстрый Меч. – Спасибо тебе за понимание и одобрение моего поступка. – Он поднял ее с колен и встал. – Пойду расскажу жене о том, какая храбрая у меня дочь.

Лара так и осталась сидеть на лавке. Ее жизнь так долго казалась ей незыблемой и спокойной, что она все чаще стала задаваться вопросом, что же должно произойти. Ей уже четырнадцать лет, она выросла. Многие девушки в ее возрасте уже были замужем или служили в домах, но это не ее судьба. Она не против. Ей всегда было интересно узнать, что за земли находятся за пределами города, возможно, сейчас ее желание исполнится. Ее могут продать в Дом удовольствий Прибрежной провинции. Она слышала, что это красивый и богатый район. Центроземье было скучным и непривлекательным, только поля и фермы. Женщины в Центроземье проживали в домах свои скучные жизни. И ни одна из них не могла выкупить свою свободу. Еще она слышала о земле принцев-теней. Немногие в городе знали об этом. Интересно, у них есть Дома удовольствий? Что касается лесных лордов, как они себя сами называли, они были одним из самых старых кланов в Хетаре, с чистейшей родословной – так они сами заявляли. Вся их жизнь была подчинена традициям.

 

Но отец сказал, что она красива. Красива настолько, что главный торговец согласился заплатить за нее десять тысяч золотых кубитов, да еще надеется выручить намного больше. У Лары еще не было опыта жизни за пределами квартала, но она чувствовала, что, если ее оценили так дорого, значит, ее ждет большое будущее. Перспективы казались ей захватывающими, и она с нетерпением ждала, что же уготовила ей судьба. Она наполовину фея, и сейчас, как никогда раньше, ощущала необыкновенное волнение. Сюзанна объяснила ей, что это происходит потому, что у нее настал период кровотока, который случается у женщин каждый лунный цикл, поэтому влияние матери на нее стало сильнее, чем когда-либо. Однако это никак не связано с ее волшебным происхождением.

Лара была счастлива, что ее уход сможет помочь семье занять более высокое положение в социальной иерархии, но не чувствовала, что ей предстоит ради этого пойти на жертвы. Происходящее виделось ей отличным шансом приблизиться к прекрасному будущему. Хотя ее немного тяготило, что именно ее мачехе принадлежала идея так с ней поступить. Разве не Джон Быстрый Меч должен решать, как распорядиться их жизнями? Сюзанна очень изменилась за последние шесть месяцев, с момента рождения сына. Нет, Лара не ревновала отца к мачехе. Но мысли о том, что кто-то может быть настолько привязан к другому человеку, как Сюзанна привязана к ее отцу, казалась ей сейчас отвратительной. Опять в ней проснулась буйная кровь феи, но девушка не привыкла ни с кем делиться своими размышлениями. Лара была уверена, что Сюзанну шокировало бы ее откровение, а подруг у нее не было.

Девочки из квартала не очень хорошо к ней относились. Многих пугало ее происхождение. Лара часто размышляла, чем же, по их мнению, она может им навредить. Колдовать она не умеет. Только сейчас Лара стала понимать, что их отталкивала ее красота. Получается, красота – благословение и проклятие одновременно. Лара решила, что стоит запомнить это на будущее.

Глава 2

Сюзанна с радостью восприняла рассказ мужа о том, как Лара отреагировала на его решение. Сама она полагала, что на месте падчерицы была бы очень расстроена. Но девочка наполовину фея. Кто знает, что она чувствует? Сюзанна была очень довольна, что Лара скоро покинет семью. Она была лишь на пять лет старше дочери мужа, и ей было не очень приятно делить Джона с красавицей Ларой. Но девочка была так мила с ней, так покладиста, что у Сюзанны просто не было повода на нее злиться. Они стали почти подругами, как ни странно это звучит.

На следующее утро, когда Джон отправился на встречу с Бевином, Сюзанна позвала к себе Лару.

– Поможешь мне выбрать ткань для костюма твоего отца и сшить его? У меня никогда не получится вышивать так же красиво, твои стежки такие ровные, почти невидимые.

– Как же ты будешь обходиться без меня, когда я уйду? – решила подразнить ее Лара.

– Что? – На мгновение Сюзанна смутилась, услышав слова падчерицы, но девушка поспешно добавила:

– Мы сегодня отправимся в лавку?

– Думаю, да, если мы хотим, чтобы наряд твоего отца был готов точно в срок, – ответила Сюзанна и широко улыбнулась. – А теперь скажи, какая ткань из тех, что мы видели, понравилась тебе больше всего?

– У отца серые глаза, думаю, подойдет серебристая парча. Серебристая парча и небесно-голубой шелк, – торжественно заявила Лара.

– Тебе не понравилась золотая парча? – Сюзанна смотрела на нее с разочарованием.

– Она очень красивая, но, возможно, немного вульгарная, – ответила Лара. – Мне кажется, серебряный больше подойдет к папиным глазам, волосам и строгим чертам лица.

– Да, – вынуждена была согласиться Сюзанна. Безупречный вкус и чутье Лары поразили ее, а ведь девушка никогда не покидала пределы квартала. Сюзанна понимала, что падчерица права. Ее это немного раздражало, но все же лучше прислушаться к ее мнению.

– Значит, серебристая парча. – Сюзанна согласно кивнула. – Беги спроси госпожу Милдред, сможет ли она посидеть сегодня с Михаилом, чтобы нам не брать ребенка с собой. Захвати ей одну из лепешек, что я испекла сегодня поутру.

Лара взяла еще теплый хлеб, положила в корзинку и поспешила в соседнюю лачугу, где жила вдова Милдред со своим сыном Вильмотом.

– Сюзанна передала вам свежую хлебную лепешку, – сказала она, входя в комнату. – И просила узнать, не присмотришь ли ты сегодня за Михаилом. Нам необходимо сходить в лавку, купить ткани на папин костюм для турнира.

– Значит, это правда, – сказала пожилая женщина, выходя навстречу Ларе. – Он примет участие в турнире. Что ж, мне будет жаль расставаться с вами всеми. Джон был хорошим соседом, как и его мать. Где же он взял столько золота, чтобы стать рыцарем?

– Ты думаешь, папа сможет победить и станет одним из Доблестных Рыцарей?

– Разумеется, он победит! – воскликнула госпожа Милдред. – Он лучше всех на этой земле владеет мечом, детка. Неужели бабушка тебе не говорила? А остальные жители?

– Так вы присмотрите за Михаилом? – Лара осторожно вернулась к более важной для нее теме.

– Приду буквально через несколько минут, – пообещала госпожа Милдред, и Лара выскользнула за дверь.

Она предупредила Сюзанну о любопытстве пожилой женщины, и они поспешно удалились, едва госпожа Милдред переступила порог их дома.

– Мы не задержимся надолго, – пообещала ей Сюзанна.

– Не торопитесь, – крикнула им вслед вдова. – Помните, вы должны выбрать самую лучшую ткань и такой цвет, чтобы ваш мужчина выглядел безупречно.

Они покинули квартал солдат и пошли через весь город к кварталу торговцев, где располагались лавки с тканями. Лара так и не поняла, почему им все рады. Но стоило им войти в первый магазин, как хозяин бросился к ним, излучая радушие. Подмастерья, отталкивая друг друга, стали разворачивать перед Сюзанной лучшую материю, тайком поглядывая на Лару. В городе уже каждый знал о сделке, заключенной между Джоном Быстрый Меч и Гаем Просперо, поскольку главный торговец уже пустил слух среди владельцев Домов удовольствий, каким сокровищем он обладает.

Внимательно осматривая предложенный товар, они зашли еще в два магазина, но Ларе никак не нравилось качество ткани. Ее бабушка когда-то служила у богатой дамы портнихой и передала внучке все свои знания и навыки. А когда они ходили за покупками на рынок в квартале, учила девочку искусству торговаться. Сюзанна, выросшая на ферме, в семье отца, никогда не сталкивалась ни с чем подобным, поэтому и сейчас покупка провизии оставалась обязанностью Лары.

Они шли по улице и едва не пропустили небольшую лавку, зажатую с двух сторон большими магазинами. Сюзанна сочла ее не заслуживающей внимания, поскольку она выглядела очень бедно, окна были грязными, а дверь держалась на одной петле. Но Лара настояла, заметив, что, посетив несколько дорогих магазинов, они так и не нашли то, что искали, поэтому должны попытать счастья и в этой захудалой лавке.

– Может, ты и права, – сказала она мачехе, – но нам не стоит проходить мимо.

Внутри магазинчик выглядел немного опрятнее, чем снаружи. Он был мрачным и пыльным, но, когда Лара увидела вышедшего к ним навстречу старика-хозяина, инстинктивно почувствовала, что они попали в нужное место.

– Нам нужна серебристая парча, – сказала она.

– У меня определенно есть именно то, что вы ищете, – вежливо ответил хозяин. Его голос оказался неожиданно сильным для столь тщедушного человека. Он достал с полки рулон и развернул его перед покупательницами. Шелковая серебристая ткань с набивным бархатным рисунком небесно-голубого цвета отменного качества. Лучшее, что они видели за все утро.

– Изумительно! – Лара едва не задохнулась от восторга. – Разве она не прекрасна? – спросила она, поворачиваясь к мачехе и осторожно проводя рукой по ткани.

– В жизни не видела ничего красивее, – призналась Сюзанна.

Хозяин хитро улыбнулся, обнажая кривые желтые зубы.

– Из этого получится отличный наряд для турнира, леди. И еще у меня найдется голубой шелк на панталоны, будет смотреться очень элегантно.

– А бархат для берета? – тихо поинтересовалась Лара.

Торговец кивнул.

– Кроме того, я знаю, где вы сможете найти лучшие перья. – В его глазах горел странный, нечеловеческий огонек. Он неотрывно смотрел на Лару, пока Сюзанна что-то бормотала себе под нос, разглядывая материю. Затем он указал на кулон и прошептал:

– Звезда Илоны.

– Вы знали мою мать? – тоже шепотом спросила Лара.

– Встречался однажды, очень давно, – последовал ответ. – Я сам, как и ты, наполовину эльф, но никто из ныне живых уже не помнит об этом. – Через секунду он опять вернулся к делу. – Так вы берете парчу, леди? – обратился он к Сюзанне.

Та кивнула:

– И шелк, и бархат.

– Но вы не спросили о цене, – заметил хозяин.

Сюзанна покраснела, смутившись из-за своей невежественности, и пробормотала:

– Нам нужна именно такая материя. – Она беспомощно посмотрела на Лару.

– Хозяин будет с нами честен, мачеха, не правда ли, сэр? – поспешила вмешаться Лара.

– Если я буду с вами честен, жена нового рыцаря еще не раз посетит мою лавку, – ответил старик. – Твоему мужу понадобится много красивой одежды, да и вашему маленькому сыну тоже.

– Вы знаете, что у нас есть мальчик? – Сюзанна смотрела на него удивленно.

– В городе известно все о Джоне Быстрый Меч, леди. Я ждал вас сегодня. – Торговец быстро отмерил необходимое количество материи и отрезал кусок парчи. Затем настала очередь шелка, а потом и синего бархата. Свернув несколько отрезов вместе, он перевязал их яркой лентой и вручил Сюзанне. – Если леди немного подождет, я выпишу счет, – сказал торговец. – Второй чек с подписью будет отправлен Аврааму-ювелиру. Оплата будет получена из той суммы, которую твой муж хранит у него.

Сюзанна была шокирована таким поворотом событий. Она никогда в жизни не покупала ничего в таком магазине и сейчас беспомощно повернулась к Ларе.

– Что-то здесь душновато, мачеха, – нашлась девушка. – Выйди на улицу, подыши свежим воздухом. Я подпишу все чеки и узнаю, где мы можем купить перо для моего отца.

– Да, мне лучше выйти, – сказала Сюзанна. – Спасибо, падчерица. – Прихватив объемный сверток, она покинула магазин.

Торговец медленно написал две бумаги, одну он протянул девушке вместе с угольным карандашом. Он был почти исписан, но Лара ловко взяла его тонкими пальчиками и смогла вывести свое имя. «Лара, дочь Джона Быстрый Меч из квартала солдат».

– Благодарю тебя, сэр, – сказала она, протягивая чек старику.

– Любовь и свет ждут тебя на пути, дочь Илоны, – сказал тот и проводил ее до двери. – Вы найдете лавку с перьями через две улицы. Выбери ястребиное перо, оно принесет твоему отцу удачу. Мачеха захочет купить роскошный султан, но не поддавайся на ее уговоры. Только одно перо. Не больше.

– Я все поняла, – ответила Лара, и дверь магазина закрылась за ней. Она подошла к мачехе, ожидавшей ее на улице.

– Идем, – сказала Лара Сюзанне, – он объяснил мне, где найти торговца перьями.

Как и предсказал старик из лавки, молодая жена отца выбрала самый большой и роскошный султан.

– Только представь, как эффектно перо будет смотреться на синем бархате, Лара, – восторженно сказала Сюзанна, не замечая довольную ухмылку хозяина.

– Очень красивое, – согласилась девушка, – но не кажется ли тебе, что оно великовато? Перо будет отвлекать все внимание от папы. Да и носить его тяжело. Малейший ветерок, и берет слетит с головы. – Она весело рассмеялась. Взгляд меж тем скользил по стеклянным коробкам с товаром. – Надеюсь, однажды такое перо украсит твою прическу, но не головной убор отца.

Хозяин лавки бросил на нее сердитый взгляд.

– Это мой лучший султан из перьев, – сказал он.

– О да, не сомневаюсь, – поспешила согласиться Лара, – но моему отцу подойдет одно перо, оно больше соответствует ситуации и его вкусу. Это же выглядит слишком помпезно. – Она повернулась к витрине. – Покажи нам вон те ястребиные перья. Не находишь их весьма элегантными, мачеха? – Она вытащила тонкое пестрое перо, в его расцветке было немного черного, белого и даже красного с коричневым, а основание покрыто золотом. – Вот это!

 

– Симпатичное, – неуверенно произнесла Сюзанна, – но белое намного лучше.

– Я полагаю, именно подобные султаны будут украшать головные уборы всех участников турнира. Разве не так? – Она повернулась и вопросительно взглянула на торговца. – Готова поспорить, что вы продавали только их с того момента, как объявили о проведении турнира. А с ястребиным пером папа будет выделяться, я верю, оно принесет ему удачу, мачеха.

Хозяин с неохотой кивнул.

– Девочка права, – сказал он. – Мне не удалось продать ничего другого, только роскошные султаны. А я единственный торгую ими во всем городе. Перо, которое она выбрала, лучшее в своем роде. Оно, несомненно, выделит вашего мужчину из числа других участников.

– Значит, мне оно просто необходимо! – мягко сказала Сюзанна.

– Ястребиные перья намного дороже остального товара.

– Тогда заверните его очень аккуратно, – распорядилась Сюзанна. – Моя падчерица подпишет чек. Наш счет у Авраама-ювелира. Лара, я жду тебя на улице. – И Сюзанна гордо вышла из магазина, решив, что ее достоинство восстановлено.

