Любовь не по сценарию

Ася Лавринович
Любовь не по сценарию

Роня

В субботу утром меня разбудил телефонный звонок. А ведь так хотелось в законный выходной подольше поспать…

– Алло? – сонно отозвалась я. Вытащив ступни из-под одеяла, сладко потянулась. На улице уже давно рассвело. На голых ветвях липы, что росла напротив нашего окна, громко щебетали синицы. Из кормушки, которую мы соорудили с бабушкой и прикрепили на присосках к пластиковому карнизу, доносился дробный стук. Каждый день я добросовестно подсыпала туда пшено, чтобы по утрам просыпаться под этот счастливый птичий гомон.

– Рота, подъем! – скомандовала Юлька. – Роня, ты мне срочно нужна!

– В субботу, в такую рань? – кисло отозвалась я.

– Колокольцева, обалдела, что ли? Какая рань? Десять утра!

Я зевнула в трубку.

– Планировала до двенадцати поваляться. Тем более бабушка к подруге сегодня ушла. Та бабулю в покер играть научила, прикинь? Днями теперь в гостях пропадает. Я даже не подозревала, что бабушка у меня такая азартная.

– Ага, все это очень мило. Потом подробности расскажешь. А пока давай подтягивайся к универу. К корпусу химфака.

– К корпусу химфака? – удивилась я. – А это еще зачем?

– Давай, давай! Жду тебя.

И Юля нагло сбросила вызов. Я вздохнула. Жди, подруга, жди… Не дождешься. Хотя кого я обманываю? Я никогда не смогу отказать Юльке. И все потому, что не умею говорить людям «нет». А иногда это очень важное качество, между прочим. Оно бы так пригодилось мне в жизни…

Я откинула в сторону одеяло и нехотя поднялась с кровати. Подошла к окну, распугав всех синиц. Термометр показывал минус девятнадцать градусов. Нет, Юлька издевается! Я тут же вспомнила, как вчера вечером бабушка, предварительно спросив, есть ли у меня планы на субботу, загрузила мои теплые вещи в стирку. В том числе и пуховик. Отличная отмазка. Не пойду же я голой, верно? Одежда наверняка не успела высохнуть. Коварно улыбнувшись, я набрала Юлькин номер, но подруга не брала трубку.

– Вот зараза! – проворчала я.

Все-таки придется ехать. Что-то ведь у Юли стряслось, раз она в срочном порядке вызвала меня по телефону. И что она забыла в субботу возле универа? Тем более у корпуса химического факультета.

Пуховик, разумеется, не высох. Вязаная шапка тоже была еще влажной. Пришлось лезть на антресоли, где лежали старые шарфы, головные уборы и варежки. Я долго копошилась в сумке, пока не выудила на свет две подходящие шапки. В одной я ходила, когда еще училась в школе. Она показалась мне совсем уж пестрой и детской. А вторая – меховая ушанка. Новая, между прочим. Родители у меня теперь работали вахтовым методом в Краснодаре, поэтому эта шапка маме была ни к чему. Я тут же нацепила ушанку и, посмотрев на себя в зеркало, страшно расстроилась. Уж до чего эта вещь к лицу маме, так совсем не идет мне… Но другого выхода нет. Вот еще, наряжаться ради Юльки! Да я туда и обратно. Тем более в субботу в каникулы у универа не должно быть много народа. Да и кто меня знает с химфака?

Я быстро умылась, позавтракала сама и покормила нашего кота Малыша, который до этого все время крутился под ногами и требовательно мяукал. Толстый, но вечно голодный, он шагу не давал ступить, пока его не накормят до отвала.

Одеться решила потеплее. Гамаши, свитер, шерстяные носки… Вместо пуховика пришлось надеть старое мамино зимнее пальто. Оно было слишком длинным даже для меня, но деваться некуда. Тем более что Юля снова уже звонила два раза, нагло поторапливая меня.

На улице ощущались все минус тридцать. Я брела от дома к остановке, громко скрипя снегом. Сверкающий, чистый, он слепил глаза. В субботу в такой мороз народу на улице было немного. Я заползла в обледенелый старый троллейбус. Зная, что сиденья здесь без подогрева, встала у входа. Смотрела сквозь морозные узоры, как мимо проплывает притихший город. Троллейбус полз мимо покрытых белой пеленой улиц, заснеженной набережной и обросших инеем деревьев. Какая красота! Мне казалось, что я еду не к студгородку, а в гости к Снежной королеве…

Юльку я заметила у крыльца корпуса химфака. Подруга подпрыгивала на месте и вертела головой из стороны в сторону, будто не зная, откуда я появлюсь. А заприметив меня, долго и внимательно разглядывала. Затем расплылась в широкой улыбке. Когда я подошла к ней практически вплотную, Юлька уже ржала как ненормальная.

– Кто там? – спросила она, давясь от смеха.

– Где там? – не поняла я. – Кто?

– Это я – почтальон Печкин, – продолжила ржать Юлька. – Принес заметку про вашего мальчика.

– Вот ты дура! – вспыхнула я, кутаясь в мамино пальто. От мороза щипало щеки.

– А ты че так вырядилась? – не унималась Юля.

– Бабушка вчера пуховик постирала и шапку. Я вообще планировала всю субботу дома проторчать на законных основаниях. А тут ты… Чего надо-то от меня? – рассердилась я. Тащилась к ней в двадцатиградусный мороз, а она ржет, надрывается.

– Да так… – замялась Юля, перестав смеяться. – Просто скучно.

– Скучно? – поразилась я. – В выходной возле универа в минус миллион градусов? Ты больная?

– Что ты развопился-то, Иван Федорович Крузенштерн – человек и пароход, – попыталась угомонить меня Юлька. – Понимаешь, меня папа сюда привез на симпозиум молодых ученых.

– А ты-то здесь при чем? – искренне удивилась я. Не смогла сдержать улыбку. – Где ученые, Адамова, и где ты…

– Да Веник меня подставил, – сердито принялась объяснять Юлька. Раз уж подруга назвала своего парня «Веником», значит, действительно сильно на него злится. – Когда я с папой его знакомила, он согласился студента-химика изображать. Даже не прокололся ни разу. Про опыты разные рассказывал. Ты, кстати, знала, что в домашних условиях можно сделать плавающие мыльные пузыри?

– Плавающие? – выдохнула я, выпуская пар изо рта.

– Ну да. При помощи соды.

– Очень интересно.

– Только надо еще аквариум с широким дном. У вас дома нет такого аквариума?

Я только поежилась:

– Юля, у меня от холода ноздри слипаются. Нельзя ли побыстрее? На фига ты вообще меня позвала?

– Венька все про опыты заливал, в издевку папе моему сказал, что кандидатскую потом напишет по химии. Представляешь? А перед своим уходом такую подлянку учинил… Говорит, ваша дочь, дядя Антон, благодаря мне так полюбила химию! Все хотела на студенческий симпозиум ученых попасть, но пригласительные еще в ноябре разобрали. Но мне удалось достать для нее проходку… Вот!

Юлька полезла в карман дутого пуховика и достала оттуда какой-то билет. Принялась трясти им у меня перед носом. Я даже не сразу разобрала, что там написано…

– Низкотемпературный синтез гибридных систем магнетита и маггемита с диоксидином, – протарабанила подруга, поняв, что я все-таки не смогу это прочитать. – Я пока в фойе толклась, тебя ждала, наизусть все заучила. Не знаю, где этот гад билет на химический симпозиум взял, только папка мой в восторг пришел. Говорит, это так интересно, я тебя с утречка отвезу и встречу, чтоб ты по морозу не шаталась. Нет, ну ты прикинь?

Теперь настала моя очередь злорадно хохотать. Аж в горле защипало.

– А сам Венька где?

– Где, где… На репетиции! У них сегодня корпорат. Свадьба. Если он думал, я два часа буду на этих лекциях сидеть, то у него с головой не в порядке. Прошвырнемся по студгородку? Пока папа не приехал. Только мне к часу снова нужно здесь быть. Давай где-нибудь посидим?

– Ты врешь, а мне страдать, – вздохнула я. Юлька взяла меня под руку, и мы, хрустя снегом, побрели вдоль белой аллеи. – По такому морозу тащилась к тебе через весь город…

– Да ладно. Вон шапка на тебе какая теплая! – с издевкой произнесла Юлька.

– Да иди ты.

– Серьезно, где взяла?

– Это мамина.

– А-а…

В субботу студентов на улице было мало. Сессия подходила к концу, впереди каникулы. Мы с Юлькой шли молча, думая каждая о своем. Я, конечно же, злилась на подругу, но в то же время и злорадствовала, что Венька наконец решил проучить свою девушку. Интересно, с чего это вдруг он так осмелел? Получилось здорово. Правда, зная мстительную Адамову, я сомневалась, что она это так просто оставит.

– Что там, кстати, с покером у твоей бабушки? – нарушила тишину Юля.

– Давай в тепле поговорим, – ответила я. – Холодно. Вот доберемся до кафе…

Однако, едва мы добрались до кафе, нас постигло разочарование. На стеклянной двери красовалась табличка: «Закрыто по техническим причинам».

– Закрыто? – возмутилась Юлька. Мы припали к стеклянной двери, пытаясь разглядеть, что творится в зале. Несмотря на шерстяные носки, ноги замерзли. И пальцы на руках тоже окоченели. Все, о чем я сейчас мечтала, – это чашка горячего шоколада. Или хотя бы просто попасть в теплое помещение… Я бы даже прослушала лекцию о каких-то там системах магнетита и маггемита, но у Юльки была только одна проходка. А снова торчать в фойе она отказалась из-за охранника, который выгнал ее из корпуса химфака.

В главном зале стулья были перевернуты. Из подсобного помещения вышла девушка с ведром и половой тряпкой в руках. Она так сердито посмотрела на нас, что мы с Юлей тут же отпрянули от двери.

– Трубу, наверное, прорвало, – со знанием дела сказала Юлька. – Нас несколько раз так затапливало. Блин, как не вовремя-то!

У меня от холода уже язык не ворочался. Поэтому я просто молча запрыгала на месте.

– Ладно, пойдем обратно к корпусу, – вздохнула Юля. – Скоро уже папа приедет. И тебя до дома подбросим.

– И как же я тут оказалась? – хмыкнула я.

– А Венька и тебе, как моей лучшей подруге, любовь к химии привил.

– Ага. Ну-ну. Вот видишь, Адамова, до чего вранье твое доводит. Потому что нечего за нос водить собственных родителей. И из Веника непонятно кого лепить. В итоге в дураках ты осталась. И я заодно. Не удивлюсь, если после нашей прогулочки с температурой слягу.

– Ой, святоша. Можно подумать!

– Что «можно подумать»? Мне бы и в голову не пришло такой ерундой заниматься…

 

Лениво препираясь, мы добрели до светофора и остановились. Я уставилась в сторону на проезжую часть, наблюдая, как к университету снова ползет мой троллейбус, который двигался по кольцевому маршруту.

– Мороз! – внезапно воскликнула Юлька, поглядывая на другой конец дороги. Зеленый свет для машин сменился на оранжевый.

– Еще какой! – шмыгнув носом, согласилась я. Нос и щеки так сильно щипало, что я, наплевав на все, намотала шарф на лицо. Теперь только одни глаза торчали.

– Да нет же, Денис Мороз, на той стороне улицы, смотри сама!

Сердце тут же забилось быстрее. Теперь нам загорелся зеленый, но я встала как вкопанная.

– Скорее же! Упустим! – Юлька схватила меня за руку и потащила за собой.

Агния

Со скрипом мне удалось сдать экзамен на тройку. Разумеется, такая оценка отчима не устроила, и дома меня ждал скандал. Монотонная сердитая речь эхом разносилась по просторной светлой столовой. Я сидела на одной стороне длинного дубового стола, отчим – на другой. Мама крутилась рядом с мужем, закатывала глаза, заламывала руки и постоянно оправдывалась, будто это ей поставили трояк. Что ж, в ее спортивной карьере за артистизм она всегда получала высшие баллы. Однако нередко мне казалось, что она просто переигрывает.

– За три экзамена три тройки! – возмущался отчим. – Ты вообще не стараешься?

Сам-то он окончил престижный вуз в Москве и после учебы стажировался за границей.

– Три тройки за три экзамена – все точно, как в аптеке, – усмехнулась я, скрестив руки на груди. – Бог тоже троицу любит.

– Ты еще и издеваешься? Света, она издевается? С Господом себя сравнивает!

Мама положила руки мужу на плечи.

– Олег, не нервничай. Хочешь массаж?

Но отчиму массаж был не нужен. Поморщившись, он скинул мамины руки.

– Олег, Агния – гуманитарий, – смутившись от его поступка и быстро взглянув на меня, сбивчиво начала мама. – Ну не дано ей…

– Я за что такие бабки плачу? – прогремел отчим. – Чтоб она меня перед друзьями позорила?

Он вечно попрекал меня этими «бабками». В детстве, начиная с нечаянно сломанных игрушек, которые я у него особо и не просила, заканчивая фигурным катанием. Ведь у меня были лучшие костюмы, коньки, постановки. А сколько требовалось средств на услуги тренера, аренду льда, летние сборы, дополнительные занятия по хореографии и актерскому мастерству… Для такой мелкой и недостойной меня все это стоило больших «бабок» отчима.

– Да ладно тебе, не завалила же, – пожала я плечами. – Тройка – тоже оценка.

– Но не для чемпиона! Не узнаю тебя совсем! Ты же с детства боец, упрямая… Куда подевался твой азарт, спортивный интерес, желание быть во всем первой?

Вот именно – ин-те-рес. Он появляется тогда, когда тебе что-то интересно. Меня же совершенно не волновала учеба в университете.

– Когда у тебя последний экзамен?

– В среду, – буркнула я.

– Если и его сдашь на трояк, никакого тебе моря в этом году.

Я вяло возмущалась, зная, что лето и так проведу не на курорте. У меня другие планы. Но посвящать в них маму и отчима я пока что не собиралась.

– Ладно, постараюсь, – сказала я, выходя из-за стола. Надоело слушать, как мне читают нравоучения.

– Агния, а может, ты позанимаешься еще с той девочкой, Вероникой? – крикнула уже в спину мама.

– Я ей позвоню, – раздраженно пообещала я, поднимаясь к себе на второй этаж.

Стены давили и душили. Моя комната вдруг показалась мне совсем крошечной. Эти «семейные душевные» беседы выматывали. Особенно было неприятно наблюдать, как мама лебезит перед отчимом. Олег, Олег, Олег… Ненавижу все это.

Достала из-под подушки карандаш и «Молескин» и принялась нервно выводить линии. Вскоре на странице появился карикатурный рисунок. Портрет очень быстро стал напоминать отчима. Только лысина была нарочито больше, чем есть на самом деле. Я пририсовала мужчине большой уродливый рот, из которого вылетали мухи… Отчим никогда не относился к моим рисункам серьезно. Да он и не видел ничего толком, кроме похожих шаржей, которые я на потеху рисовала для его гостей.

«И кого ты хочешь этим удивить? – злорадствовал он. – А как будешь деньги на жизнь зарабатывать? Рисовать такие же шаржи на отдыхающих в Геленджике?»

Я захлопнула скетчбук и взяла телефон. Долго не решалась написать сообщение, так как знала, что вечером писать ему нельзя. Он этого не любит. Но все-таки быстро набрала: «Завтра все в силе? Надеюсь, я не разочаруюсь».

Ответа долго не было, и я уже вся извелась. Снова взяла скетчбук и теперь на полях выводила абстрактные каракули. О том, что мне нужно готовиться к предстоящему экзамену, я не думала. Ответ пришел, когда я уже практически отчаялась.

«В силе».

Засыпала я в легком приятном мандраже, будто за ночь произойдет какое-то чудо, а проснувшись, с самого утра я найду все свои сбывшиеся мечты под елкой.

Мама разбудила меня рано. Она была слишком приветливой и заискивающей, чем сразу насторожила. На завтрак я собиралась назло долго, хотя знала, что отчим не любит, когда я задерживаюсь. Но и он сегодня, вместо привычных нравоучений, пожелал мне доброго утра и даже спросил, как спалось.

За большими панорамными окнами виднелся укутанный снегом лес. Лучи восходящего солнца сверкали в верхушках сосен. Я вспомнила то приятное чувство предвкушения, которое испытывала перед сном, и незаметно улыбнулась. Положила салфетку на колени и потянулась за омлетом.

– Агния, какие у тебя планы на выходные? – вдруг спросила мама.

Я замерла с вилкой в руке и настороженно посмотрела на родительницу. После вчерашней вечерней взбучки за очередной трояк они с отчимом выглядели слишком уж воодушевленными. Что успело произойти с утра пораньше?

– Тебе нужно почаще бывать на свежем воздухе, – добавил отчим. – Что-то ты у нас бледненькая. В лесу совсем не бываешь? Может, после сессии тебя отправить на какой-нибудь курорт на лыжах покататься?

Я даже поперхнулась и закашлялась. «У нас»? «Бледненькая»? Что происходит? И если встречать новый день с неискренней улыбкой – это вполне в мамином репертуаре, то отчим точно никогда не будет делать вид, что все чудесно, и изображать из себя заботливого папочку. В психиатрии есть такое понятие, как синдром Капгра. Это когда пациент верит, что кого-то из его близких заменил двойник. Вот мне сейчас показалось, что я – больная. А за столом по правую руку от меня сидит совершенно неизвестный мужчина. Я определенно сошла с ума. Куда делся мой настоящий отчим?

– Спасибо, конечно, за такое заманчивое предложение, – откашлявшись, сказала я. – Но говори сразу, что тебе от меня надо.

– Агния! – ахнула мама.

Отчим лишь хрипло рассмеялся.

– А вот это уже деловой подход. Иногда думаю, что с тобой не все потеряно…

И он как ни в чем не бывало вернулся к завтраку. Они с мамой просто продолжили есть, не закончив разговора, чем страшно нервировали. Знали ведь, что я заинтригована. Но я тоже упрямая. Им что-то от меня нужно, не мне. Расспрашивать не буду. Поэтому мы просто молча завтракали. Мама все-таки не выдержала:

– Агния, ты помнишь Игоря Юрьевича?

– Нет, – честно ответила я.

– Он был несколько раз у нас дома, когда ты была совсем маленькой, – подсказала мама.

– Тем более, откуда я должна его помнить? – равнодушно пожала я плечами.

– Они с Олегом были близкими друзьями, а потом Игорь с семьей уехал жить в Англию.

– Везуха.

– Теперь вот вернулись в Россию…

– Сочувствую.

– Прекрати перебивать мать! – вышел из себя отчим. Лицо его тут же стало озлобленным. Я лишь улыбнулась уголком губ. Вот теперь я его узнаю. Ненадолго учтивости хватило. – В общем, сейчас Игорь вернулся в Россию, и теперь у меня есть возможность слияния бизнеса…

– Ты тоже можешь свалить за бугор, надеюсь? – невинно поинтересовалась я.

– Огорчу тебя, но пока не собираюсь.

Я ела, не глядя на него, но чувствовала на себе тяжелый взгляд. Мы умели выводить друг друга.

– Ты должна сходить на свидание с его сыном. Мы так с Игорем решили, – выдал вдруг отчим.

– Чего-о? Вот еще. Нет!

Я посмотрела на маму. Она уткнулась взглядом в тарелку.

– Я думала, что к завтраку спустилась, а не на шоу «Давай поженимся». Ты давно Ларисой Гузеевой стал?

Я нервно расхохоталась, но моя шутка не зашла. Возникла напряженная пауза.

– А сюрприз от жениха будет? – продолжила я.

– Агния! – наконец посмотрела на меня мама.

– В прошлом Игорь во мне мог усомниться, – нехотя признался отчим. Он часто вел не самую честную игру в бизнесе, поэтому я не удивилась. – Теперь мне нужно оправдать его ожидания и снова втереться в доверие. И если бы мы породнились…

– Породнились? Это шутка? Мам, ну скажи же, что шутка?

Я негодовала. Значит, свиданием все может не ограничиться? Отчим вот так подкладывает меня под какого-то незнакомого парня ради своего бизнеса, а мама молчит?

– Там очень хороший мальчик, – улыбнулась родительница.

– Да плевать мне, какой там мальчик! Хоть золотой!

– Вы с ним подружитесь, – продолжила мама. Она будто не слышала моих слов!

– Идиотка, там такие бабки огромные крутятся, такие перспективы, – продолжил психовать отчим.

– И на бабки твои плевать! Тебе они нужны, не мне, я тут при чем?

– Ах, тебе не нужны, значит, дрянь ты неблагодарная! – завопил отчим. – А лицо ты чем каждый день малюешь? Шмотки какие носишь? Ведь не абы что, верно? Тебе бренды подавай! Сходишь на свидание, не развалишься. Хоть какой-то от тебя впервые прок будет. И только посмей меня опозорить перед Игорем и его семьей!..

А вот это он уже зря сказал. Ко мне тут же вернулось хорошее настроение. И солнечные лучи над лесом засветили еще ярче.

– Хорошо, – внезапно согласилась я. – В конце концов, всего одно свидание…

Мама с подозрением покосилась на меня. Уж больно быстро я согласилась на это предложение. Отчим же ничего не сообразил. Продолжил жевать с невозмутимым лицом.

– А ты дашь мне денег на новую сумочку? – захлопала я глазами, изображая из себя полную идиотку. Раз уж он считает, что меня в жизни ничего, кроме шопинга, не интересует… Пусть отстегивает свои любимые «бабки».

– Дам. Но ты уж так меркантильно с Игоревым сынком себя не веди. Он такое не любит. Скрой свою сущность. Чтобы все прилично.

– Прилично, прилично, – закивала я. – Как же иначе?

Явно наклевывалось кое-что интересное.

– И последний экзамен в среду сдай хотя бы на четверку.

– Я сегодня же позвоню своему репетитору! – клятвенно пообещала я. Мама уже смотрела на меня с недоверием, и деланая улыбка слетела с ее лица.

– Молодец, – сухо похвалил отчим. – Давай только без сюрпризов…

Я тут же вспомнила о сегодняшней встрече. Мой дорогой, боюсь, без сюрпризов не получится.

Роня

Стоит мне только услышать фамилию «Мороз», как душа моя начинает петь, язык неметь, а колени от волнения подгибаться. Ведь я тайно влюбилась в этого парня еще в школьные годы… Ну, как тайно? Разумеется, для Юльки моя большая первая любовь не была страшным секретом. И раньше она не упускала возможности подколоть меня по этому поводу. Все предлагала «выйти из сумрака», «заявить о своих чувствах». Но как я могла это сделать? Кто я и кто Он…

Денис учился в элитной гимназии вместе с Юлей. Адамова попала в престижное учебное заведение благодаря своему отцу. Антон Сергеевич преподавал в гимназии математику. Юлька вечно жаловалась на своих избалованных и тупых одноклассников-мажоров. А вот о Денисе отзывалась даже с каким-то благоговением. И это язвительная и критикующая все и всех Юля! Еще тогда мне нужно было насторожиться, что ж за старшеклассник там у нее такой… Но я не придавала особого значения ее рассказам. Пока не увидела фотографию таинственного Мороза. Случилось это в восьмом классе.

Как-то после школы, дождавшись Адамову, я завалилась к ней в гости. Уроки у нас заканчивались в одно время. Только я ходила в ближайшую общеобразовательную школу и дома появлялась раньше, ведь Юле приходилось ездить в свою гимназию к черту на кулички и возвращалась она позже.

В тот день мы ели чипсы, запивая их ледяным «Доктором Пеппером», и смотрели какой-то глупый ужастик. Внезапно Юлька, будто только что-то вспомнив, нажала на паузу (на самом волнующем моменте, между прочим) и бросилась к рюкзаку, который валялся рядом с диваном. Из него выудила тоненький глянцевый журнал.

– Чуть не забыла! Вот, – гордо сказала подруга.

– Что это? – удивилась я, принимая из рук Юли раскрытый журнал.

– Наш школьный журнал. Тут есть моя заметка. Помнишь, мы ходили на спектакль, «Три сестры» по Чехову? Я написала рецензию. Знаешь, Роня, я теперь кто-то вроде театрального критика в нашей школьной редакции. Маму вот уламываю, чтобы она нам с тобой еще билеты в театр достала. Пойдешь со мной? Одной скучно, такая тягомотина!

 

Я усмехнулась. Вспомнила, как Юлькина мама уговаривала нас сходить на этот спектакль. Она работала в местной газете в отделе маркетинга, и рекламодатели часто делились билетами на различные городские мероприятия. Юля долго отнекивалась, мол, театр – скука смертная. В итоге на спектакль мы все-таки пошли. И Юлька осталась в восторге. Правда, не от постановки, а от бутербродов с севрюгой в буфете. Если б они не были такими накладными для наших карманных расходов, то она слопала бы их все.

– Как же тебе удалось заделаться театральным критиком? – удивилась я, пробегая глазами по рецензии. Писала Юлька толково. Сложилось впечатление, что постановкой она действительно прониклась. И откуда что взяла? Мне же тогда казалось, что Адамова весь спектакль с кем-то переписывалась в телефоне.

Подруга отмахнулась.

– Да проще пареной репы. Редактор спросила, кто театр любит. А я вспомнила, что мы с тобой в пятницу на спектакль идем, ну и сказала, мол, рецензию им могу написать. Рецензия всем понравилась. Я сама не ожидала! А редактор, выпускница, она важная такая… На журфак МГУ собирается поступать, между прочим. В общем, она спросила, как часто я в театр хожу. Я и ляпнула, что ни одной постановки не пропускаю.

Я цокнула языком и провела пальцами по глянцевой красивой бумаге. Вспомнила про нашу школьную газету – сляпанное кое-как и распечатанное на принтере «нечто». А тут – настоящий глянец! Хоть сейчас на витрины газетных киосков отправляй. Вот что значит элитная гимназия. И зачем так заморачиваться ради школьной газеты?

– Когда-нибудь, Юлька, ты сама запутаешься в своем вранье!

– А что я должна была сказать? – заорала Юля. – Упускать такой шанс? Да кто восьмикласснице доверит писать в школьном журнале? Я там до этого спектакля одними распечатками занималась, а тут – целая рубрика! Нет, я была бы дурой, если б от возможности обозревателя отказалась…

«Школьный обозреватель» важно скрестила руки на груди и, надувшись, уселась на диван. Я же закрыла журнал и положила его на колени, приготовившись продолжить смотреть ужастик. И только тут обратила внимание на обложку. С нее на меня смотрел восхитительный блондин модельной внешности. У меня от взгляда на него даже дыхание перехватило. Парень на фото был до безумия красивым, его взгляд – добрым, лучистым, а улыбка… Такая улыбка сможет сжечь даже самое заиндевелое сердце. Внезапно мне стало так хорошо на душе, будто счастье заполнило меня всю, от пяток до самой макушки. В ту минуту я подумала, что, наверное, именно так и влюбляются. Тебе вдруг просто становится очень хорошо и спокойно.

– Это кто? – спросила я чуть охрипшим голосом. Не хотелось выдавать свое беспокойство.

– А, это? Ну я же тебе сто раз про него рассказывала, а ты не слушала! Это тот самый президент нашей гимназии, Денис Мороз. Красавчик, да?

– Симпатичный, – словно нехотя согласилась я. А у самой сердце трепетало. – И фамилия прикольная.

– Одиннадцатиклассник. У его отца кондитерская фабрика в нашем городе. Его батю в шутку Шоколадным Королем называют. А Денис, получается, – Шоколадный Принц. Причем не такой, которого разломаешь, а внутри пустота… Там внутри сладкая и вкусная начинка. Мороз знаешь какой классный? Курирует наш журнал и со мной общается на равных. Несмотря на то что я младше. Короче, все девчонки от него в восторге.

Я по-прежнему пялилась на обложку, не в силах отвести взгляд. В журнале было большое интервью и поздравление гимназистов с предстоящим Новым годом. Мне тут же захотелось зачитать это интервью до дыр и узнать о парне как можно больше.

– Он в начале зимы девчонку из реки вытащил, – с гордостью сказала Юлька, будто лично помогала президенту гимназии вытаскивать из холодной воды бедняжку. – Она под лед провалилась. А Дениса к награде МЧС представили.

Это было уже слишком для моего хрупкого девичьего сердца. В тот вечер я ушла от Юльки, тайком прихватив с собой журнал с ее первой театральной заметкой. Подруга сделала вид, будто ничего не заметила, и про этот журнал больше не спрашивала, словно его и не было. Только чаще стала рассказывать о Денисе, делая при этом такое загадочное заговорщическое лицо, что мне хотелось ее треснуть. Но я старалась себя никак не выдавать и волнения не показывать.

Я сразу же нашла Дениса во всех социальных сетях. Так началось мое «сталкерство». Не было ни дня, чтобы я не заходила на его страницы. Следила за каждой новой публикацией и комментариями. Вскоре я знала о буднях этого парня практически все.

Читая романы девочек, представляла себя и Дениса в качестве главных героев, отчего всякий раз по коже пробегали мурашки. Это незнакомое мне ранее, но очень приятное и теплое чувство сводило с ума. Я любила Дениса такой любовью, какой любят актеров, певцов… Этот парень казался мне таким же недосягаемым, несмотря на то что мы жили в одном городе. Однако понимание того, что мы все равно никогда не сможем познакомиться, грызло меня изнутри. Ну какая я пара Морозу? Как такое вообще возможно? Мы учимся в разных школах, живем в разных районах, к тому же он на три года старше. Парень из обеспеченной семьи, у нас совсем разные интересы и разные компании. Мы никогда с ним не пересечемся… По крайней мере, пока.

А летом я узнала от Юльки, что Денис уезжает учиться в Англию. Это для меня стало ударом. Теперь мне точно не светило познакомиться с ним лично. А ведь меня грела надежда, что через пару-тройку лет я стану взрослой и уверенной в себе девицей; мы встретимся, и Денис обязательно влюбится в меня с первого взгляда, точно так же, как я влюбилась в него. Но в то лето я совсем потеряла надежду. Уж до Туманного Альбиона мне точно не добраться…

И вот теперь мы с Юлькой зачем-то тащились за предполагаемым Денисом по улице. А ведь я даже не была уверена, что этот таинственный незнакомец впереди нас – Мороз. Я сверлила макушку высокого парня в удлиненном модном пуховике и черной шапке. Скорее всего, Юлька обозналась. Но сердце взволнованно стучало. А если это все-таки он и сейчас вот-вот обернется? Спросит, кто мы такие и зачем его преследуем… Мне казалось, что снег под нашими ногами скрипит так сильно, что оглушает все вокруг.

– Интересно, как давно он приехал из Англии и что забыл в наших краях? – Юлька произнесла это так громко, что я совсем онемела от ужаса. А если он нас услышит? Я от волнения еле-еле передвигала ногами. – Неужели за границей работы хорошей нет? Глупости такие!

– А ты уверена, что это он? – наконец проговорила я глухо сквозь шарф.

– Проверим? – Юля коварно заулыбалась.

– А как?

– Нужно, чтобы он обернулся.

И мы продолжали молча идти за ни о чем не подозревающим парнем.

– Познакомишься с ним? – вдруг спросила Юлька.

– Обалдела? – Несмотря на сильный минус, меня бросило в жар.

– Давай же, ну! Такой шанс…

– А если это не он? – сомневалась я. Хотя знакомиться все равно не решалась. Тем более в таком прикиде. Хватило с меня и того, что Юлька обсмеяла и назвала Печкиным.

Когда мы проходили корпус первого студенческого общежития, Юлька вдруг странно вздохнула, словно воздух в легкие набрала. Я испугалась, что она выкрикнет его имя, но Юля подставила меня иначе. Подруга сначала слегка приотстала, а затем я и ахнуть не успела, как в спину Денису с глухим стуком прилетел большой снежок. Парень тут же остановился и обернулся. Уставился на меня. Я не придумала ничего лучше, как тоже обернуться и высказать свое недовольство Юльке. Но Юльки за мной не было! Эта мелкая проныра успела заскочить за угол общаги, и теперь я стояла одна посреди пустой заснеженной улицы.

Кажется, я простояла как вкопанная целую вечность. А потом снова медленно повернулась к удивленному Денису. Все-таки это был он! Его выразительные голубые глаза и разрумянившиеся на морозе щеки. Он такой милый! И я впервые вижу его вживую, а не с экрана смартфона. Я тут же вспомнила свой внешний вид, и мне захотелось испариться. Уши от ушанки наверняка торчат в разные стороны, пальто это совсем на мне не сидит… Хорошо, что я лицо шарфом закрыла.

– Это вы сделали? – спросил у меня Денис.

Я. Впервые. Слышу. Вживую. Этот. Голос. Ма-моч-ки…

Колючий холодный воздух взволнованно дрожит.

Я продолжала стоять и хлопать глазами – единственное, что было видно на моем лице из-за шарфа.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru