Бинарный код. Тайна номер два

Рутра Пасхов
Бинарный код. Тайна номер два

Магистр замолк, упершись локтями, развел ладони в стороны, жестом говоря – это все. Рутра встал, пожал руку Хенту и направился к выходу. Уже у двери он остановился, спросил:

– Значит, по «Полигону» все в порядке?

– Яровитович сам разберется, – задумчиво ответил Хент.

– От чего умер Алиханов? – спросил Рутра, немного прищурив глаза, что говорило о том, что его не устраивает такой ответ.

Рутра решил показать свою принципиальную позицию относительно этого и дальнейшего расследования, в основе которой было – раз он «вошел» в роль, в статус, так будьте добры, принимайте, что хотели. Хент, как оказалось, даже обрадовался этому вопросу. Он улыбнулся, покачал утвердительно головой, одновременно тряся указательным пальцем, показал на Рутру, сменил улыбку на «твердое» выражение лица с плотно прижатыми губами и ответил:

– Это называется «горе от ума», разберемся до того, когда ты приедешь. Главное ты нашел. Иди к новым подвигам, родина должна знать, хоть, может быть, и в последующем, своих тайных героев. Кстати, для тебя там почти вторая родина, вспомнишь службу.

Рутра тоже заулыбался, потом сменил выражение лица на серьезное, дав понять, что неизвестности плодятся, когда он не получает ответа на свои вопросы, моргнул Хенту обоими глазами, мол, все понял, вышел и направился к лифту. Самое тяжелое было объяснить дома, что он опять уезжает. Что делать, пришлось.

Рутра спустился в «Зеро», работа кипела, по миру многие засуетились. Как бы то ни было, смысл работы центра «Зеро» сводился к тому, чтобы следить за теми, кто следит за другими. Рутра собрал команду, послушал доклады, сделал важные замечания по поводу сбора банковской информации. В центр «Зеро» стекалась разнообразная информация из множества структур легально. Все, что происходило со счетами, переводами, транзакциями, трастами на предъявителя и многим другим, могло быть недоступно всем, кроме тех, кто регистрировал, и того, кого регистрировали. Все, что регистрировалось, являлось официальной информацией, конечно, недоступной, но она регистрировалась. Соответственно, как бы она ни была скрыта – все равно проходила по отчетам. Это было важно для самого клиента, чья собственность или финансы хранились в тайне от всего мира. Вот эти отчеты получал какой-нибудь контролирующий или регистрирующий орган, а он в свою очередь попадал под другой контроль. И так запутанными путями до центра «Зеро». Соответственно, когда проходила информация, что какая-то спецслужба следила за банковскими операциями граждан, то у Рутры это вызывало улыбку.

Рутра дал поручение проанализировать (за последние 30 лет) крупные переводы и финансовые операции международных организаций, легально действующих под другими названиями; то же самое в отношении работников закрытых НИИ, отстраненных или уволенных высокопоставленных военных, сотрудников спецслужб, их родственников и круга их общения.

– Надеюсь, с основной работой справитесь и с новой. Всем понятно? Сколько продлится моя очередная командировка – не могу пока определить.

– Вы не будете на связи? – спросил начальник службы безопасности.

– Возможно и такое.

– Как действовать в случае отказа BT Group использовать единый протокол сертификата цифровой подписи, принятый ранее в Евросоюзе? – интересовался уже администратор отдела контроля информации.

– Не думаю, что до этого дойдет, если все-таки случится, тогда они, безусловно, в соответствии с нашими внутренними правилами должны согласовать этот вопрос с центром. Если нет – включаете Tempora и блокировку межсетевого трафика, дальше действует GCHQ.

GCHQ – Government Communications Headquarters, Центр правительственной связи – спецслужба Великобритании, ответственная за ведение радиоэлектронной разведки и обеспечение защиты информации органов правительства и армии. Центр является участником альянса UKUS SIGINT и несет ответственность за сбор и анализ информации в странах Европы, включая европейскую часть России и Африки. Спецслужба входит в состав Объединенного разведывательного комитета, совместно с MI5 (внутренняя разведка) и MI6 (внешняя разведка).

– По всем вопросам будете со мной связываться, используя специально организованный для этой программы комплекс связи, под легендой института экспериментальной физики. Не на прямую, а через Кристину на ВНИИЭФ Сарова, а там уже автоматика.

– Ясно, – ответили дружно сотрудники, кто в голос, кто кивнул, в основном мужская часть; женская же высказала ожидаемое и, видимо, давно назревшее.

– Скажите, шеф, почему Вы нас все время покидаете? – улыбаясь и шутя, спросили дамы из аналитического отдела.

– Все будет хорошо, скоро вернусь, отметим, – сказал Рутра, обнадеживая, потому как в «Зеро», сугубо из-за специфики организации, сложилась атмосфера, где коллектив не мог «оторваться по полной» в кругу «чужих» индивидуумов.

Во всем виделось нечто подозрительное, и это уже был профессиональный рефлекс.

– Ура, скорей, а то скучно что-то стало.

– Ладно, держите нос по ветру, я пошел. До свидания.

– До свидания, – дружно послышалось в ответ.

Уже на выходе к нему подошел начальник отдела собственной безопасности и тихим голосом (скорее, для обозначения индивидуальной важности информации, чем ради тайны) сказал:

– Вы знаете, я в последнее время обращаю внимание на то, что в нашем отделе появляется информация не по официальным каналам связи.

– Как Вы это поняли?

– Депеши от Вас не было, однако появляются поручения, основанные на рекомендациях Вашего анализа.

– Поручения от кого?

– От вышестоящего начальства.

– От Христофоровича?

– Да. Вы же можете напрямую нам отправить.

– Спасибо, я учту. Видимо, что-то я пропустил. А какого характера эти рекомендации?

– Обычного – составить отчет, анализ происходящего, запланировать что-либо.

– Последнее что было?

– Вам должны были доложить Ваши помощники, наверное, думают, Вы знаете. Последнее было довольно странным.

– Что именно?

– Проследить, проанализировать случаи шизофрении, а именно – раздвоение личности или подозрительное, не свойственное ранее поведение лиц, имеющих доступ к секретным режимным объектам.

Рутру это удивило, он не стал показывать этого, сделал вид, что осведомлен.

– Основанные, на рекомендациях моего анализа, говорите?

– Так точно, – отрапортовал безопасник.

Рутру это навело на мысль о связи темы с «перекачкой» личности. Сказывалось, насколько серьезно отнеслись к его докладу. В душе он обрадовался, значит, параллельно его деятельности идет работа по заданной им программе. Конечно, и серьезность в отношении предположения могла поставить под подозрение многих, все же частенько на подобных объектах одаренным личностям приходилось размышлять самим с собой.

– Да, было такое, – успокоил человека Рутра, стараясь не принижать его преданность и доверие. – Мне надо было посоветоваться с начальством. Знаете, как Папанову в «Бриллиантовой руке».

Они улыбнулись друг другу, после чего Рутра вышел, начальник ОСБ провожал его взглядом. Будучи уверенным в этом, Рутра обернулся и сказал, чтобы одобрить поступок подчиненного:

– Фиксируйте все, – тот кивнул и закрыл дверь.

«Что это могло быть, почему мне не сказал об этом Хент, для чего это?» – думал Рутра уже в лифте.

***

В самолете Рутра, как обычно, размышлял сам с собой для выставления на «полках» памяти нужной информации в необходимой последовательности, заодно проделывал свое любимое занятие для «настройки» мозга – «рассказывал» себе о месте своей очередной поездки. А рассказывать было о чем.

Гора Шайенн – это защищенный подземный комплекс NORAD – центр объединенного командования воздушно-космической обороны Северной Америки. Гора Шайенн находится в штате Колорадо, в окрестностях города Колорадо-Спрингс. Стальной бункер был построен на глубине 700 метров внутри гранитной скалы и по расчетам создателей может выдержать ядерный удар мощностью в тридцать мегатонн. Внутрь горы ведет 1400-метровый тоннель, за ним расположен главный шлюз, прикрытый 25-тонными дверями, сохраняющими герметичность при избыточном внешнем давлении в 40 атмосфер. Комплекс устойчив не только к ядерным взрывам, но и к землетрясениям. В состав комплекса входят: Оперативный центр по мониторингу обстановки в воздушном пространстве; Центр оповещения о ракетном нападении; Центр мониторинга космического пространства; Объединенный центр NORAD и Космического командования; Объединенный центр разведывательного сообщества; Национальный центр оповещения гражданского населения; Центр разработки программного обеспечения элементов системы; Центр прогнозирования погоды.

Самолет приземлился в Международном аэропорту Денвера. Любой человек, попавший в аэропорт в Денвере, будет шокирован увиденным. Это место является предметом множества подозрений и вопросов, на которые каждый дает свой ответ. Все сооружения буквально пронизывает мрачный и необъяснимый символизм, бросающийся в глаза каждому.

Международный аэропорт в Денвере был открыт в 1995 году, несмотря на то, что здесь уже функционировал крупный аэропорт Стэплтон. Его создатели убеждали общественность в необходимости строительства нового аэропорта, приводя такие аргументы, что городу необходим новый аэропорт, который будет способен пропускать больший пассажиропоток, будет технически более совершенным и удобным для пассажиров. На самом деле – нужен он был потому, что под ним построено подземное убежище, и он связан подземным тоннелем с базой NORAD. Это было нечто подобное системе «Зеро» – «Метро-2» – «Метро-3» – «Полигон»…

Рутра прилетел туда с двумя спецами, которые сопровождали его с кейсом, в котором хранилась программа «Периметр». По прилете их встретила группа лиц, якобы из научного сообщества. После «Полигона» Рутра немного отвык от своих новых возможностей, поэтому ему было непривычно сразу распознать, что они говорили на английском, потому что понимал он их в мыслях – по-русски.

 

После легкой беседы и чашки кофе «невидимые» организаторы встречи сообщили: «Легенда прошла прекрасно, можно двигаться дальше». Они спустились в подземные хранилища аэропорта. Сопровождающих Рутру спецам выделили специальный отсек с бытовым блоком. Там они должны были ждать указания Рутры. Его же проводили на еще более нижнюю палубу, в которой находился коридор входа в тоннель, связывающий стратегические центры НОРАД, Рэйвен-Рок и Зону-51.

Тоннель по форме проектирования был очень похож на капсулопровод полигона. «Явно над ними работала одна команда», – подумал Рутра. Его поместили в капсулу, и он помчался. Боязни замкнутых пространств у Рутры не было, но все равно было не очень приятно «лететь» на огромной скорости в «яйце».

Через час он был на месте. Рутру встретили двое военных. Конечно, это было слабое подобие полигона, все было просто. Это был полугражданский- полулегальный объект. Его повели в отсек, где работали ученые. К Рутре подошел один из них, поздоровался, представился.

– Пит, меня зовут Пит. Мои предки из России, – объяснил он на русском с сильным американским акцентом. – Я наполовину еврей, мама сюда приехала, когда «море» наших сюда направилось. А Вы?

– Разве это имеет значение?

– Нет, но все-таки. Я должен Вас сопровождать. Как Вы по-английски?

– Нормально, можно и так.

По легенде Рутра был ученым, двойным агентом, и Пит это должен был знать.

– Вы ищете источники непредсказуемых сигналов?

«Что за черт, откуда он знает», – подумал Рутра.

– Каких?

– Извините, я, наверное, неправильно выразился.

Дальше он стал говорить по-английски.

– Нам поручили содействовать Вам в поиске источников, которые могли бы быть причиной несанкционированных источников сигналов, способные вызывать помехи в работе управления автоматического запуска и навигации спутников, летательных аппаратов и ракет.

Рутра успокоился, настроился на диалог, спросил.

– Есть у Вас что-нибудь подобное?

– Возможно, я Вас разочарую, но Вы обратились не по адресу. Центр официально закрыт, то, что мы здесь делаем, касается… это другая сфера.

– Какая, могу узнать?

– Нам поручили разработать концепцию управления населением при резком изменении социально-экономического, демографического и культурно-религиозного состава общества.

– Кому это нужно, почему здесь? Я имею в виду – почему такая секретность?

– Вот, я вижу, Вы понимаете, о чем речь.

– О чем же?

– По информации, которую нам предоставили о Вас, Вы занимаете активную гражданскую позицию в России. Думаю, что Вас волнуют те же проблемы, что и нас.

– Какие?

– Вот эти самые, связанные с резким изменением социально-экономического, демографического и культурно-религиозного состава общества.

Рутра нахмурился, он не мог понять, к чему клонит собеседник, тот это понял и добавил:

– Вот у Вас, например, очень устойчивое в обществе представление о существовании «мировой закулисы», так сказать – теории заговора. Причем Вы в этом обвиняете нас, то есть США. А нам кого обвинять?

– Вы тоже считаете, что это есть?

– Конечно.

– Вы? На таком уровне?

– Представьте себе, к нам ведь стекается очень много недоступной общественности информации.

– И что из нее следует?

– Я думаю, что Вы, как ученый, меня поймете, в том смысле, что мы можем дискутировать на эту тему только с доверенными лицами.

– Это опасно?

– Не могу сказать достоверно. Что касается уверенности, точно не хотел бы, чтобы кто-то посторонний знал. Ведь все-таки мы пришли к таким выводам на основании полученных сведений от тех, кого и стали считать членами теневого заговора.

– Заговора?

– Не против власти, они и есть тайная власть. Если эта информация скрывается от общественности, то это и есть заговор против общественности.

– И что же это за информация?

– Тайный план на случай ядерной войны, колоссальной природной катастрофы или какого-либо другого вида апокалипсиса.

– Вы считаете, что это возможно, что это реально?

– Позвольте я Вам представлю факты.

– Зачем, я же совершенно чужой человек, да и цель моя другая.

– Нет, нет, Вы – не чужой для нас. Вы нас можете понять, а главное – помочь.

– Как?

– Мы хотим сотрудничать. Нам нужна информация о том, только ли у нас это происходит.

– Что происходит?

– Подготовка. Взамен я Вам помогу понять и, возможно, найти, как можно скрыть и где можно спрятать источник сигнала.

– Где же?

– Вы согласны?

– Согласен на что?

– Помочь нам как коллега.

– В рамках научного сообщества – без проблем.

– Тогда пойдемте в зал для совещаний, у нас там дискуссия, обсуждение и доклад, в свободном формате.

Они прошли в соседнюю комнату, там было достаточно много людей, в основном в белых халатах, профессиональная «болезнь» проявлялась даже в этом. У них было собрание. Рутра путался в мыслях и догадках и пока не мог понять смысла.

Докладывал один из научных работников, он периодически расспрашивал сидящего рядом мужчину о строительстве объектов, которые тот вел, потом рассказывал залу свою интерпретацию. Рутра начал вникать, о чем речь.

– …Бледный конь смерти, символы грядущего Нового Мирового Порядка. Новый Мировой Порядок и мистификация 2028 года. Я постараюсь разъяснить вам, что в реальности стоит за этой датой, почему она была выбрана тайными манипуляторами, а также, что может ожидать весь мир в связи с событиями 2028 года. Проблема 2028 реально существует и является, по сути, одной глобальной пропагандисткой кампанией, одним из важных шагов глобалистской элиты по созданию мирового правительства. Вы поймете, почему дата 29 февраля 2028 года, которая уже несколько лет подряд мусолится в кино, прессе, на различных конспирологических или эсхатологических сайтах, в реальности имеет мало общего с предсказаниями, у нее совсем другие корни. Обо всем этом вы узнаете в самое ближайшее время. Сегодня же мы расскажем вам о главных местах оккультной силы на планете, напрямую связанных с подготовкой тех событий, которые могут произойти после 29 февраля 2028 года. По всему миру, за последние 30 лет, появилось большое количество «пророческих» артефактов, предвещающих наступление Нового Мирового Порядка. Причем наибольшее количество данных артефактов находится на территории Соединенных Штатов Америки: так как именно эта страна выбрана «мировой закулисой» в качестве носителя эмбриона глобализма. И именно ее народу предназначено стать первой жертвой после того, как этот эмбрион «вылупится» на свет. Многие в недоумении задаются вопросом: зачем они это делают, зачем создают памятники и покрывают различные объекты своей символикой, с какой целью создают утечки, позволяющие людям предвидеть их мрачные планы? Ответ прост: они хотят создать у людей видимость неизбежности происходящего. Я думаю, что не случайно заказчики сделали взлетно-посадочные полосы в виде нацистской свастики. Новый аэропорт имеет меньше взлетных полос, чем Стэплтон, меньше шлюзов, расположен далеко от города, что наводит на вопросы: не имело ли строительство нового аэропорта Денвера своей целью скрыть что-то другое? Я могу подтвердить, что за последние 20 лет правительство США активно строило подземные убежища. Самый большой находится под аэропортом.

– Позвольте, один момент, – перебил его один из слушателей, низкого роста, упитанный мужчина, в возрасте. – Если вы, вместо объявленного объекта, строите подземное убежище, то это ведь нельзя скрыть. Будет много всякой техники, что не может остаться незамеченным. Так? Или мы не совсем правильно поняли?

Тот, к кому был направлен вопрос, видимо, пытаясь понять, кто это «мы», окинул взглядом его соседей, потом, почесав большим пальцем свой подбородок, ответил:

– Все можно завуалировать, если вы строите под уже существующими строениями, которые занимают 4–5 квадратных миль. Если вы строите огромный аэропорт – будет очень легко построить убежище под ним.

«Слуга» науки не отставал:

– Может, это сделано для национальной безопасности? Ведь мы-то знаем, что подземные базы NORAD и CMOC в 120 милях от аэропорта соединены с ним подземным тоннелем.

– Да, это так. Только не ясно, что это – бледный конь Апокалипсиса или троянский конь Нового Мирового Порядка?

– Что это значит? Вы имеете в виду скульптуру коня? – последовал новый вопрос от того же, что и предыдущий.

– Да. Согласитесь, разве не подозрительно, разве не напрашивается сам собой вопрос – зачем столько мистификации для места, которое не особо должно бросаться в глаза? Вы знаете, что первое пришло мне в голову, когда я увидел это ужасное (по крайней мере – для аэропорта) произведение? Бледный конь Апокалипсиса, четвертый конь в книге Откровения в Библии, чье имя – Смерть. Это, напомню, если кто не знает, из Евангелия, откровение 6:7–8. У коня из Денвера ночью светятся глаза. Даже сегодня огромное количество американцев не желает включить мозги. При ближайшем рассмотрении выясняется, что этот конь Апокалипсиса является лишь одним из элементов странного и пугающего оккультного антуража, которым буквально пронизан гигантский комплекс зданий аэропорта Денвера. Между тем известно, что под аэропортом расположен огромный подземный комплекс. В зале периодически шептались, но вопросов уже никто не задавал, многие делали пометки. Дисциплина в ученой среде тоже была специфическая. Рутре, хотя и нехотя, в данной ситуации приходилось эту дисциплину поддерживать, на самом деле – он хотел покинуть это собрание. Его нервировало после столь долгого «путешествия» то, что он вынужден терять время на лицезрение курьезной сцены, когда ученый люд, среди которых было немало докторов наук, серьезно воспринимали мистическую интерпретацию бытия. Ради приличия приходилось все это слушать, и понемногу Рутра стал понимать, что ошибается. Прослушивая тему, складывая факты в общую картину, он удостоверился, что эти уважаемые господа, преданные науке, не теряли эмпирической логики, а разбираемая ими тема была на таком сложном научном уровне, что казалась фантастичной, хотя была самая что ни на есть сложно составленная. Смысл информации, доносимой кем-то до общества, был не в конечном восприятии этим обществом мистической символики, а в логике и мировоззрении самих вещателей.

«Оратор» продолжал осыпать публику очень многозначащими предположениями и «расшифровками» приводимых фактов.

– Для строительства каждой части комплекса были наняты отдельные подрядчики. Это было сделано для того, чтобы скрыть второе (и главное) назначение проекта. Гранит, стоимостью в 2 миллиарда долларов, который был использован в отделке, импортировался со всех частей света. Самое интересное во всем этом – шокирующие фрески, таинственные знаки и надписи на известных и неизвестных языках на стенах, полу, а также странные артефакты, расположенные внутри и снаружи. Аэропорт Денвера построен для Нового Мирового Порядка. МАД должен будет служить штаб-квартирой Нового Мирового Порядка, а также подземным убежищем для элиты, военной базой и гигантским концентрационным лагерем смерти. Аэропорт является одним из символов наступления мирового порядка, который случится после того, как мировая элита устроит на планете массовый геноцид, в результате которого население земли будет сокращено до 500 миллионов человек. Необъяснимые знаки и символы на полу и стенах сооружения приводят в замешательство посетителей. Например, на самом видном месте в главном зале аэропорта, который, кстати, подобно залам собраний в масонских ложах называется Great Hall, находится нечто, похожее на пульт управления футуристическим звездным кораблем пришельцев с далекой планеты, при ближайшем рассмотрении это оказывается мемориальной доской, впрочем, тоже весьма странной.

Докладчик показал картинку на интерактивной доске.

– Посмотрите, вот верхняя часть мемориальной доски в Денвере. Удивляет надпись, сделанная на доске, подписанная некой Комиссией аэропорта Нового Мира.

Он показал еще одну картинку.

– Внизу видна надпись – Комиссия по строительству аэропорта Нового Мира. Гранитный пол аэропорта также пронизан множеством странных символов. Наше внимание особо привлек один из них: табличка, на которой написаны буквы AU и AG; некоторые считают, что эти буквы означают просто золото и серебро. Может быть, но одним из спонсоров нового аэропорта является нобелевский лауреат в области медицины Барух Самюэл Блумберг, открывший новую смертельно опасную болезнь, которая называется австралийский антиген. Вы, наверное, уже догадались, что он тоже называется AU AG. Совпадение? Может быть, однако нам придется смириться еще с одним совпадением: эта табличка распложена на полу прямо напротив фрески на стене, которая называется «Геноцид».

Он показал очередную картинку на интерактивной доске. Ту, что называлась фреской «Геноцид».

 

– Пол содержит медные вставки, изображающие непонятные артефакты… Монблан (Франция) – место, где тамплиеры подписали свой устав. Их летопись повествует об этом событии следующими словами: «Они собрались вместе, чтобы сформировать Новый Мировой Порядок» Снова и снова перед нами очередная любопытная связь, ведущая к Новому Мировому Порядку, о котором говорит каждый ведущий политик и СМИ. На одной из этих фресок содержится недвусмысленный намек на календарь майя, который якобы предрекал этому миру гибель в декабре 2012 года. А по системе вычислений, о которой знают только посвященные, получается дата 29 февраля 2028 года. Следующая фреска изображает счастливое человечество после катастрофы, видимо, тех самых 500 миллионов человек, которым будет позволено жить. На ней мы тоже видим странную фигуру, с нимбом в окружении сидящих детей. Стоит отметить, что количество людей в группе, окружающих «святого», составляет 12, что отсылает нас к евангельскому сюжету о Тайной вечере. Если вы спросите меня, на что это похоже, то я вам скажу – на зомбированных по программе контроля психики, хотя странный нимб вокруг головы мужской фигуры и необычное растение перед ним говорит о неком будущем культе, который будут исповедовать те, кого оставят в живых после глобального холокоста. Обратите внимание на аллегорическое изображение гильотины. На следующей фреске мы хорошо видим лезвие гильотины, под ним бабочку, причем не простую бабочку, а бабочку-монарх, что, вероятно, напоминает нам о том, как гильотина была орудием массовых казней и террора во времена Французской революции. Ведь первым человеком, которого казнили на гильотине, был именно монарх – король Франции Людовик XVI. Интересно, что «Монарх» – название тайной программы психического контроля, разрабатываемой спецслужбами США после Второй мировой войны на основе данных, собранных нацистами в лагерях смерти, с привлечением избежавших Нюрнбергского трибунала военных преступников. Напомню, проект MK ULTRA – кодовое название секретной программы американского ЦРУ, имевшей цели поиска и изучения средства манипулирования сознанием, например, для вербовки агентов или для извлечения информации на допросах, в частности – с помощью использования различных психотропных химических веществ, способных оказывать воздействие на сознание человека. В качестве одного из ответвлений проектов «МК Ультра» и «Артишок», нацеленных на разрушение личности агентов, некоторые называют проект «Монарх». Наиболее жестокая и секретная часть проекта MK ULTRA.

Докладчик замолчал на мгновение и продолжил:

– Символику аэропорта можно обсуждать бесконечно долго; единственное, что не подлежит сомнению, – это тот факт, что это сооружение буквально пронизано загадками и мистикой, а также под самим зданием аэропорта находится таинственный объект.

А теперь о сокращении населения земли до 500 миллионов человек. Об этом говорит еще один таинственный артефакт Нового Мирового Порядка: так называемый «современный Стоунхендж» (или монумент в Джорджии) – этот таинственный комплекс, возведенный масонами в конце 80-х годов XX века. Заказчиком якобы был мультимиллиардер Тед Тернер. Так вот, он содержит послание на английском, русском, китайском, греческом, арабском языках, смысл которого заключается в том, что надо поддерживать «поголовье» людей на планете до 500 миллионов человек. Этот монумент перекликается с артефактами аэропорта Денвера, согласно которым понятно, каким образом возможно добиться этой «благой цели», особенно учитывая тот факт, что сегодня население планеты приближается к 8 миллиардам.

Денвер был выбран из-за своего центрального местоположения и из-за того, что он связан сотнями миль тоннелей, которые ведут к гигантскому подземному городу для элиты и правительственных чиновников. Также небезынтересным будет узнать, что в 2005 году ЦРУ перевело штаб-квартиру своего отдела внутренних операций из главного офиса в Лэнгли в Денвер, а ФБР туда же перевела свои международные и внутренние контртеррористические силы. Это определенно добавляет в дело дополнительную интригу.

Рутра слушал и думал, что он открыл для себя много нового, но не такого, что они говорили, а то, что из этого следовало. По факту, все было правдой. Другое дело – кто и как все это интерпретировал. Он знал и про аэропорт, и о его тайных сооружениях, и о переводе туда спецслужб США. Какой там ЗКР? Вот он американский ЗКР. Здесь тоже ученые. Пазл складывался. Первое, что говорил Хент, – о мафии ученых, второе – кем был Алиханов и эти. Хотя, возможно, они несли некий бред, но именно этот бред давал информацию к размышлению. Гениальность и сумасшествие – вот что отличало настоящего гения от обывателя.

– Что скажете? У Вас бывают подобные обсуждения? – спросил Пит у Рутры.

– Обсуждения чего?

– Например, объекта Раменки-43.

Рутре показалось, что он ослышался, хотя точно знал, что нет.

– Что?

– Это, по-вашему, объект «Метро-2».

Рутра не стал подавать виду, что удивлен, наоборот, стал подыгрывать.

– И что там удивительного?

– Ну как? Его ведь тоже построили, чтобы в случае чего там укрыться от катастрофы.

Рутра подумал про себя: «Знал бы ты, что такое „Метро-3“ и „Полигон“».

– Возможно. Это меня мало волнует, больше то, зачем я здесь.

– Хорошо, а по поводу подготовки?

– Вы серьезно к этому относитесь?

– Очень. Я Вас познакомлю с другими группами, вне нашего объекта, узнаете много нового. Тогда сомнения развеются.

Рутра смотрел на него задумчиво и думал о том, что шило в мешке не утаишь. Раз шла реальная подготовка к тому, что планировал Яровитович, значит, шли реальные подготовки и в других направлениях. Масштаб был большой, и скрыть его было невозможно.

– Добудьте нам информацию подробнее об объекте Раменки-43. Нам это нужно для анализа происходящего.

– Да что там узнавать. Вы думаете, что я там рядовой сотрудник НИИ? Объект Раменки-43 не является большим секретом для научного сообщества.

– Тогда что там?

– Это так важно?

– Нас интересует, идет ли там подготовка к долгому пребыванию больших масс людей.

– Конечно же, там можно это устроить. В общем, решайте сами. Объект Раменки-43 (или «Метро-2») всегда окружало огромное количество легенд. Здесь и мифы про секретные объекты, огромных «метро-крыс», про мутантов, и даже про портал в параллельное измерение. О том, что находится в тоннелях под землей в Москве, достоверно знает лишь ограниченный круг лиц. Так, подземный город под Раменками существует, его вместимость 12–15 тысяч человек, которые смогут там прожить порядка 30 лет.

– О! А Вы еще говорите – «не является большим секретом», – воскликнул Петр.

Так его стал называть на удобный лад Рутра.

– З0 лет – это же такая мощь, – не мог успокоиться от нахлынувшего возбуждения американец.

Рутра же посмотрел на него иронично, удивленно, слегка улыбнулся и продолжил рассказ.

– Расположен объект Раменки-43 на глубине 180–200 метров. В «Метро-2» вся система однопутная, вентиляционные шахты из тоннелей есть. Единственный используемый шлюз перехода из обычного метро в «Метро-2» находится на станции метро «Спортивная». В этом нет большого секрета, по крайней мере – сейчас, потому как сбежавший в Великобританию в 1985 году бывший полковник КГБ СССР Олег Гордиевский назвал «Метро-2» главным секретом КГБ, который не раскрыт до сих пор. По его словам, под землей есть целые города и сеть коммуникаций, которые никому никогда не покажут. Я же уверяю Вас – ничего такого нет, во всяком случае – мне не известно, хотя я там часто бывал.

– А идет ли там подготовка? – не унимался Петр.

– Послушай, Петр, ты, надеюсь, не обижаешься что я тебя зову на русский лад?

– О нет, мой новый друг.

– Тогда слушай по-дружески. Ты хоть и имеешь российские корни, но очень плохо знаешь Россию.

– Почему?

– Да потому что там подготовка идет всегда. Россия постоянно в режиме войны. В общем, скажу тебе прямо, от вашего центра я ожидал большего. Мне нужно знать – какие приемно-передающие станции вы можете задействовать в критический момент. И их параметры мне тоже нужны.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru