Рагнарёк

Рагнарёк
ОтложитьЧитал
000
Скачать
Язык:
Русский
Переведено с:
Английский
Опубликовано здесь:
2022-02-14
Файл подготовлен:
2022-02-13 08:39:57
Поделиться:

«Рагнарёк» – книга из серии древних мифов, переосмысленных современными писателями из разных стран, среди которых Антония Сьюзен Байетт, Али Смит, Давид Гроссман, Су Тун, Ольга Токарчук, Виктор Пелевин и др. Острая, лирическая, автобиографическая книга о пятилетней девочке, эвакуированной во время Второй мировой войны из Лондона в сельскую местность. Она переживает за отца, военного летчика, чья судьба трагически не ясна, и читает книгу скандинавских мифов. Страшные и одновременно поэтические истории о дереве Иггдрасиле, волке Фенрире, змее Ёрмунганде, коварном боге Локи венчает миф о Рагнарёке, гибели богов. Только после чудовищной смерти и разрушения мир может начаться заново.

Полная версия

Отрывок

Другой формат

Лучшие рецензии на LiveLib
60из 100GarrikBook

Искал, что почитать и увидел у невероятно красивую рецензию на книгу Живая вещь и понял, что срочно хочу познакомиться с этим автором.

Той книги в аудиоформате не было, но был «Рагнарёк»

Думаю, что это не самый удачный выбор книги для знакомства с Антонией Байетт. НЕ ЗАШЛО!

Вторая Мировая война, девочка спасается от ужасов происходящих вокруг в Мире книг, а точнее в Скандинавских мифах.

Эту книгу смело можно назвать: Сборник рассказов и Богах Скандинавии.

Как я не старался сопоставить очередную историю с жизнью девочки, никак не мог.

Если взять всю книгу целиком, то сюжет, где разворачиваются события страниц 10 всё остальное пересказ мифов.

Причем сам язык автора для меня показался суховатым и угнетающим.

В книге словно совершенно отсутствуют герои, а те, что есть остались незамеченными.

И если бы сама автор не объяснила в самом конце, что она хотела сказать. А она она так и сделала, видимо понимала, что не до всех дойдет (я яркий пример), то так бы и осталось это произведение мною не понятым.

В любом случае небольшой экскурс в мифы Скандинавии для меня случился.

В общем не советую, но к автору обязательно ещё вернусь.

И спасибо wondersnow?es=2979112 за невероятную рецензию на книгу.

У меня всё. Спасибо за внимание!


80из 100majj-s

Девочка знала где-то на глубине – хоть и не смогла бы это высказать – что взрослые живут в страхе неотвратимой беды. Весь привычный им мир стоял на краю гибели."Рагнарёк" – история крушения мира, увиденная глазами маленькой девочки, которая отправляется с мамой в эвакуацию, пока отец воюет. Малышка рано научилась читать и любимым ее чтением становятся подаренные мамой «Асгард и боги». Книга написана немцем Вильгельмом Вегнером и тут кроется загадка: значит есть еще другие немцы, кроме тех, которые сбрасывают на них по ночам бомбы? Хорошие, умные немцы? Скандинавская мифология не самый благодарный материал для творческого переосмысления, сильно проигрывает греческой в драматизме, ясности, эмоциональности. Может потому попытки работы с этим материалом чаще являют плачевный результат. Сделать на его основе по-настоящему интересную историю не удалось ни Нилу Гейману со «Скандинавскими богами», ни Джоанн Харрис с «Евангелием от Локи». Жьеневьева Горничек с «Сердцем ведьмы» продвинулась дальше, не в последнюю очередь за счет активного подключения фем-повестки.Кавалерственная дама Антония Байетт не исключение. То есть, если сравнивать пересказ скандинавских мифов в ее исполнении с «Детской книгой», «Обладать» или двумя томами «Квартета Фредерики», что я успела прочитать. Но скандинавское миропонимание, с его мировым древом Иггдрасиль в основе всего, в отличие, скажем, от библейского «в начале было Слово» или греческого с изначальным хаосом – наложило отпечаток на ее творчество. Стройность, всеохватность и связанность всех элементов у Байетт оттуда."Рагнарек", при достаточно небольшом объеме, охватывает всю историю мира: от момента создания до окончательного разрушения. Историю, переосмысление которой маленькой девочкой, откорректировано опытом и мастерством зрелого прозаика. Память писательницы восстанавливает, одну за другой, подробности мифов и то, как они воспринимались тогда, во время войны, когда казалось, что мир вот-вот рухнет, а отец уже никогда не вернется.Когда все закончилось наилучшим из возможных образом и жизнь вернулась в мирное русло, оказалось, что мир уже не будет прежним. Но это другая история. Главное – то, что воспринимается как конец света, чаще всего оказывается концом какой-то из его частей. Стоит напоминать себе об этом.

80из 100Desert_Rose

Когда началась Вторая мировая война, лирической героине Байетт, как и ей самой, было 3 года, и из крупного города девочку увезли в «зелёный рай английской провинции.» Там было безопаснее, там было лучше с продуктами. Девочка ходила в школу с ранцем, к которому был подвешен противогаз, не веря посещала церковь, делала уроки, читала книги. Одной из них, сборнику скандинавских мифов, и посвящён этот роман.В историях об Асгарде, в ярости северных богов и их столкновениях детский разум вдруг находит столь нужную ему опору в беде и неопределённости, в горечи и отчаянии. Именно «грандиозный миф, где погибают сами всесильные боги» оказывается невероятно созвучен настроению девочки. Она противопоставляет реальной войне свой собственный миф, в котором смешаны истории мира, рождённого из мрака и погрузившегося во мрак, и мир за окном, завешенном светомаскировкой.Христианский бог наказывал грешников, а «хороших» мертвецов возносил на небо. Боги Асгарда были наказаны за то, что их мир и сами они были плохи. Недостаточно умны, недостаточно добры. Девочка думала о дикой охоте – на детских площадках, где все наваливаются на одного, в небе, где гудят бомбардировщики. Ей нравилось думать, что боги плохи и мир плох. Что миф вечен и все герои знают свою судьбу.Байетт сообщает в послесловии, что писала эту книгу, опираясь на то, какими ей в детстве виделись миф и мир. Она вообще так старательно поясняет все вложенные ей смыслы «Рагнарёка», что почти не оставляет пространства для манёвра. А я, надо признаться, эгоистичная читательница, и считаю, что после того, как писатель поставил последнюю точку в своём творении, оно уже ему не принадлежит. Оно начинает жить самостоятельной жизнью, наполняясь теми смыслами и домыслами, которые в него вложат при чтении. Не стоило Байетт раскрывать всю подоплёку, я хочу думать сама. Достаточно того, что писательница, пусть и не сразу, но сумела заинтересовать скандинавскими мифами читателя, чьё сердце отдано своенравным греческим богам. К слову, о греческих богах. Зацепившись за созвучие Хель, обители мёртвых и богини мёртвых, и английского hell (ад), я выяснила, что эти слова действительно родственны друг другу через прагерманское haljō – загробный мир, откуда также произошло и переводное греческое Háidēs (Аид).

Оставить отзыв

Рейтинг@Mail.ru