Взлом лица. Физиогномика в историях: деньги, секс и политика

Артем Павлов
Взлом лица. Физиогномика в историях: деньги, секс и политика

Иллюстрации Сергея Каратева

В оформлении переплета использована фотография: Radu Bercan / Shutterstock.com

Используется по лицензии от Shutterstock.com

Во внутреннем оформлении использованы иллюстрации: alexblacksea, Morphart Creation, doom.ko, Marzolino, Natata, Zlata_Titmouse, Myasnikova Natali, Maliade, Levskaia Kseniia, ArtyLee, Sylverarts Vectors / Shutterstock.com

Используется по лицензии от Shutterstock.com

Серия «Книги, улучшающие жизнь»

© Павлов А.Е., текст, 2020

© Каратаев С., иллюстрации, 2020

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

* * *

Введение

«Взлом лица» – это ваша книга.

В ситуации свободного выбора мозг обращает ваше внимание на людей, события и книги, которые помогают достичь ваших целей.

У подсознания намного больше вариантов, которые приведут нас к состоянию субъективного счастья. Важно ему не мешать. И никакой магии. Только нейропсихология.

Я писал эту книгу для предпринимателей. В ней множество алгоритмов, примеров и практических советов руководителям малого и среднего бизнеса.

Сейчас же, заканчивая редактуру, я понимаю – она для максимально широкого круга читателей.

В этой книге я расскажу вам несколько историй. Их можно разделить на три группы: криминально-детективные, политически-манипулятивные и личностно-житейские. Все они происходили на самом деле, и в каждой из них я был непосредственным участником событий.

Вы узнаете, как физиогномика спасла мне жизнь. Научитесь определять ложь без детектора лжи и верить правде без лишних сомнений. Заглянете на запретную территорию, где политтехнологи создают образы великих вождей и манипулируют страхами людей.

Вы научитесь с одного взгляда понимать истинные намерения ваших клиентов, сотрудников и партнеров. Сможете предвидеть их реакции и влиять на решения.

И достигнете вы этих вполне феноменальных результатов благодаря уникальной диагностической методике. И вот вам первое открытие. Вы пользуетесь ею каждый день, сами того не зная. Ведь анализ характера по чертам лица создала ее высочество эволюция.

Мы поговорим о физиогномике в ее комплексном, научно-практическом прочтении.

Мой личный интерес к этой области человековедения возник в период службы в отделе по раскрытию убийств уголовного розыска. Физиогномика с блеском выдержала проверку практикой. Результат экзамена – 23 года полевых исследований и эта книга.

Я нарисовал здесь физиогномические портреты, которые помогут вам распознать циничного предателя, готовящего вам ловушку. Они предупредят о приближении потенциального насильника, раскроют политически аффилированного трибуна-провокатора, научат отличать искреннюю девушку от алчной охотницы за миллионами. В ваших силах станет опознать среди множества окружающих людей преданного соратника, который будет готов пожертвовать ради вас своей жизнью. Пропустить такого человека – непозволительная роскошь.

Вы поймете, как правильно подобрать сотрудника или партнера по бизнесу. От вас теперь не скроются фальшь, замаскированная корысть или попытка манипуляции.

И все это будет открываться вам при одном взгляде на собеседника. Лицо невозможно спрятать, и оно никогда не лжет. Согласитесь, заманчивая перспектива. Так попробуйте. Рисков никаких.

ВАЖНО!

Приготовьтесь помимо восторга испытать и другие эмоции. Очень скоро вы увидите, что далеко не все люди, которые вас окружают, в действительности являются теми, кем стараются казаться.

Когда вы это узнаете, обратный путь к счастливому заблуждению будет закрыт навсегда. Выбор за вами.

Как составлена книга

Каждая из пяти глав решает свою задачу.

Глава 1. Лженаука, или Ложь о науке

Описание исследований в области физиогномики за последние 20 лет. Эволюционные, нейробиологические и психологические связи элементов лица с восприятием, выживанием вида и социальным поведением человека.

После прочтения этой главы у вас не останется сомнений относительно научности и социальной полезности физиогномики по методу Павлова.

Глава 2. Летальное партнерство

Реальные истории криминальных расследований. Физиогномические комбинации, которые помогали мне раскрывать преступления.

Рецепты выбора надежных партнеров и верных соратников. Физиогномические противоядия от множества опасностей, которые подстерегают вас на пути к богатству, власти и славе.

Глава 3. Понимай, влияй, управляй

Приоткроем завесу в мир социальной инженерии. Как выбрать источник информации? Признаки продажных псевдооппозиционеров, провокаторов и честных охотников за истиной.

Здесь ответы не на все, но на многие вопросы о технологиях управления массовым поведением, жесткой суггестии и истинных лицах большой политики. Я покажу принципы и приведу примеры. Об остальном догадаетесь сами.

Глава 4. Только для мужчин

Хотите знать, как отличить горячую страсть от жгучей стервозности? Интересно узнать физиогномическую разницу между преданной девушкой и алчной до ваших денег самки? Хотите найти ту, с которой можно, не опасаясь обмана, создать семью?

Здесь вас ждут визуальные признаки для опознавания нескольких особо интересных женских психотипов. Девушка, готовая на авантюру в первый вечер, охотница за миллионами и некоторые другие полезные портреты для защиты слабого пола от прекрасного.

Глава 5. Ближе, чем кожа

Алгоритмы, схемы и интересные факты для управления людьми и разоблачения физиогномических манипуляций:

– Технология профилирования должности.

– Примеры управления поведением людей в различных бизнес-ситуациях.

– Психологическая логика сексуального насилия и простые правила выживания для того, кто уже попал в беду.

– Рассказ о том, как макияж и пластика лица помогают обманывать мозг и влияют на психику.

А также другие интересные и полезные факты для бизнеса и жизни.

1 глава
Лженаука, или Ложь о науке

Все исследуй, давай разуму первое место.

/Пифагор[1]/

Убойное бессилие

Оперативник убойного отдела должен усвоить три правила: изучай людей, анализируй поведение и проверяй совпадения. Это не просто правила раскрытия преступлений – это правила выживания.

В ту зиму было холодно, холодно и серо. Как сказал БГ: «Нам выпала великая честь//Жить в перемену времен…»[2] Эта перемена обернулась для целой страны крушением социальных устоев, нищетой и хаосом. Подходил к концу 1998 год…

При чем здесь психология лица, нейронаука и антропология, спросите вы. Сейчас объясню, но сначала история, с которой все началось.

Поздний вечер. Выезжаем на проверку сообщения об исчезновении пожилой женщины. В составе следственно-оперативной группы районного УВД – дежурный следователь, эксперт-криминалист и я – молодой оперативник.

Ничем не примечательная улица одного из спальных районов Екатеринбурга. Соседи заявили о пропаже старушки лет семидесяти. Обычная ситуация смутных времен тотального безвластия и галопирующего расчеловечивания.

Заходим в квартиру. Следов свежего ремонта нет. Ремонт для оперативника – первый признак сокрытия следов убийства. Особенно на кухне. Люди на ней проводят много времени. У некоторых оно там и заканчивается.

Криминалист посветил своей синей лампой и теперь сворачивается. Брызг органики нигде нет, пролитый суп не в счет. Я остаюсь в квартире. Мое дело – прокачать общую обстановку.

Общаюсь с парочкой лет тридцати – сын пропавшей гражданки и его сожительница. Ведут себя вроде бы вполне адекватно. Истерического смеха нет, на вопросы отвечают складно: «Мама уехала к подруге в Тюменскую область, звонила вчера, сказала, что все отлично. Телефона там нет, адрес не спрашивали, кажется, где-то в частном секторе. Соседка – дура, совсем из ума выжила. Одинокая она, вот и звонит, беспокоит правоохранителей без повода».


Поговорил, опросил, вроде бы пора уходить. По рации уже машина торопит. Дежурка еще две заявки скинула – всю ночь прокатаемся опять.

Но что-то не дает покоя. Пытаюсь поймать еле уловимый запах смерти. На уровне ощущений, без всякой логики. Хожу по квартире, изучаю содержимое углов, выглядываю на балкон. Бр-р-р… Холодно, снегом все завалено. Какие-то замерзшие мешки, свертки, в общем, все как у всех.

Потом понимаю – лица… Что-то не так с лицами этих людей. Чем-то они неуловимо знакомы. Задаю еще несколько вопросов. «Судимостей нет… не задерживались, не встречались».

Покидаю квартиру с ощущением неопределенности. Дальше заявки, обыски, задержания – обычные оперские будни.

 

Утром материал по потеряшке расписан другой группе для дальнейшей проверки и принятия решения. Я иду спать.

Через две недели…

Захожу в кабинет и вижу, как Константин Глухов допрашивает мужчину. Тот уже в наручниках, с поникшей головой и прочими признаками «расколотого» жулика. Узнаю сына пропавшей старушки, присоединяюсь к разговору.

Рассказывает, ясное дело, как ему выгодно. Маму, мол, задушила сожительница. Он и не знал сначала, а потом та призналась. Смалодушничал, не стал доносить. Маму-то уже не вернешь.

Рассказ, понятно, слабенький. Дожимаем. Мотив, скорее всего, – квартира. И тут мужик меняется в лице. Мгновенно спадает мученическая мина и перед нами предстает лицо без единого намека на раскаяние. Маленькие, глубоко посаженные глазки, острый горбатый нос с тонкой спинкой, безгубый, перекошенный крупный рот и покатый, почти плоский лоб.

Следует признание – уже настоящее. То, в котором нет попыток скрыть истину, только бравада и вызов. В конце шокирующая подробность: «Я ведь за вами тогда по квартире с ножом ходил, а мамка на балконе лежала. Если бы вы дверь открыли, я бы и вас завалил».

Холод по спине и внезапное понимание: а ведь неспроста мне показалось тогда знакомым его лицо. Ведь он чем-то похож на тех, других насильников и убийц, которых я задерживал и допрашивал раньше. Что-то в моем подсознании указало на сходство физиогномических портретов и скрытую угрозу…


С этого дня я начал изучать лица.

Простая логика

Первые догадки появились достаточно быстро. Опыт социальных взаимодействий тренирует нашу нейронную сеть. Мы учимся распознавать по лицу устойчивую предрасположенность к тому или иному социальному поведению. Но работает это распознавание лишь в тех областях, где имеется статистически значимый опыт общения с определенными психотипами.

Чем больше опыта – тем выше вероятность появления диагностических автоматизмов. Они же – шаблоны, они же профдеформации.

В молодости физические упражнения стимулируют развитие мозга. Во второй половине жизни активная умственная деятельность и обучение тормозят старение физического тела.

Наиболее распространенный диагностический автоматизм, не связанный с профессией, – «Все мужики – эгоистичные сволочи».

Объяснение банально. В ходе критического анализа мозг тратит существенно больше ресурсов, чем во время пользования готовыми нейрошаблонами. Так что внутренняя борьба за осознанность продолжается у человека всю жизнь. Особенно во второй половине жизни.

Подызносившийся мозг стремится уменьшить нагрузку. Он хочет однообразных действий, привычных мест, людей и занятий. Это неминуемый путь к деградации мыслительных функций и смерти. В том числе и физической.

Как печально смотреть в потухшие глаза пожилых людей, оказавшихся на обочине стремительно развивающегося мира. Они ищут спокойствия, цепляясь за прошлое, и сами становятся прошлым.

И какое восхищение вызывают полные жизни, активные и остроумные восьмидесятилетние врачи, ученые или писатели!

Если следователь или оперативник счастливо избежал профдеформации, он практически безошибочно отличает убийцу от случайно попавшего под подозрение добропорядочного гражданина. По той же логике грамотный руководитель видит насквозь сильные стороны и уязвимости нового сотрудника.


РИС. 1. Автоматический и осознанный анализ

ВЫВОДЫ:

1. Интуиция лучше работает в тех областях, в которых мы имеем достаточный опыт.

2. Любовь к обобщениям уменьшает положительный эффект природной проницательности.

3. Автоматизмы экономят энергию, но снижают гибкость и адаптивность всего организма.

4. Чтобы сохранить молодость тела, тренируйте в том числе и мозг.

5. Учитесь доверять интуиции там, где вы профи, и сохранять критичность в новых для себя ситуациях и областях.

Накопилось

На сегодняшний день в багаже нашего агентства более трех сотен раскрытых тяжких и особо тяжких уголовных преступлений, примерно столько же служебных расследований и несчетное количество коммуникативных кейсов в сфере бизнес-переговоров.

Наши эксперты провели свыше двенадцати тысяч диагностических интервью с кандидатами и сотрудниками различных коммерческих компаний и государственных организаций.

Последние четыре года наша команда успешно экспериментирует в области нейромаркетинга. Мы научились выявлять целевые аудитории товаров, услуг и брендов и разработали технологию персонализации рекламных кампаний. И все это с использованием физиогномического анализа.

Мы в одном шаге от создания нейронной сети, определяющей черты характера по чертам лица.

Полагаю, нам удалось нащупать логику связей психики и физиогномических признаков на стыке антропологии, нейробиологии, психологии и, разумеется, здравого смысла.

Революция эволюции

Как-то наблюдал диалог двух весьма уважаемых антропологов. Каждая следующая фраза оппонентов начиналась словами: «Ну, на самом деле все было не так…» Не думал, что в эволюционной теории человеческого вида так много белых пятен и спорных постулатов…

Согласно последним изысканиям эволюционистов, человеческий вид больше не заперт внутри какой-то одной линейной парадигмы развития.

Гоминиды (человекообразные существа) имели множество ветвей развития, и Homo – лишь одна из них.

Дифференциация на неандертальцев и австралопитеков на сегодняшний день также не вполне релевантна. Обнаружены доказательства наличия множества их подвидов. Найдены останки синантропов, плезиантропов, мегантропов, телантропов, парантропов, зинджантропов и еще около десятка других вполне самостоятельных линий эволюции человекообразных.

Развитие вида поливариантно по своей сути. Оно зависит от множества факторов. Развитие всегда идет по пути приспособления к условиям существования. Генетическая или климатическая случайность может создать фатальный или, наоборот, счастливый поворот в развитии той или иной видовой общности.

Природа не терпит бессмысленности. Если мы имеем некий феномен, который пока не можем объяснить, дело, скорее всего, в ограниченности наших объяснительных возможностей.

Ответы на вопросы о связях лица, психики и поведения следует искать в эволюционной плоскости.

Предлагаю рассмотреть два направления: морфологию фронтальной части головы и возможные связи лица с эволюцией головного мозга.

Давайте попробуем разобраться, почему именно эта компоновка лицевой топологии стала свойственна нашему виду. Также интересен вопрос, как могли сформироваться связи между элементами лица и мозговыми структурами, если таковые существуют.

По большей части это гипотезы, которые еще предстоит проверить. Сейчас нас прежде всего интересует практическая польза физиогномики как диагностической методики и ее теоретическое обоснование.

Сохраняй лицо, бей по морде

У слов «лицо» и «личность», без сомнения, общая этимология. Нам не приходит в голову назвать лицом переднюю часть головы нашего, пусть даже самого любимого, четвероногого питомца.

До сих пор в нашем обиходе сохраняется такой уменьшительно-ласкательный семантический рудимент, как «мордашка», или оскорбительно-уничижительный – «морда». И это не случайность.

На нынешней стадии развития человечество уже осмыслило собственную уникальность, но еще не осознало свое положение во времени и пространстве.

Современные люди переживают некую юношескую эйфорию, процесс невротичного подросткового нигилизма. Период созревания, как правило, сопровождается нарочитой демонстрацией успехов и игнорированием опыта предыдущих поколений. Этакая сепарация от предков. Осознанность же была и остается уделом меньшинства.

Наблюдая за поведением людей сквозь эволюционную призму анализа поведения, начинаешь сомневаться в разумности современного человечества. Большая часть поступков обусловлена совершенно животными потребностями, весьма далекими от светлого образа, называемого Sapiens.

На современной стадии развития мозг человека напоминает 100-этажный небоскреб. Подвал и 90 этажей контролирует старый опытный оператор – рептильный мозг. Этакий молчаливый безопасник-хозяйственник с непроницаемым лицом. Его главная задача – чтобы все лампочки горели, отопление работало и все нужные двери были на замке.

Еще 9 этажей занимает «пресс-центр» – лимбический мозг. Здесь царят эмоции, и именно они управляют большей частью нашего социального поведения. Кажется, что у эмоций много власти, но если журналюги позволяют себе лишнее и возникает угроза, безопасник выключает эмоциям электричество и берет ситуацию в свои руки.

А где-то на сотом этаже в недостроенном пентхаусе угнездился инфантильный подросток с кучей комплексов и нереализованных желаний. Это и есть наше любимое самосознание.

Как назло, именно туда затащили самое современное и экспериментальное оборудование. С ним тинейджер и развлекается.

К счастью, молодой экспериментатор не имеет особых доступов к управлению зданием. Если он это понимает, то ужасно злится и начинает хулиганить.

К системе он, конечно, подключен. Данные с его новомодных приборов регулярно собираются и обобщаются, но реальные решения принимаются совсем на другом уровне.

Мир вокруг небоскреба не стоит на месте. Периодически происходят разные ЧП и катаклизмы. То ветер начнет здание шатать, то на крышу сядет какой-то непонятный вертолет.

Старик безопасник включает сирену, требует задраить все люки и открывает арсенал.

Пресс-центр требует сначала поступить по протоколу – наорать, обматерить и, если не улетят, принять и обласкать. Узнаете защитную реакцию некоторых представительниц прекрасного пола?

А подросток спешит быстрее открыть все двери и впустить гостей.

Итог управленческой схватки зависит от множества факторов: объем и изощренность оружия в арсенале, крепость замков и дверей, опыт предыдущих встреч с пришельцами и, конечно, зрелость конкретного тинейджера.

Мотивы, побуждающие нас к социальным действиям, во многом зависят от уровня развития личности. Именно эта связь может стать для нас проводником в мир тактического поведения наших клиентов, оппонентов, а также сексуальных и бизнес-партнеров.

Где же заканчивается морда и начинается лицо? Вероятно, там, где начинают действовать структуры психики, обеспечивающие самосознание и, как результат, создающие личность. Вместе с личностью возникают мышление и другие сложные когнитивные функции.

1Пифагор (около 570–490 годов до н. э.) – древнегреческий философ, математик и мистик.
2Группа «Аквариум», песня «День радости» из альбома «День радости», Екатеринбург, 2009.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru