Слиперы

Артемий Тимофеев
Слиперы

Глава 1. Прыжок на край вселенной

– Ааа-ааа-ааа-ааа! – крик разносился в телепортационном канале, по которому мчался Дмитрий. Словно в аквапарке на аттракционе, он летел вниз по трубе, виляя то влево, то вправо. Ему не было страшно, ему было ужасно больно. Кричал он от боли, которая пронизывала всё тело от головы до пят из-за бешено и хаотично бегающих электрических молний. Изнутри труба была хорошо освещена плазмой, яркими белыми, синими оттенками. Новобранцу показалось, что путешествие не закончится никогда, оно продолжалось и продолжалось. Но оно закончилось, и он мгновенно вылетел из канала, чётко встал на ноги, как гимнаст после выполненного акробатического упражнения. Тело выполнило отработанное движение, но сам он ещё не успел прийти в себя и продолжал кричать на всю планету. Этот крик прервал хохот одного из ратников, которые телепортировались немного раньше. Все в первый раз орут с непривычки, совершая прыжок в пространстве при помощи телепортационной установки. Зная это, старший подразделения Эргард серьёзно посмотрел на смеющегося ратника, смех прекратился. Новоиспеченный космический странник был немного дезориентирован и не сразу понял, что происходит впервые секунды. Он сначала дико смотрел на всех, а потом не удержался и засмеялся сам.

– Построение, – скомандовал Эргард. – Помним, для чего мы сюда прибыли. По данным разведки здесь будет высадка рейдеров, тут мы их и встретим. Хорошо, что все успели прибыть до наступления. И пока ждём, давайте осмотримся и как следует подготовимся, – майор Эргард был среди них самый опытный и принимал участие во многих стычках с пиратами.

Новичок понял указание майора и осмотрелся по сторонам: рядом располагалась небольшая военная база сферической формы. Вдали просматривалась равнина, которая упёрлась в небольшую возвышенность, из-за неё уже ничего не было видно. Всё вокруг было слишком спокойно и незыблемо, будто все смотрели на фотографию, на которой ничего не менялось.

– А через какое время должны появиться пираты? – немного смущаясь, спросил Дима.

– Терпение, мой друг, сейчас они появятся, – уверенно, без тени сомнения сказал Эргард. – Работы будет непочатый край, успевай только мечом махать…

Тем временем флагманское пиратское судно появилось на орбите планеты.

– Ратники прибыли? – спросил капитан на мостике пиратского космического корабля. Он полностью отвечал за координацию сил пиратов.

– Да, капитан, их обнаружили, отряд небольшой, – ответил старший помощник.

– Значит, незаметно прилететь не удалось, – продолжил капитан, сжимая пальцы в кулак.

– Какое ваше решение, капитан, мы атакуем или улетаем? – задал вопрос старпом.

– Охотников выпустили? – проигнорировал вопрос подчиненного кэп и сам задал вопрос (пусть знает свое место!). Он рассматривал будущее поле битвы на большой горизонтальной панели, которая передавала полностью рельеф местности и расположение его отрядов в объёмной проекции с уменьшенным масштабом.

– Так точно, уже вылетели. Через 10 минут приступят к поиску, – уверенно сказал старший помощник.

– Какая ситуация с «живым товаром»? – спросил капитан.

– Эвакуация горожан проходит в данный момент, – чётко ответил старпом.

– Значит, ещё их можно взять тёпленькими и собрать неплохой улов, – после сказанного он потёр свои ладони друг об друга. Это был представитель другой расы, не населявшей эту планету. Коренастого телосложения, с крупной головой на короткой, но толстой шее. Он обладал большими кистями рук с тремя пальцами. Он мог менять оттенки цвета кожи. Цвет, как правило, зависел от его настроения. У него не было ни малейшего сочувствия к представителям другой расы. Он с большим удовольствием заполнил бы до отказа рабами транспортные корабли и неплохо наварился бы, продав их на чёрном рынке.

– Я думаю, малочисленный отряд ратников смогут сдержать пираты, пока рейдеры будут брать в плен горожан. Дать сигнал к атаке! – командир рубанул воздух рукой.

Из-за возвышенности выплеснулось море. Только это была не вода, а поток алчущих чужой крови и наживы. Они двигались прямо на ратников. Те самые межпланетные пираты, которые не давали покоя заселенным планетам на дальних рубежах. Пираты были уже в ста метрах, их уродливые очертания различались без оптики. Зеленая униформа покрывала их такого же цвета тела. Легко экипированы, никакой серьёзной защиты, только мечи для нападения. Пираты были клонированными существами, на их подготовку и обучение много времени не тратили, в отличие от рейдеров, военной подготовке которых придавалось большое значение. Зеленокровных никто особо не берёг, они шли на убой для отвлечения внимания и сдерживания основных сил противника, если такими силами вообще располагала планета.

Ратники стояли и смотрели, как на них движется толпа, никто не тронулся с места. Каждый уже рефлекторно держал руку на оружие, кто-то постукивал по нему пальцами, словно настраивая музыкальный инструмент. Лабрисом хорошо владел Эргард, при помощи которого он сейчас начнёт извлекать звуки сломанных костей и предсмертные крики пиратов.

Глава 2. Знакомство со Стасом

Елена очутилась на тротуаре незнакомой и безлюдной улицы. Рядом с жилыми домами. На противоположной стороне находилась огороженная набережная. Уличные фонари еле светили, но только они не давали властвовать кромешной тьме повсюду. Ощущения были больше, чем странные. Непонятно откуда взялось чувство страха. Елена осмотрелась. Почему она так сильно боится? Обстановка была соответствующая, об этом позаботился Стас. Ей хотелось выключить этот страшный фильм с её участием в главной роли, но пульт от телевизора не прилагался. Страх подкатывал к горлу, а сердце уходило в пятки, словно на качелях, которые то резко взмывали вверх, то уходили вниз. И качели эти висели над пропастью без видимого дна. Она стояла, не шелохнувшись. Время шло и ничего не происходило. Немая тишина крепко сжимала в своих объятьях и в то же время заставляла её прийти в себя.

– Как я здесь очутилась? – произнесла она негромко вслух, боясь кого-то побеспокоить. Ленины белоснежные длинные волосы были собраны сзади в хвост. Одета она была по-спортивному: в белую футболку и облегающие леггинсы тёмно-синего цвета. Если посмотреть со стороны, молодая девушка вышла на пробежку. Она неспеша приблизилась к дому и попыталась войти в ближайший подъезд. Дверь не поддавалась, как только не пыталась её открыть спортсменка. Создавалось впечатление, что её кто-то давным-давно заколотил наглухо. Все подъездные двери этого дома также были закрыты. Попросить помощи и убежища ей было просто не у кого. Громко кричать она не могла. Тревожные мысли её не покидали. Местность не знакома, но что-то подсказывало, что она здесь уже была несколько раз. Какое-то дежавю. Она и не догадывалась, что Станислав действительно затягивал её сюда несколько раз. Елена продолжала быстро двигаться от дома к дому. Перебегая от одной подъездной двери к следующей, она безуспешно дергала их ручки. В конце концов многочисленные попытки увенчались успехом – одна из дверей поддалась. Она забежала вовнутрь. Старые раскрошившиеся ступени повели её на площадку первого этажа. Ноги не слушались, она, можно сказать, робко засеменила ими. До первой квартиры оставалось полтора метра, как вдруг она встала как вкопанная. Звуки чьих-то шагов скатывались вниз с верхнего этажа. Она трепетно прислушивалась к каждому шороху и стояла, как будто бы была загипнотизирована. Спускающийся человек никуда не спешил, казалось, он чувствовал страх Елены и печатал каждый шаг, вбивая звуки в ее мозг, как гвозди. С каждым стуком каблука он давал ей понять, что их встреча не случайна. Неторопливый и надменный шаг беспокоил ее все больше и больше. Между первым и вторым этажом через арочное окно виднелась луна. Она разбрызгала свет на первом этаже, чем усиливала тревожное состояние Елены. И вот, озаряемый луной, появился Стас. Она светила ему в спину, и поэтому почти не видно было лица. Но девушка чувствовала, что он довольно улыбается.

Он нежно поглаживал перила рукой, мысленно предвкушая соитие с девушкой. В его голове одна за другой промелькнули сцены эротических фантазий. От предвкушения будущего наслаждения приятное возбуждение подступило к горлу.

Инстинкт самосохранения приказал Елене бежать отсюда как можно дальше и быстрее. Он словно бил в сигнальные барабаны, предупреждая об опасности, что контакт с этим мужчиной ничего хорошего ей не принесёт. Среднего роста незнакомец в черной одежде и темно-коричневом кожаном плаще, спускаясь, отстукивал по ступеням тростью. Лена при всем желании не могла узнать этого человека. Причина была не в темноте. Станислав мог принимать любые обличия, так как он был ловцом снов и обладал способностями, с помощью которых вторгался в сновидения других людей. Стас изменял их на своё усмотрение или затягивал в свой смоделированный мир грез. Сейчас во сне всё находилось под его контролем, в него он и поместил Елену. Главная цель Стаса – близость с Еленой – по-прежнему не была достигнута. Он её хотел взять немедленно, без всяких предисловий. На этот раз он был настроен более чем решительно. Упивался наслаждением от собственного раздутого эго и полной безнаказанности. Тем более, что в уголовном кодексе не было ни слова о подобных ситуациях.

Панический страх заставил девушку бежать во всю прыть по улице и искать убежища, не давая возможности сосредоточиться. Она неслась по улице без устали, не озираясь по сторонам. Внезапно перед ней через дорогу появился парк. Ноги сами направили её туда. Мелькнула надежда кого-нибудь встретить. Заметив работающие аттракционы в конце аллеи, направилась в их сторону. Она почувствовала облегчение и немного выдохнула. Но от радости не осталось и следа, когда она обнаружила, что и парк, и работающие аттракционы – без людей. Тревожная волна снова накрыла с головой, казалось, что она сейчас утонет в пучине переживаний. Озираясь по сторонам, она пыталась понять, куда двигаться дальше. Мужской силуэт сзади неё возник внезапно. Несколько мгновений Стас наслаждался её беспомощностью, не предпринимая ничего. Ловец снов воспользовался замешательством и, схватив её сзади, потащил в сторону лавочки, где решил воплотить свои гнусные фантазии. Её красивые светлые длинные волосы и спортивная подтянутая фигура не оставила бы ни одного мужчину равнодушным, а тем более сексуально озабоченного Стаса.

 

– Теперь ты будешь моей, – властным голосом сказал он. Так он пытался парализовать жертву.

– Не трогай меня, подонок! – беспомощно кричала Елена.

Она сопротивлялась, как могла, но силы были неравные. Следующие попытки закричать были тщетны, издаваемые звуки словно падали в вату и растворялись в парке. Одежда на ней превращалась в клочья, порванная футболка оголила красивую грудь. Когда на ней остался только серебряный кулон с изображением Стрельца, ловец еще больше завелся, еще интенсивнее стал действовать и схватил ее за руки. Он мысленно радовался, что у него всё сейчас получится. Но пойманная девушка исчезла из рук в мгновение ока.

– Нет, только не сейчас, я уже был так близок! – приподняв руки и сжав сильно кулаки от негодования, раздосадовано вопил путешественник во снах.

Красавица резко проснулась, ее сердце бешено колотилось, казалось, еще немного и оно выпрыгнет из грудной клетки. Руки еще помнили схватку, которой не было в реальности. Она рефлекторно осматривала себя, пытаясь найти следы борьбы на теле. Всё тело покрылось легкой испариной. Колотило так, словно это было похмелье после обильно выпитого спиртного. Но мысли в голове упорядочились, сон отпускал и, постепенно приходя в себя, она успокоилась, что всё позади и ей удалось избежать изнасилования…

…Станислав Рыжнёв проснулся в своей машине – подержанной иномарке красного цвета – на заднем сиденье. Ему надо было находиться неподалёку от дома, где спали люди, чей сон он хотел поймать и изменить. Он не проспал до утра, как это обычно бывало, это его расстроило вдвойне. Уже какой раз он не может довести начатое дело до конца. Подсознание Елены раз за разом начало вырабатывать защиту от подобных посещений в её сон. Стасу ничего больше не оставалось, как придумывать что-то поинтересней, чтобы спящая не просыпалась в самый неподходящий момент. Рыжнёв не утолил еще свой садистский голод. Решил, что поищет неподалёку жертву легкого доступа и тут же ушёл в сон.

* * *

…Непонятное ощущение возникло у Егора Павловича Солодова. Ничего особенного не происходило, кроме того, что посреди улицы он оказался один, да еще в трусах и майке на голое тело. Сколько Егор Павлович не смотрел вокруг, ни одного пешехода не обнаружил. Разум ему подсказывал: происходящее здесь не сулит ничего хорошего. Нарастающий шум издалека был тому подтверждением. Грохот доносился с дороги, ловец снов позаботился о том, чтобы машину не было видно сразу. Дорога уходила вниз и не просматривалась, но шум мотора стоял такой, что все птицы в округе оглохли бы. Жути он порядочно нагнал на Егора Павловича. Красный внедорожник с открытым верхом с пристроенными рогами на переднем бампере вылетел под дикий хохот Стаса, прямо на него. Страх у Егора Павловича перешел в панику. Он побежал по дороге, сломя голову. Бежать быстро у него не получалось, чем воспользовался водитель автомобиля и поравнялся с ним. Ловец снов принял облик длинного худосочного человека в окровавленной майке голубого цвета, которая оттеняла сильно вытянутое страшное синее лицо. Они посмотрели друг на друга. Злодей решил напугать бегущего рядом с машиной, продемонстрировав нож в правой руке. Это не произвело сильного впечатления на Солодова.

– Что-то ты не сильно испугался, как я погляжу. Это поправимо, – злорадным голосом произнёс Стас. Нож исчез, в руке появился топор, с лезвия которого стекала красная жидкость, похожая на кровь. Трюк с топором произвёл должный эффект, и Егор Павлович рванул, что было мочи, как ужаленный пчелой.

– Уха-ха-хааа, – послышалось из автомобиля, – беги, беги да побыстрее!

Дорога вывела убегающего на пустой базар. Станислав давно хотел что-нибудь основательно разрушить, а совмещение погони с разносом базара в щепки позволяло осуществить это. С каким удовольствием он разносил вдребезги лотки и прилавки, ящики и стенды! Колеса давили фрукты и овощи, перемалывали доски в щепки. Стас испытывал наслаждение, словно давил пальцами пузырчатый целлофан, в который упаковывают детали от компьютера. Бедный Егор Павлович, бегая по базарным рядам, уворачивался, как мог, от шального водителя. А тот врубил на полную громкость любимую мелодию Мерлина Менсона и продолжал все вокруг крушить и давить. Фруктово-овощной салют, подкрепленный щепками и землей возможно бы произвел фурор на тех, кто бы это увидел. Но никого не было. Пользуясь безлюдьем, Стас долго гонял жертву по базару. Но в конце концов, ему наскучила погоня. Он ощутил, что вдоволь позабавился, и, с последним аккордом дьявольской песни, со всего размаху впечатал Егора Павловича в стену. Дикой болью отозвался в спине Егора Павловича удар, он понял, что от полученных травм сейчас умрет. Убийца не спеша вышел из машины. Кирпичи, упавшие на капот машины, и разбитое лобовое стекло не задержали его внимания. Он хотел посмотреть на тело и когда увидел торчащую из-под машины ногу, заулыбался. Всего Солодова преследователю увидеть не удалось. Отогнав автомобиль назад, он снова вышел и, довольный собой и своей охотой, как следует захотел рассмотреть убитого. И тут он расстроено произнес: "Опять на самом интересном месте…". Тела уже не было…

* * *

… Егор Павлович проснулся от сильной боли в пояснице. Спина изогнулась так, как будто в неё вставили коромысло. Он несколько секунд пребывал в шоке, трогая себя руками и до конца не веря, что с ним всё в порядке. Потом начал потихоньку приходить в себя и понимать, что это был сон. Боль понемногу проходила. Списав все на возраст, испытал облегчение и попытался уснуть.

Глава 3. Сладкий поцелуй

Станислав проснулся в машине, когда солнечные стрелы влетели в салон машины и разбудили его. Он вальяжно вышел из старой иномарки, словно это был дорогостоящий «Феррари» или «Ягуар». Лень обволокла все тело и не давала размяться, как следует. Но Стас преодолел её и испытал облегчение после того, как потянулся руками вверх и произнёс протяжное: «Аве мне!». Сел обратно в машину и громко хлопнул дверцей, и этот звук раскрыл всем в округе, что владелец ездит на очень старом авто. «Не айс!» – процедил про себя Стас ибо было задето его самолюбие. Но предательский звук ненадолго его покоробил. Настроение было в полном порядке, результаты ночной охоты его почти порадовали. Только небольшой раздражающий нюанс внес ложку дегтя в бочку наслаждения. Он выехал на улицу. Люди, снующие туда-сюда на пешеходном переходе, сильно раздражали. Автомобиль и так медленно двигался, так еще приходилось ожидать нерасторопных горожан. Терпения ему едва хватало на пешехода, идущего с нормальной скоростью через дорогу. Другим он намекал подгазовкой, иногда срывался на нажатие сигнала клаксона. Сейчас бы он сходу смог написать диссертацию по психологии пешеходов, переходящих перекресток по «зебре». Если ты не пенсионер или не беременная, то почему так медленно идешь? Причина замедления ходьбы крылась, на его взгляд, в следующих моментах: комплекс неполноценности, недостаток внимания, и как следствие – попытка придать псевдо-важности своей персоне.

Машина заехала во двор, и Стас поставил ее на привычное место. Входные дверные петли квартиры исполнили симфонию открывающейся двери. С кухни донесся голос мамы:

– Стасик, ты уже приехал? Мой руки и за садись стол, позавтракаем.

– Да, я сейчас, – ответил он и быстро юркнул в свою комнату переодеваться. Мятая одежда могла его выдать, ведь матушке он сказал, что ночевал у друга.

Дарья Рыжнёва, мать Стаса, накрывала на стол. За движениями её рук и изящных пальцев можно было долго наблюдать. Казалось, что нарезание колбасы кусочками – это целое искусство, наполненное глубоким смыслом. Тоже самое происходило и с хлебом, и с огурцами, и с аккуратными квадратиками сливочного масла. Эта бесхитростная процедура подчеркивала женскую красоту – каждая линия ее лица, рук с красивым маникюром и всего тела выверена и совершенна. Женщина – одна из лучших работ творца. Тем не менее, её красота не могла скрыть сложный характер. Она принципиально не хотела уступать мужчинам во всём ни на сантиметр, ни на йоту. Отсюда результат: мужчины возле неё долго не задерживались. Стас прошел на кухню и сел за стол, делая вид, что ничего серьёзного не произошло этой ночью. В этот раз на столе стояли четыре чайных кружки вместо трёх. Сын любил остужать горячий чай, переливая из одной кружки в другую. Но он даже не заметил дополнительной посуды, так как в глубокой задумчивости вспоминал и анализировал события прошедшей ночи. Двигал кружки то вперед, то назад, словно это были шахматные фигуры, а он был сейчас даже не гроссмейстером, а полководцем Наполеоном. Он обдумывал главные вопросы своего коварного плана: как удержать максимально долго во сне жертву? И что нужно для того, чтобы успешно реализовать задуманное? Прекрасное тело Елены не выходило из его головы, только оно стало самоцелью. Мама делала вид, что ничего не замечала, хотя именно по материнской линии ему достались экстрасенсорные способности. Один случай дал толчок, который развязал ему руки. Одним из умений мамы был гипноз, без особого труда она определяла гипнабельных людей. Дарья питала слабость к красивым и зрелым мужчинам. Она сравнивала таких с хорошим вином, которое с годами приобретает необходимую крепость и вкус. Её слабость граничила с фанатизмом. У неё не было строгих критериев мужской красоты, она могла запасть просто на харизму или красивуюпоходку, или шикарный зад. Когда на улице появлялся такой мужчина, она быстро определяла – гипнабельный он или нет. И если он действительно был гипнабельным, разве могла она отказать себе в удовольствии пококетничать с ним? Гипнотезерша сближалась с субъектом, говорила несколько фраз, они начинали страстно целоваться, как будто он ждал её всю жизнь. Насладившись вдоволь поцелуем, она произносила несколько фраз, он забывал про этот поцелуй и шёл дальше своей дорогой. В этот день Дарья Станиславовна вместе с сыном решила посетить торговый центр и купить одежду. Они поднялись на второй этаж, где располагался магазин джинсов. Пока Станислав подбирал себе по вкусу джинсы, его мама подошла к перилам и стала наблюдать за людьми на первом этаже, которые хаотично бегали из магазина в магазин. За некоторыми посетителями торгового центра тянулся информационный шлейф с историей минувших дней и лет. Смотрела и получала удовольствие, словно открывала книгу и погружалась в чтение. Как вдруг, что-то заставило её оторваться от любимого занятия и повернуть голову налево. Мужчина приятной наружности, которого она увидела, двигался ей навстречу. Он приковал всё её внимание, и ни о чём другом она уже не думала. И хотя в последнее время ей удавалось держать себя в руках, но сейчас она безудержно хотела узнать вкус поцелуя с этим красавцем. Мужчина был одет в куртку и брюки светлых тонов, которые еще сильнее подчёркивали его атлетическое телосложение. Дарья и не заметила, как начала медленно сокращать дистанцию, проводя рукой по перилам. Рыжнёва встала на его пути и протянула ладони к его подбородку.

– Поцелуй меня так, как будто ты меня ждал всё это время, как будто я любовь всей твоей жизни, – произнесла нежно и волнительно. Продолжая держать своими ладонями его лицо, боясь упустить каждое его движение, Дарья коснулась его своими губами, кавалер ответил взаимностью и обнял своими крепкими руками. По её телу разлилось приятное возбуждение. Дарья Станиславовна наслаждалась приятным вкусом от поцелуя. Ей хотелось утонуть в его объятиях, в этом удовольствии и не всплывать. Стас стал невольным свидетелем страстной любовной сцены, потому что вышел гораздо раньше из магазина, чем рассчитывала его мама. После того как Дарья Станиславовна отпустила кавалера, к ней подошёл сын. Она поняла, что он всё видел.

– Извини, сынок, не удержалась, уж больно красивый кавалер оказался, аж до дрожи в коленях, – трогая пальцами свои губы, освежая приятный момент, по-прежнему провожала взглядом удаляющийся силуэт.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru