Колдунья из Бельмаира

Бертрис Смолл
Колдунья из Бельмаира

Лара была одета в шелковую ночную рубашку персикового цвета.

– Мне нужна твоя помощь: ты должна убедить мать отпустить Сирило ненадолго в Бельмаир, – сказал Калиг и подумал: «Никогда еще Лара не была такой красивой, как в эту ночь».

Лара рассмеялась.

– Да ты просто сошел с ума! Я даже еще не успела рассказать маме о том, что ты послал моего… нашего сына в Бельмаир, а теперь ты хочешь, чтобы я попросила ее отпустить Сирило в этот же чужой мир? Не думаю, что она даст на это согласие.

– Но Диллону необходима его помощь, – проговорил Калиг.

– А что случилось? – забеспокоилась Лара.

– Пока ничего, – ответил Калиг. – В библиотеке Академии Бельмаира есть потайная комната. И хотя Диллон не сомневается, что эта комната существует, ему не удалось обнаружить никаких ее следов. Там хранятся древние книги, в которых должно быть упоминание о великой магии, некогда существовавшей в Бельмаире. А еще Диллон хочет узнать, почему в наше время практически никто в Бельмаире не занимается магией. С чем это связано? Если это действительно так: магией никто уже не занимается.

Лара понимающе кивнула.

– Скорее всего, эта комната была спрятана с помощью магии, которую используют лесные феи. И только потомок лесных фей сможет снять заклятие, – сказала она. – Но не лучше ли мне самой отправиться в Бельмаир и помочь своему сыну?

– Но ведь ты лесная фея лишь по материнской линии, любовь моя. Я не могу так рисковать, ведь ты можешь и не справиться с этой задачей. К тому же твой брат будет только рад освободиться от опеки Илоны хотя бы ненадолго. И Бельмаир станет для него новой, неизведанной еще территорией для любовных похождений.

Лара опять рассмеялась.

– Да, он любитель женщин, – заметила Лара. – Он унаследовал неистовый темперамент Илоны. Вряд ли это качество передалось ему от Таноса. Ведь Танос был самым консервативным потомком лесных фей. Ну хорошо, я помогу тебе. Но сначала я должна рассказать матери о том, кто является настоящим отцом Диллона. Даже не знаю, как она воспримет эту новость.

– Мы можем отправиться к Илоне вместе, – предложил Калиг.

– Не сейчас, – отказалась Лара. – Мне нужно поскорее вернуться домой. Утром я скажу Магнусу, что собираюсь отправиться к матери на пару дней. Он предпочитает, чтобы моя мама навещала нас сама. Но я не люблю, когда Илона приезжает, потому что тут же появляется и мать Магнуса Персис. Илона и Персис вечно ссорятся из-за воспитания внуков, и жизнь в нашем замке становится просто невыносимой. Нетрудно догадаться, почему я предпочитаю навещать мать сама.

– А вы не думали с Магнусом завести еще одного ребенка? – спросил Калиг.

– Еще одного ребенка? Зачем? Я и так родила ему троих детей, и у него есть сын, – ответила Лара. – Нет, рожать я больше не собираюсь, детей у меня достаточно. Меня и так ждет незавидная участь: наблюдать, как они стареют и умирают. Все, за исключением Диллона, его жизнь будет очень долгой. Кстати, я говорила тебе, что Эгон, сын Ионы и Вилии, сделал предложение Марцине?

– Этого брака нельзя допустить! Ни за что не соглашайся! – воскликнул Калиг. – Повелитель Сумерек вступил в связь с Вилией, когда она гуляла по равнине снов. Хотя Эгон – сын Ионы, семя Колла могло попасть в него, когда он был в утробе матери, и совершенно изменить его сущность.

Лара недоуменно пожала плечами. Ее неприятно удивило, что Калиг осмелился при ней упомянуть о Колле. Она ведь и сама была его жертвой.

– Но в Эгоне никогда не проявлялись черты Повелителя Сумерек, – жестко произнесла Лара. – Возможно, его семя не причинило Эгону вреда.

– Последствия этого соития проявятся с годами. Не забывай, что Марцина тоже дочь Колла. Да, ты смогла воспитать ее доброй и отзывчивой. Но боюсь, что ребенок, рожденный от Марцины и Эгона, станет настоящим чудовищем. Ведь Марцина унаследовала кровь Колла. Колл надеялся, что этот ребенок станет средоточием зла. В этом и заключался его коварный план. Он изнасиловал тебя и вступил в связь с Вилией. Что касается Колла, то всем известно, что он сын колдуна Юси, который принес много горя и разрушений Тере. Ребенок, рожденный от потомков Колла, безусловно, принесет всем лишь горе и несчастье. Теперь ты понимаешь, почему этого нельзя допустить?

– А когда ты узнал о связи Вилии с Коллом? – спросила Лара.

– Мы знали, что у Юси было две любовницы, которых он оплодотворил. Брат Юси не мог иметь детей, но ему нужен был наследник. И потому Колл формально считался сыном брата Юси, но на самом деле его отцом был не кто иной, как Юси. Это был верный шаг с их стороны. Ведь родственные узы таким образом не терялись. Мы не знали о связи Вилии и Колла, пока Повелитель Сумерек не стал встречаться с ней на равнине снов и заниматься любовью. Ему не нужно было использовать ее, пока на то не появились особые причины. Он не мог самолично зачать ребенка в своей кузине, но мог повлиять на плод в утробе матери, омыв его своим семенем. И он должен был поступить так именно с ребенком Вилии. Ведь в жилах будущего наследника должна была течь кровь Юси, – объяснил Калиг.

Лара кивнула.

– Я расскажу об этом Магнусу, – сказала она.

И Лара исчезла в туннеле мерцающего света, в лучах которого она до этого появилась перед Калигом. Из библиотеки Калига Лара попала в свою лабораторию, которую она всегда использовала для перемещений в пространстве. Она сразу же направилась в их с Магнусом спальню и с облегчением вздохнула, заметив, что ее муж все так же спокойно спит. Лара тихонько скользнула в кровать.

– Сегодня я собираюсь навестить мать, мой дорогой, – сказала она мужу утром. – Мы давно с ней не виделись. Не волнуйся, тебе не придется присматривать за детьми. Младшие будут в это время на занятиях, а Ануш, как обычно, займется своим гербарием.

– Неужели тебе так необходимо покидать меня? – проворчал Магнус. – Ты же знаешь, как я скучаю по тебе, когда тебя нет рядом. Сколько ты собираешься пробыть в доме Илоны?

– Думаю, пару дней, – ответила Лара и поцеловала Магнуса в его колючую щеку. – Будет гораздо лучше, если я отправлюсь к Илоне, чем она сама прибудет к нам в гости, не правда ли? Ты же знаешь, что двое наших слуг постоянно шпионят за нами и докладывают твоей матери обо всем, что у нас происходит. Потому-то всегда и получается: как только Илона появляется в нашем замке, твоя мать тут же оказывается здесь. А наши матери, как ты знаешь, не ладят друг с другом и вечно ссорятся из-за воспитания внуков. А мне все эти ссоры и суета ужасно надоели.

Магнус усмехнулся.

– Ну почему ты всегда права? – спросил он.

– Потому что я всегда права, – поддразнила его Лара.

– Что ж, навести Илону, я благословляю тебя, Лара, моя жена, – сказал ей Магнус Хаук, доминус Теры. – Желаю тебе хорошо отдохнуть в вашем лесном мирке. Пей вино с пирожными, которые так вкусно пекут лесные феи, и ни о чем не думай. И передавай Илоне привет. Пока тебя не будет, я позову Диллона, и мы вместе неплохо проведем время. Мы давно с ним не виделись.

– Вряд ли это получится. Я разговаривала недавно с Диллоном. Он сейчас на равнине снов, – с ходу начала придумывать Лара. – Калиг дал ему какое-то поручение, связанное с магией, и Диллон вернется только через несколько недель. Он просил, чтобы мы за него не беспокоились, Магнус, любовь моя.

– Пропади все пропадом! – в сердцах выругался Магнус. – Ну, тогда я возьму Таджа, и мы навестим дядю Арика в Храме Великого Создателя. Пришло время начать развивать в нашем сыне чувство ответственности. Это ему будет необходимо в будущем.

– Какая прекрасная идея! – воскликнула Лара. – Ты просто замечательный отец!

Теперь совесть ее была совершенно чиста.

Они оделись и вместе позавтракали. А потом Лара разыскала детей, чтобы сказать им, что она отправляется к бабушке.

– Девочки, вы остаетесь одни, мне нужно навестить бабушку Илону, а ваш отец с Таджем отправятся в Храм, – давала свои наставления Лара. – Ануш, ты остаешься за старшую. Следи за сестрами. А вы, Загири и Марцина, должны слушаться Ануш, как слушаетесь меня. Марцина, ты не сможешь кататься на Даграсе в мое отсутствие. Он слишком большой конь, чтобы кататься на нем без присмотра взрослых. Ты меня поняла?

Марцина взглянула на мать своими прекрасными глазами цвета фиалок.

– Да, мама, – кротко ответила она и спросила: – Но могу я покататься на дочери Даграса? У нее, в отличие от Даграса, нет крыльев, и она очень твердо стоит на ногах. И к тому же кататься я буду под присмотром конюха.

– Хорошо, – разрешила Лара, – если ты возьмешь с собой Загири, то можешь покататься на своей лошади.

– Спасибо, мама, – обрадовалась Марцина.

Округлившимися от удивления глазами Загири посмотрела на мать. «Она не послушает тебя и сделает по-своему, как только ты уедешь», – ясно говорил ее взгляд.

– Передай бабушке от меня привет, – как ни в чем не бывало попросила Загири.

– Конечно передам, – пообещала Лара, поцеловала на прощание трех своих дочерей и ускользнула в свою маленькую комнату без окон. Закрыв дверь, Лара повернулась лицом к стене и мысленно проговорила: «Золотая дорога, в путь пора мне скорей. Отправь меня в дом матери моей».

С этими словами Лара вступила в сверкающий туннель, прошла сквозь него и оказалась в гостиной Илоны, королевы лесных фей.

– Здравствуй, мама, – поздоровалась она. – Принц-тень тоже вскоре к нам присоединится.

– Лара! Какой чудесный сюрприз! – воскликнула Илона и поднялась, чтобы поцеловать дочь. Затем усадила Лару на диван, обитый бледно-лиловым шелком. – Если Калиг собирается явиться сюда, значит, он хочет сообщить мне что-то важное, – заметила Илона. «Вина!» – мысленно приказала она, и на столике перед ними появился графин и три бокала. – Ты можешь хотя бы намекнуть мне, о чем пойдет речь?

Она поцеловала Лару. Лара была полной копией Илоны. Они выглядели как две сестры с небольшой разницей в год или два и совсем не походили на мать и дочь. Лара и Илона, как и все лесные феи, старели очень медленно. Илоне было уже больше четырехсот лет, но она все еще выглядела не старше двадцати пяти.

 

– А вот и я! – воскликнул появившийся из тени Калиг. – Ах, Лара, ты меня опередила. Ты уже все рассказала матери?

– Да объясните же, наконец, в чем дело? – в нетерпении проговорила Илона и наполнила вином три бокала.

– Нет, – ответила Лара Калигу нежным голосом, изображая послушную простушку. Она явно смеялась над ним. – Вы должны рассказать ей обо всем сами, милорд.

И она хитро ему улыбнулась.

– Я расскажу ей только половину истории, – парировал принц-тень. – А остальное ты расскажешь сама. И начать должна ты.

Тяжело вздохнув, Лара обратилась к своей матери:

– Недавно Калиг признался, что Диллон на самом деле его сын.

– Я в этом никогда и не сомневалась, – спокойно сказала Илона. – Он не мог унаследовать от тебя такие блестящие магические способности. Что касается Вартана, то он вряд ли был способен на хоть какое-то мало-мальски серьезное колдовство. Превратиться в птицу – предел его магических возможностей.

Лара в изумлении смотрела на Илону.

– Так ты знала?! – воскликнула она.

Как же она сама не догадалась, что Илоне об этом известно?

– Я давно начала обо всем догадываться. Но всякий раз, как я пробовала заговорить об этом с этим лукавым принцем, он все отрицал или переводил разговор на другую тему, – весело отозвалась Илона. – И теперь я рада, что вы раскрыли передо мной свои карты. А что по этому поводу думает Магнус?

– Ничего не думает. Я не хочу, чтобы эта новость вышла за пределы волшебного мира, – сказала Лара. – Я не собираюсь ни о чем рассказывать Магнусу. Несмотря на все его усилия, он никак не может побороть свою ревность к Калигу. Зачем омрачать недолгие его дни ссорами и страданием. Ведь, в отличие от меня, Магнус – простой смертный, и его жизнь во много раз короче моей. Неужели ты думаешь, будто Магнус спокойно примет известие о том, что Диллон – сын Калига? Он любит его как родного, своего собственного ребенка. Прошу тебя, ничего не говори ему, мама. Хорошо?

– Не могу поверить, что Калиг сам все это провернул, – пробормотала Илона.

– Я тоже до сих пор не могу в это поверить, – призналась Лара. – Я верила всему, что говорил мне Калиг. В конце концов, разве повелитель принцев-теней мне не лучший друг? Я не думала, что друг может обманывать, но ты, Калиг, видимо, считал иначе. Ведь так? – Лара бросила на Калига злой взгляд и неприязненно ему улыбнулась. – А теперь расскажи моей матери вторую часть истории, мой дорогой друг.

Последнюю фразу Лара произнесла с напускной нежностью в голосе.

– Ты все еще сердишься на меня? – мягко спросил ее Калиг.

– Да, сержусь, – согласилась Лара. – Ведь если Магнус узнает правду, то решит, что я умышленно обманывала его все это время.

– Не ссорьтесь, – примирительно проговорила Илона. – Принцы-тени редко влюбляются, но если с ними такое случается, то любовь их не знает границ. Калиг просто ничего не смог с собой поделать.

– Спасибо за поддержку, Илона, – сухо поблагодарил ее принц.

– Расскажи ей все до конца, – поддразнила Калига Лара и рассмеялась, заметив легкую тень раздражения в его небесно-голубых глазах.

– О чем это вы? – спросила Илона.

– Жителям Бельмаира понадобилась помощь моего сына, – неуверенно начал Калиг.

Зеленые глаза Илоны потемнели.

– И что? – воскликнула она. – Где Диллон? Во что ты его втянул?

– В Бельмаире сложилась такая обстановка, что только сильный маг, каким и является Диллон, может помочь, – продолжил Калиг. – Прежний король Бельмаира был при смерти. Верховный Дракон Нидхуг не смогла найти ему достойного преемника в своих землях. Дочь короля хотела сама править Бельмаиром. Но бельмаирцы – консервативный народ, традиции для них превыше всего. Они не могли вопреки обычаям позволить женщине править их миром. Любые изменения бельмаирцы воспринимают как смуту, поэтому если такие изменения и возможны, то вводить их нужно постепенно и очень осторожно. Поверь мне, Илона, это чистая правда. У меня просто не было другого выхода. Жизнь старого Флерганта подходила к концу, и нужно было во что бы то ни стало найти ему преемника. Колдунье Синнии настала пора вступать в брак, а Бельмаиру необходим был новый король. Мы с Нидхуг пришли к выводу, что Диллон – единственно подходящий вариант. Синния считает, что она великая колдунья, хотя ее магические возможности довольно слабы. И все же любого мужа она полностью подчинила бы себе. Но только не Диллона. Взять над ним верх не так-то просто. Но не нужно думать о Синнии плохо. Она умная, красивая девушка, и Диллон уже успел полюбить ее. А Бельмаир – замечательный мир. Но там возникла серьезная проблема. Народ Бельмаира может навсегда исчезнуть с лица земли, если в ближайшее время не принять меры. Уже больше ста лет в этих землях исчезают молодые женщины. Но жители Бельмаира так консервативны и настолько не приемлют никаких изменений, что предпочитают делать вид, будто ничего не происходит. А между тем женщины продолжают пропадать. Некоторые из них возвращаются назад спустя много лет в глубокой старости. Что с ними произошло и где они пропадали, женщины совершенно не помнят. Но когда они обнаруживают, что состарились, приходят в настоящий ужас. Это время – а по существу, целая жизнь – для них словно потеряно. Сейчас Диллон пытается узнать, занимался ли кто-нибудь в Бельмаире, кроме Нидхуг и Синнии, магией. Современные жители Бельмаира магией не интересуются. Магические знания утеряны, если вообще когда-то существовали в Бельмаире.

– Несомненно, в том, что там происходит, замешана магия, – нетерпеливо перебила его Илона. – Значит, ты отправил в Бельмаир моего любимого внука, женил его на принцессе и сделал королем? Но не противоречит ли это законам Бельмаира? Согласились ли с выбором Нидхуг бельмаирцы?

– Все было сделано согласно их традициям, – поспешил уверить ее Калиг. – Три правителя островов Бельмаира одобрили выбор Верховного Дракона и поклялись в своей преданности новому королю.

– Ну, – облегченно вздохнув, проговорила Илона, – хотя бы в этом плане я спокойна. А как насчет Синнии? Она признала его своим мужем и королем Бельмаира?

– Сначала ей пришлось подчиниться выбору Нидхуг. Конечно, Синния была не в восторге и Диллона приняла в штыки. Но потом… По традициям Бельмаира принцесса и новый король должны совершить акт физической любви, чтобы их брак никто не мог оспорить. Мы с Нидхуг были свидетелями их первой брачной ночи. Они великолепно подходят друг другу. Отношение Синнии к Диллону после их ночи любви изменилось, и сейчас он ее вполне устраивает. А что касается моего сына, у него было много женщин, и теперь пришло время ему остепениться, – сказал Илоне Калиг.

– Но Синния – смертная женщина и умрет раньше Диллона. И тогда ему волей-неволей придется подыскать ей замену, – сухо отозвалась Илона.

– Жители Бельмаира живут несколько столетий, – возразил Калиг. – Думаю, в воде Бельмаира есть что-то, что продлевает жизнь его народу.

– Расскажи ей все до конца, – потребовала Лара.

– До конца? Неужели есть еще что-то, что мне неизвестно?! – воскликнула Илона.

– Твоя мать и так все знает, – сказал Калиг и, обращаясь к королеве лесных фей, пояснил: – Лара имеет в виду истинную причину изгнания хетарианцев.

– Ну конечно, я об этом знаю, – сказала Илона. – В конце концов, вся эта история коснулась и нас, лесных фей. Мы, так же как принцы-тени и народ Теры, – коренные жители Хетара. Мы поселились здесь за много веков до прибытия изгнанников.

– Но почему ты никогда мне об этом не рассказывала? – спросила Илону Лара.

– Мне казалось, что тебе незачем об этом знать. Эта история коснулась тебя только сейчас. До недавнего времени Бельмаир был для нас лишь далекой огромной звездой в ночном небе.

– Но теперь для меня это очень важно, – возразила Лара.

– Да, – кивнула Илона. – Теперь для нас всех это очень важно.

– А еще мне понадобится помощь Сирило, – без всяких предисловий сказал Калиг.

– Что?! вскричала Илона. – Значит, тебе недостаточно было отправить моего любимого внука в чужой далекий мир?! Теперь ты хочешь забрать и моего любимого сына?!

– Диллон считает, что проблемы Бельмаира вызваны магией лесных фей, – спокойно принялся объяснять Калиг. – И потому только потомок лесных фей сможет снять заклятие, Илона. Ты прекрасно знаешь, все так и есть, я не обманываю тебя.

Илона сверкнула глазами на Калига.

– Даже если ты и говоришь мне правду, Калиг, ты не имеешь права забирать у меня сына и посылать его в такое опасное путешествие. С твоей стороны жестоко даже обращаться ко мне с такой просьбой.

– Нет, нет, это совершенно безопасно, – поспешил уверить ее Калиг. – В Академии магии Бельмаира есть комната с древними книгами, которая была сокрыта с помощью таинственного заклятия. Мы знаем, что в этих книгах собраны все истории и упоминания о магии Бельмаира. Только Сирило способен отыскать эту комнату. И если мы узнаем, какая магия практиковалась в древнем Бельмаире, то, возможно, сможем разгадать тайну исчезновения женщин.

– Таноса хватит удар, – сказала Илона. – Он не переживет разлуки с сыном. А ты отправишься с ним? Будешь следить за каждым его шагом и защищать в случае опасности?

– Да, конечно, – заверил ее принц-тень. – Я буду опекать наших детей, как делал это всегда, Илона.

– Но неужели нет другого выхода? – спросила Калига молчавшая все это время Лара. – Я бы не хотела, чтобы моему младшему брату грозила опасность, Калиг. Неужели я сама не смогу найти дверь в эту комнату?

Калиг помотал головой:

– Ты не чистокровная лесная фея, любовь моя. И даже если бы ты была настоящей лесной феей, то все равно не смогла бы снять это заклятие. Только принцу Лесного королевства это под силу.

– Но почему ты так уверен, что комнату сокрыли именно лесные феи? – спросила Лара.

– Если заклятие на комнату наложил кто-то другой, тогда Сирило вернется через несколько часов, – ответил Калиг. – Но Диллон считает, что комната спрятана при помощи магии лесных фей, которые, как известно, обитают во всех мирах. Так что без Сирило нам в любом случае не обойтись.

– Так, и для чего я вам понадобился? – В комнату вошел принц королевства лесных фей Сирило. – Здравствуй, мама, – поздоровался он и поцеловал Илону в щеку. – Привет, старшая сестра. – Он подошел к Ларе и тоже ее поцеловал. – А вас, милорд, я целовать не стану, не беспокойтесь, – усмехнувшись, обратился он к Калигу.

Это был высокий, стройный, привлекательный молодой человек. У него были светлые серебристые волосы и кристально чистые зеленые глаза. Его голубая одежда сверкала холодным блеском.

– Что ж, я вижу, ты готов к путешествию. Обществу своей любовницы ты предпочел рискованные приключения, – сухо проговорила Илона.

Сирило лукаво посмотрел на нее:

– Приключения? Да еще рискованные? Я всегда готов! Я просто обожаю приключения! Тем более что здесь сейчас так скучно!

Лара со смехом покачала головой.

– Объясните ему, в чем дело, – несколько раздраженно бросила Илона.

И принц Калиг объяснил Сирило, где сейчас Диллон и какая помощь от него требуется.

– Ты готов отправиться в путь вместе со мной прямо сейчас? – спросил его Калиг, закончив рассказ.

– Конечно, милорд! Я не видел Диллона уже больше года. Так, значит, вы – его отец, милорд? Знаете, я всегда об этом догадывался. Его магические способности были очень незаурядны. Разве Диллон мог их унаследовать от простого смертного? – рассмеявшись, сказал принц Лесного королевства. – Значит, теперь Диллон – король и женат на принцессе? И все это ваша заслуга? Вы, наверное, безумно его любите? А что вы можете сказать насчет его жены? Она хорошенькая?

– Да, Синния настоящая красавица, и скоро ты в этом сам убедишься, Сирило.

– Она блондинка, брюнетка, рыжая? – не унимался принц Лесного королевства.

– Ее волосы цвета воронова крыла, – ответил Калиг.

– Так, значит, она красавица, – сказал Сирило.

– Ее кожа бледна, как свет луны, – продолжал описывать Синнию Калиг.

– А глаза? Можно я угадаю? Фиалковые? Нет, вряд ли. Голубые? Возможно. Нет, точно нет. Ах, зеленые! Я прав?

В его взгляде странным образом сочеталось мальчишеское озорство и вожделение взрослого мужчины.

Принц-тень кивнул.

– Да, ее глаза зеленые, как трава весной, – ответил он.

– Значит, в ее жилах течет кровь лесных фей, – заметил Сирило. – Если у Синнии зеленые глаза, кто-то из ее предков вступил в связь с лесной феей. Значит, она тоже колдунья.

– Синния довольно слабый маг, но в Бельмаире никто, кроме нее и Верховного Дракона, не занимается колдовством, – объяснил Калиг.

– А за какое время мы сможем туда добраться? – спросил Сирило.

 

Илона поморщилась от душевной боли, которую с трудом сдерживала.

– Ты должен быть осторожен, Сирило, – сказала она, коснувшись рукава его шелковой одежды. – И постарайся как можно быстрее возвратиться назад. Твой отец сойдет с ума от беспокойства. Не заставляй его страдать понапрасну. Он не успокоится, пока не убедится, что ты вернулся в Лесное королевство целым и невредимым.

– Меня просят найти дверь в потайную комнату, а не сражаться с драконом, мама, – ответил Сирило.

– Иногда ты ведешь себя так безрассудно, сын мой, – сказала Илона. – Ты не должен забывать, что являешься единственным наследником Лесного королевства.

– Я этого никогда не забуду, – пообещал он ей. Затем обратился к Калигу: – Мы можем отправиться в Бельмаир прямо сейчас, милорд?

И подошел к принцу-тени.

– Конечно можем, – ответил Калиг и завернул себя и Сирило в плащ.

Лара и Илона не успели вымолвить ни слова, как Калиг и Сирило исчезли. Илона расплакалась, что несказанно удивило Лару.

– Мама! Ты плачешь?

– Он ведь мой сын, – с горечью сказала Илона. По ее щеке скатилась слеза. – Вообще-то я редко плачу, Лара. Последний раз это случилось, когда я расставалась с тобой.

– С ним все будет в порядке, – стала успокаивать мать Лара. – И ведь Сирило будет не один, а вместе с Диллоном и Калигом. Он вернется через пару дней, наполненный новыми впечатлениями, и расскажет тебе много интересных историй о жизни Бельмаира.

– Не говори со мной так, словно я капризная старуха, – холодно перебила ее Илона, уже успокоившись. – Ты прямо сейчас собираешься вернуться домой?

– Нет, я бы хотела остаться здесь с тобой на несколько дней, мама. Если, конечно, я не буду тебе в тягость, – ответила Лара. – Магнус вместе с нашим сыном Таджем собирается навестить родственника в Храме Великого Создателя. А за девочками присмотрит Ануш.

– Я очень рада, что ты остаешься, – сказала Илона. – Мы уже давным-давно не встречались в нормальной обстановке и не могли толком поговорить. Каждый раз получалось одно и то же: стоило мне появиться в Тере, и к вам в замок тут же заявлялась эта злобная старая кошка Персис, и мы с тобой ни на секунду не могли остаться наедине. Да, погости здесь несколько дней, если ты действительно этого хочешь. Я так по тебе соскучилась… – протянула королева лесных фей. – Что у тебя нового?

– Жители Хетара хотят, чтобы Марцина вышла замуж за Эгона, но Калиг категорически против этого, – сообщила Лара.

– И он совершенно прав, – заметила Илона. – Я слышала, что этот мальчик – настоящий тиран. Ты знаешь, что в Темных Землях идет настоящая война? Сторонники твоих сыновей-близнецов разбились на два лагеря.

– Я ничего не хочу об этом слышать, – резко сказала Лара. – Это сыновья Колла, а не мои.

– Но ведь ты родила их, – напомнила дочери Илона. – Все идет хорошо, дочь моя. Колл сидит в тюрьме и никогда оттуда не выйдет. А тем временем его дети разрушают государственную основу Темных Земель. Оба близнеца скрываются, и никто не знает, где они. Но у каждого из них есть приспешники, и это давно уже ни для кого не секрет. Они воюют из-за власти. Пока они не причиняют стране большого вреда. Но когда повзрослеют, наберутся сил и пойдут друг на друга открыто, вот тогда и начнется настоящая потеха. Рано или поздно одного из близнецов убьют, и я буду очень рада. Хотя, если разобраться, оба брата несчастливы. Ведь войны разрушают страну, обладать которой они так мечтают. Мне даже интересно, кому из них удастся выжить в этой борьбе. Не думаю, что в ближайшее время у жителей Темных Земель будет возможность напасть на другую часть Хетара. Ты оказала своей стране огромную услугу. Благодаря тебе светлые силы взяли верх над темными.

– Это был трудный период моей жизни, мне никогда не удастся его забыть, мама, – призналась Лара. – Но я не люблю говорить об этом. Пожалуйста, не надо, давай поговорим о чем-нибудь другом.

– Хорошо. Твой сводный брат Михаил был избран Верховным консулом, представителем армии Доблестных Рыцарей, – начала рассказывать Илона. – И кажется, пользуется большим уважением. Но конечно же его матери, этой старой ведьме, и этого недостаточно. Она хотела бы, чтобы Михаил пошел по стопам твоего отца. Другие ее сыновья, эти хулиганы, служат в армии. Так как они дети Джона Быстрый Меч, то имеют полное право вступить в ряды Доблестных Рыцарей. Михаил тоже может стать Доблестным Рыцарем, недавно для него освободилось место. Но он предпочитает политику службе в армии. Но ни один из этих четырех хулиганов, братьев Михаила, никогда не будет так владеть мечом, как это делал твой отец.

– Надеюсь, нашему государству никогда больше не понадобятся услуги Доблестных Рыцарей, – сказала Лара. – Вообще-то в Хетаре женщины могут управлять страной и заниматься политикой наравне с мужчинами. Хорошо это или плохо, покажет время. Но я рада, что молодые люди, вроде Михаила, готовы служить в Высшем совете. Как всем известно, Михаил мыслит дальновидно. Сюзанна никогда не сказала бы Михаилу обо мне. Если бы не мой отец, он никогда не узнал бы, что у него есть сводная сестра. Впервые мы с ним встретились на поле битвы, где я расправилась с армией Тьмы, возглавляемой Коллом. Михаил принес мне печальное известие о том, что мой отец, Джон Быстрый Меч, погиб. Но отец попросил передать, что он очень гордится мной… Это были его последние слова перед смертью. – Глаза Лары наполнились слезами. Печальные воспоминания нахлынули на нее. – И с этих пор я поклялась в вечной дружбе Михаилу, что бы по этому поводу ни думала его мать.

– Михаилу очень повезло, что у него такая замечательная сводная сестра. А ты говорила ему, что твой отец – потомок лесных фей? – спросила Илона.

– Да, – ответила Лара. – И его это позабавило. Мой брат сказал, что это будет нашим общим секретом, который он ни за что на свете не откроет ни своим братьям, ни тем более матери. Михаил – надежный друг и прекрасный человек.

– Интересно, надолго ли Калиг задержит Сирило в Бельмаире? – спросила Илона, сменив тему разговора. – Если Сирило вернется быстро, то незачем и говорить Таносу о его отлучке. Лучше это сделать после возвращения Сирило.

Лара рассмеялась:

– Думаю, Танос и не заметит исчезновения сына. Он ведь так увлечен обустройством своего заповедника. Деревья – его страсть, правда? А нам, я думаю, не помешает как следует развлечься в эти несколько дней, пока наши мужчины заняты своими делами.

Илона улыбнулась:

– Никогда не думала, что моя дочь станет мне лучшей подругой. Да! Мы будем пить вино, есть засахаренные фрукты и предаваться всяческим безрассудствам, на которые способны только женщины. У меня есть два массажиста. Это обычные смертные мужчины, но делают свое дело изумительно. Может, стоит их позвать?

И королева лесных фей хитро улыбнулась.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36 
Рейтинг@Mail.ru