Бинарный код 3. Властители света

Рутра Пасхов
Бинарный код 3. Властители света

Пролог

Для тех, кто уже понял, что бинарный код – это не просто ноль и единица. Для тех, кто верит, что центр «Зеро» – вполне реальная организация. Для тех, кто понимает, что интеллект, хоть и искусственный, не может быть без эмоций и желаний. Приготовьтесь к погружению в виртуальную реальность, которая реальна настолько, что вы будете сомневаться, в какой из них проснетесь завтра.

Если спорны все ответы, то неверен сам вопрос.

Глава 1. Выиграла ставка «Зеро»



После всего перенесенного Рутре казалось, что он находится в раю. Хотя в душе Рутра не очень-то сожалел о том, что с ним случилось, всё равно двоякое чувство его не покидало – повторить подобное он не желал. «Приняв на грудь» для начала заслуженные «боевые сто грамм», Рутра начал жадно есть и попутно рассказывать легенду о своей «командировке». Аудитория была в восторге, только жена периодически подозрительно косилась и хитро улыбалась. Рутра прекрасно знал, что она все понимает. Одновременно он сочинял историю, которую нужно будет рассказать потом жене, поскольку всю правду Рутра ей тоже не мог открыть. Главная сложность заключалась в стыковке этих двух рассказов, поэтому логическая цепочка первой легенды содержала элементы реальных историй (география, хронология известных выполненных заданий).

На следующий день, не дождавшись ни звонка, ни «гостей», Рутра решил позвонить в центр. Как и положено, он спросил: «Готов ли заказанный мной статистический отчет по демографии населения черноморского побережья Кавказа?» На что получил неожиданный ответ: «Отчет готов, Вас ожидают уже второй день».

– Я просил забронировать мне билеты. Они готовы? – спросил Рутра.

– Сейчас проверю, подождите немного, – ответила мадам.

Рутра не мог позвонить непосредственно в «Зеро», даже на открытый городской номер, который был засекречен, но все равно значился как библиотечный Центр статистического анализа. Мадам, которая принимала звонок, имела определенные представления о самом институте, не имея понятия о его деятельности; знала только, что это нечто секретное, но все же институт. На самом деле – так и было. Центр статистического анализа и прогнозирования, коим значилось данное заведение, реально был суперзасекречен. Соответственно, думать, что в его недрах скрывается что-то еще более секретное, мог бы только фантазер. Это и нужно было для прикрытия центра «Зеро».

– Билеты забронированы, вся информация сообщена заранее Вашей супруге, – наконец ответили в трубке.

– Да, она мне говорила. Я решил перепроверить, ехать ведь до аэропорта не ближний свет, – ответил Рутра, не растерявшись.

На следующий день он с семьей был в Москве, после обеда появился в центре. Коллектив его встретил ликованием, практически все, кто был на смене. Рутра ждал реакции Васильевича, который вышел самолично его встречать и с порога поразил своим «приветствием».

– Ну и выдержка у Вас, Рутра Тигрович! Я думал, Вы позвоните раньше. Позавчера, – по своему обыкновению он при этом хитро улыбался.

У Рутры было большое желание показать свое недовольство и даже больше, чего, конечно, не позволяло правило делового тона. Но все же перейти границы было огромное желание, которое погасло из-за многозначительности слов, сказанных шефом. Смесь злости, благодарности, недовольства и радости смешались в коктейль, гремучую смесь; от этого бросало то в жар, то в холод. Однако понимание того, что он стал «другим» человеком пересиливало, вызывало положительные эмоции.

Во время совместного чаепития с коллективом в честь возвращения шефа, которое организовали дамы, Рутра нес всякую ахинею по поводу своего отсутствия. Все понимали – это легенда. Из того, что могло показаться завуалированной правдой, коллеги должны были сделать вывод о реальном положении вещей. Но перед Рутрой стояла задача – усыпить их бдительность и повести представление по ложному следу. Конечно, им он рассказывал не ту «басню», что придумал Васильевич для дома. В ту историю коллеги бы не поверили в силу нарушения логической связи уровней, а эта – не подошла бы для домашних.

На «банкете» Васильевич был неразговорчив. Рутра угадал, что он скрывает некое огорчение или сожаление. Его подозрения подтвердились, когда шеф покинул стол, не назначив Рутре встречу. То ли из-за его новых суперспособностей, то ли по какой-то другой причине – Рутра точно понял, что это не пренебрежение, Васильевич был серьезно чем-то озабочен. Чем-то таким, чего не знал коллектив. Это Рутра тоже точно определил; решил проявить выдержку, которая уже восхитила начальника, и ждать, когда он сам начнет разговор.

После чаепития, пообещав после рассказать все более подробно, Рутра отправился к себе в кабинет. Проанализировав произошедшие в мире события, приняв доклады, так и не дождавшись ни прихода, ни вызова Васильевича, Рутра решил приступить к главному для него теперь заданию. Обдумав все возможные варианты, он пришел к выводу: во-первых, надо проверить закрытые города и территории, а именно – секретные центры в них. Во-вторых, узнать – кто еще занимается чем-то подобным, дешифровкой, методами дистанционного влияния на сознание человека, созданием параллельных властных структур по типу тайных обществ. В-третьих, проверить вполне открытые, но заброшенные места, куда по той или иной причине, вызывающей подозрение, закрыт доступ.


Глава 2. Как увидеть будущее?





По внутренней связи позвонил телефон ЗАС, Рутра поднял трубку.

– Рыцарь вызывает Короля-7, – послышался мягкий женский голос.

– Король-7 на связи, – ответил Рутра.

– Примите телеграмму, готовы?

– Минуточку, – Рутра достал специальные листы для записи секретных телеграмм. – Король-7 готов.

– Записывайте «шапку».

Дальше последовал номер телеграммы, уровень важности, содержание и кому предназначалась. Предназначалась она непосредственно Рутре. Из-за высокой засекреченности объекта штат был ограничен, телеграммы приходили редко, в основном – уже обработанная, расшифрованная корреспонденция, поэтому принимал телеграммы кто-то из сотрудников ядра центра. То, что эта пришла непосредственно на пост Рутре, уже говорило о ее высокой секретности, то есть оператор не должен был знать ее содержания. Суть телеграммы была в том, что надо было пройти процедуру в отделе АВВР, о результатах сообщить адмиралу с позывным Хент. Рутра ответил:

– Принял, пять баллов, конец связи.

В отделе АВВР работала Регина, с которой Рутра был знаком, она была веселой пампушкой, всегда имела наготове язвительную шутку. Отдел занимался изучением и выявлением отклонений в морально-психологическом состоянии сотрудников. Однако поговаривали, что это не основное назначение отдела. Чем там они занимаются непосредственно, Рутра не сильно интересовался. Он их видел редко и постоянно в медицинских халатах.

Рутра взял телеграмму и направился в этот отдел. Регина встретила его в свойственной манере:

– Что случилось, Рутра Тигрович? Самого Пасхова побеспокоили. Наверное, что-то очень важное?

– Что это?

– Сегодня мы будем испытывать новую систему, не знала, что Вы являетесь ключевым звеном в испытании. Здесь у нас много чего интересного всегда есть.

Рутра направился за ней в направлении стеклянной двери, которая была полностью темной, с надписью «Альфа-визуализация виртуальной реальности». Со стороны входа в комнате не было ничего, но когда они вошли внутрь, стало понятно, что оттуда видно все в четырех направлениях, все смежные комнаты. Сама комната была практически пустая, полностью белая. В центре стояло нечто, напоминающее кресло стоматолога и операционный стол, что-то среднее между ними. Присмотревшись внимательно, Рутра понял, что только на первый взгляд это обычное кресло, на самом деле – это была сложная машина с массой датчиков и индикаторов.

– Что это? – спросил он.

– Это аппарат альфа-визуализации виртуальной реальности.

– Для чего?

– Ну, это такая штучка, которая переносит в другую реальность, я не имею права Вам все рассказывать, раз Вас в это не посвятили.

– Я до сих пор не могу привыкнуть ко всему, что здесь принято за правило.

– В этой машине нет ничего страшного, но испытуемый не должен знать о ее функциональности, по крайней мере – в первый раз, иначе результаты могут быть искажены. Как обычно – часть технологии выкрадена, часть куплена и часть создана нашими спецами. Пока ложитесь или садитесь, как Вам будет удобно, а я немного расскажу, чтобы Вы не волновались и привыкли к креслу… Виртуальная реальность – это созданный техническими средствами мир, в котором человек ощущает все почти так же, как в реальном мире. В данной установке совмещены достижения лучших наших специалистов. Один из них занимался проектированием очков виртуальной реальности для нужд армии США в военной исследовательской лаборатории ICT MxR. Естественно, вынести с закрытой лаборатории он мог только то, что разрешалось. Самое главное он вытащить не мог, за него это сделали наши спецы. Далее к аппарату был подключен нейронный стимулятор альфа-волн. Получилось, что человек полностью погружался в транс, нечто похожее на программу «Ультра». То есть после выхода он реально верил, что все увиденное происходило в настоящей жизни. И самое главное – мы научились записывать видения человека. То есть то, что он там видит своим зрением. В процессе анализа было обнаружено, что испытуемые действуют немного иначе, непредсказуемо относительно их методов и манер поступков наяву. Сначала думали, что это сбой системы или побочный эффект, но потом психологический анализ показал, что это и есть естественное поведение. То есть наяву люди могут врать и поступать так, как велят им многочисленные факторы, влияющие на их поведение, начиная от домашнего воспитания и заканчивая религиозными нормами. Точнее так: в обычной жизни вы можете говорить, что одобряете что-то или осуждаете, а в трансе вы поступаете так, как вы думаете на самом деле. Это такой детектор лжи. Очень нужен для выявления поступков человека в экстренных, нестандартных ситуациях. Для того, чтоб визуализация мечты работала, нужно уметь входить в альфа-состояние. Это такое состояние, когда образуется мост между нашим сознательным разумом и подсознанием, когда частота альфа-волн варьируется в диапазоне от 8 до 15 циклов, когда мы достигаем расслабления тела и спокойствия ума. В эти минуты мы успокаиваем работу левого полушария и освобождаем ресурсы для работы правого полушария, которое ответственно за визуализацию, генерирует наши мыслеобразы. А Вы знаете, что с их помощью можно создавать свою собственную реальность, трансформируя желаемое в действительность?

 

– Нет. Что дальше? – спокойно ответил Рутра, уже чувствуя себя комфортно в кресле.

– Продолжаю. У Вас все хорошо? Вы спокойны?

– Чего ж мне волноваться? Или надо?

– Нет, нет! Все прекрасно, – ответила Регина, рассказывая и отдавая жестами указания помощницам. – Выход на альфа-уровень помогает развить интуитивные и экстрасенсорные способности, пробудить целительные силы, которые живут внутри Вас. Итак, начнем, садитесь в кресло.

– Что же хочет узнать система обо мне? – спросил Рутра.

– Тебя готовят для одного очень важного дела, не спрашивай – какого, я не знаю. Я обратила внимание, что на пакете с приказом значился отправитель – центр «С», а я точно знаю, что на включение аппарата дает резолюцию только центр «З». Поскольку приказ и инструкция пришли из объекта «С», это говорит о сложной внештатной ситуации, – прошептала на ухо Рутре она.

«Откровение» немного шокировало Рутру, во-первых, тем, что сказано было шепотом, то есть подчеркивается тайна, во-вторых, тем, что обращалась Регина на «ты». Рутра терялся в догадках, чему придавать большее значение – первому или второму. Первое гласило – от Рутры что-то скрывают, второе – Регина хочет посвятить его в эту тайну и проверяет его. Он пристально посмотрел на Регину, не сказав ни слова, сел в кресло. Она стала прикреплять датчики. После ассистенты надели на его голову шлем.

– Дышите равномерно, нужно уравновесить Ваш альфа-ритм.

Рутра полусидел-полулежал и ждал, что произойдет. Минуту, вторую ничего не происходило. Он уже хотел спросить, потом решил еще подождать. Так прошло минут пять. Регина чем-то занималась. Рутра ждал, ждал, а потом все же решил нарушить молчание.

– А что должно произойти, я ничего не чувствую.

– Что, совсем?

– Совсем, немного шумит в ушах, а так – ничего, хочется спать.

– Подождем еще немного, – сказала Регина.

Так прошло еще пять минут. Регина подошла и начала снимать шлем и датчики.

– Все? – спросил Рутра.

– На Вас не действует, такое бывает… или сбой системы.

После того, как помощницы сняли все, Регина подняла трубку телефона и, не набирая номера, сказала:

– У нас опять сбой системы. Или у него аномалия гипофиза.

Она еще немного держала трубку, потом ответила: «Понятно, скажу».

– Вас срочно вызывают наверх, в отдел ОАМ.

Сказать, что Рутра был удивлен таким поворотом событий, – это ничего не сказать. «Вызывать наверх» в «Зеро» понималось совсем по-другому, так как все самое главное было здесь. Это означало только одно – его вызывал этот самый загадочный Хент. «Значит, для прикрытия он занимает должность начальника отдела ОАМ», – подумал Рутра, не стал задавать вопросов, вышел, быстро прошел в свой кабинет, забрал личные вещи и направился к станции. Проехав до нужного лифта, он вышел, зашел в него и нажал кнопку со стрелкой вверх. «Почему меня вызывают в этот отдел? Я уже вроде не полевой боец. Что случилось?» – думал Рутра.

Отдел ОАМ, хотя и был сверхзасекречен, все же был реальной структурой в системе «Эшелон-1», расшифровывался как отдел активных мероприятий. В его функции входит организация митингов, демонстраций, бунтов, забастовок, учет и контроль общественных, политических, религиозных и других значимых организаций. Но было еще кое-что, что даже в закрытых кругах не афишировалось. ОАМ вел свою деятельность не только внутри страны, но и за рубежом, и там очень часто ему приходилось выполнять специфические задания. Такие, например, как устранение неугодных лиц, организация вооруженных конфликтов, теракты, диверсии, массовые эпидемии. Рутра был в тяжелых раздумьях, почему не сработал аппарат; заниматься этим ему не хотелось, Рутре нравилась его работа в центре.

Лифт остановился, двери открылись. Рутра вышел и направился к посту контроля. Охранник поднял сканер, приблизил к его лицу, на уровень глаз, луч засветился красным цветом, а через пару секунд – зеленым. Контролер кивнул и взглядом указал на штрихкодер. Рутра поднес ноготь большого пальца к месту, куда указывала стрелка. Аппарат щелкнул, на ногте появился штрихкод.

– Проходите, Вам на третий, в сто второй кабинет, – сказал контролер и нажал на табло кнопку номер 102.

Рутра поднес ноготь к считывателю турникета, загорелся зеленый свет, он пошел к лифту. Лифт вызывался и отправлялся тоже строго после считывания штрихкода. Ошибиться или пройти не туда было невозможно, штрихкод работал только в той траектории, которая вела в кабинет 102. Перед входом вместо стука он вновь поднес штрихкод к считывателю, первая дверь открылась, послышалось: «Войдите».

Кабинет 102 был большой и просторный, с огромным длинным столом и большим креслом. Как положено, были флаги и портреты, причем на многих среди известных публичных (и не совсем) лиц был человек либо в форме адмирала или генерала, либо в гражданском костюме. Рутра понял, что это хозяин кабинета. Одна фотография выделялась из всех. Она была черно-белая, старая, сделанная еще в молодости этого человека. На ней он был сфотографирован с товарищами на фоне стройки и части разрушенного здания.

– Это мы строим Ленинград, – неожиданно послышался голос.

Кто-то был у окна за шторой, поэтому Рутра не знал, что это тот самый человек на фотографиях, пока тот не вышел из-за шторы. Рутра выпрямился и хотел доложить.

– Успокойся, ты должен себя вести как гражданский, – сказал адмирал и сделал шаг в его сторону.

Рутра подошел, они поздоровались. Жестом Рутре предложили сесть. «Это и есть загадочный Хент?» – подумал Рутра. Хозяин кабинета был среднего роста, темноволосый, немного с сединой, усами и проницательными, но не суровыми глазами. Рутре показалось, что он в раздумье. Жидков рассказывал, что адмирал всегда в раздумье, такая у него была натура.

– Это мы, замаскированные под стройбат, проходили тренировку по выявлению антисоветских элементов. Вычисляли, так сказать, хотя нам эта партия была «до фени», у нас тут всегда была своя власть, – сказал адмирал и показал на фото.

После этого высказывания Рутра вспомнил слова Александра Ивановича о том, что у них в группе не было ни одного партийного. «Казалось бы – такая организация, но ни одного партийного», – подумал Рутра. Александр Иванович это объяснял тем, что нельзя служить двум центрам. Рутра уже давно понимал – то, что видит и слышит обыватель, совсем не то, что есть на самом деле. Существующей власти это касалось тоже.

– На тебя возложено очень ответственное задание, похожее на то, что я там выполнял, – он показал на то же фото. – Только тебе надо вжиться в разные образы. Ты должен войти как покровитель в разные структуры, крупный бизнес, втереться в доверие оппозиционерам разного толка, от системных до бессистемных, либералов-западников, националистов разных народов, войти в круг этнической преступности и в их политизированные группировки, быть двойным агентом, причем не только зарубежных спецслужб, но и внутри страны, быть инструктором в повстанческих бригадах, вплоть до террористических.

Рутра машинально вычислял, как это можно сделать и что предстоит ему. Самое невероятное для него было то, как можно являться двойным агентом внутри страны. Рутра затруднялся понять – между кем и кем. Дело в том, что со стороны кажется – все органы власти и службы находятся под одним начальством и должны если не дружить, то хотя бы сотрудничать между собой. На самом деле – между ними шла непрекращающаяся война, в которой были компромат и клевета, подкуп, шантаж и даже убийства. Все как на боевой в «загранке». Каждый рвался к власти. В России уже много лет у власти была одна организация, и она уничтожала конкурентов нещадно. Иногда это доходило до того, что своими действиями она подрывала безопасность страны, хотя сама должна была этому служить. Рутра был посвящен в тонкости взаимоотношений власти, поэтому представлял масштаб проблемы. Адмирал явно был обеспокоен чем-то очень серьезным.

– Первое, что мы сделаем, это уже по опробованной программе будем создавать им проблемы, вплоть до уголовных дел, а ты, так сказать, будешь посредником, который станет решать проблемы. Так ты войдешь в доверие, и контакты будут только через тебя. За одно будешь продавать им разную информацию, местами весьма достоверную. Целью будет твое доверие среди них, и заодно мы узнаем, что они будут делать с нами же данной информацией. Первое задание – вычислить, каким образом воздействует на массовое сознание наших граждан группа засланных агентов. Они въехали в страну под видом туристов. Пока никак не проявляют себя, но изменение в поведении, высказываниях, поступках, намерениях и мировоззрении граждан (там, где они появляются) мы вычислили, путем негласного опроса и мониторинга соцсетей.

Рутра вспомнил, что недавно к ним поступил такой заказ – мониторинг соцсетей по определенным районам. Мониторинг соцсетей был частью задач его группы. Это было очень удобно. Раньше приходилось делать массу работы, держать штат специалистов и «внештатников». Теперь же люди сами рассказывали о себе все, причем специальная программа вычисляла поступки, предпочтения, намерения и даже болезни в будущем. Люди могли о себе этого не знать, а система уже знала, что с человеком будет при определенных условиях.

– Тебе надо узнать, как они это делают и к чему готовятся, – продолжал адмирал. – Подробности тебе расскажут по ходу дела.

– По ходу какого дела? – спросил с интересом Рутра.

– У нас тут назревает внештатная ситуация. Будут вопросы – задавай. Разведка доложила, что некоторые наши «политиканы» стали периодически ходить на прием к послу Канады.

– А почему Канады? Тактика поменялась?

– Напрямую идти к послу США теперь боязно, сразу заподозрят. А так – вроде заметают следы. В посольстве Канады работает некто Лернер, он и инструктирует. К нам попала информация, что готовится большой теракт и на почве народного гнева захват власти оппозицией.

– Какой именно теракт?

– Точно не известно, но по своему опыту скажу, что когда не известно и не раскрываются детали, значит – информации и исполнителей здесь нет. Это мы вычисляем по тому, кто и когда прибудет в страну.

– Кто-нибудь прибыл?

– Да, на днях по туристической визе приехало несколько человек, которые у нас вызывают подозрение.

Рутра, конечно же, знал о них, знал и о том, что и Хент уверен в знании Рутры. Но пояснения все равно нужны были.

– Чем вызывают подозрения?

– Они проходят по нашей картотеке как лица, имеющие доступ в центр разработки психотропного оружия в США под скромным названием Университетский центр по стратегической коммуникации. Начинаешь понимать? Нужен твой аналитический опыт. Как думаешь, что они задумали?

– Думаю, в первую очередь им нужно место, где будет собираться много людей. Какой-нибудь концерт, праздник, соревнование, шествие. Им нужно одновременно воздействовать на большую массу людей, без их ведома.

– Рутра, как ты думаешь – зачем я тебя сюда пригласил? Это вчерашний день. Это уровень других структур, которые уже их «просветили» насквозь. Придумай что-нибудь новое. Мы следим за ними, так они ни одно массовое мероприятие не посещают. Приборов у них нет, да и не пронесли бы они.

– Может, они генерируют волны с помощью сотовых телефонов? Сколько бы вы не проверяли, все равно телефон они пронесут.

– Да, это предполагали, поэтому за ними следует сотрудник с приемником. Он бы зарегистрировал нестандартное излучение. В общем, твоя задача – вычислить, что они собираются сделать. Подними свои связи, подбери команду и действуй, впереди выборы, – сказав это, адмирал встал, махнул рукой, типа «пойдем», и направился к двери.

Рутра встал и последовал за ним. У выхода находилась тумбочка, на которой стояла бутылка коньяка, коробка сигар и хрустальная пепельница. Адмирал открыл бутылку, налил немного коньяка в чистую пепельницу, поджег сигару и положил ее на край пепельницы. Рутра удивленно наблюдал за этой процедурой, не совсем понимая, зачем он это сделал. Коньяк был той же марки, что и угощал Васильевич при первой встрече. Он назывался «Хент». Адмирал взял себе такой же шпионский позывной, это Рутра выяснил. Но почему именно этот – еще не понял.

 

– Мне нравится запах коньяка и сигар, – объяснил он. – Как вернусь, в кабинете будет приятный аромат.

Рутра определил, что адмирал имел такую же манеру говорить что-то как бы самому себе, как и Жидков, который комментировал свои мысли и поступки.

Они вышли, пожали руки, как будто давно были знакомы и понимали друг друга с полуслова, обменялись понимающими взглядами и пошли в разные стороны. Рутра направился к лифту. Неужели это настолько важно, что его вызвали и лично об этом сказали? Ни звонка, ни телеграммы об этом не было. Рутра размышлял: «Если все волны и частоты проверяются официально в целях безопасности и шпионы об этом прекрасно знают, то тогда, каким образом они пытаются воздействовать на психику масс людей?»

Так он дошел до лифта, спустился вниз, но КПП (контрольно-пропускной пункт) пройти не смог. Датчик показал красный свет. Рутра посчитал, что это ошибка, приложил ноготь еще раз, то же самое.

– В чем дело? – спросил Рутра контролера.

Контролер показал на зеленую стрелку:

– Вам через центральный выход.

Это еще больше удивило Рутру. Почему он должен идти в центр через город? На центральном выходе он поднес ноготь к считывателю, проход открылся, и как только он собирался выходить – к нему подошел постовой и протянул сотовый телефон спецсвязи.

– Это Вам.

– Зачем? От кого? – спросил Рутра.

– Вам передали с запиской.

Рутра взял телефон, раскрыл запечатанную записку и стал на ходу читать: «Номер знаю только я. В памяти тоже только один номер, звони только по нему. Иди на Красную площадь. Что-то происходит уже. Тебя встретят». В конце была подпись: Хент. Рутра вышел, хотел вызвать «служебку», потом из-за срочности решил поймать такси. Неожиданно к нему подошел молодой человек.

– Я от него, меня зовут Сергей. Я должен Вас отвезти на Красную площадь, но прежде должен показать Вам этих туристов.

Рутра обдумывал, что может значить эта подозрительная ситуация. Почему он не дал телефон лично? Почему не сказал, что приступить надо непосредственно сразу?

– Где они? – спросил Рутра.

– Они ведут себя очень странно, посещают места, никак с массовыми сборищами не связанные. Например, котельные, газовые, электрические и водонапорные станции. Расспрашивают людей – довольны ли они стоимостью и качеством коммунальных услуг.

– Может, хотят собрать информацию для одного из кандидатов? – Рутра спросил это, но сам прекрасно знал, что это бред; тут что-то скрывалось более сложное.

Они сели в машину и поехали. Через какое-то время автомобиль остановился возле кафе.

– Они здесь, – сказал Сергей.

Рутра вышел и, как бы между прочим, прошелся по кафе в поисках столика. После подошел к барной стойке и стал бронировать стол на вечер. Клиентов он хорошо разглядел. Один из них что-то писал в ноутбуке. Рутра обратил внимание на то, что он работал с какой-то схемой из массы чертежей. Рутра вышел, сел в машину.

– Ноутбук проверяли?

– Да, мы дистанционно скачали всю информацию. У них стояла защита, но мы ее обошли. Обошли так, что они ничего не заподозрили, – сказал Сергей.

– Не заподозрили или сделали вид, что не заподозрили? – спросил Рутра. – И что было в ноутбуке?

– Ничего интересного. Достопримечательности России, игры, фотографии, чертежи коммуникации отопления и газоснабжения микрорайона. Мы проверили, думали, они готовят место для закладки взрывчатки. Но это не их профиль, к тому же – они ни с кем не связывались.

В машине работало служебное радио, по нему передавали «о внезапном спонтанном скоплении людей на Красной площади и прилегающих территориях».

– Поехали туда, возможно, они – отвлекающий маневр, надо искать других; или они уже сделали свое дело, – сказал Рутра.

– Поехали, – повторил Сергей, командуя водителю.

На подступах к Кремлю образовался гигантский затор, улицы Тверская и Моховая были полностью в пробке. Все сигналили, спецмашины гудели сиренами, впереди виднелись люди, которые что-то кричали. Никакие сирены не помогли им проехать, выделенные полосы были заторены, полиция пыталась их расчистить, но не получалось, это вызывало раздражение, переходящее в агрессию. Ситуация была очень накалена.

Попытавшись проехать, в том числе и по обочине, машина остановилась в сплошном заторе. Рутра вышел и в сопровождении Сергея пошел по направлению к Кремлю. Ситуация менялась с каждой минутой. Прибывало все больше и больше людей, причем явно не мирных граждан. Почти каждый держал в руке предмет, говорящий не о мирном намерении, в основном кухонные топоры, молотки, ножи, некоторые держали гантели.

– Куда они все идут? – спросил настороженно Сергей Рутру.

Рутра связался по телефону спецсвязи с адмиралом. Он не успел ничего сказать, адмирал сразу, как установилась связь, спросил:

– Что происходит?

Рутра замешкался, он сам хотел спросить то же самое, по крайней мере – персона такого высокого ранга, как Хент, должна была получать информацию и доклады изо всех источников. «Значит, он хочет знать что-то такое, чего не видят другие», – размышлял Рутра. Тогда что это? Рутру осенило – это не надо видеть, это надо почувствовать! Вот что хотел сказать Хент, когда произносил: «Ты думаешь, я тебя просто так сюда пригласил?» Хотя Рутра, как говорится, шестым чувством осознавал «коллективное помешательство» толпы, решил отрапортовать стандартно, не обладая точными данными:

– Люди массово идут на Красную площадь, явно с агрессивными намерениями.

– Они идут не только на Красную площадь. Кто-то воздействует на их сознание. Что-то их ведет, это массовое помешательство, причем это происходит не только у нас.

– Не только в Москве? – спросил Рутра.

– Нет, не только у нас в стране. Подожди… Экстренное сообщение главы Белого дома.

– США?

– Иди в сопровождении Сергея и бойцов в спецмашину, выйди на связь, по спутнику наблюдения посмотри, что творится в мире, анализируй ситуацию в столицах стран ядерного клуба. Ситуация чрезвычайно опасная, этим будет заниматься МВД и, наверное, спецвойска МО. Что-то мы пропустили, это подготовленная масштабная акция, – голос адмирала звучал спокойно, но чувствовалась дрожь, волнение.

Тем временем – обстановка накалялась, из машин стали выходить люди с натянутыми на лица масками, некоторые держали оружие, стали нападать на полицейских, которых после разоружения и пары пинков отпускали.

– Где спецмашина?

– Пойдем, – сказал Сергей.

Они пошли по улице, потом через дворы к станции метро «Сокольническая». Спецмашиной был бронированный микроавтобус немецкой марки с затонированными стеклами, внутри оборудован по последнему слову техники. Рутра с сопровождающими сел в машину, внутри их ждал спец, который уже подготовил аппаратуру. Он тихо прошептал:

– Здравия желаю, товарищ полковник. Юрий Юрьевич, капитан, – представился он.

Рутра посмотрел на этого человека немного строго, немного вопросительно. По негласному соглашению – сотрудники его ведомства не должны были называть друг друга по званию и скрывать свои взаимоотношения по рангам. Кроме всего прочего еще и потому, что многие были гражданскими. Доподлинно они между собой не знали, кто был кем до прихода в «Зеро», не считая той информации, что многие были иностранцами.

– Успокойся, Юрий, рассказывай, – сказал Рутра, садясь в центральное кресло.

Несколько экранов, разбитых по ячейкам, показывали ситуацию в режиме реального времени, обстановку в городах ведущих держав. Ситуация была практически одинакова. Люди собирались возле зданий парламентов, посольств, министерств, резиденции главы государства и начинали митинги, переходящие в бунты. На одном экране отдельно шел прямой эфир из США, там выступал президент. Он говорил, что на этот шаг его команда, с одобрения Конгресса, пошла после долгих раздумий и консультаций; что это необходимо, чтобы спасти американскую нацию, защитить их образ жизни и созданные ими ценности.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru