Колдунья из Бельмаира

Бертрис Смолл
Колдунья из Бельмаира

Хетарианец? – Старый король задохнулся от возмущения и без сил откинулся на спинку трона.

Неожиданно несколько песчинок со дна поднялись в верхнюю часть песочных часов.

Увидев, что король очень слаб, что он почти при смерти, дракониха решила остановить течение песка на какое-то время. Заметив маневр Нидхуг, Синния с удивлением посмотрела на нее.

– Да, иногда я так делаю. В особых случаях, – объяснила ей Нидхуг.

Синния с благодарностью ей улыбнулась. Затем дракониха повернулась к королю и проговорила:

– Ваше величество, конечно, мой выбор может показаться вам странным, но вы должны довериться мне так же, как это делали все ваши предшественники. Я назначаю новым королем Бельмаира Диллона, сына Калига, повелителя принцев-теней. Его мать лесная фея по имени Лара. Она родилась в волшебном лесу, и ее воспитал отец-хетарианец, в жилах которого тоже текла кровь лесных фей. Лара замечательная женщина. Она всегда использовала свою магию только во благо людям. Мать Лары Илона – королева лесных фей. Так что Диллон достоин стать мужем вашей дочери. Ему двадцать два года. Он умный и мужественный юноша.

– Я никогда не выйду замуж за хетарианца! – возмутилась Синния. – Род хетарианцев проклят! Нидхуг, ты, наверное, сошла с ума, раз решилась предложить мне брак с хетарианцем. Он посеет смуту между жителями Бельмаира. Разве не по этой причине мы изгнали его предков из Бельмаира? Если ты заставишь меня выйти за него замуж, я убью его!

– Колдунья из Бельмаира должна выйти замуж за мужчину, обладающего магическими способностями, кем и является Диллон, – спокойно ответила Нидхуг. – Ваши предки изгнали бунтовщиков в Хетар, и теперь вы с презрением относитесь ко всем без исключения хетарианцам. Но ведь там живут не только потомки изгнанников. Там есть и представители народа Теры. Это очень мирный народ. Они занимаются ремеслами и ничего не хотят менять в своей жизни. Оба народа узнали о существовании друг друга недавно. О народе Теры ведали только те из изгнанников, кто называет себя королями Прибрежной провинции. Это мать Диллона открыла эти два народа друг другу. Она хотела, чтобы эти народы объединились в один народ и Хетар стал мирной процветающей страной. Но это очень трудная задача, и даже у такой мудрой женщины, как Лара, пока ничего не вышло. Ты должна стать женой Диллона, Синния. Ты не можешь отказаться от этого брака. Если же ты откажешься, то будешь изгнана из Бельмаира.

Лицо Синнии залила краска гнева, но, услышав слова Нидхуг, она страшно побледнела.

– Значит, меня могут изгнать из Бельмаира? – в ужасе прошептала она. Но прежнее упрямство очень скоро опять вернулось к ней, и она в гневе топнула ногой. – Ты предлагаешь мне очень нелегкий выбор: выйти замуж за хетарианца или быть изгнанной из Бельмаира? Но разве ты забыла, что защищать Бельмаир, наш народ, семьи правителей и, наконец, меня – твоя обязанность?

– Хватит! – вспылила дракониха. Из ее ноздрей вырвались струйки дыма. Эгоизм Синнии и ее детское упрямство начинали действовать Нидхуг на нервы. Дракониха едва сдерживала гнев. – Одно из двух, Синния. Или ты выйдешь замуж за Диллона, или будешь изгнана из Бельмаира. Но в любом случае сын повелителя принцев-теней Диллон будет править Бельмаиром.

Синния вызывающе смотрела на Верховного Дракона. Ей хотелось нагрубить Нидхуг. Ей хотелось кричать от гнева и невозможности что-либо изменить. Зачем жителям Бельмаира король-чужеземец? Это она должна стать королевой. Она, Синния, колдунья из Бельмаира, была рождена, чтобы стать королевой!

Внезапно холодная рука отца коснулась ее.

– Мы не должны нарушать традиции, дочь. Древние традиции Бельмаира, слабым голосом пробормотал старый король.

Взгляды их встретились. В ее глазах читалась ярость. В его взгляде – немая мольба. И в этот момент Синния поняла, что должна согласиться выйти замуж за Диллона. Тем более что ее отказ ничего не изменит в судьбе Бельмаира. Если она нарушит традиции, то ее изгонят из родных земель. От ее решения ничего не зависит, ведь Нидхуг уже сделала свой выбор. Какой смысл упрямиться, если ничего изменить невозможно? Своим отказом Синния только обречет себя на изгнание. Диллон возьмет в жены другую девушку, которая и станет королевой. А это уж совсем не входило в планы Синнии.

– Ну хорошо, я исполню свой долг и выйду замуж за этого человека, – согласилась она.

– Очень мудрое решение, – одобрила Нидхуг. – Я и не сомневалась, что ты в конце концов одумаешься. Правителям уже посланы приглашения, и они прибудут завтра на рассвете, чтобы узнать о нашем решении.

– Думаю, они обрадуются твоему выбору не больше чем я, – угрюмо сказала Синния.

– Конечно, все это так, но они, как и мы, должны понять, что выбора нет. У нас на примете нет другого достойного юноши, который сможет править Бельмаиром.

Пинг! раздался вдруг негромкий, но какой-то тревожный звук.

Это упала песчинка в песочных часах Флерганта. Нидхуг повернулась к часам и, прочитав магическое заклинание, вернула одиннадцать песчинок вверх.

– Ты должна выйти замуж до завтрашнего дня, дитя мое, – сказала Нидхуг. – Даже мои магические способности не смогут продлить жизнь Флерганта на больший срок. А по традиции новый король должен взойти на трон, когда Флергант испустит последний вздох.

Закрыв глаза, Нидхуг мысленно позвала Калига, повелителя принцев-теней.

– Я здесь, Нидхуг, – послышался голос принца.

И в тронном зале появился Калиг. Он подошел к Флерганту:

– Приветствую вас, король Бельмаира Флергант. Я Калиг, повелитель принцев-теней. Я слышал, что вы не можете найти достойного преемника, которому можно было бы передать власть. Но он очень скоро появится здесь. Я хочу остановить время, чтобы будущий король Бельмаира успел прибыть до вашей кончины.

Калиг взмахнул рукой и остановил время. Все присутствующие в комнате замерли. Даже Нидхуг. На какой-то момент принц тоже застыл, засмотревшись на Синнию. Она была настоящей красавицей, достойной невестой его сына Диллона. Потом скользнул в темный угол тронного зала и перенесся в свой дворец.

– Диллон, – позвал он. – Приди ко мне.

– Я здесь, мой достопочтенный принц, – отозвался Диллон и появился в облаке зеленого дыма. – Чем могу служить тебе сегодня?

– Присядь, – обратился к нему принц. – Мы должны серьезно поговорить, но у нас очень мало времени. – Когда молодой человек сел, Калиг сказал без всяких предисловий: – Твой отец не Вартан из клана Фиакр. Ты – мой сын, хоть твоя мать ничего об этом не знает.

К удивлению принца, Диллон нисколько не был поражен этим известием и воспринял слова Калига с улыбкой.

– Спасибо, что ты рассказал мне об этом, – сказал Диллон. – Я уже давно догадывался, но не решался спросить. Я всегда с любовью и уважением относился к матери и бабушке, но понимал, что столь сильные магические способности достались мне не от них. Мой дар гораздо сильнее, чем у них. И с каждым годом он все возрастает. Но почему ты рассказал мне об этом именно сейчас? Что-то произошло?

– Да, произошло. Послушай. Самая большая звезда на небе зовется Бельмаир. Это другой мир, Диллон. И скоро тебе предстоит стать правителем этого мира. Король, который сейчас правит в Бельмаире, скоро умрет. Выбор пал на тебя: тебе придется занять его место и жениться на его дочери. Верховный Дракон защищает Бельмаир. Ее зовут Нидхуг, и она передала свои магические знания дочери короля, так же как я передал тебе свои. Но мы поговорим об этом позже, а сейчас нам нужно спешить. Ты должен успеть вобрать дыхание короля, когда он испустит свой последний вздох. А после этого жениться на его дочери. Нельзя терять ни секунды.

У Диллона перехватило дух.

– А моя мать знает об этом? – спросил он.

– Нет, – ответил Калиг. – У меня не было времени ей об этом сообщить. Я и так чуть не опоздал, не зная, что дни Флерганта уже сочтены. Идем, нам нужно спешить.

Принц распахнул свой волшебный плащ, и Диллон позволил себя в него закутать.

Когда они оба оказались под плащом, Диллон сказал:

– Вообще-то ты мог бы подумать и обо мне. А что, если эта девушка мне не понравится? Вдруг я ей не понравлюсь?

– Ну, что касается ее, то она тебя уже заранее ненавидит, – рассмеявшись, сообщил принц. – Ведь по праву стать королевой Бельмаира должна была она. Так что тебе нужно остерегаться дочери короля, пока не завоюешь ее сердце.

С этими словами принц сбросил магический плащ.

Диллон оказался в большом квадратном зале, залитом мягким светом. Посреди комнаты стоял трон, на котором полусидел-полулежал дряхлый старик. Рядом застыла молодая девушка. По другую сторону трона неподвижно сидел дракон небольшого размера.

– Я остановил время, поэтому они все замерли, – принялся объяснять принц. – Эту прекрасную девушку зовут Синния. А это Верховный Дракон Нидхуг. На самом деле она гораздо больше, но всегда уменьшается в размерах, когда приходит к людям. Если вы с ней подружитесь, она покажется тебе во всем своем великолепии. Нидхуг очень величественна и мудра, Диллон. Это она приняла решение выбрать тебя новым королем Бельмаира. Именно она по традиции всегда делает выбор, кто станет следующим правителем. Ты должен прислушиваться к ее советам. Она будет твоим главным советчиком.

Принц взмахнул рукой, и все в комнате пришло в движение.

Пинг! – снова послышался неумолимый звук.

У Синнии перехватило дыхание.

Пинг! Пинг!

– Синния, колдунья из Бельмаира, я привел к вам моего сына Диллона, мага из страны принцев-теней. Вы согласны стать его женой? – спросил принц Калиг.

Синния кивнула, лишь мельком взглянув на симпатичного незнакомца.

– Скажи все то, что от тебя требуется, – ласково подсказала Нидхуг.

– Я, Синния, колдунья из Бельмаира, признаю Диллона, сына повелителя принцев-теней, своим мужем и королем нашей страны, – громко произнесла девушка.

– Флергант, король Бельмаира, признаете ли вы Диллона, сына повелителя принцев-теней, вашим преемником и новым королем Бельмаира? – спросила Нидхуг старого короля.

 

– Да! – из последних сил выкрикнул король.

Пинг! Пинг!

В верхней чаше песочных часов осталось всего несколько песчинок.

– Диллон, сын повелителя принцев-теней, – обратилась к нему Нидхуг, – вы готовы унаследовать корону Флерганта и власть над Бельмаиром?

– Да, – ответил Диллон.

– Готовы ли вы взять Синнию, колдунью из Бельмаира, в жены?

– Да, – снова сказал Диллон. За все это время он ни разу не взглянул на девушку.

Пинг! Пинг! Пинг!

– А теперь вы должны вобрать в себя дыхание Флерганта, как только он испустит свой последний вздох, – объяснила Нидхуг. – Все короли Бельмаира вбирали в себя дыхание своего предшественника.

Диллон поднялся на возвышение у трона и вплотную приблизился к королю. Глаза старика были закрыты. Прикоснувшись к губам короля, Диллон поймал последний его вздох.

Пинг! Пинг! ПИНГ!

Звук этот эхом разносился по залу. Король угасал, и вдруг трон опустел. Пурпурный песок в часах стал серебристым, а спустя мгновение исчез. И тут же верхняя чаша часов наполнилась новым пурпурным песком и вниз скатилась первая песчинка.

Синния заплакала. Диллон подошел к ней и попытался утешить, но она сердито оттолкнула его:

– Оставьте меня в покое! Мой отец умер, а я должна выйти замуж за незнакомца.

– Я тоже совсем вас не знаю, – напомнил ей Диллон.

– Но ваш отец жив! – все еще всхлипывая, выкрикнула Синния.

– Да, теперь я это знаю. Но до сегодняшнего дня я был уверен в том, что мой отец умер, – сказал Диллон.

Синния перестала плакать и с удивлением посмотрела на него.

– Что вы имеете в виду? – спросила она.

Диллон улыбнулся.

– Сейчас не время говорить об этом, леди. Мы должны оплакивать вашего отца. Он был хорошим человеком. Расскажите мне о традициях Бельмаира. Мы должны строго следовать им.

– Мы никогда не оплакиваем умерших. Ведь души их продолжают жить за пределами Бельмаира. Умирая, старый король дает жизнь новому. В галерее королей уже появилось изваяние короля Флерганта. Рядом с ним пока пустой постамент – как только вы умрете, он заполнится: на нем появится изваяние короля Диллона, – объяснила Синния и вытерла слезы. – В Бельмаире думают о жизни и не придают большого значения смерти. Мой отец был великим королем. Память о нем сохранится навечно. Но его уже не вернуть. Так что лучше нам никогда не возвращаться к этому разговору.

Диллон понимающе кивнул.

– Спасибо, что все мне объяснили, – поблагодарил он Синнию.

– Мы с Нидхуг оставим вас одних. Вам нужно познакомиться, – сказал Калиг. – А потом мы вместе пообедаем.

Повелитель принцев-теней с Нидхуг покинули тронный зал.

– Мне двадцать два года, – сказал Диллон, когда они остались одни.

– А мне семнадцать, – вторила ему Синния.

Диллон прошептал заклинание, и в руке его появилась прекрасная белая роза. С легким поклоном он протянул ее Синнии.

– Это еще зачем? – презрительно спросила Синния. Она взяла цветок, посмотрела на него – и он тут же поблек и растворился в облаке дыма. – Хотите меня удивить? Думаете, мне нужны эти ухаживания?

– По воле случая нам пришлось пожениться, но мы ведь совершенно не знаем друг друга. Поэтому я хотел хоть чем-то заинтересовать вас, – объяснил Диллон и протянул ей зеленое ожерелье, того же оттенка, что и глаза Синнии.

Презрительно фыркнув, девушка дотронулась до ожерелья, и оно рассыпалось в пыль. Тогда на ладони Диллона появился милый пушистый котенок. Синния что-то злобно прошептала, и котенок превратился в отвратительную змею. Диллон поднял змею и помахал ею в воздухе – змея превратилась в россыпь розовых снежинок. Синния рассмеялась, а Диллон робко улыбнулся ей в ответ. Но буквально через минуту Синния оборвала свой смех и очень серьезно сказала:

– Простите меня. Вы ни в чем не виноваты. Просто меня ужасно злит то, как сложилась моя судьба.

– Я знаю. Вы хотели сами править Бельмаиром и имели на это полное право, – спокойно ответил Диллон.

– О да!

– Но согласно традициям, Бельмаиром может управлять только мужчина… – продолжил он.

Синния кивнула.

– И это несправедливо! – воскликнула она. – Я – великая колдунья и стала бы лучшей королевой Бельмаира! В герцогских семьях не нашлось достойного преемника Флерганту, и тогда Нидхуг решила, что я должна выйти замуж за чужака из Хетара, который станет править Бельмаиром. А в Бельмаире хетарианцы преданы анафеме.

– Но почему? – спросил Диллон.

Он усадил Синнию на ступеньку трона, чтобы им удобнее было разговаривать.

– Это очень старая история. Давным-давно хетарианцы жили в Бельмаире, – начала свой рассказ Синния. – Но их сгубила непомерная гордыня. Они захотели изменить древние традиции Бельмаира, свергнуть короля и ввести новые традиции, которые бы поселяли смуту между нашими жителями. И тогда весенней ночью Фланн, король, который тогда правил, собрал всех бунтовщиков вместе. Он заключил их в радужный пузырь и отправил на звезду Хетар. Эту историю знает в Бельмаире каждый ребенок. Матери пугают своих детей, когда они не слушаются, тем, что отправят их в Хетар.

Диллон рассмеялся.

– Вы не можете себе представить, как на самом деле страшна эта угроза, – сказал он Синнии.

– Как вы можете так отзываться о своей земле? Ведь в ваших жилах тоже течет хетарианская кровь! – возмутилась Синния.

– Отец моей матери был лишь наполовину хетарианцем, но и в его жилах текла кровь лесных фей, – ответил Диллон. – До двенадцати лет я жил в Дальноземье и в Тере. Затем меня отправили к Калигу, и я стал его учеником. Все это время я не знал, что Калиг – мой отец. Я всегда считал своим отцом Вартана из клана Фиакр. Даже моя мать этого не знала. Я плохо помню Вартана – он погиб, когда я был совсем маленьким. Но у меня был замечательный отчим Магнус Хаук и прекрасная мать. Она очень сильный маг.

– Но что скажет ваша мать, когда узнает, что вы отправились в Бельмаир и женились на колдунье? – спросила Синния.

– Сначала она рассердится на Калига за то, что он принял решение, не посоветовавшись с ней. Но когда узнает, кто мой настоящий отец, ее возмущению не будет предела, – улыбнувшись, сказал Диллон. – У моей матери священное предназначение. Не знаю, проклятие это или, наоборот, благословение. Но пока она не выполнила и половины своей миссии. Она много странствовала и многое повидала на своем веку. И всюду творила добрые дела. Но мать очень своенравна и не любит, когда за нее решают другие. Мне почему-то кажется, что в этом вы на нее похожи, или я ошибаюсь?

– Нет, не ошибаетесь, – вздохнув, согласилась Синния.

– История о происхождении Хетара, которую вы мне рассказали, очень интересна. Жаль, что хетарианцы ничего об этом не знают, – произнес Диллон.

– Да, говорят, что они забыли свое прошлое. И мы этому рады, потому что они могли бы пожелать вернуться и опять начать сеять в нашем народе смуту, – сказала Синния. – Но как они сами объясняют свое происхождение?

– Легенда гласит, что Хетар когда-то состоял из облаков и тумана. Из этого тумана появился первый принц-тень и женился на лесной фее. И с тех пор из поколения в поколение принцы женятся на лесных феях. Однажды туман над Хетаром рассеялся, и хетарианцы узнали о других народах, населяющих их мир. Другие расы, по их мнению, возникли из деревьев, земли и морского воздуха. Принцы-тени ушли в пустыню, и так возник Хетар. Потом хетарианцы построили город, и возникла цивилизация. Вообще-то эта легенда гораздо длиннее, но суть ее именно в этом, – закончил свой рассказ Диллон.

– В этой легенде есть доля правды, – заметила Синния, – но ваш отец знает об этом больше меня. Расспросите его, и он вам расскажет. Кроме изгнанников, в Хетаре живет народ Теры. Еще там есть край, который зовут Темными Землями. Но принц Калиг знает о Темных Землях еще меньше меня. Жители Бельмаира всегда избавлялись от тех, кто сеял беспорядок и смуту.

– Расскажите мне еще о Бельмаире, – попросил Диллон. – Вы не можете себе представить, Синния, какое шаткое у меня здесь положение.

– Я еще не разрешала вам называть меня по имени, – резко заметила девушка.

– Вы – моя жена, и я имею полное право называть вас по имени, – возразил Диллон.

– Я не из тех кротких жен, которые готовы целыми днями сидеть у камина и вышивать, милорд Диллон, – ответила Синния. – Я – великая колдунья.

– И как вы применяете магию на практике, Синния? Что вы умеете еще, кроме этих детских фокусов, которые вы проделали со мной? – насмешливо спросил он. – Можете ли вы при помощи магии сделать серьезное доброе дело?

– Значит, для вас моя магия – всего лишь детская игра? – оскорбленно спросила Синния.

Диллон снисходительно рассмеялся:

– Конечно. Нидхуг научила вас только самым азам магии, но и с этим вы не знаете, что делать. Но я могу показать, как применять ваши знания на практике.

– Вы будете меня учить? Хетарианец будет учить меня магии? – презрительно проговорила Синния. – Ну уж нет.

Он нежно погладил ее по руке.

– Я не хетарианец, Синния. Я маг, сын принца-тени и лесной феи. – Он поднес ее руку к губам и расцеловал каждый пальчик. – Я многому могу научить вас, Синния.

Голубые глаза Диллона встретились с сердитым взглядом ее зеленых сверкающих глаз. Он ласково ей улыбнулся. Синния никак не ожидала такой реакции на те злые и обидные слова, которые она ему сказала.

Сердце ее тревожно забилось. Она застыла от удивления.

– Вы собираетесь соблазнить меня? – спросила Синния.

– Нет, если вы этого не хотите, Синния, – сказал Диллон. – Или вы хотите, чтобы я вас соблазнил?

– Нет! – воскликнула Синния, резко отдергивая руку.

– А мне кажется, что вы этого хотите, просто не желаете признаться даже самой себе, – улыбнулся Диллон. – Но у нас нет времени на ненужные споры. Вы обещали мне рассказать о Бельмаире. Как-никак, я теперь король.

– А наш мир из Хетара смотрится голубым? – неожиданно спросила Синния.

– Да, – ответил Диллон.

– Это потому, что в нашем мире больше воды, чем суши, – сказала Синния. – Бельмаир состоит из четырех островов. Все они омываются разными морями. Наш остров самый большой и зовется Бельмаир. Остальные носят названия Бельдана, Белия и Бельтран. У каждого из островов, за исключением Бельмаира, есть свой правитель, выходец из герцогской семьи. Все они подчиняются королю Бельмаира. Власть в нашей стране не всегда передается по наследству. Если у короля нет сына, который мог бы стать его преемником, то правителя выбирает Верховный Дракон. В наших землях все герцогские семьи равны, ни одна из них не занимает более привилегированного положения, чем остальные, поэтому выбор может пасть на любого из сыновей или внуков герцогов. Мой отец и его родители родом из Бельтрана. Мать была младшей дочерью предыдущего короля Бельмаира. А он тоже был родом из Бельтрана. Моя мать была настоящей красавицей, но у нее было очень слабое здоровье. Поэтому я единственный ребенок в семье. Мама умерла вскоре после моего рождения. Меня воспитали отец и Нидхуг, – поведала Синния.

– Расскажите мне о правителях трех герцогств, которые находятся в подчинении короля, – попросил Диллон.

– Об этом вам лучше расспросить Нидхуг, она знает больше меня, – ответила Синния. – А сейчас мы отпразднуем наш брак, у нас не так много времени. Этой ночью вы должны стать моим мужем. Завтра приедут герцоги, и к их прибытию вы обязаны узаконить свое положение и сделаться настоящим, полноправным королем Бельмаира. Ведь Нидхуг и ваш отец будут недовольны, если все разладится, вы согласны? Мне нужно приготовиться, подождите, я скоро вернусь.

Синния направилась к выходу из тронного зала. В лучах заходящего солнца, пробивающихся сквозь окна зала, она была невероятно красива.

Диллон встал со ступеньки, где он сидел на протяжении всего разговора.

– Отец, – позвал он, – я знаю, что ты здесь. Пожалуйста, подойди ко мне.

Из темного угла появился повелитель принцев-теней.

– Мы с Нидхуг собираемся показать тебе твое новое королевство, – обратился он к Диллону. – Дракониха ждет нас на крыше замка. Но приготовься, она приняла свои истинные размеры, так что не пугайся, когда увидишь ее.

– Когда ты обо всем расскажешь моей матери? – спросил Диллон принца Калига.

– Как только вернусь в Хетар, – ответил тот.

– А когда ты туда вернешься? – спросил Диллон, голос его прозвучал мягче при мыслях о родных землях.

– Через несколько дней. Вечером мы устроим пир, а затем у вас с Синнией будет первая брачная ночь. На рассвете сюда прибудут герцоги. Ты должен быть готов к тому, что им не очень понравится, что королем Бельмаира стал чужак из Хетара, сын мой. Но они не посмеют оспаривать выбор Нидхуг. Мое присутствие здесь при объявлении тебя королем необходимо: оно подтвердит правильность выбора Нидхуг. Но все равно до конца развеять их недовольство это не сможет. Король Бельмаира – хетарианец. Не может им такое понравиться. И тогда я сообщу им, что ты мой сын. И все страхи исчезнут. Только когда все окончательно устроится, я смогу вернуться в Хетар. Обещаю, что разыщу твою мать и обо всем ей расскажу.

 

– Мне жаль, что пришлось расстаться с некоторыми вещами, которые были мне дороги, – сказал Диллон. – Например, с посохом Верикой.

– Не волнуйся, они в твоей комнате, – успокоил его Калиг. – По обычаю Бельмаира, у короля должны быть свои покои. Вам с Синнией придется жить по отдельности, у каждого из вас будут собственные покои. Между половиной Синнии и твоей находится ваша общая спальня. Но нам пора, идем! Нидхуг ждет нас. Она хочет показать тебе твои владения до того, как зайдет солнце.

Калиг и Диллон покинули тронный зал, поднялись на крышу замка, где Верховный Дракон Нидхуг уже давно дожидалась их.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36 
Рейтинг@Mail.ru