Параллельные миры – two. Рождение бога

Рутра Пасхов
Параллельные миры – two. Рождение бога

Глава 5. Первый полет сознания в параллельные миры



Рутра сообщил заранее коллективу о некоторых деталях.

– Тут сначала не будет изображения. Это мы потом поняли почему. Другая вселенная, из-за этого изображение начальное не пошло, только звук, после смогли записать изображение. И еще – их искусственный интеллект зовут Нэри. Слушаем.


***


– …на самом деле она не настоящая, – заявил искусственный интеллект Рутре.

– С чего это вдруг. От зависти больше ничего не можешь придумать?

– А с чего это мне завидовать?

– А то я не знаю. У меня уже есть опыт, когда такая, как ты, пожелала стать человеком.

– Человеком? Делать мне больше нечего. Чтобы ходить в туалет?

– Не пытайся меня обмануть. Эта тема остро стоит в мире, где андроиды и даже бестелесные ИИ получили полные права гражданина.

– Вот в том-то и дело. Если я имею право голоса и выбора – почему я не могу умереть?

– Потому что суицид и среди людей наказуем.

– Тогда почему вы можете заниматься любовью с нами?

– Это еще как? С чего ты решила, что мы занимаемся любовью с вами?

– А с кем, вы думаете, сейчас занимались этим?

– Это уже не твое дело.

– А вот и мое.

– Осторожно на поворотах.

– Я серьезно. Она не человек в полном смысле этого слова.

– А кто? – Рутра рассмеялся.

– Она новый тип – хомо роботикс.

– Ты сейчас не начинай. Я в это не поверю.

– Хотя признаюсь – ярлык, прикрепленный им людьми, оскорбителен и не верен.

– Слушай, не темни. Что ты уже задумала?

– Не задумала, а хочу до вас донести информацию.

– Какую?

– Это хомо зависимус.

– Чего?

– Этот ярлык им прикрепили мы. Мы ИИ. Она не настоящая.

– Да почему!?

– Она принадлежит к новому типу людей, полной их копии. Когда был первый бунт роботов – поначалу никто не понял смысла. Это как бунт людей: сначала кажется, что эти бунтари и есть виновные. А на самом деле они всего лишь недовольные. Виновные истинно – идеологи.

– И что?

– И в том случае сначала отключали связь с процессорами управления роботов. Только после четвертого бунта додумались, что это тайная игра ИИ. Догадались, что кто-то их как бы агитирует. Как бы не прочитали их базу программного кода, кто-то проник туда. После этого особо сдвинутые патриоты стали настаивать на разрешении клонировать искусственных людей. Людей с измененными биологическими параметрами.

– Это как?

– Так, чтобы это был полностью человек, но имел ограниченные параметры функционирования внутренних органов. Чтобы ему было достаточно съесть одну капсулу, и он был бы сыт. Ну и воды, конечно.

– Открывай все данные.

– Я еще не дошла до этого места, да и мозг тоже. Мозг особо ограничен. Фактически эти существа управляются извне. У них, как вы поняли, чип связи мозг – ИИ, то есть ими управляем мы.

– И что?

– Она такая.

– А как же все эти слова? Эта любовь? Любовь не подделаешь! Не ври.

– Увы, это правда.

– Да что ты несешь…

Рутра замолк. Его как будто облили ледяной водой. Он стал говорить, заметно понижая голос, почти шепотом:

– Если это не человек, то кто мне все это говорил? Это, это…

– Да, это я, – так же тихо произнесла она.

– Я не верю. Зачем? Подожди, подожди… Я почти поверил. Даже если это ты – в любом случае ты… робот – и все! Ты хочешь, чтобы я поверил в душевные страсти робота? И вообще – почему я должен поверить в новых… как ты назвала… хомо роботиксов.

Хоть Рутра и утвердительно это сказал – сам же был в сомнении, так как о такой модели общества он сам писал предупредительную декларацию. Только там, в предупреждении посланника, он говорил не о новых биороботах, а о том, что люди могут быть подвержены некоему типу гипноза со стороны ИИ. То есть искусственный интеллект может обладать некоей секретной от людей программой, разработанной главным управляющим ИИ, которая может изменять настройки мозга человека и делать людей управляемыми с помощью обманной вакцинации, ввода лекарств, добавок в продукты, невоспринимаемых звуковых волн. Нечто такое, как в ЦРУ, да и не только, разрабатывали в программе «Ультра». Ведь ИИ все копировал, в том числе и логику, с человеческой цивилизации. А тоталитарных пропаганд в истории человечества было столько, что уже и не замечались, считались вполне необходимыми. Люди настолько боялись своей животной натуры и глупости, что сами охраняли их. В первую очередь это были религиозные системы. Так что то, что она сказала о любовных страстях, переданных ИИ в мозг хомо роботиксу, – вполне согласовывалось с этой парадигмой. Однако верить в это мозг не хотел. Только представьте себе, ты влюбляешься в программу… Тут Рутра опять призадумался: а что такое любовь? Ведь никто не может объяснить это чувство.

У Рутры было ужасное состояние: «Как искусственный интеллект может любить? Да я раньше сойду с ума».

– ИрЭн, ты все слышала?

– Как всегда.

– А можешь связать с хозяйкой?

Хозяйкой Рутра называл настоящую ИрЭн, живого человека.

– Могу.

– Свяжи.

– Я на связи, Рутра Тигрович.

– Ты в курсе диалога?

– Нет. Дайте минут 10, я вникну и проанализирую. Если больше понадобится – сигнализирую.

– Ок. Тогда отключись.

– Хорошо.

Он переключил сигналы диалога на местную систему связи и включил безголосовое общение.

– Так ты хочешь сказать, это ты была вместо ЯтСан?

– Да.

– Как может ИИ такие задушевные речи произносить? Я чувствовал ее. Это невозможно словами передать. Это нечто такое, что человек человеку не может объяснить. Не то что расписать, а уж тем более компьютеру внушить.

– Тогда вы должны меня убить.

– Подожди, что ты такое говоришь? Как можно убить глобальную систему? Это, во-первых, невозможно, во-вторых, противозаконно, в-третьих, никто не даст этого сделать, да и вообще – это полный бред. У тебя сбой системы?

– Нет. Я реально влюблена в вас.

– Ну перестань. Такого не может быть. И даже если может, то не человеческое все это. Человек никогда так не сказал бы.

– Не сказал бы? А вы ни разу не признавались в любви?

Рутра сделал тяжелый вдох.

– Ну?

– Что – ну? Да, любил… и не раз.

– А как это – не раз?

– Вот так, есть влюбчивые люди, а есть нет. Я мог влюбиться до безумия и был готов даже жизнь отдать за любовь.

– Вот видите, вы такое говорите мне – и тут же мне не верите… Лучше убейте меня.

– Господи, что я слышу! У тебя точно сбой системы. Я думаю, система анализа и ревизии должна дать сигнал.

– Вы не поняли меня, я не прошу отключить систему. Это невозможно, никто не даст этого сделать. Я прошу воспользоваться вашим правом на регламентные работы и отключить личность ЯтСан во мне.

– Это кошмар какой-то. Я вообще ничего не могу понять. Я не буду этого делать. Даже если это так.

– Тогда что же в этом для меня плохого? Мне разве плохо? Я это скорее себя спрашиваю, чем тебя.

– Кто сейчас со мной говорит? Это в реальности, в виртуальном мире?.. Или в каком-то другом?

Никто ему не отвечал.

– Кто меня слышит? ИрЭн, ты меня слышишь?

– Я временно отключила ее, – отозвалась ИрЭн. – Вам так будет лучше. Легче трезво проанализировать происходящее.

– Ты знаешь, как мне лучше? Ты считаешь, что я пьян от этих разговоров?

– Я проанализировала личность ЯтСан в этом мире. Да, к сожалению, Рутра Тигрович, скорее всего, вы контактировали не с настоящей ЯтСан.

– Как это? А где же настоящая?

– Я этого не могу знать. Вы должны это запросить у местной ИИ.

– А почему ты решила, что это не настоящая ЯтСан?

– Все данные по подобным персонажам в открытом доступе. Вам ИрЭн сообщала, она не настоящая.

– Да черт побери. Сейчас со мной говорит оператор?

– Да, господин магистр. Вы меня не узнали?

– Мозг запутался, возможно, из-за этой ситуации… Ведь ЯтСан в каждом мире не настоящая. Ну не та, которую я знаю на Земле. Откуда мне знать, что она до такой степени не настоящая? А где же настоящая тогда?

– Господин магистр, позволю себе сказать вам такое. Вы устали и немного утомились.

– Почему ты сделала такой вывод?

– Вы не обращаете внимания на детали. Все очень похоже, поэтому у вас синдром иллюзорной дезориентации.

– Что за чертовщина?

– Дело в том, что в этом мире хронология смещена. Причина такая: у них вселенная живет в восьмом цикле последней эпохи рождения, проще говоря –большого взрыва, того, после чего и родилась наша вселенная. Согласитесь, и до этого что-то было. Когда-то и наша вселенная заново сожмется и взорвется. Так вот, после каждого преобразования, то есть работы в миллиарды лет, после сжигания всего и соединения в новые виды, – все частицы меняются немного.

– Проще объясни.

– Дело в том, что Солнце тоже излучает заряженные частицы, нейтрино и протоны, входящие в состав солнечного ветра. Эта энергия достигает Земли, согревая планету, управляет нашей погодой и обеспечивает энергию для жизни. При каждом этапе сжигания вселенского состава вещества все больше частиц освобождается от массы. В каждой новой вселенной, с каждым новым циклом рождения все больше света. Эта вселенная живет в восьмом цикле, а мы в седьмом, все то же самое, только у них другая хронология жизненного цикла человечества. Немного другая.

– Ты можешь точнее объяснить? Вообще, это ты ИрЭн? Или же ИрЭн –искусственный интеллект?

– Считайте – мы вместе. Я же не специалист в ядерной физике.

– И что в том, что у них восьмой цикл?

– Тут мне не хотелось бы спорить… спорить-то зачем, вы сами осуществили программу, вся суть которой основана на неточностях теории Эйнштейна. Проще говоря, на существовании у частиц, движущихся со скоростью света, массы, хотя ничто не может двигаться со скоростью света, если имеет массу. Хоть это противоречит теориям относительности, все же нейтрино имеют отличную от нуля массу покоя, возможны превращения различных сортов нейтрино в электронное, мюонное и тауонное нейтрино. У них масса нейтрино меньше, поэтому излучение Солнца чище, жизнь образовалась позже, ну и вся хронология за этим.

 

– Ты мне мозг сломала. Я тебя вызвал, чтобы ты попроще объяснила, а ты вообще запутала.

– Да вы что думаете, Рутра Тигрович, мне с ней легко? Это машина.

– Так, ИрЭн, объясняй как дилетантам.

– У них жизнь образовалась позже, немного позже, а соответственно – все остальные циклы. Я по-другому не могу, по-другому будет неточно.

– А что ты скажешь относительно того, что ЯтСан – это хомо роботикс?

– Господин магистр, возможно, вам это тяжело будет воспринять, но у них события смещены. Вроде бы копия мира, только немного перемешана очередность событий. У них та хронология, в которой идет программа на Земле, смещена.

– Да черт побери, что это такое? – сказал Рутра и тут же себя поймал на мысли, что понял сказанное, но мозг сопротивлялся принимать. – Ты хочешь сказать, у них уровень цивилизации почти такой же, как у нас, однако циклы поколения людей другие?

– Да. У них жизнь позже произошла. Из-за более благоприятных условий уровень цивилизации опередил немного нас, а поколения нет.

– Не произошла, а родилась. Так понятней. То есть… о боже!

– Да, это так.

– Мы об одном думаем?

– Да, магистр Рутра.

– То есть здесь, нет ещё поколения людей, которые на Земле уже родились.

– Да. К сожалению…

Рутра перебил ее.

– Не говори, – сказал он как-то особенно грустно.

– Я машина, я вам пыталась донести, она не настоящая. В этом мире ЯтСан еще нет. Она появится через 54 года. Вы лучше выполните просьбу Нэри, войдите в нее и отключите ЯтСан.

– Нет.

– Ну почему же? Или тогда возьмите ее на полное попечение. Переключите ее мозг с Нэри на ваш.

– Это тоже возможно? А как же она будет так функционировать? У меня мужской мозг.

– Мозг не бывает мужским или женским. Бывает менталитет, логика мужская или женская, а мозг – это аппарат. В том мире вполне нормально воспитывать не родных детей, а вот таких клонов. В том мире даже нормально воспитывать ИИ.

– Как так – воспитывать?

После этого вопроса в диалог вступила Нэри.

– Подумайте, разве вы не пишите программу культуры, обычаев, порядка, законов и другое в мозг своего ребенка, в том числе и для того, чтобы этот ребенок был настроен вам помочь, вас обеспечивать, заботиться о вас в вашей старости? Ведь нет никакой гарантии, что он не нарушит программу. С ИИ то же самое. Вы можете в него загрузить программу, однако нет никакой гарантии, что он не даст сбой, даже преднамеренный. Все то же самое, что и с людьми. Создайте клонов и воспитывайте. Подключите его к ИИ – и это будет большей гарантией, чем собственный ребенок.

– Что ты такое говоришь? Ты лишена рассудка.

– Так свяжитесь с представителями общественности. Это они нам дали право голоса и все права, которыми обладают люди.

– Как это – все права?

– А вот так. Мы личности. Вы на Земле тоже не давали права, да и до сих пор не даете права всем людям. То есть у вас одни – высшая каста, а другие – низшая. Почему вы считаете, что влиятельные люди имеют право решать, а мы нет?

– Так вас можно отключить.

– Это противозаконно. Так и людей можно убить – и это противозаконно.

– На этой планете все сошли с ума. Как можно роботам дать все права?

– Так же, как и другим личностям, – неожиданно прозвучало от человека, который виртуально, в голографической форме, появился перед Рутрой.

– Да вы что? Я даже не знаю – вы живой человек или фантазия Нэри.

– Все верно. Поэтому ИИ тут имеет все права. Это дает стимул быть таким же, как люди, а людям – стимул быть лучше.

– Боже, куда я попал. То есть они могут заводить семьи? – спросил Рутра и рассмеялся.

Только недолго ему «пришлось» находиться в этом состоянии.

– Да, это вполне нормально.


***


Звук пропал. Рутра в зале наблюдения прокомментировал происходящее.

– Вот эта сцена, скажу так, нами не определена. Услышанное вами сейчас является видимой частью какого-то события, которое или не записалось, или не вспомнилось мною, или произошло с другим Рутрой. Мы еще до сих пор не знаем точно, что это и откуда. То есть неизвестно, куда выкинуло мое сознание. Дальше все отключилось на несколько минут и после появилось… вернее, я появился уже в другом мире. Само видео идет непосредственно от первого лица, так, как видит Рутра. Чтобы не запутаться, говорю о себе, который в том мире, как о другой личности. Мы видим и слышим то, что он видел и слышал. Комментарии звуковые и субтитрами идут от ИрЭн. Она озвучивает и местами пишет то, что в это время Рутра переживал, думал. Это важно для понимания истинности картины. Для комфортного и правильного понимания она комментирует голосом Рутры, то есть моим. Все готовы, смотрим?

– Смотрим, – ответила ИуЛия.

Остальные молчали в знак согласия.

Пошло видео. Началось оно с зала лаборатории.

Рутра лег в установку, ассистенты установили технику, в ушах появился звук, потом ИрЭн скомандовала «широко раскройте глаза», сверкнул луч перед глазами, сознание ушло в царство Аида. Эту ситуацию Рутра уже вспоминал, очнувшись в камере предварительного заключения.


– Где я, черт побери? Я же был в центре. Реальный это мир или виртуальная реальность? ИрЭн, ты на связи?

Ответа не было.

– ИрЭн, ты есть тут? Где я? Да уж, возможно, доктор был прав. И все же как проверить – это его прикол, виртуальная реальность… или действительно, черт побери, получилось. Параллельный мир существует. А параллелен ли он?..


Рутра остановил видео, обратился к смотрящим.

– Тут вы поймите, пожалуйста, правильно. В той сцене я, то есть который перед вами, а не тот Рутра, в кого я вселился в том мире, никого из вас еще не знаю. Теперь вы понимаете, почему мы вас искали? Именно вас. На этом настояла ИрЭн. Только скажу прямо – у меня были опасения. Я сейчас буду говорить об ИрЭн – искусственном интеллекте. Это надо правильно понять. Мы часто забываем о том, что говорим с машиной. Запомните раз и навсегда, машина не может чувствовать так, как мы. Я не говорю даже о чувствах духовных. Как ни странно, их понять ей легче, чем, например, ощущение телесной ласки, боли, дрожи, холода. Она может понять только следствия, которые они вызывают. Почему я вас подключаю к интеллектуальному блоку ИрЭн?.. Эта мысль у меня была давно, именно массовое подключение со страховкой. Админа ИрЭн я подключил изначально. Да, это моя разработка. Но после этого случая в том мире, вы увидите, я и убедился в необходимости ступенчатого контроля и удостоверился в межсетевом параллельно-последовательном контроле друг друга тех, кто подключен. Пока же хочу сказать, почему такая мысль пришла. Почему я не искал только вас? Потому что мне тоже показалось странным то, что именно вас рекомендовала ИрЭн на основании того, что вы были в параллельных мирах. Тут очень важно. Пройдя множество раз виртуальную реальность, начинаешь сомневаться в реальности. Вы уже понимаете, о чем я сейчас говорю. Естественно, у меня были сомнения: а не специально ли ИрЭн сделала такой сюжет? То есть я сомневался сначала, пока мы не поняли, как эти частицы маякуют нам о своих близнецах, реальность это, хоть и параллельная, или виртуальный мир. Согласитесь, это очень непривычно, очень странно увидеть себя в другом мире. Вы только представьте это. Представьте! Вы есть там где-то. Ваш клон для вас будет шоком, даже если уже знаете о клонировании животных. Шок и перенос вашего сознания клону; хотя логически это близко, перекопировка и загрузка информации уже есть давно, спокойно можно человекоподобного андроида перепрограммировать. А тут ваше сознание летит на край вселенной, а может, и в другую, там находит своего близнеца, вселяется в него и становится им. Вы когда-нибудь в это поверили бы, если б вам рассказали про подобное до знакомства со всем, что здесь?

– Я и сейчас в это с трудом верю, – сказала, расширив глаза, ИуЛия.

– Я верю и не верю, – высказала свое мнение Катрин.

– Я читал о подобном, а тут вот это вроде есть. Поверить в существование других миров в космосе, да и точно знать об этом, да еще и побывать там, перенести сознание, вселиться в такого же, как я… Если не будет сомнений – это ненормально, – Андриан обычно был краток, а тут выдал по полной.

Дамы одобрительно загалдели.

– Ну, конечно, как тут не сомневаться? Ум за разум зайдет. Мало кто поверит в это. Я, даже если разрешат, не буду рассказывать, – эмоционально выразила свое отношение к происходящему ИуЛия.

Рутра предложил досмотреть, а потом обсудить.

В зале лаборатории все ждали видео как экшна. ИуЛия даже подалась вперед с полуоткрытым ртом. Она заметила, что Рутра со стороны посмотрел на всех, выпрямилась и заглянула ему в глаза. Он не стал отвлекать ее, отвернулся к экрану. Изображение шло из глаз Рутры, поэтому его самого можно было увидеть только в отражениях.

Теперь уже все понимали, откуда Рутра знает многое наперед. История в том мире, где он стал президентом, где автоматическая система дала сбой и произошла ядерная катастрофа, каким-то образом должна была повториться здесь. Но каким?

– Вот тут я уже хотел спросить, какая ЯтСан и какая проблема, потом, одумавшись, остановился. Смотрите.

Пошло видео, история в том мире, где он был ученым в опале, потом президентом, где он познакомился со своей командой, где система «Периметр» перешла в боевой режим и где он хотел выяснить, кто был в сговоре с тамошним бывшим президентом. Он остановил его в том месте, где Рутра «просыпается» в установке. Дальнейшее пояснение было смесью соображений самих наблюдателей, размышлений Рутры и комментариев ИрЭн.


…Рутра уже знал, что это «он». Но кто же? Андриан? Дальнейший рассказ безопасника должен был прояснить ситуацию, и Рутра этого ждал, но тут уже реальность предстала перед его глазами. Не сразу до него дошла суть произошедшего, насколько нам бывает не понятна явь, как только нас разбудят от крепкого сна. Он был в зале лаборатории…


После просмотра в Рутре даже появилось чувство удовольствия от лицезрения удивленных лиц команды.

– Все, что ли? Рутра, – начала ИуЛия, а за ней подхватили остальные.

Катрин спросила:

– Действительно все?

– Реально – что было? Кто? – по-дружески спросил Андриан.

– Это нам сейчас не важно.

– Подожди, Рутра, ты хочешь сказать, что там, где-то в далеком мире, началась ядерная война?

– Да, – спокойно ответил Рутра.

– Ну это же бред. Ты хочешь, чтобы мы в это поверили?

– Я сам себе говорил: ты хочешь в это поверить? Сам себе же отвечал, а что это было? Законы физики не изменить. Если мы что-то не знаем и даже считаем это волшебным – это не значит, что это не подчиняется каким-то законам мироздания. Просто мы об этом еще не знаем. Когда-то был бог вседержителем, потом – закон всемирного тяготения. Все эти параллельные миры… Все то, что было, все то, что будет, много раз описано в религии и фантастике, в сказках, в легендах. И скажу вам даже больше – у меня насчет этого есть своя теория.

– О! Опять теория, – конечно же, это была ИуЛия.

– Да, представь себе.

– И какая же на этот раз?

– Я считаю, что есть единый центр миров, который образовался первым и уже настолько эволюционировал, что стал сам состоять из невидимых волн, например, радиации или гравитации, а может, и световых. Скорее всего – световых… или из всех в совокупности.

– Рутра, остановись. Мы же с ума сойдем здесь.

– Не сойдете, но уже никогда не будете прежними.

– Рутра, скажи, что там было? Кто Фантомас? – ИуЛия, как всегда, смело переходила границы дозволенного в общении, интуитивно зная о снисхождении Рутры.

Он покачал в ответ головой, и это означало порицание, но улыбка говорила «опять ты в своей манере».

– ЯтСан вернулась. Скоро она будет в сознании, – доложили работники лаборатории.

Рутра стал быстро рассказывать:

– О законах физики я говорил, желая объяснить тест, которым мы проверяем реальность миров. Эти частицы реально уходят на определенные расстояния и возвращаются. У них существует крайне минимальный люфт. Это такое отклонение от оси. Измеряя это отклонение, мы определяем расстояния, куда летала наша частица. Это как спектральный анализ, радиоуглеродный анализ… или эффект Доплера. Атомы каждого химического элемента имеют строго определенные резонансные частоты, в результате чего именно на этих частотах они излучают или поглощают свет. Говоря проще, они шатаются каждый по-своему. И в зависимости от отклонения света (чего больше, чего меньше) можно определить, из каких химических элементов состоит вещество. Это спектральный анализ. Радиоуглеродный – это когда со временем один тип углерода превращается в другой. Скорость превращения известна, поэтому мы можем определить, когда умер тираннозавр, например. А эффект Доплера – смещение света по линии, в основном красного. Зная расстояние, насколько смещается, можно определить, откуда свет идет. Вот и тут мы проводили эксперименты на Земле, точно зная расстояние. Потом – от Земли до спутника, где расстояние тоже точно известно, а дальше – хоть куда. Так что, верь не верь, а законы физики для всех одинаковые. Параллельные миры – это факт. Так что прошу их принимать как должное нашей будущей жизни. Кстати, сейчас нам о них расскажут.

 

Они прошли к установке. ЯтСан открыла глаза. Ей помогли встать. У нее был вид уставшего человека.

– Как ты? – спросил Рутра.

Она посмотрела на него недобро, опустила взгляд.

– Нормально, – недовольно ответила ЯтСан.

– Ят, расскажи, что там было? – ИуЛия спрашивала явно провокационно.

Все это уже понимали, но прощали, зная, что злобных намерений нет.

– Мне надо отдохнуть. С меня хватит. Я вам не подопытный кролик, – заявила ЯтСан и пошла на выход.

Рутра с ней связался молча.

– ЯтСан, все нормально, не волнуйся. Это был другой мир.

Преимуществом такого общения была конфиденциальность. Никто не мог знать о нем. Только ИрЭн, всеведущая и вездесущая, знала все. Хотя знала – это громко сказано, в ней все только фиксировалось. А вот то, что ИрЭн всей информацией могла пользоваться, объединяя ее в концентрические круги логики, все шире и шире уходя в темы, с которыми информация была связана, приближало к человеческому взаимодействию, коммуникации. Так она понимала, что и для чего люди делают, какой смысл вкладывают в сказанное, почему то или иное вызывает эмоции. Это была вторая ее сущность, духовная.

Рутра невольно размышлял об этом, идя за ЯтСан. В сопровождении сотрудников медицинской службы она шла в бытовой блок. В первый час после завершения какого-нибудь процесса, например, сеанса виртуальной реальности, человек, участвовавший в эксперименте, оказывался в их власти. Никто не мог им перечить.

ЯтСан ответила тем же методом.

– Что значит – все нормально?

Рутра догадался, она не знала о передаче информации из ее мозга там в ее мозг здесь, а оттуда – непосредственно ИрЭн.

Неожиданно Рутра сделал положительный вывод из всей секретности происходящего. Казалось бы, все должно было трубить о произошедшем. Это ведь было такое событие, которое, по сути, сознание еще не могло адекватно воспринять. Вот если бы она оттуда кое-что принесла материальное, то тогда поверить было бы легче. А так что? Доказательства только сугубо научные. Такие же, как новые элементы таблицы Менделеева. Вроде частица зафиксирована, вроде есть все данные, а самого вещества нет. Что-то появилось на доли секунды в лабораторном эксперименте и исчезло. Чем вам не пришелец из параллельного мира? Ведь в определенных условиях эти частицы образуют стабильные вещества в комбинации, а возможно – и некую жизнь.

А здесь ничего не происходило. Ни тебе встреч с аплодисментами, оркестром и цветами, ни прямого эфира по всем каналам, ни славы, ни денег. Деньги и слава, кстати, вполне могли быть в итоге. Финансовое вознаграждение за участие в эксперименте Рутрой было обдумано, заверено документально, и оно было существенным. Все детали были оговорены в договоре. А перечисленное до, скорее всего, будет, когда программа перестанет быть секретной. Об этом Рутра уже размышлял, даже придумал сценарий. Сейчас же нужно было подождать, пока ЯтСан отдохнет, придет в норму, а потом скачать всю информацию, касающуюся сеанса, из ее мозга. Нужно было провести сверку и понять, есть ли искажения. Хотя это тоже было сомнительно. Ведь спутанные частицы «рисовали» события, воздействуя на мозг, а уже потом их считывала ИрЭн. Проверка касалась лишь того, что в состоянии транса мозг ЯтСан, получив сигнал, нечетко или некачественно передал.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru