Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Часть 1. Четвероевангелие

архиепископ Аверкий (Таушев)
Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Часть 1. Четвероевангелие

Время написания новозаветных Священных Книг

Время написания каждой из Священных Книг Нового Завета не может быть определено с безусловной точностью, но совершенно несомненно, что все они были написаны во второй половине I века. Это ясно видно уже из того, что целый ряд писателей II века, таких как святой мученик Иустин Философ в своей апологии, написанной около 150 года, языческий писатель Цельс в своем сочинении, написанном тоже в середине II века, и особенно священномученик Игнатий Богоносец в своих посланиях, относящихся к 107 году, – все делают уже множество ссылок на новозаветные Священные Книги и приводят из них дословные выдержки.

Первыми по времени появления новозаветными Книгами были, несомненно, Послания святых апостолов, вызванные необходимостью утверждения в вере новооснованных христианских общин. Но скоро, конечно, появилась потребность и в систематическом изложении земной жизни Господа Иисуса Христа и Его учения. Как ни пыталась так называемая отрицательная критика подорвать веру в историческую достоверность и подлинность наших Евангелий и прочих новозаветных Священных Книг, относя их появление на свет к значительно более позднему времени (например, Баур и его школа), новейшие открытия в области патристической литературы со всей убедительностью свидетельствуют, что все они написаны в I веке.

В начале нашего богослужебного Евангелия в особом предисловии к каждому из четырех евангелистов указано, на основании свидетельства церковного историка Евсевия, которому следует и известный толкователь Евангелия блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский, что Евангелие от Матфея написано в восьмом году по Вознесении Господнем, Евангелие от Марка – в десятом, Евангелие от Луки – в пятнадцатом, Евангелие от Иоанна – в тридцать втором.

Во всяком случае, по целому ряду соображений можно заключить, что Евангелие от Матфея, несомненно, написано раньше всех и никак не позже 50–60 годов по Р. Х. Евангелия от Марка и Луки написаны несколько позже, но, во всяком случае, раньше разрушения Иерусалима, то есть до 70 года по Р. Х. Святой же Иоанн Богослов написал свое Евангелие позже всех, в конце I века, будучи уже в глубокой старости, будучи, как некоторые предполагают, около девяноста шести лет. Несколько раньше был написан им Апокалипсис.

Книга Деяний апостольских написана вскоре после третьего Евангелия, ибо, как видно из предисловия к ней, она служит как бы его продолжением.

Значение четверичного числа Евангелий

Все четыре Евангелия согласно повествуют о жизни и учении Христа Спасителя, о Его чудесах, крестных страданиях, смерти и погребении, Его преславном Воскресении из мертвых и Вознесении на небо. Взаимно дополняя и разъясняя друг друга, они представляют собой единую целую Книгу, не имеющую никаких противоречий и несогласий в самом главном и основном – в учении о спасении, которое совершено воплотившимся Сыном Божиим – совершенным Богом и совершенным Человеком.

Древние христианские писатели сравнивали Четвероевангелие с рекой, которая, выходя из Эдема для орошения насажденного Богом рая, разделялась на четыре реки, протекавшие по странам, изобиловавшим всякими драгоценностями. Еще более обычным символом для четырех Евангелий служила таинственная колесница, которую видел пророк Иезекииль при реке Ховар (см. Иез. 1, 1–28), состоявшая из четырех существ, напоминавших лицами человека, льва, тельца и орла. Эти существа, взятые в отдельности, сделались эмблемами для евангелистов.

Христианское искусство начиная с V века изображает святого Матфея с человеком или Ангелом, святого Марка со львом, святого Луку с тельцом, святого Иоанна с орлом.

Святому евангелисту Матфею стали усваивать символ человека потому, что он в своем Евангелии особенно подчеркивает человеческое происхождение Господа Иисуса Христа от Давида и Авраама; святому Марку – льва, ибо он выводит в особенности царственное всемогущество Господа; святому Луке – тельца (телец – жертвенное животное), ибо он по преимуществу говорит о Христе как о великом Первосвященнике, принесшем Самого Себя в жертву за грехи мира; святому Иоанну – орла, так как он особой возвышенностью своих мыслей и даже самой величественностью своего слога, как орел, высоко парит в небе «над облаками человеческой немощности», по выражению блаженного Августина.

Кроме наших четырех Евангелий, в первые века известно было много (до пятидесяти) других писаний, называвших себя также «евангелиями» и приписывавших себе апостольское происхождение. Церковь, однако, скоро их отвергла, отнеся их к числу так называемых апокрифов. Уже священномученик Ириней, епископ Лионский, бывший учеником святого Поликарпа Смирнского, который в свою очередь был учеником святого Иоанна Богослова, в своей книге «Против ересей» (III, 2, 8) свидетельствует, что Евангелий только четыре и что их не должно быть ни больше, ни меньше, потому что «четыре страны мира» и «четыре ветра во вселенной».

Замечательно рассуждает великий отец Церкви святитель Иоанн Златоуст, отвечая на вопрос, почему Церковь приняла четыре Евангелия, а не ограничилась только одним: «Разве один евангелист не мог написать всего? Конечно, мог. Но когда писали четверо, писали не в одно и то же время, не в одном и том же месте, не сносясь и не сговариваясь между собой и, однако, написали так, как будто все произнесено одними устами, то это служит величайшим доказательством истины».

Прекрасно отвечает он и на возражение, что евангелисты не во всем вполне согласны между собой, что в некоторых частностях встречаются даже будто бы противоречия: «Если бы они были до точности согласны во всем – и касательно времени, и касательно места, и самих слов, то из врагов никто бы не поверил, что они написали Евангелие, не сошедшись между собой и не по обычному соглашению, и что такое согласие было следствием их искренности. Теперь же представляющееся в мелочах разногласие освобождает их от всякого подозрения и блистательно говорит в пользу писавших».

Подобно этому рассуждает и другой толкователь Евангелия – блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский: «Не говори мне, что они несогласны во всем, но посмотри, в чéм они не-согласны. Разве сказал один из них, что Христос родился, а другой, что нет, или один – что Христос воскрес, а другой – нет? Да не будет! В более необходимом и более важном они согласны. Итак, если в более важном они не разногласят, то чему удивляешься, если кажется, что они разногласят в неважном? Их истинность более всего и сказывается в том, что они не во всем согласны. В противном случае о них подумали бы, что они писали, видясь друг с другом и советуясь. Теперь же то, что один опустил, написал другой, поэтому и кажется, что они иногда противоречат».

Из вышеприведенных соображений ясно, что некоторые небольшие разности в повествованиях четырех евангелистов не только не говорят против подлинности Евангелий, а, напротив, ярко о ней свидетельствуют.

Смысл выражений «Евангелие от Матфея», «От Марка» и т. д

Слово «евангелие», как мы уже видели, в переводе на русский язык значит «благая весть», «благовествование», и это наименование употребляется обычно в заголовках каждого отдельного Евангелия: «От Матфея святое благовествование», «От Марка святое благовествование» и так далее. Надо знать, однако, что эти выражения лишь относительны.

Все Четвероевангелие есть собственно благовествование Господа нашего Иисуса Христа – Он Сам благовествует нам, через посредство евангелистов, радостную, или благую, весть о нашем спасении. Евангелисты же – только посредники в передаче этого благовествования. Вот почему правильнее и точнее заголовки, которые приняты в переводах Евангелий на другие языки: «Святое благовествование согласно Матфею» или: «Святое благовествование по Матфею», «по Марку», «по Луке», «по Иоанну».

Взаимоотношение четырех Евангелий по их содержанию

Из четырех Евангелий содержание первых трех – от Матфея, Марка и Луки – во многом совпадает, близко друг другу как по самому повествовательному материалу, так и по форме изложения. Четвертое же Евангелие – от Иоанна – в этом отношении стоит особняком, значительно отличаясь от первых трех как излагаемым в нем материалом, так и самим стилем, формой изложения.

В связи с этим первые три Евангелия принято называть синоптическими – от греческого слова «синопсис», что значит «изложение в одном общем образе» (то же, что латинское conspectus). Но хотя первые три Евангелия весьма близки между собой и по плану и по содержанию, которое легко может быть расположено в соответствующих параллельных таблицах, в каждом из них есть, однако, и свои особенности.

Так, если все содержание отдельных Евангелий определить как 100 %, то у Матфея оказывается 58 % сходного с другими содержания и 42 % отличного от других; у Марка – 93 % сходного и 7 % отличного; у Луки – 41 % сходного и 59 % отличного; у Иоанна – 8 % сходного и целых 92 % отличного. Сходства замечаются главным образом в передаче изречений Христа Спасителя, разности же – в повествовательной части.

Когда Матфей и Лука в своих Евангелиях буквально сходятся между собой, с ними всегда согласуется и Марк; сходство между Лукой и Марком гораздо ближе, чем между Лукой и Матфеем; когда у Марка имеются дополнительные черты, они обыкновенно бывают и у Луки, чего нельзя сказать о чертах, встречающихся только у Матфея; наконец, в тех случаях, где ничего не сообщает Марк, евангелист Лука часто отличается от Матфея.

Синоптические Евангелия повествуют почти исключительно о деятельности Господа Иисуса Христа в Галилее, святой Иоанн – в Иудее. Синоптики рассказывают главным образом о чудесах, притчах и внешних событиях в жизни Господа – святой Иоанн ведет рассуждение о глубочайшем ее смысле, приводит речи Господа о возвышеннейших предметах веры.

При всем различии между Евангелиями они чужды внутренних противоречий. При внимательном чтении легко найти ясные признаки согласия между синоптиками и святым Иоанном. Так, святой Иоанн мало рассказывает о галилейском служении Господа, но он, несомненно, знает о неоднократном продолжительном пребывании Его в Галилее. Синоптики ничего не передают о ранней деятельности Господа в Иудее и самом Иерусалиме, но намеки на эту деятельность часто у них встречаются. Так, и по их свидетельству, у Господа были в Иерусалиме друзья, ученики и приверженцы (например, хозяин горницы, где происходила Тайная Вечеря, и Иосиф Аримафейский).

 

Особенно важны в этом отношении слова, приводимые синоптиками: Иерусалим, Иерусалим… сколько раз хотел Я собрать детей твоих (Мф. 23, 37), – выражение, явно предполагающее многократное пребывание Господа в Иерусалиме. Синоптики не рассказывают, правда, о чуде воскрешения Лазаря, но Лука хорошо знает его сестер в Вифании, и так ярко очерченный им в немногих словах характер каждой из них вполне совпадает с той их характеристикой, которую дает Иоанн.

Основная разница между синоптиками и святым Иоанном – в передаваемых ими беседах Господа. У синоптиков эти беседы весьма просты, легко доступны пониманию, популярны; у Иоанна они – глубоки, таинственны, часто трудны для понимания, как будто предназначены не для толпы, а для какого-то более тесного круга слушателей. Но это так и есть: синоптики приводят речи Господа, обращенные к галилеянам, людям простым и невежественным; Иоанн передает главным образом речи Господа, обращенные к иудеям, книжникам и фарисеям – людям, искушенным в знании Моисеева закона, более-менее высоко стоявшим на ступенях тогдашней образованности.

Кроме того, у Иоанна, как мы увидим дальше, особая цель – возможно полнее и глубже раскрыть учение об Иисусе Христе как о Сыне Божием, а это тема, конечно, гораздо более трудная для понимания, чем столь понятные, легко доступные пониманию каждого притчи синоптиков. Но и тут нет между синоптиками и Иоанном большого расхождения. Если синоптики выставляют более человеческую сторону во Христе, а Иоанн по преимуществу Божественную, то это еще не значит, что у синоптиков совсем отсутствует Божественная сторона или у Иоанна – человеческая. Сын Человеческий у синоптиков есть также и Сын Божий, Которому дана всякая власть на небе и на земле. Равным образом Сын Божий у Иоанна есть также и истинный Человек, Который принимает приглашение на брачный пир, дружески беседует с Марфой и Марией и плачет над гробом друга Своего Лазаря.

Нисколько не противореча друг другу, синоптики и святой Иоанн взаимно друг друга дополняют и только в своей совокупности дают прекраснейший, совершеннейший образ Христа, каким Он воспринят и проповедуется Святой Церковью.

Характер и особенности каждого из четырех Евангелий

Православное учение о богодухновенности Книг Священного Писания всегда держалось того взгляда, что, вдохновляя священных писателей, сообщая им и мысль, и слово, Дух Святой не стеснял их собственного ума и характера. Наитие Святого Духа не подавляло собой духа человеческого, а только очищало и возвышало его над его обыкновенными границами. Поэтому, представляя собой единое целое в изложении Божественной истины, все четыре Евангелия различаются между собой в зависимости от личных свойств характера каждого из евангелистов, – различаются построением речи, слогом, некоторыми особенными выражениями. Различаются они между собой и вследствие обстоятельств и условий, при которых были написаны, и в зависимости от цели, которую ставил себе каждый из четырех евангелистов.

Поэтому для лучшего истолкования и понимания Евангелия нам необходимо ближе познакомиться с личностью, характером и жизнью каждого из четырех евангелистов и с обстоятельствами, при которых каждое из четырех Евангелий было написано.

Евангелие от Матфея

Писателем первого Евангелия был святой Матфей, носивший также имя Левий, сын Алфея, – один из двенадцати Христовых апостолов. До призвания своего к апостольскому служению он был мытарем, то есть сборщиком податей, и, как таковой, конечно, был нелюбим своими соотечественниками-евреями, презиравшими и ненавидевшими мытарей за то, что они служили иноверным поработителям их народа и притесняли свой народ взиманием податей, причем в своих стремлениях к наживе часто брали много больше, чем следует.

О своем призвании святой Матфей рассказывает сам в своем Евангелии, называя себя именем Матфей (см. Мф. 9, 9), в то время как евангелисты Марк и Лука, повествуя о том же, именуют его Левием. У евреев было в обычае иметь несколько имен, и поэтому нет оснований думать, что здесь идет речь о разных лицах. Тем более что последовавшее за тем приглашение Господа и учеников Его в дом Матфея все три евангелиста описывают совершенно одинаково, да и в списке двенадцати учеников Господа и Марк и Лука называют призванного также уже Матфеем (см. Мк. 3, 18; Лк. 6, 15).

Тронутый до глубины души милостью Господа, не возгнушавшегося им несмотря на общее презрение к нему евреев и особенно духовных вождей еврейского народа – книжников и фарисеев, Матфей всем сердцем воспринял учение Христово и особенно глубоко уразумел его превосходство над преданиями и воззрениями фарисейскими, носившими печать внешней праведности, самомнения и презрения к грешникам. Вот почему он один приводит так подробно сильную обличительную речь Господа против книжников и фарисеев, лицемеров, которую мы находим в 23-й главе его Евангелия.

Надо полагать, что по этой же причине он особенно близко принял к сердцу дело спасения именно своего родного еврейского народа, столь пропитавшегося к тому времени ложными, губительными понятиями и взглядами фарисейскими, а потому его Евангелие написано преимущественно для евреев. Есть основания предполагать, что первоначально оно и написано было на еврейском языке и только несколько позже неизвестно кем, может быть самим же Матфеем, переведено на греческий язык.

Об этом свидетельствует святой Папий Иерапольский: «Матфей на еврейском языке беседы Господа изложил, а переводил их каждый, как мог» (Церковная история Евсевия. III, 39). Возможно, что сам же Матфей перевел потом свое Евангелие на греческий язык, чтобы сделать его доступным пониманию более широкого круга читателей. Во всяком случае, Церковь приняла в канон только греческий текст Евангелия от Матфея, потому что еврейский скоро был злонамеренно искажен иудействующими еретиками.

Написав свое Евангелие для евреев, святой Матфей ставит своей главной целью доказать евреям, что Иисус Христос и есть именно тот Мессия, о Котором предсказывали ветхозаветные пророки, что Он есть исполнение закона и пророков, что ветхозаветное откровение, затемненное книжниками и фарисеями, только в христианстве уясняет и воспринимает свой совершеннейший смысл. Поэтому он и начинает свое Евангелие родословием Иисуса Христа, желая показать евреям Его происхождение от Давида и Авраама, и делает громадное количество ссылок на Ветхий Завет, чтобы доказать исполнение на Нем ветхозаветных пророчеств.

Всех таких ссылок на Ветхий Завет у святого Матфея не менее шестидесяти шести, причем в сорока трех случаях делается буквальная выписка. Назначение этого Евангелия именно для евреев видно из того, что святой Матфей, упоминая об иудейских обычаях, не считает нужным объяснить их смысл и значение, как это делают другие евангелисты. Равным образом оставляет он без объяснения и некоторые арамейские слова, употреблявшиеся в Палестине (ср., например, Мф. 15, 1–3 и Мк. 7, 3–4).

Время написания Евангелия от Матфея церковный историк Евсевий (III, 24) относит к восьмому году по Вознесении Господнем, но святой Ириней Лионский полагает, что святой Матфей написал свое Евангелие тогда, «когда Петр и Павел благовествовали в Риме», то есть в 60-х годах I столетия.

Написав свое Евангелие для соотечественников-евреев, святой Матфей долгое время и проповедовал для них в Палестине, но потом удалился для проповеди в другие страны и окончил свою жизнь мученической смертью в Эфиопии.

Евангелие от Матфея содержит в себе 28 глав, или 116 церковных зачал. Начинается оно родословием Господа Иисуса Христа от Авраама и заканчивается прощальным наставлением Господа ученикам перед Его Вознесением.

Так как святой Матфей говорит главным образом о происхождении Иисуса Христа по Его человечеству, то ему усвояется эмблема человека.

Содержание Евангелия от Матфея по главам

Глава 1. Родословие Иисуса Христа. Рождество Христово.

Глава 2. Поклонение волхвов. Бегство Святого Семейства в Египет. Избиение младенцев. Возвращение Святого Семейства из Египта и поселение его в Назарете.

Глава 3. Проповедь Иоанна Крестителя. Крещение от него Господа Иисуса Христа.

Глава 4. Искушение Господа Иисуса Христа от диавола. Начало Его проповеди в Галилее. Призвание первых апостолов. Проповедь Христова и исцеление болящих.

Глава 5. Нагорная проповедь. Учение о блаженствах, апостолы – соль земли и свет мира. «Я пришел не нарушить закон, но исполнить». Новое понимание заповедей «не убивай», «не прелюбодействуй». Учение о разводе, о клятве, о любви к врагам.

Глава 6. Продолжение Нагорной проповеди. Учение о милостыне, о молитве. «Отче наш». О посте; о собирании сокровищ на небе, а не на земле; о невозможности служения Богу и мамоне; об отложении попечений о теле и его нуждах; об искании Царствия Божия и правды его.

Глава 7. Продолжение Нагорной проповеди. О неосуждении ближних; о том, чтобы не давать святыни псам; о постоянстве в молитве; о тесных и широких вратах; о лжепророках; о необходимости доброделания. Притча о доме, построенном на камне и на песке.

Глава 8. Исцеление прокаженного. Исцеление слуги капернаумского сотника. Исцеление тещи Петровой и многих бесноватых и болящих. «Сын Человеческий не имеет, где главы подклонить». «Предоставь мертвым погребать своих мертвецов». Укрощение бури на море. Исцеление двух бесноватых в стране Гергесинской и гибель стада свиней.

Глава 9. Исцеление расслабленного. Призвание мытаря Матфея. «Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию». О посте учеников Христовых. Воскрешение дочери некоего начальника и исцеление кровоточивой женщины. Исцеление двух слепых и немого бесноватого. «Жатвы много, а делателей мало».

Глава 10. Избрание двенадцати апостолов и отправление их на проповедь. Предсказание им преследований от людей. Значение исповедания Христа пред людьми и губительность отречения от Него. О необходимости всецелой любви к Господу более, нежели к родственникам и к самому себе.

Глава 11. Посольство Иоанна Крестителя к Иисусу Христу и свидетельство Христово об Иоанне. Провозглашение горя Хоразину, Вифсаиде и Капернауму. Призвание к Себе Господом всех труждающихся и обремененных.

Глава 12. Срывание учениками Господа колосьев в субботу. Исцеление сухорукого. Исполнение пророчества Исаии о Христе. Исцеление бесноватого и обвинение Господа фарисеями в том, что Он изгоняет бесов силой Веельзевула. Иисус обличает фарисеев в непростительном грехе хулы на Духа Святого. Искание фарисеями знамения от Иисуса. Притча о нечистом духе, вышедшем из человека и вновь возвратившемся. «Кто Мать Моя и кто братья Мои?»

Глава 13. Притча о сеятеле. Почему Христос Спаситель говорил притчами. Изъяснение притчи о сеятеле. Притча о пшенице и плевелах. Притча о горчичном зерне. О закваске. Изъяснение притчи о пшенице и плевелах. Притча о сокровище, скрытом в поле. О драгоценной жемчужине. О неводе, закинутом в море. «Не бывает пророк без чести…»

Глава 14. Усекновение главы Иоанна Крестителя. Насыщение пяти тысяч. Хождение по водам. Исцеление болящих через одно прикосновение к краю одежды Иисуса.

Глава 15. Обличение Господом фарисеев, что они предпочитают предания старцев слову Божию. О нечистом сердце как об оскверняющем человека источнике зла. Исцеление бесноватой дочери хананеянки. Исцеление многих недужных и насыщение четырех тысяч.

Глава 16. Знамение Ионы пророка. Предостережение от закваски фарисейской и саддукейской. Апостол Петр исповедует Иисуса от лица всех апостолов Сыном Бога Живого. Предречение Иисуса о предстоящих Ему страданиях и прекословие Петра. Учение о самоотвержении, взятии креста и следовании за Христом.

Глава 17. Преображение Господне. Исцеление бесноватого отрока. Чудесная уплата подати на храм.

Глава 18. О необходимости уподобления детям для наследования Царства Небесного. О соблазнах. Притча о заблудшей овце. Об обличении согрешающего брата и о высочайшем авторитете Церкви. О прощении обид. Притча о немилосердном должнике.

Глава 19. Учение о предосудительности развода и о девстве. Благословение детей. О богатом юноше и о богатстве как препятствии к наследованию жизни вечной.

Глава 20. Притча о работниках, нанятых в виноградник. Предречение Иисусом Своей смерти и Воскресения. Просьба матери сыновей Зеведеевых и наставление Господа ученикам о смирении. Исцеление двух иерихонских слепцов.

 

Глава 21. Вход Господень во Иерусалим и изгнание торгующих из храма. Иссохшая смоковница и сила веры. Вопрос первосвященников о власти Иисусовой. Притча о двух сыновьях. О камне, ставшем главою угла.

Глава 22. Притча о брачном пире царского сына. О подати кесарю. Беседа с саддукеями о воскресении мертвых. О двух главнейших заповедях – любви к Богу и любви к ближним – и о Богосыновстве Христовом.

Глава 23. Обличительная речь Господа, обращенная к книжникам и фарисеям. Предречение кары Божией Иерусалиму.

Глава 24. Предсказание Господом разрушения иерусалимского храма, войн, гонения на Его последователей, кончины мира и Его Второго пришествия.

Глава 25. Притча о десяти девах. Притча о талантах. Страшный Суд.

Глава 26. Совещание первосвященников с книжниками о предании Господа смерти. Помазание Господа миром в Вифании. Предательство Иуды. Тайная Вечеря. Предсказание отречения Петра. Молитва в Гефсиманском саду. Взятие Господа слугами первосвященника. Суд у Каиафы. Отречение Петра.

Глава 27. Суд у Пилата. Раскаяние Иуды и его погибель. Испрошение народом Вараввы вместо Христа. Надругательство воинов. Распятие. Насмешки над Распятым. Тьма по всей земле. Смерть Господа. Погребение Его и запечатание гроба.

Глава 28. Приход жен-мироносиц ко гробу. Великое землетрясение и сошествие Ангела, отвалившего камень от гроба. Благовестие Ангела женам-мироносицам о Воскресении Христовом. Явление мироносицам Самого воскресшего Господа. Подкуп стражи для оклеветания Воскресения Христова. Явление Господа одиннадцати ученикам в Галилее и последние наставления им о проповеди евангельского учения всем народам.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36 
Рейтинг@Mail.ru