Джек Сумасшедший король

Андрей Белянин
Джек Сумасшедший король

– Как? – опешил Джек. – А тебя отпустят?

– А буду я спрашивать? – храбро заявил Сэм. – Я ему не слуга! Хочу – пришел, хочу – ушел! Думаешь, мне здесь сладко? Да этот старый хрыч ни минуты покоя не дает! Учит, учит, наставляет! Надоело! Я тут уже лет пять безвылазно торчу! Я ведь молодой еще и хочу мир посмотреть, себя показать. Может, я тоже король какой-нибудь? – Сэм быстро одевался. – Так что идем вместе!

– Ну вместе так вместе! – кивнул Джек.

Сэм успел уложить в старую сумку остатки хлеба, орехи, прицепил к поясу походный нож и поманил Джека за собой. Сумасшедший король и ученик чародея на цыпочках прокрались к выходу и осторожненько отдернули шкуру…

– Куда это вы собрались на ночь глядя? – раздался насмешливый голос старого волшебника.

– За грибами… – в один голос вздохнули Сэм с Джеком.

Рано утром вся троица собралась на общий совет. Председательствовал, конечно, Лагун-Сумасброд.

– Итак, вы, мелкие жулики, решили сбежать.

Сэм и Джек виновато кивнули.

– Джек, я полагаю, пошел на это из благородных побуждений. Он, по-видимому, опасался своим присутствием навлечь беду на нас обоих. Так?

Джек опустил голову.

– Значит, так, – удовлетворенно отметил старый волшебник. – Ну, а наш неугомонный Сэм пошел за ним из тех же возвышенных побуждений. Ведь ты не мог допустить, чтобы Джек ушел один неизвестно куда без твоей опеки и заботы?

Сэм потупился и кивнул.

– Значит, причины у вас обоих уважительные… – подытожил Лагун-Сумасброд. – И я не имею никакого права вас задерживать. В конце концов распоряжаться вашей жизнью можете лишь вы сами.

Волшебник помолчал немного и вдруг, сорвавшись на тонкий фальцет, обиженно выкрикнул:

– А как же я?

Вилкинсу и Джеку стало очень стыдно. Они почувствовали себя виноватыми перед стариком и стали сбивчиво извиняться.

– Делайте что хотите! – раздраженно отмахивался колдун. – Я и без вас прекрасно проживу! Подумаешь…

В конце концов Сумасброда все же уломали, и он предложил свой план.

– В чем-то Джек прав. Эти черные искали именно его и будут искать, пока не найдут. Значит, оставаться здесь опасно. С другой стороны, мы не знаем, где королевство Джека, следовательно, не знаем, куда идти.

– Если так, то пойдем куда-нибудь! – уверенно заявил Вилкинс.

– Это больше похоже на бегство, – проговорил Сумасшедший король.

– Возможно, но иного выхода у нас нет. Зато есть предполагаемый маршрут. В неделе пути на запад живет мой старый друг. Он из рода ведунов – это воины, уничтожающие зло. Его имя Герберт, он неплохо разбирается в чарах и наверняка будет полезен Джеку. Я останусь здесь: если будет погоня, пущу ее по ложному следу.

– Браво! – подпрыгнул Сэм.

– А вот мистеру Вилкинсу придется остаться со мной.

– Ну уж нет!

– Ну уж да! – строго прикрикнул волшебник. – И это не прихоть, а суровая необходимость.

– Объясни! – взвизгнул Сэм.

– Объясняю! – парировал колдун. – Во-первых, Герберт больше одного человека все равно не примет – профессиональная привычка. Во-вторых, если путешествуют двое – это уже отряд. Отряд вызывает подозрение. Одинокий путник редко бывает богат, к тому же он может оказаться странствующим рыцарем. На такого и нападать опасно. В общем, Джеку лучше идти одному.

– Я готов, – кивнул Джек.

Обиженный Вилкинс, надувшись, уставился в угол.

– Как мне добраться до этого ведуна?

– Из леса тебя выведет Сэм. Под его честное слово – вернуться! Потом пройдешь две заброшенные деревни, Жуткий лес, Вересковую пустошь…

– Что?! – взвился Сэм. – Ты хочешь отправить его через Жуткий лес?! Одного?!

– Ну… – замялся колдун. – Честно говоря, там будь хоть один, хоть два, хоть десять – как повезет. Может быть, одному и удастся пройти там, где гибли сотнями…

– А что, собственно, за место Жуткий лес? – поинтересовался Джек.

– Это такое место, – сделал страшные глаза ученик чародея, – где на каждом шагу волкодлаки, за каждым деревом оборотни, под каждым пнем белеют скелеты, а на полянах воют неупокоенные призраки!

– А если серьезно? – улыбнулся Джек.

– Ну, если серьезно, то Вилкинс на этот раз почти не соврал. Волкодлаки там действительно лютуют… Но зато в Жутком лесу придется провести лишь одну ночь. Так что шансы, конечно, есть…

– Какие шансы?! – возмутился Сэм. – Его же съедят! Проглотят, как мышонка!

– Ну, может, и не проглотят.

– А я говорю, что проглотят! Один ты не пойдешь! Если этот сумасбродный старик совсем выжил из ума, то я пока соображаю!

– Я пойду один! – решительно заявил Джек.

– Будешь спорить – вообще никуда не пойдешь! – категорическим тоном заявил Сэм. – Я могу быть сильным, как бык, хитрым, как лиса, верным, как сторожевой пес. Лагун, ему без меня не обойтись!

– Да… – задумчиво пробормотал колдун. – Ему действительно нужен спутник… Сторожевой пес, говоришь… Что ж, это неплохая мысль. Уговорил! Пойдете вместе.

Сэм испустил переливчатый индейский вопль и пустился вскачь, увлекая за собой Джека. Минут пять они бешено отплясывали какой-то дикий танец безрассудной молодости, обняв друг друга за плечи и яростно выкрикивая боевые кличи.

Старый колдун достал свой волшебный посох, какой-то порошок и, настроившись на заклинание, поманил к себе Сэма.

– Ну что, ты готов?

– Всегда готов! А к чему?

– Чтобы пойти с Джеком как сторожевой пес.

– А… Ну естественно! Я ведь ему вообще как мать родная! И потом еще…

– Нет. Мать здесь ни к чему, – пробормотал Лагун-Сумасброд.

Нюхнув порошка, Вилкинс замер и, как бы впав в транс, невидящим взглядом уставился на чародея. Тот что-то быстро шептал, размахивая руками, потом коснулся плеча Сэма посохом… Там, где стоял Вилкинс, образовалось облако пара. Джек в изумлении молчал. Пар постепенно густел, становился плотнее, обретая форму, и уже вот перед волшебником сидел огромный серый пес! Это был могучий зверь с густой шерстью, тяжелыми лапами и огромными клыками.

Пес удивленно оглядел себя, лизнул лапу, помахал хвостом, потом вперил взгляд в колдуна и неожиданно знакомым голосом завопил:

– Ты что же это сделал, старый дурак?!

– То, что ты просил, – ехидно ответил волшебник.

– Я просил? – жалобно заскулил пес. – Ты что, шуток не понимаешь? Это я образно говорил! Я же не просил, чтобы ты из меня кобеля делал! Как я в таком виде людям покажусь?! Изверг!

– Ничего не знаю, – строго пресек эти излияния Лагун-Сумасброд. – Ты это сам предложил. И, между прочим, здорово придумал. Путник с собакой – вещь вполне естественная. Опять же в лесу собака – самый надежный сторож. Твои уши в шесть раз лучше человечьих, а нюх – тоньше раз в шестнадцать. Ну а то, что ты в пути не будешь пить и с девушками заигрывать, – тоже плюс! Так что привыкай к новому телу и не надрывай мне душу своим воем!

– Господи! – сжалился Джек. – Лагун, а не могли бы вы вернуть его обратно? С собакой, может быть, и проще, но Сэм был такой веселый парень.

– Нет, не могу… – покачал головой колдун. – Я сам отрезал пути назад. Заклинание настолько тесно связало его с тобой, что прежний облик вернется к нему только тогда, когда ты вернешь себе королевство.

– Хорошенькое дело… – проворчал пес, быстро смирившись со своим положением. Сэм отовсюду умел извлечь выгоду. – Эдак я могу бегать в этой шкуре не год и не два. А если вообще ничего не выйдет?

– Надейтесь на лучшее, – посоветовал Лагун-Сумасброд. – А теперь помолчите, мне пришла в голову еще одна идея. Почему бы Джеку не поехать верхом? Если кто-то смог превратить крысу в лошадь, то почему бы это не сделать и нам? Хороший конь никогда не помешает.

– Здорово! – восхитился Джек. – Я вам очень обязан.

– А я нет! Он будет верхом ехать, а я – сзади на своих двоих… тьфу! на четырех – пешком!

– Вот сейчас мы это и попробуем, – не обращая внимания на Сэма и Джека, забормотал колдун. – Вот мы сейчас и рискнем. Ну-ка, иди сюда, голубушка. Не бойся, маленькая моя.

И на пенек перед волшебником села крохотная полевая мышка. Лагун-Сумасброд дал ей понюхать порошок, отложил коробочку в сторону и начал шептать заклинание. Вездесущий Сэм пододвинулся поближе и с любопытством уставился на мышь. Между тем колдун кончил бормотать и поднял волшебный посох. Тут-то и случилось непоправимое. Крайне заинтригованный Сэм в самый неподходящий момент ткнулся мокрым и холодным носом в локоть волшебника. Лагун покачнулся, задел за что-то ногой и, потеряв равновесие, стукнул посохом не мышь, а собственное колено. Грянул гром! Сэм пулей бросился в пещеру и залез под табурет. Джек хотел было помочь чародею, но наткнулся лишь на облако пара. Через несколько минут перед будущим королем стоял прекрасный боевой конь! Мышь, естественно, смылась…

Сэм, осторожно помахивая хвостом и воровато оглядываясь, скромненько вышел из пещеры. Обошел вокруг коня, понюхал валявшийся посох и… разразился гомерическим хохотом. Уверяю вас – собаки умеют смеяться! Задыхаясь от смеха, Сэм катался на спине, бил в воздухе лапами, взвизгивал, чихал и снова смеялся. Черный конь на какое-то время впал в оцепенение, потом, осторожно переступив копытами, обратился к Джеку:

– Боже мой, что я наделал!

– Лагун, вы… – Джек старательно прятал улыбку, глядя на хохочущего пса. – Я вам сочувствую. Вы действительно превратились в лошадь.

– Что же делать?! Святые угодники, я же этого не перенесу! Я – волшебник! Колдун! Чародей! И в каком виде?! Господи!

Лагун-Сумасброд чуть не плакал от обиды. Серый пес тоже почти рыдал, но от счастья. Бедный Джек не знал, куда ему деваться, – смех и сочувствие разрывали его.

– Лагун, а превратиться обратно вы не можете?

– Нет… Увы, я наложил то же заклинание, что и на Сэма! Святой Петр, как же я покажусь в таком виде в деревне?

– Вы знаете, я, конечно, не могу вам помочь, но…

– Что «но»? – с надеждой поднял голову конь.

 

– Если вас это утешит… Вы очень неплохой жеребец!

Сэм засмеялся еще сильнее. Джек, не выдержав, захохотал, привалившись к сосне.

– Веселитесь, негодники!

Новый взрыв смеха просто оглушил бедного чародея. Колдун потоптался еще немного, махнул хвостом и захохотал вместе со всеми.

Когда страсти улеглись и друзья смогли рассуждать спокойно, Лагун-Сумасброд вновь открыл совещание:

– Итак, господа, волей судьбы мы все трое попали в веселенькую историю. Предлагаю высказаться. Начнем с Джека. Вам слово, Ваше Величество!

– Благодарю высокое собрание. – Джек поклонился. – Учитывая недавние события, я считаю своим долгом спасти вас. Если для этого необходимо найти мое королевство – я найду его! Если понадобится моя кровь и жизнь – я отдам их! Если мне действительно суждено стать королем – я не забуду вас, кем бы вы ни были и как бы ни распорядилась нами судьба!

– Блестяще… – растроганно пробормотал конь. – Со вкусом и так благородно… Сэм, скажи и ты что-нибудь.

– Конкретно или что-нибудь высокое? – поинтересовался пес.

– Конкретно и по делу.

– Ладно. Значит, так. Нам надо как можно быстрее двигаться к твоему дружку. Я, конечно, могу быть и псом… какое-то время… Но чем быстрее Джек отыщет свое королевство, тем лучше для нас всех. А уж если он станет королем, – я запрусь на неделю в его винном погребе и наверстаю все, упущенное по вашей милости в дороге!

– Принято к сведению, – кивнул черный конь.

– Принято и записано на мой счет! – улыбнулся Джек. – Мой погреб в твоем распоряжении… после того как он станет моим.

– Значит, теперь я. – Лагун-Сумасброд вновь попытался принять вид профессора, но быстро сообразил, что лошадь за кафедрой выглядит, мягко говоря, нелепо. Тогда, просто взмахнув хвостом, он начал свою речь: – В связи с вышеизложенным я не склонен, повторяю, скорбеть о наших проблемах. Попытаемся извлечь максимум пользы из сложившегося положения. Джек, мы идем к Герберту все трое. Упряжь и седло купим в деревне. Ты поедешь на мне. Не возражай! Я – молодой здоровый конь, мне это будет полезно. (Сэм хихикал, пряча морду за пушистым хвостом.) Теперь о Сэме. С ним, как всегда, полно хлопот. Во-первых, ты должен перестать болтать!

– Почему? – удивился пес.

– Потому, что говорящая собака вызывает здоровое недоумение! – выразительно отчеканил волшебник. – А нам нужно привлекать поменьше внимания. Я сделал из тебя хорошего сторожевого пса. Таких выводят далеко отсюда, где-то за Древней Скифией. Ты не боишься ни жары, ни холода. Густая шерсть забьет глотку любому хищнику, который попытается взять тебя за горло. Твои собственные клыки длиной почти в палец. Идеальный вариант друга и защитника.

– Премного благодарен, – поклонился Сэм.

– Вот что, – вспомнил Джек, – мне нужно оружие. Тот меч, что я отобрал у черных, как бы жжет руки. Это не мой меч. Я не могу на него положиться.

– Ты прав. Это оружие темных сил. – Лагун на секунду задумался. – Меч попробуем купить в деревне у кузнеца. Еще что?

– Один вопрос: где деньги? – застенчиво улыбнулся Джек. – У меня, признаться, ни гроша. А ведь даже в бытность сумасшествия я понимал цену этим серебряным кружочкам.

– У меня вообще-то тоже, – признался колдун. – Наколдовать я не могу. То есть какие-то простенькие заклинания – пожалуйста, но для денег нужны руки. Определенная жестикуляция, так сказать. Копытами ведь не намахаешься. Однако… Сэм! Сэм, я к тебе обращаюсь!

Пес, казалось, был погружен в самое сосредоточенное изучение ромашки.

– Сэм! – Лагун-Сумасброд наступил копытом псу на хвост.

– Ай! – взвился Сэм. – Больно же!

– Извини, не заметил, – невозмутимо ответил чародей. – У тебя есть деньги?

– Откуда деньги у бедной собаки?

– Не юли, висельник! Ты же продавал в деревне мои снадобья и наверняка что-то отложил про запас. Ну-ка тащи их сюда!

– Да нет у меня ничего! Сроду не было! Мамой клянусь – нет и нет! И вообще это личные сбережения…

– Тогда дай мне их в долг, – попросил Джек.

– Под какие проценты? – тут же заинтересовался пес.

– Прекрати, барыга несчастный! – прикрикнул Лагун. – Вспомни, в каком ты виде. Как Джек будет кормить тебя, не имея денег? А на постоялом дворе собаке бесплатно костей не дадут.

Сэм задумался. В словах волшебника была неумолимая логика. Вздохнув, пес отправился в пещеру.

– Двадцать серебряных монет и десять медью, – удовлетворенно подсчитал Джек. – Сэм, я верну это втрое!

Пес радостно махнул хвостом.

– Ладно, отправляемся на рассвете. Сейчас всем спать! – закончил сборы Лагун-Сумасброд и тихо добавил для Джека: – Ничего ему не плати, бесстыднику!

Часов в десять утра трое друзей заявились в деревню. Джек в сопровождении Сэма и колдуна сразу направился в лавку шорника и подобрал для Лагуна-Сумасброда полную упряжь, седло и пару подпруг. Для Сэма был куплен красивый ошейник, украшенный медными бляхами. Ученик чародея жутко загордился и перестал обращать внимание на брехню деревенских собак. Потом все отправились к кузнецу. Лагуна-Сумасброда подковали, но подходящего меча, к сожалению, не оказалось. Однако Джек выбрал отличный охотничий нож с широким лезвием и роговой рукояткой. Он опробовал остроту клинка, балансировку, упругость стали и без лишних разговоров заплатил три монеты. Сэм проворчал что-то себе под нос, но, к счастью, кузнец ничего не заметил.

Когда они вышли на улицу, Лагун тихонько посоветовал Джеку зайти в трактир и запастись провизией. В трактире было не так много народу, но приезд чужака – всегда событие. Хозяин трактира, угодливо кланяясь, выбежал навстречу. Джек швырнул ему поводья:

– Позаботься о моем коне!

– Будет сделано, молодой господин.

– Пес пойдет со мной. Обед для нас двоих и полную сумку еды на дорогу.

– Будет исполнено, ваша честь.

Трактирщик олицетворял собой саму любезность. Он нюхом чуял деньги и был уверен, что выжмет их побольше.

Обед был простым и грубым: пережаренная баранина, пиво и хлеб. Сэм получил все кости и тишком выцыганил у Джека ломоть хлеба.

– Хорошая собачка, а? – Один из крестьян, грубоватый парень шкафообразной формы, бухнулся за стол к Джеку.

Сумасшедший король нахмурил брови, но промолчал. Парень был изрядно пьян, а Джек не хотел ввязываться в ссору.

– Какая порода, я спрашиваю? – продолжал домогаться пьяный. – Уж больно крупный пес. Такой, наверное, и волка задушить может?

Джек кивнул. Желая побыстрее освободиться от навязчивого собеседника, он поманил рукой трактирщика, но тот не спешил подойти. Вместо него к столу подсели двое рослых слуг.

– И вправду хороший песик. Не на охоту ли, часом, собрались?

– Нет, – сквозь зубы процедил Джек.

– А куда? – нахально пристали двое.

– Это мое дело, – стараясь держать себя в руках, отрезал Джек.

– А чего это ты такой невежливый? Добрые люди оказывают ему внимание, а он нос воротит! Уж не из благородных ли?

Джек молчал. Сэм умоляюще смотрел на крестьян, не зная, как прекратить назревающий скандал. А троица слишком явно на него нарывалась.

– Почему он молчит? – Пьяный вдруг пнул Сэма в бок. – Пусть гавкнет! Что за собака такая? Лежит и молчит! Трусливый, что ли?

– Не трогай его! – Голос Джека зазвенел.

– А что? – удивились слуги. – Собака на то и собака, чтобы лаять. Эй, пни-ка его еще раз!

Но пьяница покачал головой, плюнул на кусок хлеба и ткнул его в нос Сэму:

– На, ешь! Будешь помнить мой запах! Мы теперь с тобой друзья! Ешь!

У Сэма желудок подкатил к горлу. Глядя на оплеванный хлеб, он с ужасом понял, что ноги его не держат, и, закатив глаза, рухнул в обморок. И пьяница, и двое слуг разразились диким смехом. В это время к Джеку неслышно подплыл хозяин.

– С вас двадцать монет.

– Что? – поразился Джек. – Но ведь за обед платят одну!

– А вы заплатите двадцать, – ласково пропел трактирщик. – Вы ведь как человек благородный не станете торговаться. Да и быть вышвырнутым из трактира – такой позор для вашей милости.

– Негодяй! – побледнел Джек.

– Давай, давай, давай! – Один из слуг выразительно похлопал ладонью по ножу, который висел у него на поясе.

– И собаку свою припадочную забери! – хохотнул другой, выливая Сэму на морду остатки пива из кружки.

Красный туман заволок сознание Джека. Плохо понимая, что делает, Джек поднял кувшин с пивом и расколотил его о голову ближайшего слуги. Второй схватился было за нож, но Сумасшедший король врезал ему кулаком в грудь и дважды приложил красной физиономией к столу.

– Вор! Убийца! Караул! – завопил трактирщик.

На его вопли вбежали еще трое слуг, вооруженных дубинами, и те завсегдатаи трактира, кто не мыслит выпивки без драки. Сэм пришел в себя и тут же забился для безопасности под стол.

Джек в бою напоминал ураган. Он стремился добраться до трактирщика, но тот успешно ускользал. Драка принимала критический оборот. Неожиданно входную дверь потряс тяжелый удар. Все, обернувшись, на секунду замерли. От второго удара дверь слетела с петель и накрыла визжавшего трактирщика. В разгромленный трактир гордо вошел огромный черный конь и, обратившись к присутствующим, безапелляционно заявил:

– А ну, прекратить драку! Нашли место, остолопы!

Ошарашенные крестьяне испуганно сели, многие крестились, иные торопливо читали молитвы. Между тем конь деловито обратился к Джеку:

– Провизию взял?

– Да. Вот, в сумке. – Сумасшедший король показал припасы хозяина.

– А где Сэм?

– Тут я, – выполз из-под стола лохматый пес.

Крестьяне побледнели еще сильнее.

– Ладно, пошли. Путь не близкий. – Конь притопнул ногой. – Что за народ?! Ни на минуту оставить нельзя. Все бы вам склоки да драки. Когда за ум возьметесь, а?

Джек с Сэмом тихонько выскользнули из трактира. Черный конь вышел следом и, обернувшись, напомнил перепуганной аудитории:

– Вы нас не видели, мы – вас! Все ясно? Марш по домам и чтоб как мышки у меня!

Трактир опустел в мгновение ока. Причем, убегая, все прошлись по упавшей двери, но лежавший под ней хозяин от страха не посмел даже пискнуть. Говорят, с тех пор он в корне изменил свое отношение к приезжим.

Первую заброшенную деревню миновали без приключений. Во второй пришлось заночевать. Друзья устроились в каком-то старом доме. Сэм честно приволок несколько веток потолще, но в конце концов Сумасшедшему королю все-таки пришлось принести остатки забора, чтобы огня хватило на всю ночь. Ужин прошел в напряженном молчании. Лагун-Сумасброд всю дорогу готовил гневную проповедь Сэму и наконец решил, что время пришло. Боже, какую странную компанию составляли конь, собака и человек, беседующие ночью при свете трещавших поленьев!..

– Сэм!

– Хр-р-р…

– Сэм, я к тебе обращаюсь! Поверни голову и изволь слушать стоя! Я знаю, что ты не спишь.

– Ну?

– Не зли меня, негодный мальчишка, ибо я страшен в гневе!

– Угу…

– Не «угу», а «слушаю, господин учитель».

– Ну?

– Сэм!

– А что я, собственно, сделал? Чуть что – сразу Сэм, Сэм… Лежу, никого не трогаю, ничего не ломаю. Нигде нет покоя бедному псу!

– Молчи, изменник! Почему ты не заступился за Джека в трактире?

– Да он просто не успел, – вступился за Вилкинса король. – А потом пошла такая драка, что ему было лучше не путаться под ногами.

– Не выгораживай его, Джек! – строго возразил колдун. – Этот пес мог загрызть минимум троих! Да этого и не требовалось. Достаточно было рыкнуть погромче, показать клыки, ну и тяпнуть кого-нибудь для острастки.

– Тяпнуть?! – взвился пристыженный Вилкинс. – Тебе легко говорить! Посмотрел бы ты на их потные руки, дурно пахнущие ноги, грязную, засаленную одежду… Господи! И это надо брать в рот?! Меня наизнанку выворачивает, как вспомню!

– А давай ты просто будешь лаять и рычать, – предложил Джек.

– Ну уж нет! – уперся колдун. – Мы для чего его взяли, – как декоративную собачку, что ли? Пудель с бабочкой! Ты же обещал защищать и охранять будущего короля?!

– А кто его от этих черных защищал? Скажешь, не я?

– А кто его в трактире бросил? Скажешь, не ты?

– Ну, все, все… Дело прошлое, – утихомирил разгоряченного коня Джек.

Сэм обиженно забился в угол и демонстративно замолчал.

– Нет и нет, Джек! Ты не прав! – горячился колдун. – Дружба дружбой, но он тебя предал! Испугался и бросился под стол спасать свою шкуру!

Сэм слушал и понимал, что его учитель говорит сущую правду, что он действительно сильно испугался, но… Но он никого не предавал! Сэм Вилкинс имел множество недостатков, но он не был трусом. Просто, находясь в чужом теле, он еще не смог перестроить свои привычки, взгляды, психологию. Легко быть храбрым в привычной обстановке и очень не просто, когда ты – это не совсем ты, а в чем-то даже совсем не ты, если это понятно. Стыд и обида раздирали бедного Сэма. Он уже собрался пойти и попросить прощения у Джека, как вдруг… перед его носом появился маленький клочок тумана, потом он вырос в небольшую воронку, потом воронка вытянулась в человеческий рост.

 

– Привидение! – завопил Сэм.

Лагун-Сумасброд неторопливо повернул горделивую голову. Джек удивленно обернулся. Сэм со всех ног бросился к очагу и занял оборонительную стойку у ног колдуна. Тем временем призрак окончательно сформировался, и перед друзьями предстала ужасающая фигура: белый скелет в обрывках савана, круглая шапочка на голом черепе и пустые глазницы, светящиеся красным огнем.

– Трепещите, несчастные! – взвыл призрак.

Его вопль резал уши, а воздух стал наполняться запахом серы.

– Убери его! – верещал перепуганный Сэм.

– Не могу, – тихо ответил колдун. – Я не в состоянии использовать нужное заклинание. С этими копытами особо не разбежишься.

– Трепещите, несчастные! Я выпью вашу жизнь, высосу ваши силы и смешаю прах ваших костей с бурой пылью вселенной!

Лагун-Сумасброд и Сэм завороженно глядели на привидение, постепенно попадая под его таинственную власть. Невидимые нити сковали огромного пса и вороного коня, их взгляды стали пустыми, движения – вялыми, дыхание – затрудненным.

– Трепещите, несчастные! – в третий раз затянул ту же песню призрак.

– Эй, парень! По-моему, ты повторяешься! – невозмутимо заявил Джек.

– Не перебивай, – досадливо отмахнулось привидение. – Трепещи, несчастный! Твое тело съедят черви! Душу ввергнут в вечное пламя ада! Твое сердце…

– Вот ведь настырный какой… – Похоже, на Сумасшедшего короля чары не действовали. – Что ты к нам пристал? Если уж так скучно одному, то садись – я приглашаю.

– Трепещи, несчастный… – неуверенно протянул призрак.

– Бог и все его архангелы! – возмутился Джек. – Ты начинаешь действовать мне на нервы. Я и так не отличаюсь долготерпением. Неужели ты решил, что я буду упрашивать дважды?

Призрак задумался. Он проплыл мимо Джека, осмотрел его со всех сторон, принюхался и недоуменно пожал плечами. Потом радостно подпрыгнул, завис в воздухе и стал разительно меняться. Скелет оброс плотью, могучую фигуру облегало длинное одеяние, залитое кровью, в спине торчал огромный кухонный нож, а толстое крючконосое лицо было покрыто ссадинами и синяками.

– Трепещи, несчастный! – восторженно завопило привидение.

– Тьфу, вот надоел.

– Не понял… – обиделся призрак.

– Слушай ты, сгусток пара! Это говорю я – Джек Сумасшедший король! Мне до смерти надоели твои дешевые фокусы. Мы не на ярмарке в Бесклахоме, и ты не балаганный шут. Если тебе от нас что-нибудь нужно – говори прямо, если нет – катись отсюда к чертовой матери или, клянусь святым Дунстаном, я развею твои бренные останки по всем углам этого несовершенного мира!

Привидение опешило. Колдун и Сэм, придя в себя, удивленно уставились на Джека. Такой речи они от него еще не слышали.

– Ну так что, будешь говорить или…

– Он же псих! – обреченно забормотал призрак. – Натуральный псих… привидений не боится…

Остаток ночи прошел в дружеской беседе. Призрак оказался неплохим малым, хотя и жутким болтуном.

– А что же вы хотите? Деревня уж лет десять как заброшена, словом перекинуться не с кем. Все один да один. Скука… Редко кто из путешественников заглянет…

– По-видимому, ты их просто распугал, – улыбнулся Джек.

– Я не хотел, – замахал руками призрак. – Я поначалу был со всеми вежливый, тактичный такой. И что же? Они просто с ума сходили от страха! В меня брызгали святой водой, крестили, рубили мечами, стреляли серебряными стрелами, пытались извести разными заклинаниями. Ну сколько можно? В конце концов я обозлился! Вы бы видели, как они улепетывали, когда я напускал на себя грозный вид и…

– Это мы знаем, – влез Сэм. – Откуда ты вообще взялся? И что нам с тобой делать – вот в чем вопрос?

– Это важно, – поддакнул Лагун-Сумасброд.

– Ну что я могу сказать, – поморщился призрак, слегка розовея от смущения. – Жизнь моя прошла не слишком праведно… Я был ростовщиком[1]. Мое имя Шухермайер. Я был достойным почтенным человеком. Давал ссуды, кредиты под проценты в долг, сам нуждался и страдал, но, как мог, облагодетельствовал других.

– Так… понесло, – многозначительно заметил колдун.

– Вот что, достопочтенный дух многоуважаемого Шухермайера, – поддержал Сумасброда Джек, – скажи-ка лучше, как ты стал привидением и что нас ждет впереди? Ты ведь немало знаешь о Жутком лесе?

– Будь по-вашему, – поклонился призрак. – Всегда приятно оказать услугу воспитанному человеку. Заметьте, я не спрашиваю, зачем вы идете в Жуткий лес.

– Заметили, – кивнул Сэм.

– Опять же я не спрашиваю, почему господин пес и господин конь говорят по-человечески. Надеюсь, у них есть на это причины…

– Такая деликатность делает вам честь, – качнул гривой колдун.

– Я и говорю, все вы мне даже очень понравились. Поэтому я помогу вам… за весьма номинальную плату…

– Вот мерзавец! – выругался Сэм.

– Я согласен, – величественно кивнул призраку Джек.

– Два золотых, – тут же заявил Шухермайер.

– Фигу тебе, хмырь болотный! – аж подпрыгнул кипящий от негодования Сэм. И, не обращая внимания на укоризненные взгляды короля и чародея, завопил, не давая себя перебить: – Это что же творится? Я вкладываю все свои сбережения, финансирую экспедицию и свой прокорм, а этот тип смеет нас грабить?! Не позволю! Ни гроша не дам! Да и зачем ему деньги? Он же призрак, привидение. Ни пить, ни есть ему не надо! Так зачем ему понадобились мои… тьфу, наши деньги? Не дам!

– Не лишено логики, – заметил Джек, вопросительно глянув на призрака.

– Я объяснюсь… – вкрадчиво ответил дух ростовщика. – Во-первых, я сроду не встречал говорящих собак и лошадей, да еще во главе пусть с сумасшедшим, но королем! Полагаю, что мало кто видел и знает о такой компании. А ведь желающих узнать может оказаться очень много…

– Сколько ты просишь за молчание? – презрительно бросил Джек.

– Всего один золотой, – скромно ответил Шухермайер. – Во-вторых, вы просите поделиться сведениями относительно прохода через определенное место, откуда живыми выходили не многие. Неужели ваша безопасность не стоит еще одной монеты?

– Нет! Ты немного поспешил, приятель. – Выжать из Сэма деньги было не просто. – Во-первых, мы ни от кого не прячемся. К тому же ты просто не сможешь продать известия о нас кому-либо.

– Почему?

– Да какой дурак будет слушать глупого призрака, рассказывающего детские сказки про говорящих собак и лошадей!

– Готов снизить цену до пяти серебряных, – тут же выкрутился бывший ростовщик.

– Ну уж нет! Ничего тебе не достанется. Ты ведь говорил, что, даже будучи вежливым, распугал всех жителей окрест?

– Ну… говорил, – обреченно подтвердил призрак.

– А это значит, что тебя никто не будет слушать, потому что все просто разбегутся! – догадался Джек.

– Именно! – победно подтвердил Сэм.

– Ты делаешь успехи, мой мальчик, – добродушно хмыкнул Сумасброд.

– А… э… у… Ну почему бы нам не договориться, например, о трех серебряных монетах? Вы ведь еще ничего не знаете об опасностях Жуткого леса.

– И здесь промашка! – развивал наступление ученик чародея. – Мы знаем о нем достаточно. А чтобы оценить твою информацию, ее надо сначала выслушать.

– Две монеты, и деньги вперед! – взвизгнул Шухермайер.

– Два пинка и затычку в ухо! – парировал Сэм.

– Назовите вашу цену.

– Раскройте вашу информацию!

– Так дела не делают!

– Я и не такие дела делал!

Спор грозил затянуться до утра. Лагун положил голову на плечо Сумасшедшего короля и спокойно посоветовал лечь спать.

– А как же Вилкинс?

– О, тут не беспокойся. Сэм от своего не отступится! Первое, что он ценит после дружбы и женщин, – это деньги!

Глаза Джека начинали слипаться, он привалился спиной к стене и крепко уснул. Последнее, что он слышал, были вопли возбужденного Сэма: «Три гроша медью?! Ты что же, разорить меня решил, аллигатор?!»

Утром Лагун-Сумасброд растолкал Джека:

– Нам пора.

– А королям подольше спать не полагается? – сонно поинтересовался Джек.

– Мальчик мой, тебе не кажется, что ты перенимаешь дурные манеры Вилкинса? – возвысил голос колдун.

– Что вы! Я уже встал. – Сумасшедший король бодро вскочил на ноги и огляделся в поисках пса. Сэм спал, уткнувшись носом в угол, закрыв морду лапами, и так храпел, что Джек удивился, как это он сам мог спать при таком шуме.

– А вот его пока не буди, – заметил конь. – Он лег всего-то с час назад. Но добился-таки своего – заплатил всего один грош!

1Ростовщик – человек, который дает деньги в рост, в долг под большие проценты.
Рейтинг@Mail.ru