Сдержав смех, Лара терпеливо ждала, пока продавец завернет перо в длинную марлю и положит в деревянный футляр с металлической крышкой. Он выписал чек и протянул Ларе.

– Значит, ты будешь женщиной для удовольствий, – сказал он, передавая ей футляр и счет.

– Я еще не знаю, кем буду, – холодно ответила девушка. – Все зависит от Гая Просперо. – Она резко развернулась и вышла из магазина. Мужчина был неприлично любопытен.

– Что случилось? – поинтересовалась Сюзанна, заметив возмущенное выражение лица падчерицы. – С тобой все в порядке?

Лара покачала головой.

– Этот хозяин болтает не подумав, – ответила она. – Ерунда. У тебя есть необходимые иглы и нитки, которые нам пригодятся в работе?

Сюзанна кивнула:

– Да.

Лара смотрела ей прямо в глаза, и мачеха решила не продолжать расспросы.

– Тогда нам пора возвращаться домой, мачеха. У нас много дел. – Голос девушки звучал спокойно и вежливо. Она ласково улыбнулась Сюзанне. – Нам так повезло сегодня. Тебе еще надо поговорить с башмачником из квартала торговцев. К такому костюму папе необходима отличная пара обуви, он должен найти кожу самого лучшего качества.

– Но, Лара, это, должно быть, очень дорого, – забеспокоилась Сюзанна.

Девушка рассмеялась и взяла мачеху за руку.

– Очень дорого, но все же не пробьет большую брешь в вашем капитале, что хранится у Авраама. Вы почти богаты, Сюзанна, и, полагаю, пора к этому привыкнуть, – передразнила она старшую подругу. – Когда закончим с костюмом для отца, займемся твоим платьем.

– А как же ты? – спросила мачеха. – Тебе тоже нужно красивое платье.

– Думаю, Гай Просперо позаботится о нем, – ответила Лара. – Я принадлежу ему, так ведь? Если он захочет похвастаться своим приобретением на турнире, то должен побеспокоиться, чтобы я была и одета соответствующе.

– Как ты можешь так хладнокровно об этом рассуждать? – спросила Сюзанна, когда они шли по улице.

– А что же мне еще делать, мачеха? Ведь именно ты предложила отцу продать меня, и правильно сделала. Это было единственным верным решением проблемы. Кроме того, кто бы женился на мне без приданого? Ни одна богатая дама не взяла бы меня к себе в услужение. Я слишком красива для этого, как говорят, хотя сама я видела свое отражение только в тазу с водой. Вы могли бы просто продать меня на рынке. Но вы так не сделали. Вы продали меня главному торговцу гильдии торговцев Центроземья, что представляется мне гораздо лучшим выбором. Я не хладнокровна, просто пытаюсь приучить себя к мысли, что детство закончилось. Разве с тобой не происходило то же самое, когда отец договорился со свахой? Ты не знала, что за мужчина достался тебе в мужья, но смирились с тем, что такова судьба. Теперь это случилось и со мной.

– Мне бы очень хотелось, чтобы все было иначе, – сказала Сюзанна.

– Я не считаю судьбу женщины для удовольствий ужасной, мачеха, но если тебя мучает совесть, а я вижу, что это так, тогда, прежде чем я покину наш дом, расскажи мне об отношениях между мужчиной и женщиной. В моей невинности нет ничего постыдного, но моя невежественность в этом вопросе очень меня печалит. Я слышу, что вы что-то делаете с папой по ночам, но не могу понять, что может заставлять вас издавать такие звуки.

Шеки Сюзанны стали пунцовыми, но она не потеряла дар речи.

– Конечно, я расскажу тебе все, что знаю, Лара, но женщины для удовольствий знают много больше меня.

– Понимаю, – ответила Лара, – но я должна знать хоть самые простые вещи.

– Возможно, – пробормотала Сюзанна. – Думаю, стоит узнать мнение Гая Просперо на этот счет. Ведь ты, как сама сказала, принадлежишь ему.

– Пойдем прямо сейчас, – решила Лара. – К тому же мы ближе к Золотому району, чем к кварталу солдат.

– Сейчас? Но он нас не ждет. И твой отец сказал, он уехал на ферму. Он обещал детям, – протестовала Сюзанна.

– Мы спросим гвардейцев, – сказала Лара, когда они пересекли центральную площадь города и свернули на улицу, ведущую к Золотому району.

Сюзанна едва поспевала за падчерицей, не в силах сопротивляться ее настойчивости. Лара подошла к гвардейцу и спросила:

– Гай Просперо дома, сэр?

Тот окинул ее суровым взглядом:

– Ты, должно быть, новая рабыня, которую он купил у Джона Быстрый Меч. Но тебя должны привезти только после турнира, как мне сказали. А ты и правда лакомый кусочек.

Лара сверкнула глазами.

– Я задала вопрос, – произнесла она ледяным тоном. – Если мой хозяин у себя в резиденции, мне надо пройти и посоветоваться с ним по одному вопросу относительно моего будущего. Без его разрешения я не могу действовать и, поскольку все еще живу с отцом, пришла к нему за советом.

Гвардеец вытянулся:

– Гай Просперо в резиденции. Его жена и дочери уехали вчера за город, но он сам остался, так как заболел сын. Я впущу тебя, но эта женщина должна ждать тебя за воротами.

– Это жена Джона Быстрый Меч, но я скажу, чтобы она осталась. Не предложите ли ей воды и не позволите ли присесть?

– Она жена Джона Быстрый Меч? Так пусть пройдет за ворота и ждет там. В тени деревьев она найдет скамейку, а я лично принесу ей прохладительные напитки. Идите!

Сюзанна испытала огромное облегчение, избавившись от необходимости сопровождать падчерицу. Она убедила Лару, что с удовольствием подождет ее у ворот. Она поблагодарила гвардейца, подавшего ей деревянный кубок сладкого вина с водой, и проводила глазами повозку, увозившую Лару в глубь парка. Сюзанна вздохнула. Повозка скрылась из вида.

Как и ее отец, Лара была поражена красотой парка. Она уже видела его, но лишь однажды, когда Сюзанна взяла ее на встречу с Гаем Просперо; как же то, что она видела сейчас, отличалось от того, что окружало ее в квартале.

Она узнала узкую дорожку, на которую свернула повозка. Вот они и на месте. Из дома ей навстречу выбежал слуга.

– Господин ждет тебя. – Он помог Ларе выйти.

– Как он узнал о моем приезде? – удивленно воскликнула девушка.

– Волшебная почта. Гвардеец у ворот отправил их. Это крошечные создания с крылышками, меньше чем самая маленькая мушка. Прошу сюда, госпожа Лара.

Волшебная почта. Она никогда не слышала о таком чуде, значит, о жизни за пределами квартала солдат ей известно куда меньше, чем она предполагала. Слуга проводил ее прямо к Гаю Просперо в небольшой садик у библиотеки. Рядом с ним сидел мальчик лет восьми.

Главный торговец поднял глаза и улыбнулся. Махнув рукой, он велел ей приблизиться. Пухлые пальцы были украшены множеством перстней и колец.

– Мне сказали, тебе требуется мой совет, – произнес он. – Это меня очень радует, Лара, дочь Джона Быстрый Меч.

– К твоим услугам, милорд, – ответила девушка, однако покорности и раболепия в ее голосе не было. – Я знаю свое место в этом мире. – Зеленые глаза смотрели прямо в лицо хозяину, но потом Лара спохватилась и скромно потупила взгляд.

Он кивнул. Девушка воспитана, но обладает характером. Когда-нибудь она станет самой известной женщиной для удовольствий, и все благодаря тому, что он смог разглядеть ее достоинства. Главный торговец мысленно похвалил себя за ум и предусмотрительность.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru