Любовь не по сценарию

Ася Лавринович
Любовь не по сценарию

– Зачем вы это сделали? – снова спросил Денис. Его тон стал раздраженным. Понял, что, скорее всего, от меня не добиться никакого толку.

О. Мой. Бог. Он смотрит прямо на меня! Он тоже видит меня впервые! Мы встретились! Все так, как я когда-то мечтала… Ну, практически.

Если бы о нас снимали фильм, сейчас бы режиссер точно выкрикнул: «Так! Стоп!» Мне бы принесли чашку горячего кофе, чтобы я отогрелась и немного успокоилась. Я бы пила капучино, а Денис подошел ко мне, спросил мое имя, сказал: «А мы теперь партнеры по съемочной площадке. Ты читала до конца сценарий? У нас должна быть одна сцена…»

Колокольцева, ну о чем ты думаешь? Какая сцена? Дура! Тебе уже два вопроса задали… От своих глупых мыслей я глухо рассмеялась в шарф.

Лицо Дениса стало совсем растерянным. Нужно мотать! А куда? Мысли хаотично метались в голове. Куда бежать? За общагу? А если он тут же погонится за мной?

А потом мне пришла в голову совершенно дурацкая идея. Я решила бежать вперед, по пути пихнув дезориентированного Дениса в сугроб. Где наша не пропадала? Пока он, совершенно обалдевший от моей наглости, поднимется на ноги, меня и след простынет. Тем более я уже и так тут опозорилась дальше некуда. Общаться с ним сейчас точно не смогу. Я так разволновалась, что в ту минуту членораздельно и слово «мама» бы не произнесла.

Как рассерженный молодой бычок, я взяла курс прямиком на Дениса. Тот тут же вытащил руки из карманов пуховика, готовясь к моему нападению. И чем я думала, решив, что смогу толкнуть в сугроб рослого парня? Денис ловко поймал меня, и, не удержавшись на ногах, мы оба повалились в сугроб.

Падать на парня своей мечты оказалось приятно. Ну а как иначе? Правда, еще и очень волнующе. У меня во время этого секундного полета вся жизнь перед глазами пролетела, как перед смертью. Хотя… О чем тут говорить? В тот момент я действительно чуть не умерла!

На мгновение даже зажмурилась от страха и слепящего белоснежного снега. Но потом все же осмелилась и посмотрела на Дениса. Впервые так близко увидела его небесно-голубые глаза. Заметила, как на темных ресницах тает снежинка…

Из-за этого несчастного шарфа на лице сейчас я, скорее всего, похожу на черепашку-ниндзя. Мне всегда больше всех из них нравился Микеланджело. Он такой веселый… Снова я думаю не о том.

Денис не шевелился. Так и замер, заглядывая мне в глаза, отчего мое сердце восторженно замерло. Я лежала на парне своей мечты. Да, пусть на мне сегодня эта ужасная шапка с оттопыренными ушами, лицо замотано шарфом, а сама я не могу проронить ни слова. Но разве я могла еще вчера мечтать о таком?

– Пытаюсь понять, кто ты и чем я тебе насолил, – наконец сказал Денис, перейдя на «ты». Он мог бы перейти и на английский, и на эстонский, и на марсианский. Все равно от смущения, паники и нагрянувших чувств я не смогла бы ему ответить.

Я молча продолжала пялиться на парня. В какую же глупую ситуацию попала из-за Юльки! Чем дольше все это длится, тем глупее я себя чувствую. Я попыталась встать, но парень так и не выпускал меня, внезапно крепче прижав к себе.

– Э-э-э… Кристина? – продолжал гадать Денис, глядя мне в глаза. – Это ты?

Сравнение с какой-то Кристиной почему-то оскорбило меня до глубины души. Стало совершенно ясно, что пора сматывать удочки. И я, принявшись вырываться из объятий (клянусь, нечаянно!), так заехала Денису локтем в живот, что тот взвыл от боли. Зато тут же ослабил хватку. Вскочив на ноги, я покачнулась и, разумеется, не удержав равновесия, позорно угодила лицом в сугроб. Как именинник в торт. Подняла голову и промычала от холода и стыда что-то нечленораздельное. А Денис, расхохотавшись, снова схватил меня за руку и потянул на себя. Он решил, что у нас любовные игрища такие, что ли? Я продолжала мычать, словно глухонемая, и вырываться. Не придумав ничего лучше, свободной рукой набрала горсть снега и обрушила Денису на лицо. Кажется, даже за шиворот попало. Парню тут же снова стало не до смеха, и он охнул еще раз. Пока отплевывался, я кое-как, неуклюже (чертово длинное пальто) наконец поднялась на ноги и понеслась теперь уже в сторону общаги. Бежала быстро, не оборачиваясь. Снег визжал под ногами. От позора щеки горели. Внезапно снег заскрипел еще громче, теперь уже прямиком за моей спиной. Денис гонится за мной! Совершенно точно! Конечно, кому понравится, когда какая-то городская сумасшедшая кидается снегом в лицо? Я ускорилась. Миновала общагу, мимо замельтешили украшенные инеем деревья. Вокруг было белым-бело…

Когда дыхание совсем сбилось, решила зачем-то обернуться и посмотреть, есть ли у меня хоть какое-то преимущество. Конечно, я теряла драгоценные секунды, но от быстрого бега так пересохло в горле, да и сердце уже едва не выскакивало из груди… И каково же было мое удивление, когда я обнаружила за собой довольную раскрасневшуюся Юльку. Слоновий топот за спиной принадлежал Адамовой. Эта дурында просто молча бежала за мной!

Тогда я тут же резко затормозила и пихнула подругу.

– Идиотка! Почему сразу не сказала, что это ты? – накинулась я на Юльку, но та, согнувшись пополам, уже зашлась от хохота. Подруга смеялась до тех пор, пока с дерева, под которым мы стояли, не шлепнулся снег. Прямо Адамовой на голову.

– Это ты идиотка! – отсмеявшись, сказала Юля. – Уф, погоди, дай отдышаться! Аж горло с тобой разболелось! Я ей такой шанс дала, а она…

– Шанс? – завопила я. – Да ты меня подставила!

– Это был повод для знакомства, – возразила Юлька.

– Но я не хотела с ним знакомиться! – отрезала я.

– Ой уж! – Юля поморщилась. – Будто я не знаю, как ты к Морозу относишься. А тут такое событие – он вернулся домой. Вот где бы мы еще пересеклись с ним? А вокруг – ни души. Знакомься – не хочу. Флиртуй – не хочу. Но нет же, ты на него поперла, как баран на ворота…

Я только криво улыбнулась. Да уж, в экстремальных ситуациях я совсем не умею себя вести. Сразу теряюсь и делаю глупости. А уж если дело касается симпатичных парней… Пиши пропало.

– Но как же можно флиртовать после снежка в спину, да еще и в таком прикиде? Ты об этом подумала? – не отступала я.

– Ронечка, ну прости! – выдохнула Юля. – Но мне так хотелось скорее действовать. Ты же меня знаешь. Сначала сделаю, а потом думаю. Я просто решила, что такая классная обстановка вокруг, вы обязательно должны познакомиться… Прости, Ронечка, прости, прости! Я хотела как лучше. Я ведь совсем не ожидала здесь Дениса увидеть. Нет, ну ты представь, он снова вернулся в Россию…

Внезапно мне сделалось так хорошо на душе. Внутри стало тепло и светло, будто я впервые в жизни увидела солнце. Да, Денис Мороз снова каким-то сумасшедшим образом появился в моей серой жизни. Мне вдруг захотелось обнять весь мир и никогда его не отпускать. Наконец я стащила шарф с лица и рассмеялась. Мой нелепый наряд, симпозиум по химии, прорванная труба в кафе, снежок в спину Дениса, «сугроб» на Юлькиной голове… На меня вдруг напал истерический хохот.

– Ты бы слышала, как я там ругалась сквозь шарф! – смеясь, рассказывала я. – Как мокрый бандит из «Один дома»! Во рту все слова перепутались от волнения!

– Я видела из-за угла, как ты там в снегу брыкалась, – смеялась в ответ Юлька, попутно отряхивая снег с шапки. – Слушай, жалко, на тебе валенок не было. Ты бы один точно в сугробе оставила. Как Золушка… Представляешь, Мороз тебя бы потом по всему университету с этим валенком разыскивал?

– Перестань! – хохотала я. У меня даже щеки заболели. От смеха, бега, всего пережитого было не холодно, а жарко. – Ну какие валенки?

– А что? – продолжала веселиться Юлька. – К твоей ушанке бы очень подошло.

– Надеюсь, если мы еще когда-нибудь встретимся, он меня не узнает. Господи, так неудобно! Еще и снегом в лицо. Как стыдно…

Хорошо, что вскоре после всех событий нас на машине забрали Юлькины родители. Они радостно сообщили подруге, что сегодня к ним в гости приходят какие-то Устюжанины, и Юлька, ужаснувшись, попросилась переночевать у меня. Я и не возражала.

Дома мы посмотрели подряд несколько серий «Как избежать наказания за убийство». Вернувшаяся бабушка накормила нас домашним борщом, а затем снова засобиралась к подруге, которая жила в нашем подъезде на первом этаже. Раньше они только раскладывали пасьянсы, а теперь вот покером увлеклись…

– Бабуля, надеюсь, вы там не на пенсию рубитесь? – нахмурилась я.

Бабушка ничего не ответила. И лицо у нее при этом было невозмутимое.

– Ба, ты чего молчишь? – удивилась я.

– А это, Роня, называется «покэрфейс»! – пояснила мне бабуля.

Я не сразу нашлась что ответить. А Юлька зашлась от хохота. Она всегда восхищается моей бабушкой.

Вечером нам с Юлькой надоело торчать дома и мы решили отправиться в торговый центр, который находился в квартале от дома. Благо удалось феном просушить пуховик, и я снова могла облачиться в свою обычную одежду. Мамину ушанку от греха подальше убрала обратно на антресоли.

На улице было не так холодно, как утром, но деревья по-прежнему сверкали от инея. В свете желтых фонарей мельтешили снежинки. Юлька держала меня под руку и ворчала по поводу того, как ей надоела зима. Хотя, откровенно говоря, настоящая зима началась только сейчас, в конце января. Я с упоением вдыхала холодный чистый воздух.

Утренние позорные события мы больше не вспоминали. Болтали о всякой чепухе. Например о том, как провести предстоящие каникулы. Лично я планировала отсыпаться и целыми днями смотреть сериалы. Но у Юли были другие планы. Подруга уже удумала взять меня с собой и Веником кататься на лыжах.

– Там есть трасса для таких дилетантов, как ты, – сообщила Юля. – В лыжах ведь главное что?

– Что?

– Правильная техника и хороший инструктор…

Внезапно Адамова резко затормозила. Пришлось и мне остановиться. Я ошарашенно завертела головой. Неужели где-то снова поблизости гуляет Денис Мороз? Это было бы просто невероятным совпадением! Второй раз я подобного не переживу.

 

– Не может быть! – ахнула Юлька.

– Что случилось? – запаниковала я. – Кого ты опять увидела?

– Это не твоя подопечная?

Я проследила за взглядом Юли. Рядом с красивым рестораном «Пташка» у подсвеченной витрины стояла Агния.

– Она. И что с того? – не понимала я.

– Тебя не смущает ее спутник?

– Спутник?

Я даже не поняла, что тот седовласый мужчина, куривший неподалеку, и есть спутник Агнии. Благодаря местной прессе все прекрасно знали, как выглядит муж Светланы Леманн.

– Это ведь не ее отчим. – Юля будто прочитала мои мысли. – Отец?

Я покачала головой.

– Ее отец в Питере живет. И они вроде как совсем не общаются, – нехотя сказала я.

Агния редко делилась со мной личным. Однажды бабушка все-таки пригласила ее за стол и расспрашивала про семью. Мне было так неудобно!

Юлька зачем-то отвела меня под козырек Макдоналдса, из которого то и дело выходили крикливые школьники и задевали нас плечами. Мы заняли наблюдательную позицию и принялись следить за Агнией и седым. Тот докурил, бросил окурок в урну и что-то сказал Леманн. Агния в ответ заулыбалась. Да и вообще она будто светилась от счастья. Смурная и не слишком приветливая обычно… Сейчас я ее не узнавала.

– На фига мы тут стоим? – сердито спросила я, когда один из подростков, выскочивший на улицу, едва не сбил меня с ног. Шпионить за Агнией, если честно, было не очень приятно. Но вопрос мой был риторическим. Юлька – самый любопытный человек на планете. Кто с кем встречается, кто на ком женится, кто кого бросил… Она следила за всеми! Иногда огорошивала меня такими новостями, что я еле припоминала, о ком вообще идет речь. «Ты сейчас умрешь! Золотова изменила Винокурову с этим… Левой с философского». Я долго соображала, что Золотова – дальняя родственница нашего декана, Винокуров, оказывается, завидный жених с экономического («И как ты, Роня, этого не знала?»), а Лева с философского в прошлом году был «мистером Университет».

– Точно ее хахаль! – проигнорировав мой вопрос, воскликнула Юля.

– Да ну, – запротестовала я. – Он же лет на тридцать ее старше.

– Ну и что? Любви все возрасты покорны.

Я еще раз с сомнением осмотрела седого мужика. Он даже не был симпатичным! Это, конечно, не Джордж Клуни… Но то, как широко улыбалась ему Агния, сбивало с толку.

– Смотри, под локоток ее взял. В ресторан повел. Ой, не могу! Нет, ты скажи, ну для чего это молодой девчонке? Она ж не из бедных!..

Я промолчала. Мужик тем временем распахнул перед Агнией стеклянные двери ресторана, а затем и сам зашел внутрь. Нам с Юлькой в такое заведение попасть не светит. Наш удел – Макдоналдс за спиной. Но как бы сказала сейчас Юлька: «Подумаешь! Не очень-то и хотелось!»

Мы снова пошли по заснеженной яркой улочке в сторону торгового комплекса.

– Мне Галя с первого курса рассказывала, что Агния в контрах с отчимом. Вроде он даже в свое царское наследство ее не вписывает, хотя других детей у него нет. Как думаешь, это правда?

– Не знаю, мы такое не обсуждали, – сухо ответила я.

– Ну, знаешь, если он после ссоры лишит вдруг ее содержания, то тут даже все очевидно, – продолжила размышлять Юлька. – Когда ты привыкла жить на широкую ногу, трудно падать с небес на землю. Там, наверное, такие запросики…

– Все, Юль, прекрати, – поморщилась я. Обычно мне было все равно на подобную болтовню Адамовой, но сейчас почему-то стало неприятно. И видеть Агнию с этим старым мужиком – тоже.

Юля удивленно подняла на меня глаза, но все-таки перевела разговор на другую тему. Я не питала большой симпатии к Леманн и если поначалу тоже считала ее стервой, то, узнав немного ближе, изменила свое мнение. Все чаще у меня складывалось впечатление, что Агния очень одинока, а сердце ее иссечено горькими обидами.

Агния

Меня душило волнение, оттого и кусок в горло не лез. Я вяло ковыряла вилкой салат и все ждала, когда дядя Костя покончит с ужином. Изредка поглядывала на него и тут же опускала глаза. Зачем он выбрал этот ресторан? Здесь часто проводят время друзья отчима, и если нас кто-то увидит… Я осторожно огляделась, но до нас никому не было дела. В конце концов, где еще мог поужинать дядя Костя? Не в соседний же «Мак» нам идти.

– Отец тебе хоть иногда звонит? – орудуя вилкой и ножом, спросил дядя Костя.

Я только поджала губы и покачала головой. Дядя Костя неодобрительно дернул плечом и снова принялся за стейк.

– И даже не пишет?

– Нет, – ответила я, прочистив горло.

– Ну… а деньги?

– Мне уже есть восемнадцать. Не нужны мне от него деньги. Тем более отчим не жалеет.

Дядя Костя странно ухмыльнулся, а затем пригубил красное вино.

– У твоего отца сейчас на работе неприятности. И в финансовом плане кирдык. Ты уж не обижайся на старика.

– Значит, с тобой он созванивается? – сухо спросила я. Нет, я не горела желанием пообщаться с папой. Разговаривали мы с ним редко и преимущественно ни о чем. Натянуто, какими-то общими пустыми фразами. Как совершенно чужие друг другу люди. И наверное, после того как оба клали трубки, выдыхали с облегчением. Даже дядя Костя, мой крестный, знал обо мне больше, чем родной отец. Хотя и с ним мы в последний раз виделись пару лет назад. Но он совсем не удивился, когда я позвонила ему в ноябре и обратилась со своей просьбой…

– Рисуешь? – спросил вдруг дядя Костя.

– Рисую, – кивнула я.

– И не передумала уезжать?

Вопрос застал врасплох. Я как-то обмолвилась о переезде между делом, а дядя Костя запомнил. Я неуверенно улыбнулась и пожала плечами.

– Вообще-то хотелось бы уехать.

– А мать до сих пор не в курсе?

Тут уже я нахмурилась.

– Мы не для того здесь собрались, чтобы обсуждать мой отъезд и рисунки.

Дядя Костя снова рассмеялся.

– Да, конечно, ты права.

Крестный полез в карман пиджака и достал смартфон. Разблокировал его, открыл фотопленку и протянул мне телефон.

– Вот. Листай влево. А я пока доем.

Я принялась жадно вглядываться в открытую фотографию. На ней была запечатлена высокая темноволосая девушка. Вот она в сумерках выходит из подъезда с каким-то мешком в руках. Следующее фото – у черного «Фольксваген Пассат». Я увеличила изображение, но разглядеть черты лица так и не смогла. Судя по стройной, подтянутой фигуре, девушка была совсем молодой.

– И кто она? – хриплым от волнения голосом спросила я. Они вышли… Они все-таки на нее вышли! Я знала, что у отчима снова появился кто-то на стороне.

– Мой человек пока только адрес ее засек. Здорово же шифруется твой старик.

– Он не мой! – тут же вспылила я.

– Да, да, прости, не так выразился. В общем, к девице этой не подберешься. Мы два месяца за ним следили, прежде чем твой отчим нас на нее вывел. Может, они работают вместе и в офисе встречаются, это, к сожалению, выяснить не так просто. У них пропускной режим.

– Как ее зовут?

– Этого мы пока не знаем.

Я снова нахмурилась. Дядя Костя рассмеялся:

– Ты сама настаивала на встрече. Я предупреждал, что пока не могу тебе предоставить все, что нужно.

– Ну а фото? Есть их совместные фото? Я что, подсуну маме фотку этой девки с мусорным мешком в руках? – кипятилась я.

После всех моих надоедливых смс дядя Костя сообщил наконец, что у него появились для меня отличные новости. Дело, за которое он согласился взяться, сдвинулось с мертвой точки. А ведь поначалу он твердил мне, что если у отчима кто-то и есть, то доказать связь будет непросто. Столько лет дурить мою маму…

– Агния, успокойся, – поморщился крестный. – Ты порешь горячку. Мой человек пока узнал адрес, узнает и все остальное. Не торопи события.

На дядю Костю в его частном детективном агентстве работали бывшие следаки. Сам крестный до выхода на пенсию занимал солидную должность в правоохранительных органах.

Я с кислым выражением лица продолжала разглядывать фотографию девицы у черного «Пассата».

– Есть еще кое-что, – загадочно произнес дядя Костя.

– Что? – устало спросила я.

– Ты дальше листала? Нет? Листай, листай…

Следующее фото было сделано уже днем. Девица снова стояла спиной у машины и пристегивала в детском автокресле мальчика в синем комбинезоне.

– Чей это ребенок? – не поняла я. – Это ее ребенок?

А потом меня вдруг осенило:

– Это их ребенок, да, дядя Кость? У него целая семья на стороне?

Я разволновалась. Теперь мама точно захочет от него уйти. Если у меня на руках будут неоспоримые доказательства, она не сможет больше юлить и выгораживать его. Теперь уж мне было совсем не до салата. Я отодвинула от себя тарелку. Как замечательно! Какие перспективы. Я могу не только разрушить брак мамы и отчима, но еще и репутацию идеального семьянина подпортить. Если он не будет отпускать маму, я пригрожу, что отдам снимки в местную прессу… Вот только узнаю об этой брюнетке побольше.

– В тот день, когда мой человек вышел на ее адрес, твой отчим взял с собой большую коробку «Лего» и мягкого белого медведя. Вряд ли бы он подарил игрушки чужому ребенку. Но кто его знает…

Сердце екнуло. Белого медведя отчим когда-то дарил и мне. Давно, когда еще только ухаживал за мамой. Вкусы к игрушкам у него не изменились. Но ведь я была для него чужим ребенком. Хотя почему же была? Я чужой ребенок и есть.

– Когда будут совместные фотографии? Мне нужно знать о его второй семье все! Сколько ей лет, где они познакомились, когда началась их связь, как часто они встречаются…

Я принялась загибать пальцы. Дядя Костя снова жевал стейк и только кивал.

– Я понял тебя. Только быстро все узнать не получится. У моего человека это дело не в приоритете. Мы и так занимаемся твоим отчимом из альтруизма. Потому что ты попросила. И если кто-то из твоих родителей узнает…

– Никто не узнает, – отрезала я. – Им неинтересно, как я провожу время.

Дядя Костя перестал жевать и внимательно посмотрел на меня. Я почувствовала себя неуютно под этим взглядом.

– Слушай, а может, ты все-таки уже забьешь на это? Ну, нравится ей мучить себя… Иначе бы она столько это терпела?

– Нет, дядя Костя, сейчас происходит кое-что, с чем я уже не могу смириться. Если я ее не увезу, будет только хуже.

Дядя Костя тяжело вздохнул и перевел разговор на другую тему. Я поддерживала беседу, но сама словно была не здесь. Из головы все не выходила эта девушка на «Пассате».

В субботу в ресторане было много народа, за соседним столиком расположилась шумная компания, и чужой громкий смех постоянно перебивал мои мысли. В конце концов от хохота, музыки и звона посуды разболелась голова, и я, извинившись, засобиралась домой.

На свежем воздухе мне быстро полегчало. Снова пошел снег. Крупные хлопья несло ветром прямо в лицо. Слизнув холодные снежинки с губ, я побрела к остановке.

Звонить маминому водителю нельзя. Родительница может привязаться с расспросами, что я делала вечером в этом районе. Я уже решила вызвать такси, но тут увидела, как к остановке подъезжает автобус, еще с Нового года украшенный гирляндой. Не знаю, зачем я понеслась к нему на шпильках… Будто от этого автобуса зависела моя судьба. Сто лет не ездила в общественном транспорте и, если честно, просто ненавидела его. А тут с непреодолимой силой меня тянуло к этой несчастной остановке…

Места, разумеется, были заняты. Расплатившись на входе, я протиснулась чуть вперед и ухватилась за поручень. Странно, что автобус так переполнен вечером в субботу… В кармане дубленки завибрировал телефон. Я негромко выругалась под нос и полезла за смартфоном, припомнив, что в общественном транспорте нередки кражи. Господи, как же неудобно! Крепко держась одной рукой за поручень, мне все-таки удалось выудить из кармана телефон. На экране вспыхнуло сообщение с незнакомого номера:

«Привет! Это Денис. Твой номер дал мне мой отец. Если не возражаешь, могли бы пообедать где-нибудь в центре в пятницу. Я за тобой заеду».

Я усмехнулась. Интересно, а сам он в восторге от идеи такого неприкрытого сватовства? Или его тоже предки взяли в тиски? Мало ли, может, не только в моей семье шантаж – дело вполне привычное.

Тут же следом прилетело сообщение от отчима:

«Тебе должен написать Денис. Будь вежлива. Без твоих выкрутасов».

Отчиму я ничего не ответила, а вот Денису быстро написала: «Хорошо. Ближе к пятнице договоримся о времени и месте».

Боюсь, что без «моих выкрутасов» здесь не обойтись…

Автобус резко затормозил, и я едва не уткнулась носом в спину мужчине в черной куртке с глупой надписью. Я убрала телефон в карман дубленки и принялась рассматривать пассажиров. Внезапно мой взгляд наткнулся на высокого плечистого парня. Темные короткие волосы, карие глаза, нос с едва заметной горбинкой… Симпатичный. Парень слушал музыку в беспроводных наушниках и, казалось, не обращал ни на кого внимания, задумчиво глядя перед собой. А вот я уже слишком долго разглядывала его лицо, поэтому быстро отвернулась. Снова уставилась в спину мужика, на куртке которого было написано: «Я не обязан тебе нравиться».

 

Телефон завибрировал. Пришлось еще раз лезть за ним в карман. Опять этот Денис! «До встречи!» Вот приставучий тип. Не будь я в таком безвыходном положении, послала бы своего отчима куда подальше. Но Дениса тема сватовства, похоже, совсем не смутила. Наоборот, все написывает. А если он в жизни жуткий зануда? Кривой, косой, изо рта пахнет… Конечно, такой уцепится за любую возможность познакомиться с девчонкой. Кошмар, во что втягивает меня отчим? Хотя ему все равно. Может, этот Денис не то что зануда, а маньяк какой-нибудь! Но моей семье плевать, потому что Дениска – идеальная кандидатура для того, чтобы процветал бизнес. В который раз я почувствовала разрастающуюся внутри злость. Почему я должна в этом участвовать?

Я снова перевела взгляд на брюнета. Заметила татуировку на шее, видневшуюся из-за черного капюшона толстовки. В автобусе было такое тусклое освещение, что я, разумеется, не могла рассмотреть, что именно набил себе парень. Вот он поправил один из наушников, и я заметила еще одну татуировку на кисти. Я улыбнулась. Интересно, а что бы сказал мой горячо любимый отчим, если б вместо этого вылизанного Дениса из Англии я привела домой татуированного красавчика?.. О-о, он бы был в бешенстве. Вряд ли этот паренек из автобуса мог повлиять на наш семейный бизнес…

Брюнет наконец будто почувствовал на себе чужой любопытный взгляд и повернулся в мою сторону. Мы встретились глазами, и я тут же страшно смутилась, что на меня, кстати, непохоже. Поспешно отвела взгляд. Простояв с минуту и рассматривая белую надпись «Я не обязан тебе нравиться», снова осторожно выглянула из-за плеча мужика. Я бы и рада была больше не пялиться на того парня, но это было выше моих сил. А брюнет тем временем и не думал отводить взгляд. Теперь он смотрел на меня, да так нагло, что в жар бросило. Почти не моргая, мы ехали в переполненном автобусе и смотрели друг на друга, пока в какой-то момент парень не решил мне насмешливо подмигнуть. Стало так душно, что я попятилась к выходу, наступив на ногу какой-то девчонке.

– Блин, осторожнее! – недовольно пискнула она.

– Извините.

Я подошла к передней двери, ожидая свою остановку. Снова обернулась и попыталась разглядеть брюнета. Тот провожал меня все тем же насмешливым и любопытным взглядом. На секунду я подумала: а что, если он вдруг решит выйти вместе со мной? Что бы я тогда делала? Но как только я оказалась на улице, дверцы за мной тут же захлопнулись. Из автобуса выскочила только та девчонка, которой я наступила на ногу. А меня постигло страшное разочарование. Разукрашенный желтыми гирляндами автобус поехал дальше.

Я вдохнула морозный воздух. Щеки горели. После такой игры в «переглядки» мне не мешало охладиться.

Я шла по скверу, наступая на черные длинные тени от деревьев, расползшиеся по снегу. С неба продолжали сыпаться крупные белые хлопья, которые, попадая на мое разгоряченное лицо, тут же таяли. Я остановилась посреди пустого сквера и, запрокинув голову и закрыв глаза, рассмеялась. Что это было вообще? Наваждение какое-то…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru