Бинарный код. Тайна номер два

Рутра Пасхов
Бинарный код. Тайна номер два

Глава 2. Смысл мысли


Наконец Рутра нашел этот отсек, бейдж «заморгал», сигнализируя, что доступа нет. Послышался голос в динамике системы допуска:

– Кто Вы?

– Я к Вам по просьбе Рузи, – объяснил Рутра и представился. – Меня можете звать доктор Рутра.

Через несколько секунд дверь открылась. За дверью на специальном устройстве восседал мужчина. Он был инвалидом, как предупреждала Рузи. У него вместо ног было нечто, похожее на отростки. Скорее всего, он в детстве болел полиомиелитом.

– Я доктор Габо, – представился он, при этом пристально посмотрел на Рутру, «остановил» взгляд, изучая его глаза, потом широко раскрыл свои.

Рутра понял, в чем тут дело.

– Заходите, меня просто зовите Габо. Пройдемте со мной.

Он, сидя на чем-то похожем на подушку, нажал кнопку на брелоке, который свисал у него на поясе, «подушка» перенесла его в сторону, без рычага и гидравлики. Это была установка на магнитной подушке, она буквально парила в воздухе. Габо нажал еще одну кнопку и «полетел» вперед.

– С кнопкой удобно, точно знаешь, что подумал и продублировал физически, – прокомментировал он процесс, понимая, что для человека, который допущен в такие «святая святых», это отсталая технология.

Рутра последовал за ним. Вскоре они оказались в помещении полностью пустом и таком же зеркальном, как все коридоры. Габо достал из кармана предмет, похожий на фонарик, вставил его в отверстие в полу. То, что произошло дальше, побудило Рутру подумать, что есть еще что-то, способное его удивить. Из фонарика «полился» свет, по-другому это не объяснить было. Синий свет медленно стал освещать и окутывать «куполом» Рутру и Габо. Вскоре стало не видно зеркальных стен и пола с потолком тоже. Они оказались внутри сферы.

– У нас полчаса, пока это не вызовет подозрения. Если что, мы с Вами говорили о свойствах фотоэффекта. Алиби важно. Надеюсь, Вы не запутаетесь.

– О каком именно?

– Именно о том, за который дали Нобелевскую премию Эйнштейну.

– О 3-м законе фотоэффекта?

– Обо всех.

– Поточней.

Рутра попросил уточнения, раз Габо акцентировал, что алиби важно. Рутра и сам это понимал, не совсем еще осознавая сути встречи. А пояснения нужны были, потому как весь фотоэффект был объяснен в 1905 году Альбертом Эйнштейном на основе гипотезы Макса Планка о квантовой природе света. За что в 1921 году он, благодаря номинации шведского физика Карла Вильгельма Озеена, получил Нобелевскую премию.

– Объяснить не так уж и сложно, если открытие уже сделано, – ответил Габо, тем самым дал понять, что понимает «тему», и одновременно это являлось «маркером» на реакцию, по результатам которой они стали понимать «свою тему».

– Ну вот и объяснились, теперь о главном, – сказал Рутра.

– Вы тот ученый, о котором меня предупреждала Рузи?

– Наверное. Я же не знаю, о чем она Вас предупреждала и когда.

– О Вашем визите ей было известно давно. Что Вас интересует?

– Кодировка, раскодировка, маскировка источника сигнала. Скрытые, сверхсекретные установки двойного назначения, которые возможно использовать для этого.

– Зачем это Вам?

– Мы зафиксировали сигнал, который приняла закодированная система за достоверный.

– И что?

– Эта система – программа «Периметр». Вы знаете о ней?

– А как же. И все?

Рутре не понравилось, что Габо не серьезно отнесся к тому, что он сказал, поэтому решил перевести тему. Как оказалось, не получилось.

– Рузи сказала, что Вы мне расскажете о неком Лазаре.

– Она поняла, в чем суть. А из космоса Вы сигналы не получали?

– Я советовался, была и эта версия.

Рутра вспомнил ученого в коридоре, после консультаций.

– Тут вещи гораздо фантастичнее происходят, возможно, они связаны в единую цепь, – изменив голос, как-то таинственно сказал Габо. – Если Вас интересует история, связанная с Лазаром, слушайте. Однажды ночью в мае 1989 года радиостанция Лас-Вегаса передала необычную историю. Молодой физик, выступая под псевдонимом Дэннис, поведал о девяти «летающих тарелках», исследуемых небольшой правительственной группой на секретной базе, расположенной недалеко от Грум-Лейк. Дэннис заявил, что он работал на этой базе и весьма осведомлен о ведущихся на ней исследованиях и разработках.

– И о чем же он поведал? – спросил Рутра, с той же интонацией, что и перед этим Габо, как бы заявляя о приверженности эмпирического рассуждения.

Габо переместился за стол и теперь уже не отвлекал невольно своим видом, вкупе с «волшебной» установкой, на которой восседал, деловито, словно бывалый ветеран, принялся рассказывать некую историю.

– Роберт Лазар был определен для исследований в Зону-51, а потом в еще более засекреченное место – сюда в S4. Вы что-нибудь о ней слышали до этого? – неожиданно спросил он.

– Как же я мог здесь оказаться? До появления Лазара в средствах массовой информации советские спутники фотографировали Зону-51 и S4 три раза в месяц. После того, как Лазар рассказал по телевидению о ведущихся в S4 проектах, Советский Союз начал фотографировать район сухих озер почти ежедневно. Изначальный интерес СССР к данной области в Неваде был вызван информацией об осуществляемых в Зоне-51 проектах Stealth и SR71.

– Понятно, но фактически – инопланетная технология исследовалась и реализовывалась не там, а в S4.

– Вы непосредственно чем занимались с Лазаром?

– Тогда я ему помогал, все, что я знаю, – знаю с его слов.

– Что именно?

– Здесь ученые занимались не только физико-техническими исследованиями, но и знакомились с различными аспектами всего, что касается пришельцев из космоса. По словам Лазара, эволюция на Земле контролируется инопланетянами на протяжении многих тысячелетий, а последние 15 лет между ними и учеными базы S4 шел прямой обмен технологиями.

В помещении раздался тихий сигнал.

– Пойдемте, время закончилось, – сказал испуганно Габо. – Я Вам кое-что покажу. Пропуск не нужен, я тут начальник. Потом вернемся и договорим о том, что не должно быть известно.

– Вы меня совсем не знаете. Вы меня вербуете? – спросил Рутра, удивленный таким доверием к нему.

– Вы работали с Алихановым, этого достаточно, – спокойно и уверенно ответил он, выключил фонарь, затем «полетел» в следующий коридор.

Рутра последовал за ним. Вскоре они оказались перед дверями, за которыми, как утверждал проводник, находился подземный комплекс, в котором и было самое секретное. Они спустились туда, зашли в сам отсек. Интересно, кроме всего прочего, было наблюдать за передвижением на установке Габо. Смотря на это, невольно уже не казались столь фантастичными его рассказы.

– Смотрите… что тут есть. Вы такое можете представить? – спросил он Рутру, как только они пересекли порог.

В центре огромного ангара находилось нечто, что можно было принять действительно за то, что все называют «летающей тарелкой». Рутра уже ко всему привык, поэтому не стал даже удивляться. Решил разобраться, что это – эксперимент или реально работающая модель.

– Это «тарелка», которая была доступна Лазару для исследований, – представил ее Рутре Габо.

– Вы работали над этим?

– Это место называется лабораторией гравитационных систем – основное место работы Лазара, где он работал в паре с ученым, которого звали Барри Кастильо. Проект Galileo, в котором был занят Лазар, был направлен на изучение физики и механики силовой установки «тарелки». Его внимание привлекли также проекты Sidekick и Looking Glass, так как в них затрагивались проблемы гравитационных сил. Первый был посвящен исследованиям лучевого оружия, а второй – всем наблюдаемым аномальным гравитационным эффектам.

У Рутры закралось сомнение на этот счет; слишком много и подробно он знал, причем все со слов некоего мифического Лазара.

– В чем суть всего, почему Вы мне это рассказываете, в чем секретность рассказа, представленного по частям? – спросил Рутра, указывая взглядом в сторону, намекая на часть рассказа в «световой» комнате и здесь.

– Вы же говорили с Рузи?

– Говорил.

– Тогда слушайте дальше.

«Возможно, смысловая кульминация впереди», – подумал Рутра и решил все же дослушать весь рассказ.

