Мой напарник – киборг

Бекки Чейз
Мой напарник – киборг

Навязанная терапия

– Зараза! – от резкого движения сигарета ломается пополам, и Саманте приходится доставать новую.

На улице холодно, но даже январский ветер не заставит ее зайти в участок без утренней порции никотина. Колючий ветер с Гудзона бросает в лицо пригоршню снежинок. Часть тут же попадает за шиворот, заставляя передернуть плечами, но Саманта продолжает курить у подножия лестницы. От новой затяжки желудок выписывает кульбит и сворачивается в тугой узел – дает о себе знать похмелье. Не стоило вчера напиваться в хлам, но после разговора с капитаном иначе успокоиться не вышло.

– При всем моем уважении, сэр, мне не нужен напарник-кибер. Мы прекрасно работаем в тандеме с Доун.

Она сверлит Пауэлла недовольным взглядом, но его таким не проймешь. С тех пор, как мэрия Нью-Йорка получила квоту на новое оснащение полицейского департамента, киберы заполонили каждый участок. А ведь какие-то пять лет назад робототехника находилась в упадке. Если бы не ушлые китайцы, наводнившие рынок и вызвавшие массовый всплеск производства, может и не пришлось бы терпеть силиконовые физиономии на каждом углу.

Сначала появились синтетические органы и ткани – быстрый и дешевый способ обойти очередь на донорскую пересадку. Потом в продажу поступили полностью автоматизированные человекоподобные модели с примитивным набором функций, в основном использовавшиеся для секса или работы по дому. Год за годом спектр услуг расширялся – от киберов-ассистентов до профильных специалистов. Теперь даже полицейским навязывали модернизированный металлолом вместо привычных напарников-людей, прикрываясь удобными отговорками.

– Приказ не обсуждается, Сэм. Показатели раскрываемости падают, к тому же ты не посещаешь штатного психолога.

– Но это не повод подкидывать мне этот… этот… – покосившись на застывшего рядом кибера – спокоен, подтянут и экипирован по самые брови – Саманта не сразу подбирает слова. – Ходячий вибратор!

– Задействована стандартная процедура контроля, – равнодушно перебивает кибер, переводя на нее взгляд бесцветных глаз. – Постоянный мониторинг деятельности объекта, чтобы выявить возможную психологическую травму. Или неудовлетворенность сексуального характера, тему которой вы только что затронули сами. Пусть и косвенно.

– Закрой рот! – рявкает она.

Кибер без единой эмоции поворачивается к Пауэллу:

– Полностью согласен с вашим решением, капитан. Признаки агрессии налицо. Детектив Миллс нуждается в постоянном наблюдении.

– Слушай ты, эксперт, – Саманта подходит к нему вплотную – вот-вот упрется плечом в бронежилет с логотипом департамента. – Засунь свое мнение в свою унылую пластиковую задницу.

– И терапия, – невозмутимо продолжает кибер. – Я бы рекомендовал поработать над вспышками гнева.

– У тебя проблемы со слухом? – она переводит взгляд на серийный номер на его груди. – Так топай в модуль для диагностики, модель «кей-ви четыреста».

– Можно просто Кевин, – синтетические губы растягиваются в улыбке, но это не делает кибера человечнее. И кто им дизайн разрабатывает? Лицо и фигура как у голливудской модели, а глаза как у психопата со стажем. – Рад знакомству, детектив Миллс. Уверен, наше сотрудничество будет весьма продуктивным.

Выбросив сигарету, Саманта медленно поднимается по ступеням. Впервые за пять лет ей до тошноты не хочется заходить в участок. К тому же, она так и не определилась, как себя вести после вчерашней выходки кибера.

– Доброе утро, детектив Миллс, – знакомая фигура в бронежилете возникает в поле зрения, едва Саманта успевает открыть дверь.

Легок на помине.

– Вот ваш кофе, – «кей-ви» услужливо подает ей бумажный стаканчик.

Безразличный голос ни на секунду не меняет тона, но ей слышится ирония. Чертов мешок с микросхемами издевается! Словно мало похмелья, которое раскалывает голову. Еле удержавшись, чтобы не двинуть ему в лоб, она отталкивает протянутую руку:

– Отвали.

Их перепалка остается без внимания – ранним утром в участке занята лишь пара столов.

– Судя по концентрации паров ацетальдегида в воздухе, процесс выведения спиртного из организма закончится не ранее, чем через шесть-восемь часов, – «кей-ви» продолжает нарываться на удар по пластиковой физиономии. – Поэтому я настоятельно рекомендую…

– Я же сказала: катись в задницу, – рявкает Саманта. – Или колесики для скорости приделать?

Бесцветные глаза на миг прищуриваются.

– Предпочитаете анальный секс, детектив? Вчера вам стоило сказать об этом.

– Ничего не было, – шипит она, покосившись по сторонам.

Их ожидаемо никто не слышит – первым делом коллеги заливают стаканчики из кофе-машины в зоне отдыха, и только потом возвращаются на рабочие места.

– У меня сохранилась видеозапись. Могу прямо сейчас запустить ее на основной экран.

И почему этой груде железа нельзя наносить увечья?

– Желаете освежить память, детектив Миллс?

Хотела бы она забыть, но все, что делал этот хренов манекен с прошивкой, навеки отпечаталось на подкорке.

– Убери руки! – Саманта пытается избавиться от захвата сзади, но твердый локоть еще сильнее сдавливает шею.

«Кей-ви» игнорирует все мыслимые приемы обороны – не замечает ударов по корпусу, не дает ни присесть, ни наклониться, а о том, чтобы перекинуть его через плечо, остается лишь мечтать – человеку не под силу тягаться с кибером.

– Это женский туалет, идиот, – она скользит подошвами тяжелых ботинок по мокрой плитке. Если удастся дотянуться до ближайшей раковины, упора хватит, чтобы ослабить нажим на горло и вывернуться. – Или у тебя микросхемы выбило, и ты разучился читать?

Кибер приподнимает ее над полом. Еще один рывок, и пучок рассыпается вместе с уверенностью одолеть модернизированный металлолом.

– Не дергайтесь, детектив, – механическая рука за волосы запрокидывает голову назад. – Иначе я сломаю вам шею.

Саманта запоздало тянется к кобуре – к дьяволу нытье Пауэлла об исках из мэрии – но пальцы успевают схватить лишь воздух. А еще через мгновение холодное дуло касается виска.

– Не тычь в меня моим же стволом, ушлепок!

– Вы приказали не трахать вам мозг, а заняться делом, – равнодушно констатирует он, и ее прошибает испарина.

– Я имела в виду патрулирование, кретин.

– Сначала необходимо решить проблему с вашей сексуальной неудовлетворенностью, детектив. При таком уровне стресса вы не можете выполнять свои прямые обязанности.

– Иди в задницу, анализатор хренов!

– По моим прогнозам будет достаточно стимуляции клитора.

Он убирает пистолет, и Саманта снова принимается вырываться из стального капкана. «Кей-ви» за ее спиной неподвижен как монолитный блок – даже не вздрагивает, когда она изо всех сил ударяет его по колену. Наивная. Выбить сустав из сверхпрочного сплава нереально, а вот повредить собственные связки очень даже легко. Но Саманту не останавливает ни боль в щиколотке, ни нехватка кислорода.

– Не смей, – хрипит она, вонзая ногти в запястье свободной руки кибера – той самой, что скользит под ремень на ее джинсах.

Ей противно даже представить, что он прикасается к ней, но представлять не приходится – Саманта чувствует его кожей. Холодная ладонь прижимается к животу, заставляя взвиться в истерике:

– Отвали от меня, грязный урод!

– Вы напрасно переживаете, детектив. Моя система деконтаминации1 активирована по умолчанию. И гарантирует стерильность перед забором пробы или любым другим контактным действием.

– Мозги себе стерилизуй.

Позвонки хрустят от натуги, перед глазами беснуются звездочки, но она не прекращает попыток освободить шею.

– Вам необходимо расслабиться, детектив.

– Да неужели? – с осипшим смешком выплевывает Саманта. – И где же ты нахватался таких познаний?

– В моей базе данных содержится архив научных статей и исследований в области психологии за последние сто тридцать лет, – равнодушно рапортует «кей-ви», не считав сарказма.

– Лучше запроси в ней определение неуставных отношений! – Саманта судорожно сглатывает и выгибается назад. – Может тогда перестанешь меня лапать.

– Данная формулировка неприменима к автоматизированным механизмам.

Его рука пробирается ниже, под ткань спортивных трусиков. Уже не холодная – чипованный гаденыш даже температурный режим подобрал. Когда он находит и легко сдавливает клитор, Саманта вздрагивает и рефлекторно сжимает бедра. Это не останавливает «кей-ви» в терабайтах архивов которого явно содержатся не только психологические статьи – он четко знает, что делать и как. Сначала медленно поглаживает, потом усиливает нажим, вызывая новый приступ дрожи.

– Гребаный тостер, – цедит Саманта сквозь зубы.

Она уже не пытается сбросить его руку с шеи. Наоборот – цепляется за нее, чтобы не осесть на пол. И неосознанно подается вперед, насаживаясь на механические пальцы.

– От тостера вы тоже кончаете, детектив?

Вместо ответа Саманта тихо стонет.

Последний раз не от своих рук она кончала во времена полицейской академии, когда в пьяном угаре отмечала с однокурсником успешную сдачу тестов. Утром он сделал вид, что ничего не помнит, и больше не подходил. Следующие отношения – если так можно было назвать пару свиданий – оказались еще хуже. Новый парень потерял работу и подсел на наркотики. Третьего Саманта арестовала во время внепланового рейда в ночной клуб, где тот устроил скандал, отказавшись оплачивать счет.

 

С мужчинами ей не везло, зато руки никогда не подводили. Просто и эффективно – никакого выноса мозга и переживаний, только разрядка и снятие стресса. И вот теперь и здесь она докатилась до суррогата. Гадство! А ведь раньше ей даже вибратором пользоваться не приходилось.

– Вы все еще напряжены, детектив, – голосовой модуль «кей-ви» снижает громкость, имитируя шепот.

А чертовы синтетические пальцы не прекращают ритмичных движений. Саманта готова взвыть от беспомощности, но вместо крика из горла вырывается лишь новый стон – низ живота сводит в приступе оргазма. Охнув, она откидывается назад. В ту же секунду кибер отпускает ее горло и перехватывает за талию. Вовремя – Саманту уже не держат ноги.

– С-с-сука, – она обессиленно оседает в его руках.

– Так мне включить воспроизведение записи, детектив?

– Свали отсюда, – раздраженно бросает Саманта, мечтая выпустить обойму ему в переносицу. Ровно по центру, для идеальной симметрии.

– Я не могу выполнить этот приказ. Согласно распоряжению капитана Пауэлла, я должен находиться рядом, как ваш партнер, – «кей-ви» намеренно делает ударение на последнем слове и иронично приподнимает кончики губ – где только научился так паясничать.

– Всего лишь напарник, – осаживает Саманта.

Как же он ее бесит! Ехидным прищуром почти прозрачных глаз, слишком правильными чертами лица, сарказмом в голосе – он раздражает всем, одним лишь своим существованием.

– Нам пора на вызов, – кибер игнорирует ее выпад.

Развернувшись, она вынимает из пачки сигарету и направляется к выходу – по дороге к патрульной машине можно хотя бы спокойно покурить. «Кей-ви» топает следом через парковку с очередной унылой лекцией о вреде никотина. Ввинчивается в мозг каждым словом, выбешивая статистикой:

– Согласно данным Комитета здравоохранения количество летальных исходов в этом году…

– Захлопнись, – выдыхает Саманта вместе со струйкой дыма и тянется к ручке водительской двери.

«Кей-ви» ловко перехватывает ключи, сжимая запястье – безболезненно, но весьма ощутимо.

– Я не могу позволить вам сесть за руль в нетрезвом состоянии, детектив.

– Да пошел ты в жо… – Саманта осекается, понимая, что снова близка к опасной теме. И неожиданно для себя отпускает брелок. – Рули давай, таксист хренов.

Забравшись на пассажирское сиденье, она натягивает капюшон чуть ли не до подбородка и, наконец, закрывает глаза. Если повезет, и шоссе снова забьется на подъезде к центру, ей даже удастся поспать.

– Музыку включи, убогий, – бормочет она в полудреме под тихое урчание мотора служебной «Шевроле».

– Как прикажете, мисс Дэйзи2, – отзывается «кей-ви» голосом Моргана Фримана, но Саманта его уже не слышит.

Дополнительная опция

– Вы уже видели пополнение? – кто-то из патрульных заглядывает в комнату отдыха, заставляя Саманту оторваться от экрана.

Сидевший у входа стажер подхватывает со столика стаканчик с кофе и устремляется в коридор. На пороге он сталкивается Доун – та возмущается на весь участок:

– Не понимаю, у мэра случился очередной приступ щедрости? Или всем нам собираются дать коленом под зад?

– Да что стряслось? – отложив планшет, Саманта высовывается за дверь.

И без того упадническое настроение вмиг становится совсем поганым – стену напротив кабинета Пауэлла на пару с ее «кей-ви» подпирают еще два кибера. Поставщикам явно не терпится освободить склады. Или же – что еще хуже – Доун права, и в перспективе людей действительно планируют заменить их механическими конкурентами.

– У нас и без новых кукол не протолкнешься, – кривится Саманта.

– И я о том же, – присоединяется Доун.

– А я не против – буду гонять своего за пончиками, – довольно скалится Бенсон – к нему в отдел еще не распределяли киберов.

Вот уж кто всегда рад пожрать, и даже разговоры сведет к еде.

– Это пока он не сел за ваш стол, – отбивает Саманта. – С вашим значком и табельным оружием.

– Ой, да брось, Миллс. Ты видишь все в мрачном свете, – отмахивается Бенсон. – Лучше скажи, сможешь определить, который из них твой?

Саманта слишком зла, чтобы играть в угадайку. Неужели Бенсон действительно не осознает опасности? Или уверенности ему добавляет приближающаяся пенсия? В любом случае Сэм далеко до отставки. И она столько лет выслуживалась и рвала задницу не для того, чтобы ее подвинула гора пластика.

– Можете забирать любого.

– Ну же, я серьезно, – продолжает подначивать Бенсон. – Если угадаешь – поменяюсь любым дежурством.

– Двумя, – Саманта возвращает ему ехидную улыбку. – И не поменяетесь, а отдежурите за меня.

– По рукам!

Доун разбивает их шутливый спор, и Сэм уверенной походкой выдвигается в сторону новеньких. Ни один не реагирует на приближение – все трое лишь монотонно моргают.

– Ну что, ушлепок, хреново тебе теперь будет с такой конкуренцией? – Саманта пристально всматривается в искусственные зрачки каждого.

Ближайший силиконовый истукан с равнодушием поворачивается к ней, но не издает ни звука. Мазнув взглядом по гладкому подбородку, она перемещается к следующему.

– Братцы-клоны быстро отправят тебя в запасник.

Второй кибер продолжает пялиться перед собой – его программа решила игнорировать источники звука.

– И будешь ты пылиться в углу в обнимку с гребаной кофеваркой.

Чтобы узнать своего «кей-ви» ей не нужно задавать вопросы, но Саманта может поклясться, что последний в цепочке едва заметно приподнимает уголки губ. Пусть это самообман, надуманная реакция почему-то вызывает ответную ухмылку.

– Этот, – она тычет пальцем в сторону «напарника».

– А как мы проверим? – запоздало соображает Бенсон. – Ты могла выбрать любого.

– Прикажите ему что-нибудь, – пожав плечами, Саманта скрещивает руки на груди.

– «Кей-ви четыреста», проследуйте в кабинет капитана Пауэлла и принесите папку с еженедельным отчетом, – командует Бенсон.

– Я подчиняюсь только детективу Миллс, – равнодушно рапортует кибер.

Саманта вынуждена признать – в этот момент он бесит ее чуть меньше, чем обычно.

– Но… как? – Бенсон таращится во все глаза. – Как ты поняла, что это он?

– Они же… совершенно одинаковые! – восторженно бормочет Доун.

Сэм продолжает улыбаться.

– Серьезно, Миллс, как ты их различаешь?

– Легко, – довольно щурится Саманта – из трех идентичных физиономий лишь одна способна довести ее до нервного тика. Кивнув в сторону новеньких, она поясняет: – Эти два мне безразличны. А вот своего я мечтаю убить.

– За каким хреном ты вломился ко мне в квартиру? – Саманта одной рукой поддерживает сползающее с груди полотенце, а второй пытается заклеить распоротую щеку «кей-ви». Дрожащие пальцы не слушаются, и синтетическая кровь продолжает просачиваться через силиконовую заплатку. – Да еще и в ванную сунулся, идиот. Поблагодари своих кибербогов, что я пистолет в гостиной оставила.

– Вы беспокоитесь обо мне, детектив Миллс? – «кей-ви», не моргая, следит за ее суетливыми движениями.

– Я беспокоюсь о своем мозге, который теперь вытрахает Пауэлл, которого, в свою очередь, поставит раком весь юридический департамент, – Сэм кое-как удается закрепить пластырь. Придирчиво изучив результат, она прикрывает лицо ладонью и устало вздыхает: – Твою мать, ну почему я вечно оказываюсь в дерьме?

Кибер фокусирует взгляд на ее ключице:

– На вашей коже действительно есть источник загрязнения, но это не экскременты.

Он успевает коснуться ее плеча, до того, как Саманта замахивается в ответ.

– Следи за руками, ушлепок, или я… о, Господи, – она морщится, когда кибер слизывает с пальцев остатки ароматического масла. – Неужели ты всегда все тянешь в рот?

Хотя чего еще ожидать, если язык нашпигован датчиками.

– Это эфирное соединение с высоким содержанием ментола, – невозмутимо выдает «кей-ви», проанализировав вещество. – Вы не в дерьме, детектив Миллс.

В приступе хохота Сэм сворачивается пополам. Вот уж успокоил, капитан очевидность. Подумать только, а ведь еще мгновение назад ей хотелось размазать ненавистную синтетическую рожу по паркету.

Пока она смеется, привычное равнодушие кибера сменяется чем-то очень похожим на недоумение. С имитацией человеческих эмоций у него туго, но эта, как ни странно, удалась. Так же озадаченно он пялился на Саманту, когда та обрушила на его голову свечу в стеклянном корпусе – первое, что подвернулось под руку.

– Сядь же уже, нефиг стоять столбом, – наконец, выдает она, восстановив дыхание. – И жди, пока оденусь. Отвезу тебя в сервис.

Саманта запирается в ванной и обводит «поле боя» тоскливым взглядом – на залитом мыльной водой полу поблескивают осколки стекла, а на углу раковины догорает остаток второй свечи.

– Да уж, устроила себе вечер спа-процедур и релакса. Полежала в тишине, – она с досадой отбрасывает измазанное синтетической кровью полотенце в корзину для грязного белья и тянется за джинсами.

– Царапина на корпусе не мешает работе системы, детектив Миллс, – отзывается из-за двери «кей-ви». – В сервисном обслуживании нет необходимости.

– Нет уж, скандал мне не нужен, – не терпящим возражений тоном отрезает Сэм и чертыхается, в спешке засовывая голову в вырез футболки – ткань скатывается и липнет к мокрому телу. – Зараза!

– Восстановить покрытие можно во время стандартного планового осмотра, который проводится на ежемесячной основе.

Вот же упертый – даже ее готов перещеголять в своем упрямстве! И это выбешивает еще сильнее.

– Слышь ты, ходячий системный сбой, спорить со мной вздумал?

Сэм влетает в гостиную и нос к носу сталкивается с кибером, который так и не потрудился сесть, невзирая на прямой приказ – ее приказ! – и продолжает переминаться возле журнального столика, на котором она распотрошила аптечку.

– Я тебе точно плату не задела? Ты явно стал хуже слышать. Так давай сообщу, куда надо, и тебе мигом микросхемы прочистят.

– Аргументированный отказ – часть алгоритма принятия решений, созданного разработчиками…

– Сейчас точно довыделываешься, – злится Саманта и тащит его к выходу за ремешок на бронежилете.

В сервисе треснувшую часть лицевой пластины заменяют, а на место стыка сажают новую заплатку. Почти безупречно, если не считать едва заметного бугорка на скуле. Кибер-ремонтник предлагает выровнять «шрам», но «кей-ви» отказывается. И почему-то не перестает улыбаться. Он даже не спорит, когда Саманта снова отбирает ключи, чтобы самой усесться за руль.

– Гордишься, что теперь выглядишь как человек? – наконец доходит до нее. – Напрасно, ты все тот же тостер в силиконовой маске. Только теперь еще более дефективный.

Она не может не осадить самоуверенный кусок железа. В ответ тот умело имитирует сарказм, цитируя определение индивидуальности.

– Зачем ты вообще приперся ко мне? – Сэм обреченно закатывает глаза.

– Капитан Пауэлл передал материалы по делу о взломе полицейской базы данных, – «кей-ви» вынимает из кармана мини-планшет. – Я подумал, вам будет интересно с ними ознакомиться до утреннего брифинга.

И ради этого он притащился к ней в квартиру?

– Мог бы на почту прислать. Глядишь, и рожу бы уберег.

– Дело получило гриф секретности. Доступ открыт лишь ограниченному кругу лиц – расследование ведет федеральное бюро. Нас подключают временно.

– Показывай, – снисходит Саманта, протягивая руку за планшетом.

Но вместо полезной информации слышит очередное нравоучение:

– В штате Нью-Йорк запрещено пользование электронными устройствами за рулем. И в случае нарушения закона…

– Завязывай выделываться, – остывшая, было, Сэм заводится с пол-оборота. Этого у говнюка не отнимешь – умеет выбесить. – А то яйца оторву.

– Данная опция в моей модели не предусмотрена, – бесстрастно сообщает «кей-ви».

Логично. Он и словами отымеет в мозг так, что захочется вскрыться.

 

– Давай без подробностей, – брезгливо морщится Саманта. – Даже представлять не хочу, что там у тебя в штанах.

– В случае необходимости возможна докомплектация – нужно всего лишь заполнить заявление на апгрейд.

– Ты серьезно? – она удивленно распахивает глаза.

Какая, к чертям собачьим, может быть необходимость в члене у полицейского кибера?

– Если вам интересна данная опция, могу переслать на почту форму заявления.

– Лучше не нарывайся, – рычит Саманта. – А то ведь реально закажу – и привинчу этот долбаный апгрейд тебе на лоб. Будешь скакать по участку как единорог.

«Кей-ви» неожиданно затыкается – то ли считав угрозу, то ли моделируя визуализацию. Воспользовавшись моментом, Сэм выхватывает у него планшет и углубляется в материалы дела.

– Так как, черт побери, мне теперь узнавать своего? – не унимается Бенсон.

– А вы его подпишите, – Саманта с насмешкой протягивает маркер и оборачивается к «кей-ви»: – Пошли, убогий, работа не ждет.

1Процесс очистки от микроорганизмов (включая бактерии и их споры, грибы, вирусы).
2Отсылка к фильму «Шофер мисс Дэйзи».
Рейтинг@Mail.ru