– Такие наблюдаемые феномены НЛО, как мгновенное исчезновение, повороты под практически невозможными углами, изменения формы и цвета, происходят вследствие искажения пространства вокруг НЛО. Образуется как бы «гравитационный пузырь», содержащий внутри тарелку. При таком режиме работы она может стать для стороннего наблюдателя невидимой, хотя будет при этом находиться на том же месте.

После услышанного объяснения у Рутры встали волосы дыбом, возбуждение нахлынуло, словно торнадо.

– Подождите, подождите, что-то подобное я наблюдал недавно. А свет? Почему мы видим то, что за объектом?

– Свет, идущий от находящегося за «летающей тарелкой» объекта, будет идти к наблюдателю не прямолинейно, а в обход «пузыря», создавая у человека иллюзию, что между ним и объектом ничего нет.

– Понятно. Что еще? – спросил Рутра в надежде узнать еще что-нибудь «близкое» его интересам.

Последние вопросы изменили выражение лица Габо. По нему было отчетливо видно, что он рад проявленному Рутрой интересу. Дальше он рассказывал с большим энтузиазмом.

Что-то за всем этим крылось, но Рутра еще не мог разобрать. С Габо они прошли немного в глубь отсека, туда, где велись работы. Там Габо продолжил пояснение.

– В проекте принимали участие и советские ученые. Один из них – Алиханов. Он первым пришел к выводу, о источнике энергии для тарелок. Сразу после этого открытия советских ученых из S4 выгнали.

– Почему же их выгнали?

– Я не знаю, даже у меня ограничен допуск ко всей информации.

– Кто же знает?

– Не знаю, я думал, Вы поэтому здесь.

 

– Я же сказал, почему я здесь.

– Извините, мы оба понимаем, в какой структуре мы работаем, Ваша легенда слишком проста.

– Забавно. Слушаю Вас.

– Кто-то захотел узнать их секреты. Вы меня понимаете? Для того, чтобы иметь власть над миром. Мировое правительство, новый мировой порядок. Понимаете?

– Я это тоже уже слышал. Кажется, тут все этим обеспокоены. Вы это мне ответственно, как ученый, заявляете? Уж простите, слишком фантастичен Ваш рассказ. Может, это какая-то сверхсекретная служба выдавала себя за инопланетян? Вы сами их видели?

– Сам воочию нет, только причины и следствия. Вы же не будете отрицать существования Солнца, если увидите всего лишь его свет? Следствия без причины не бывает. На базе осталось оборудование и технологии пришельцев, которые с тех пор ученые исследовали самостоятельно, пытаясь понять и воссоздать их в земных условиях. Некоторые результаты восстановительной инженерии лежат в основе научно-технических достижений, особенно – в военной области, то, чем мы сейчас занимаемся. Они очень бледные, альбиносы, волосяной покров практически отсутствует, кожа практически прозрачная, сквозь нее видна вся подкожная кровеносная система. Органы слуха практически не имеют ушных раковин. Это дало повод говорить о том, что пришельцы общаются телепатически.

Рутра вспомнил «инопланетянина» на «последнем рубеже» и мысленное общение «по-полигонски».

– На самом деле, они могут пользоваться просто более высокой звуковой частотой, чем люди. Для более развитых существ – это вполне логично: чем выше частота, тем больше можно передать информации в единицу времени. Возможно, у них есть чип в мозге. Кстати, это ни о чем Вам не говорит? Вы же с этим знакомы? – спросил Габо, подозрительно глядя на Рутру.

Рутра в ответ улыбнулся.

– Вы их видели? – спросил Рутра во второй раз, тоже смотря на доктора подозрительно.

– Нет, – ответил Габо без тени смущения.

– А не кажется ли Вам, что у Вашего друга слишком воспаленное воображение? Может, это были такие люди?

– Такие люди? Какие? Что же с ними сделали, зачем их скрывать?

Рутра посмотрел на ученого под другим ракурсом: инвалид, запертый здесь, постоянно общающийся с подобными по воображению, живущий под строжайшим режимом секретности и неразглашения, где соседний бокс был не меньшей тайной, чем такой же на другом конце света. Все это наложило неизгладимый отпечаток на мировоззрение. Хотя, возможно, и были пришельцы. Почему бы и нет? Почему считается, что, будь они на самом деле, об этом должны знать все. Естественно, это была бы тайна, секретнее, чем все остальное. Тем более – если бы от них зависела власть на земле сильных мира сего. После всего сказанного их наличие не было для Рутры столь неправдоподобным. Скорее всего, что-то существовало, но не совсем то, что рассказывали. По крайней мере их «дух» витал в воздухе тут, как атмосферное давление, градус которого мы без приборов не можем знать, но повышение и понижение ощущаем.

Несмотря на утомленность, Рутра решил дослушать.

– Я Вас слушаю, очень интересно.

– Так вот, по информации, которую дали эти, как Вы назвали, «такие люди», они полностью контролируют и корректируют человеческую эволюцию, направляя ее в нужное для них русло. Человека они рассматривают только как генетический контейнер, примерно так они его и называют. Основным инструментом пришельцев в деле изменения ДНК является вирус, так как это единственный организм, способный передавать человеку новый генетический код.

Рутра хотел уже сказать, что это слышал, и все же решил помолчать. Видимо, эта тема многократно здесь обсуждалась и является притчей во языцех.

– Может быть, об этом потом? У меня, признаюсь честно, не так много времени, – попытался намекнуть Рутра о том, что не за этим тут.

– Я постараюсь быстро. Поверьте, это важно, – сказал Габо, и в его взгляде, так же, как и у Рузи, Рутра уловил горечь, печаль и надежду.

– Для сохранения «контейнеров» от разрушения на Землю были привнесены религии. Пришельцы также утверждают, что способны скрыто влиять на человеческую психику.

– Нечто подобное я уже слышал и, кажется, видел.

Рутра подумал: «И участвовал тоже».

– Из Вашего рассказа я понял, что инопланетяне здесь были и улетели после конфликта.

– Да.

– Есть задокументированные свидетельства?

– Эту информацию мне не предоставляют, все документы изымают.

– В реальности это может быть всего лишь выдумкой?

– Выдумкой? А это? – он показал на «тарелку». – А технологии, которые используются?

– Возможно, это все придумали люди, но, чтобы скрыть истинных изобретателей, придумали такую легенду, – объяснил Рутра свою позицию.

– Послушайте, потрогайте меня, я настоящий, – с некоторым возмущением сказал Габо.

Рутра улыбнулся.

– Я Вас понимаю, но и Вы поймите, уж очень фантастично все то, что Вы рассказываете. Кроме того, прошу прошения, и Вас, при особом воображении, можно принять за внеземного жителя.

– Понятно, и Вы туда же, а я поверил Рузи.

– Да все нормально, только я не пойму, что от меня требуется?

– Раз Вы попали сюда, значит, Вы очень важный, влиятельный, с большими возможностями ученый. Мы хотим, чтобы Вы помогли нам получить свободу и использовать наши достижения в коммерции.

– Понятно. Вот в чем весь смысл. Я так понимаю, что и Лазар все использовал в целях коммерции? Кстати, что было после его откровения?

– История Роберта Лазара всколыхнула не только уфологическое сообщество, но и, в силу своей специфичности, наделала много шуму среди ученых и простых обывателей.

– Он не боялся? Все это похоже на преднамеренную утечку информации.

– О разглашении им государственных тайн?

– Да.

– Его запугивали судом, в его машину стреляли. По этому делу было назначено расследование. Разыскали людей, работавших с Лазарем в Лос-Аламосе.

– Он работал в Лос-Аламосе?

– Да. Самое странное, с чем пришлось столкнуться, – это полное отсутствие документов, подтверждавших обыденные факты биографии Боба Лазара. Все документы, оставленные в квартире, бесследно исчезли. В клинике, в архивах которой должна была храниться копия свидетельства о рождении Лазара. Никаких следов. В школе, в Калифорнийском университете, в технологическом институте, где Лазар учился и получал дипломы, невозможно было отыскать человека по имени Роберт Скотт Лазар. И руководство Национальной лаборатории Лос-Аламоса сначала отрицало, что он у них работал. Лишь когда был предъявлен телефонный справочник этого закрытого учреждения, где в списке сотрудников значился не только телефон Роберта Лазара, но были указаны здание и кабинет, где его можно было когда-то отыскать, руководство лаборатории признало, что Лазар действительно у них работал «на второстепенных должностях». Труднее было доказать причастность Лазара к объекту S4, но и тут нашлось подтверждение. Квитанция об уплате налогов в США – серьезный документ. И вот журналистам была предъявлена квитанция, удостоверявшая, что Роберт Лазар, проживающий в Лас-Вегасе, сполна уплатил налоги с жалованья, выплаченного ему правлением ВМС в 1989 году.

– Ну хорошо, – прервал его Рутра. – Что было в документах, связанных, как Вы утверждаете, с инопланетянами?

– О том, что мы контейнеры для душ. Религия для нас была специально создана.

– Я это тоже уже где-то слышал.

– Не думайте, что это банально. Вы что-нибудь слышали о проекте «Желтая книга», в которой собрано все о наших земных религиях и той, которую исповедуют сами пришельцы?

– Нет.

– Так вот, она засекречена гораздо сильнее, чем все остальное. Но если наши земные религии были спущены сверху, это означает, что они лишь первое посвящение, первая ступень к высшей вселенской религии, к которой человеку еще только предстоит приобщиться. Становится ясно, почему «Желтая книга» засекречена на порядок выше, чем технические тайны летающих дисков. Власти понимали, что имеют дело с адской машиной, способной в клочья разнести хрупкую стабильность современного мира.

– С чем-то подобным я, кажется, тоже сталкивался.

– Если агентство позволило разгласить эти секретные материалы, значит оно преследовало какую-то еще более фантастическую цель.

– Отлично! Я Вас понял. Теперь послушайте меня. Я поеду в Лос-Аламос, разберусь, как они могут подбирать код к шифру сигнала, приеду сюда, Вы мне продемонстрируете отправку сигнала в Россию с сокрытием источника. После я получу ответ из России о том, что сигнал принят и система его идентифицировала как достоверный, а источник отправки невозможно определить. И если все это будет действительно так, то тогда я обещаю добиться для Вас и Рузи свободы перемещения по США. Если, конечно, вся проблема в том, что Вы мне рассказали.

– Вы считаете этого мало?

– Нет, просто не думаю, что это уже такой большой секрет. Военные технологии – да, а это – нет.

– Разве?

Рутра смотрел изучающе на Габо и думал: «Неужели хоть часть из этого правда, ведь он реально в это верит». Чтобы разрядить обстановку, Рутра решил пошутить, ведь ему нужно было подружиться с доктором.

– Вы тут отстали от жизни, у нас в России это привычное дело.

– Что?

– Инопланетяне.

– Я всегда подозревал, что у вас есть подобный центр. Есть веские причины так думать.

– Да успокойтесь, у нас выходишь рано утром на улицу, особенно после праздников, вокруг столько инопланетян, качаются, за деревья держатся, законы гравитации на них по-другому действуют.

– Опять Вы за свое.

Они оба засмеялись, пожали друг другу руки. Когда Рутра уходил, Габо сказал ему вслед: «Я хочу на море». Рутра убедился, что это кодовое выражение; или для них море – пик блаженства, оно ассоциируется со свободой. Скорее всего – последнее.

В размышлениях об услышанном он дошел до отсека администратора, тот был в каюте.

– Восхищены? – сразу же спросил он, как увидел Рутру.

– Супер, – ответил Рутра, улыбнувшись по-американски.

– Наверное, изголодались, устали? – поинтересовался администратор.

– Устал – да, но не голоден. Поел я в вашей столовой, спасибо.

– Как результаты научной деятельности?

– Ну, не очень.

– Понятно, «запудрили», наверное, Вам мозги со своими пришельцами. Это все из-за них, ученых, вся эта бредятина стала культом. Они ведь люди науки, и к их мнению прислушиваются, как к экспертному. Вот они время от времени пытаются сделать сенсацию, уходят, так сказать, из научной работы в шоу-бизнес.

– Я хочу вернуться вскоре и попробовать один эксперимент.

– Какой? У нас режимный объект.

– Не более того, что в договоре.

– И все же? Это ведь надо документально оформить, отчитаться.

– Передача сигнала на дальние расстояния с использованием отражателя. Возможно, внеземного отражателя, где-нибудь на орбите, а может – и дальше.

– Я вижу, Вы заразились. Здесь все заражаются, потом начинают бредить. Ведь технологии, которые официально для гражданских, – на пару ступеней ниже, чем мы владеем. Иначе – как управлять обществом. Вам, наверное, это известно, раз Вы здесь.

«Да, мне это очень знакомо», – подумал Рутра.

– Да, я понимаю, но все остальное я уже проверил, осталось так.

– Хорошо, без проблем.

Они попрощались, Рутру проводили до капсулопровода, и он уехал на базу под аэропортом.


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru